Актуально на:
16 апреля 2021 г.

Решение Верховного суда: Определение N 4-АПУ15-44 от 08.09.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 4-АПУ15-44

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 8 сентября 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Ситникова Ю.В.,

судей Абрамова С.Н. и Кондратова П.Е.

при секретаре Маркове О.Е.

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Химченковой М.М., потерпевшей Д осужденных Ковалькова В.В, Корнацкого А.В., Бычкова С В . (в режиме видеоконференц-связи), их защитников - адвокатов Королева А.В. (в защиту Ковалькова ВВ Аксеновой О.В. (в защиту Корнацкого А.В), Романова В.Л. (в защиту Бычкова СВ.)

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Корнацкого А.В. и адвоката Аксеновой О.В. в его защиту, адвокатов Королева А.В. (в защиту Ковалькова ВВ.), Романова В.Л. (в защиту Бычкова СВ.) на приговор Московского областного суда от 21 мая 2015 г., по которому

Ковальков В В ,,

несудимый,

осужден по ст. 17, п. «а» ст. 102 УК РСФСР к 9 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима;

Корнацкий А В,

несудимый,

осужден по ст. 17, п. «а» ст. 102 УК РСФСР к 9 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима;

Бычков С В ,,

несудимый,

осужден по ст. 17, п. «а» ст. 102 УК РСФСР к 9 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кондратова П.Е., выступления осужденных Ковалькова ВВ., Корнацкого А.В., Бычкова СВ., их защитников - адвокатов Королева А.В. (в защиту Ковалькова В.В.), Аксеновой О.В. (в защиту Корнацкого А.В), Романова В.Л. (в защиту Бычкова СВ.), поддержавших доводы апелляционных жалоб выслушав мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ - прокурора Химченковой М.М., заявившей об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционных жалоб и предложившей оставить приговор без изменения Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Ковальков В.В., Бычков С В . и Корнацкий А.В признаны виновными в организации умышленного убийства Д из корыстных побуждений.

Преступление совершено 27 сентября 1996 г. на территории

района области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционной жалобе адвокат Королев А.В. (в защиту Ковалькова ВВ.) оспаривает приговор, считая, что он подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, а также существенным нарушением уголовно-процессуального закона Обращает внимание на то, что в отношении его подзащитного при проведении ряда следственных действий было грубо нарушено право на защиту. С 8 октября 1996 г. в качестве защитника Ковалькова ВВ. по назначению в деле участвовал адвокат Королев А.В., от помощи которого Ковальков В.В. никогда не отказывался, однако в производстве таких следственных действий, как допрос подозреваемого Ковалькова В В . 11 октября 2013 г. и проверка в тот же день его показаний на месте принимали участие иные адвокаты. При этом адвокат Королев А.В. о проведении данных следственных действий в известность не ставился. Устное заявление Ковалькова В.В. о явке с повинной принималось и вовсе в отсутствие защитника. Кроме того, Ковальков ВВ. 11 октября 2013 г. допрашивался в нарушение ч. 2 ст. 187 УПК РФ непрерывно более четырех часов и по поводу несуществующего на тот момент подозрения в совершении преступления предусмотренного пп. «а, н» ст. 102 УК РСФСР. Полагает, что полученные при таких условиях доказательства должны быть признаны недопустимыми Соответствующие же ходатайства стороны защиты были судом необоснованно отклонены. Судом фактически не установлен мотив совершения Ковальковым В В . преступления; выводы о наличии корыстного мотива преступления доказательствами не подтверждаются и основаны на предположениях. Указывает, что в нарушение ч. 3 ст. 214 УПК РФ постановления о прекращении уголовного дела отменялись и предварительное следствие возобновлялось за пределами срока давности привлечения к уголовной ответственности. Ходатайство стороны защиты о прекращении уголовного дела в отношении Ковалькова В В . в ходе предварительного слушания было необоснованно отклонено. Просит приговор отменить, а уголовное дело в отношении Ковалькова ВВ прекратить в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

В апелляционной жалобе адвокат Романов В.Л. (в защиту Бычкова СВ.) оспаривает законность и обоснованность приговора в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, а также существенным нарушением уголовно-процессуального закона Ссылаясь на Определение Конституционного суда РФ от 17 декабря 2009 г. №1635-0-0, полагает, что суд был не вправе рассматривать уголовное дело по существу в связи с истечением установленных п. 3 ч. 1 ст. 48 УК РСФСР (ч. 2 ст. 78 УК РФ) сроков давности привлечения к уголовной ответственности по ст. 103 УК РСФСР. Считает, что новые обстоятельства которые могли бы служить основанием для возобновления производства по прекращенному уголовному делу, в данном случае отсутствуют, поскольку отсутствует заключение прокурора о необходимости возобновления производства по делу. Полагает все доказательства, полученные после истечения срока давности, незаконными. Обращает внимание на то, что корыстный мотив преступления не установлен и вывод о его наличии основан на предположениях, а заявленные стороной защиты ходатайства о признании доказательств недопустимыми необоснованно оставлены без удовлетворения. Просит приговор отменить, уголовное дело в отношении Бычкова С В . прекратить ввиду отсутствия в его действиях состава преступления.

В апелляционной жалобе осужденный Корнацкий А.В. оспаривает приговор, заявляя о своей невиновности. Утверждает, что суд, положив в основу приговора его показания с признанием своей вины, не дал никакой оценки обстоятельствам их получения, в том числе тому, что его вывозили в ОВД « » и при его допросе адвокат не участвовал. Не дана судом и оценка противоречиям его показаний с показаниями Ковалькова ВВ. Просит применить в отношении него положения закона о сроке давности.

В апелляционной жалобе адвокат Аксенова О.В. (в защиту Корнацкого А.В.) утверждает о незаконности, необоснованности и несправедливости постановленного по делу приговора ввиду несоответствия выводов суда изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела установленным судом первой инстанции, а также существенного нарушения уголовно-процессуального закона. По мнению автора жалобы, судом не принято во внимание утверждение Корнацкого А.В. о применении к нему незаконных методов со стороны сотрудников правоохранительных органов несмотря на то, что показания Корнацкого А.В. о применении к нему насилия (путем подачи электрического тока на подошвы стоп) с целью склонить к признанию вины в преступлении, подтверждены заключением эксперта от 25 марта 2014 г., выявившем при освидетельствовании Корнацкого А.В участок депигментации кожи на внутренней поверхности правой стопы его ноги, возможность образования которого не исключается при обстоятельствах, указанных ее подзащитным. Полагает, что протоколы явки с повинной Корнацкого А.В. от 12 октября 2013 г., его допроса в качестве подозреваемого от 12 октября 2013 г., очной ставки с Ковальковым В В . от 12 октября 2013 г. должны быть признаны недопустимыми доказательствами Отмечает, что, вопреки выводам суда первой инстанции, имелись основания для признания оговора ее подзащитного Ковальковым ВВ., и они в судебном заседании были озвучены. Подчеркивает, что и Ковальков ВВ., и Корнацкий А.В. заявляли о примененных в отношении них со стороны оперативных сотрудников и следователя мерах физического и психологического воздействия. Обращает внимание на то, что суд, проигнорировав позицию Конституционного Суда РФ, выраженную в определениях от 6 февраля 2004 г. №44-0, от 1 декабря 1999 г. № 211-0, в нарушение положений п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, признал допустимыми доказательствами показания оперативных сотрудников К К К следователя Д

На основании изложенного приходит к выводу об отсутствии совокупности доказательств, достаточной для вывода о виновности Корнацкого А.В. в совершении преступления. Кроме того, указывает, что постановления о прекращении уголовного дела отменялись, и предварительное следствие возобновлялось за пределами срока давности привлечения к уголовной ответственности. Полагает, что поскольку прекращенное уголовное дело может быть возобновлено лишь в течение одного года со дня выявления вновь открывшихся обстоятельств, то данное дело могло быть возобновлено только до 27 сентября 2007 г. Все следственные действия, проведенные после этой даты, считает незаконными Настаивает на необоснованности решения суда, отказавшегося применить положения уголовного закона о сроках давности привлечения к уголовной ответственности. Просит приговор отменить, а уголовное дело прекратить в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

В возражениях государственный обвинитель Пашнев В.Н. просит оставить апелляционные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах и возражениях на них, а также в выступлениях сторон в судебном заседании, Судебная коллегия не находит предусмотренных ст. 389.15 УПК РФ оснований для отмены или изменения приговора.

В результате судебного разбирательства установлено, что в начале сентября 1996 г. Корнацкий А.В., получив от неустановленного лица предложение совершить убийство директора АОЗТ Д за вознаграждение в сумме долларов, привлек для совершения этого преступления за долларов Б а затем совместно привлекли Ковалькова В.В. долларов. Ковальков ВВ предложил совершить убийство Д своему знакомому по имени « », в отношении которого материалы уголовного дела выделены в отдельное производство, пообещав ему вознаграждение в сумме долларов. Обеспечивая совершение преступления, Корнацкий А.В. и Бычков С В . предоставили Ковалькову В.В. фотографию Д сообщили данные о его автомобиле и месте жительства, после чего Ковальков В.В вместе с Ю на используемом Ковальковым В.В. автомобиле организовали наблюдение за Д В соответствии с разработанным на основе проведенных наблюдений планом Ковальков В.В. и « » примерно в 6 часов 50 минут 27 сентября 1996 г. подъехали к дому Д где « » встретил вышедшего из дома потерпевшего и под угрозой приобретенного им пистолета ТТ заставил сесть вместе с ним в принадлежавший потерпевшему автомобиль « и проехать до заранее определенного осужденными участка местности, расположенного в 2-х километрах от пос. района области Приехав на место, мужчина по имени « », сидевший на переднем пассажирском сиденье произвел из пистолета ТТ выстрел в голову Д который от полученного ранения скончался здесь же на месте. « » после совершенного убийства сел в ожидавший его автомобиль под управлением Ковалькова ВВ., на котором они вместе уехали с места происшествия. Обещанное за совершение убийства вознаграждение они поделили в соответствии с ранее достигнутыми договоренностями.

Указанные обстоятельства совершения преступления подтверждаются протоколами явок с повинной Ковалькова В.В. и Корнацкого А.В протоколами их допросов в качестве подозреваемых, а также протоколом проверки на месте показаний Ковалькова ВВ., в которых названными осужденными подробно излагаются обстоятельства совершенного ими преступления; показаниями свидетелей К Б К видевших 27 сентября 1996 г. после 7 часов утра недалеко от проезжей части шоссе на 26 км возле лесопосадок на расстоянии примерно 2 км от пос. стоящую автомашину белого цвета с разбитым окном со стороны водителя, в это же время и в этом же месте К и К видели такси - машину «Волга желтого цвета с характерной окантовкой крыльев; протоколами осмотров места происшествия и автомобиля желтого цвета, заключениями судебно-медицинских экспертов по результатам исследования трупа Д заключениями судебных биологических, фоноскопической баллистической экспертиз, другими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Содержащиеся в апелляционных жалобах осужденных и их защитников утверждения о том, что признательные показания Ковалькова В.В. и Корнацкого А.В. явились результатом оказания на них психологического и физического давления, а потому должны быть признаны недопустимыми доказательствами, проверялись как в ходе досудебного производства, так и в судебном заседании по уголовному делу и, в конечном счете, были признаны несостоятельными и не основанными на материалах дела.

Судебная коллегия не усматривает существенного нарушения прав подозреваемого Ковалькова В.В. при его допросе 11 октября 2013 г. в связи с тем, что допрос проводился свыше 4 часов подряд. Как следует из протокола допроса (т. 2, л.д. 53-69), допрос был начат в 14 часов 43 минуты, а окончен в 19 часов 00 минут, т.е. проходил в течение 4 часов 17 минут. Столь незначительное превышение установленного ч. 2 ст. 187 УПК РФ времени непрерывного проведения допроса не дает оснований полагать, что оно использовалось в качестве способа незаконного воздействия на допрашиваемого и нарушило его права. Ни самим допрашиваемым подозреваемым Ковальковым ВВ., ни его защитником адвокатом Беляйкиным В.В. каких-либо замечаний по поводу проведения допроса высказано не было.

Изменение осужденными своих первоначальных показаний суд правильно расценил как способ, с помощью которого они намеревались избежать уголовной ответственности за содеянное. Оснований для признания протоколов явок с повинной Ковалькова В.В. и Корнацкого А.В., равно как и показаний, данных ими при допросах в качестве подозреваемых и при очных ставках, недопустимыми доказательствами не имеется, поскольку эти доказательства были получены в установленном законом порядке, каких либо замечаний по порядку их проведения не высказывалось ни самими осужденными, ни их защитниками, данные показания согласуются как между собой, так и с другими доказательствами по делу, в том числе с показаниями свидетелей К и К видевших в районе места происшествия автомашину « » - такси желтого цвета, с данными экспертизы, обнаружившей на пистолете «ТТ» следы пота, которые могут принадлежать Ковалькову В.В.

В связи с заявлением Корнацкого А.В. о применении к нему в целях получения угодных следствию показаний пыток с использованием электрического тока проводилась проверка, в ходе которой судебно медицинским экспертом у него на внутренней поверхности правой стопы был выявлен участок депигментации кожи, однако характер, механизм и время образования этого повреждения установить не представилось возможным. С учетом этих данных, а также других полученных в ходе проверки заявления Корнацкого А.В. материалов в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников правоохранительных органов было отказано Каких-либо данных, позволяющих сомневаться в обоснованности этих выводов органов предварительного следствия, ни в материалах уголовного дела, ни в доводах жалоб не содержится.

Судебная коллегия находит несостоятельным утверждение адвоката Королева А.В. о недоказанности наличия у Ковалькова В.В. корыстного мотива, исходя из которого он совершил преступление. Материалами уголовного дела с достаточной определенностью установлено, что в сентябре 1996 г. Ковальков В.В. нуждался в деньгах, имея значительные долги, а за совершение убийства Д ему было обещано вознаграждение в сумме долларов, которое он и получил после причинения Д.

смерти.

Не имеется оснований и для признания недопустимыми всех доказательств, полученных по уголовному делу после 29 сентября 2006 г т.е. после того, как, по мнению стороны защиты, истек срок давности уголовного преследования за инкриминируемое осужденным преступление предусмотренное ст. 103 УК РСФСР.

Действительно, согласно уголовному закону, действующему как на момент принятия судом решения по делу (п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ), так и во время совершения преступления (п. 4 ч. 1 ст. 48 УК РСФСР), срок давности привлечения к уголовной ответственности за тяжкое преступление, за совершение которого может быть назначено наказание свыше 5 лет лишения свободы, составляет 10 лет.

Однако инкриминируемые Ковалькову В.В, Корнацкому А.В. и Бычкову С В . действия были квалифицированы по ст. 103 УК РСФСР как тяжкое преступление, за которое может быть назначено наказание до 10 лет лишения свободы, только в постановлении о возбуждении уголовного дела, а такая квалификация преступления носит предварительный характер и не исключает в дальнейшем возможность ее изменения в связи с обнаружением в деянии, по поводу которого было возбуждено уголовное дело, признаков менее тяжкого или, наоборот, более тяжкого преступления.

При этом в связи с тем, что на постановления о возбуждении уголовного дела не распространяются положения ст. 401.6 и ч. 3 ст. 414 УПК РФ, ограничивающие сроки пересмотра в сторону, ухудшающую положение обвиняемого, лишь вступивших в законную силу судебных решений возможность изменения квалификации преступления на более тяжкую, в том числе путем вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, сохраняется в течение всего срока давности уголовного преследования за то преступление, признаки которого, в конечном счете будут установлены.

Таким образом, органы предварительного следствия по настоящему делу были вправе при обнаружении лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых, квалифицировать их действия, исходя из полученных на тот момент доказательств, не по ст. 103 УК РСФСР, а по ст. 102 УК РСФСР и с учетом этого исчислять срок давности уголовного преследования за это преступление.

Поскольку в соответствии с ч. 4 ст. 78 УК РФ вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, решается судом, оснований для признания истекшим срока давности уголовного преследования Ковалькова В.В, Корнацкого А.В. и Бычкова СВ., подозреваемых в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ст. 102 УК РСФСР, у органов предварительного следствия не было. Соответственно, все следственные действия, проведенные по уголовному делу после отмены преждевременно вынесенных постановлений о его прекращении ввиду истечения сроков давности, возобновления по нему производства и осуществленного в законном порядке продления срока предварительного следствия, являются, вопреки мнению адвокатов Королева А.В., Романова В.Л. и Аксеновой О.В. законными, а полученные по их результатам доказательства - допустимыми. При этом задержания и допросы подозреваемых осуществлялись в связи с имеющимися в отношении них подозрениями в совершении убийства из корыстных побуждений, т.е. того преступления, срок давности по которому не истек.

Вопреки выводам адвоката Королева А.В. уголовно-процессуальный закон и решения Конституционного Суда Российской Федерации, исключая возможность осуществления уголовного преследования лица и проведения иных процессуальных действий в связи с событием, по поводу которого уголовное дело не было возбуждено, не препятствуют привлечению лица в качестве подозреваемого или обвиняемого за совершение более тяжкого преступления, нежели то, по признакам которого было возбуждено уголовное дело. Поэтому никакого нарушения закона в том, что, несмотря на возбуждение уголовного дела по факту убийства Д по признакам преступления, предусмотренного ст. 103 УК РСФСР, Ковальков В.В. был допрошен в качестве подозреваемого в совершении преступления предусмотренного пп. «а, н» ст. 102 УК РСФСР, не усматривается.

Необоснованными полагает Судебная коллегия и доводы адвоката Аксеновой О.В. о недопустимости использования в качестве доказательств показаний допрошенных в качестве свидетелей оперативных сотрудников К К К следователя Д

Как видно из протокола судебного заседания, указанные лица были допрошены в судебном заседании об обстоятельствах производства по уголовному делу отдельных процессуальных действий в связи с заявлениями подсудимых о применении в отношении них на предварительном следствии незаконных методов расследования. Проведение в суде допросов дознавателей и следователей по такого рода вопросам Конституционным Судом Российской Федерации, в частности, в Определении от 6 февраля 2004 г. № 44-0, было признано допустимым.

Довод адвоката Королева А.В. о нарушении права Ковалькова В.В. на защиту в связи с тем, что последний после его задержания был лишен возможности воспользоваться помощью избранного им защитника при проведении с ним следственных действий, не нашел своего подтверждения в материалах уголовного дела. Как следует из этих материалов, адвокат Королев А.В., на основании ордера, выданного 8 октября 1996 г., принимал участие в производстве по уголовному делу в качестве защитника подозреваемого Ковалькова В.В. с 9 октября 1996 г. по 4 ноября 1996 г Однако 4 ноября 1996 г. Ковальков В.В. был освобожден из-под стражи в связи с отсутствием достаточных доказательств для предъявления ему обвинения и, соответственно, в силу уголовно-процессуального закона утратил статус подозреваемого, в связи с чем и участие в деле адвоката Королева А.В. было прекращено. С учетом утраты адвокатом Королевым А.В. процессуального статуса защитника на следователя не могла возлагаться обязанность извещать его о ходе производства по делу и производимых процессуальных действиях, в том числе и после того, как Ковальков В.В. повторно, через 17 лет, был привлечен в качестве подозреваемого.

При таких обстоятельствах после задержания Ковалькова 12 октября 2013 г., с учетом отсутствия у него возможности заключить соглашение с каким-либо адвокатом, ему следователем назначались защитники, которые оказывали ему квалифицированную юридическую помощь при проведении процессуальных действий по делу; после заключения Ковальковым В.В. 17 октября 2013 г. соглашения о юридической помощи с адвокатом Королевым А.В., тот был допущен к участию в деле в качестве защитника Ковалькова ВВ.

Таким образом, нарушений права осужденного на защиту, включая право на свободный выбор защитника, нарушено не было.

Квалификация действий Ковалькова В.В, Корнацкого А.В., Бычкова С В . по ст. 17, п. «а» ст. 102 УК РСФСР основывается на установленных судом в судебном заседании фактических обстоятельствах совершенного преступления и соответствует положениям уголовного закона, в том числе определяющим порядок действия уголовного закона во времени.

Наказание осужденным назначено в соответствии с положениями ст. 6,

60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности содеянного данных об их личностях, состояния здоровья их и их близких родственников влияния назначенного наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей, наличия смягчающих и отсутствия отягчающих обстоятельств.

Таким образом, предусмотренных ст. 389.15 УПК РФ оснований для отмены или изменения приговора не имеется.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.28, 389.33, УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского областного суда от 21 мая 2015 г., в отношении Ковалькова В В , Корнацкого А В и Бычкова С В оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...