Актуально на:
17 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 32-АПУ17-7СП от 18.04.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 32-АПУ17-7сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Гор.Москва 18 а п р е л я 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Безуглого Н.П.,

судей Климова А.Н. и Кочиной И.Г.,

при секретаре Пикаевой М.А рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденных Сафарова Д.Р. и Уткина А.П., адвокатов Федотовой Е.Ю Дьяконовой С В . на приговор Саратовского областного суда с участием присяжных заседателей от 13 января 2017 года, которым

Сафаров Д Р,

ранее

судимый: 1) 15 февраля 2008 года Энгельсским городским судом

Саратовской области по п. п. «а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ (с учетом

изменений, внесенных постановлением Энгельсского районного

суда от 13 мая 2011 года,) к 4 годам 7 месяцам лишения свободы,

освобожденного 25 апреля 2012 года по отбытию наказания; 2) 23

января 2013 года Новоузенским районным судом Саратовской

области по п. «а» ч.З ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы,

освобожденного 26 декабря 2014 года по отбытию наказания осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. «ж», «з» Уголовного кодекса Российской Федерации в виде лишения свободы сроком на 17 лет с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с ограничениями: не выезжать за пределы территории того муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбытия лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия соответствующей уголовно исполнительной инспекции, осуществляющей надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, и один раз в месяц являться в указанный орган для регистрации;

по ст. 162 ч. 4 п. «в» Уголовного кодекса Российской Федерации в виде лишения свободы сроком на 10 лет с ограничением свободы сроком на 1 год, с ограничениями: не выезжать за пределы территории того муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбытия лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия соответствующей уголовно - исполнительной инспекции осуществляющей надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, и один раз в месяц являться в указанный орган для регистрации;

в соответствии со ст. 69 ч. 3 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Сафарову Д.Р. наказание в виде лишения свободы сроком на 19 лет с отбыванием в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы сроком на 2 года возложив на Сафарова Д.Р. ограничения: не выезжать за пределы территории того муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбытия лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия соответствующей уголовно исполнительной инспекции, осуществляющей надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, и один раз в месяц являться в указанный орган для регистрации.

Уткин А П

ранее судимый 05 мая 1995 года судебной коллегией по

уголовным делам Саратовского областного суда (с учетом

изменений, внесенных Определением Судебной коллегии по

уголовным делам Верховного суда Российской Федерации 20 июля

1995 года,) по ст. 102 п. п. «а», «е», «Б», Ч. 1 ст. 149, п. п. «а», «в» ч. 2

ст. 146 УК РСФСР к 15 годам лишения свободы с конфискацией

имущества, освобожден 12 мая 2009 года на основании

постановления Пугачевского районного суда Саратовской области

от 29 апреля 2009 года условно-досроч но на 4 месяца 14 дней осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. «ж», «з» Уголовного кодекса Российской Федерации в виде лишения свободы сроком на 18 лет с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с ограничениями: не выезжать за пределы территории того муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбытия лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия соответствующей уголовно исполнительной инспекции, осуществляющей надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, и один раз в месяц являться в указанный орган для регистрации;

по ст. 162 ч. 4 п. «в» Уголовного кодекса Российской Федерации в виде лишения свободы сроком на 10 лет с ограничением свободы сроком на 1 год, с ограничениями: не выезжать за пределы территории того муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбытия лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия соответствующей уголовно-исполнительной инспекции осуществляющей надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, и один раз в месяц являться в указанный орган для регистрации;

в соответствии со ст. 69 ч. 3 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Уткину А.П. наказание в виде лишения свободы сроком на 20 лет с отбыванием в исправительной колонии особого режима и ограничением свободы сроком на 2 года, возложив на Уткина А.П. ограничения: не выезжать за пределы территории того муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбытия лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия соответствующей уголовно-исполнительной инспекции осуществляющей надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, и один раз в месяц являться в указанный орган для регистрации.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения осужденных Сафарова Д.Р. и Уткина А.П., адвокатов Урсола А.Л. и Шинелевой Т.Н полагавших приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение мнение прокурора Прониной Е.Н., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 29 декабря 2016 года Сафарова Д.Р. и Уткина А.П. признан];.! виновными в разбойном нападении на потерпевшего Ретунского В.В., то есть в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия опасного для жизни и здоровья потерпевшего, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением потерпевшему тяжкого вреда здоровью.

Кроме того, они же, Сафаров Д.Р. и Уткин А.П., признаны виновными в убийстве Р группой лиц по предварительному сговору сопряженном с разбоем.

Данные преступления совершены ими 17 июня 2015 года в городе

при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе от 19 января 2017 года осужденный Сафаров Д.Р. указывает о своем несогласии с приговором и утверждает что дело судом рассмотрено необъективно и с обвинительным уклоном При этом он ставит под сомнение вердикт коллегии присяжных заседателей в части оценки его действий. Полагает, что было нарушено его право на защиту, и протокол задержания в порядке ст. 91 УПК РФ от 17 июня 2015 года составлен с нарушениями требований закона. Ножницы являющиеся вещественными доказательствами, не были представлены на обозрение присяжным заседателям, количество вопросов, содержащихся в вопросном листе, врученном сторонам, не соответствовало числу вопросов, поставленных перед присяжными заседателями. Ссылается на необоснованные действия председательствующего, обратившегося к присяжным заседателям после их возвращения из совещательной комнаты с вердиктом. Утверждает, что ему и Уткину А.П. не было предоставлено последнее слово. Считает, что суд неверно зачел в срок отбытия наказания время его содержания под стражей с 18 июня 2015 года, и в присутствии присяжных заседателей были исследованы доказательства, полученные с нарушением требований закона. Отмечает, что в описательно мотивировочной части приговора суд не обосновал квалификацию действий осужденных, не привел мотивы, на основании которых пришел к выводу о невозможности назначения иного вида наказания, а в резолютивной части приговора не указал вид и размер назначенного основного и дополнительного наказания, как отдельно за каждое преступление, так и по совокупности преступлений. По указанным основаниям полагает, что приговор суда подлежит отмене.

В дополнительной апелляционной жалобе от 30 января 2017 года осужденный Сафаров Д.Р. указывает, что судом не учтены требования ст. 241 ч. 5 УПК РФ, что лишило его права на защиту и затруднило доступ к правосудию. Отмечает, что в вопросном листе государственный обвинитель незаконно объединил в поставленных вопросах, подлежащих разрешению присяжными заседателями, два состава преступления в один Кроме того, Сафаров Д.Р. вновь ставит под сомнение вердикт коллегии присяжных заседателей, указывая, что количество вопросов содержащихся в вопросном листе, врученном сторонам не соответствовало числу вопросов, поставленных перед присяжными заседателями, и они представляли собой копию обвинительного заключения. Отмечает, что представителю потерпевшего не было сделано замечание на сообщение им присяжным заседателям своего мнения о виновности Сафарова Д.Р. еще и в смерти матери Р Полагает, что напутственное слово председательствующего состояло из обвинительного заключения, во вводной части приговора отсутствуют сведения о том, что он (Сафаров Д.Р.) является военнообязанным, а также не указан срок наказания, назначенный по предыдущей судимости по ст. 161 ч. 2 п.п. «а», «г» УК РФ. Также утверждает, что судом не дана должная оценка результатам проверки, проведенной в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ по его заявлению, и ее выводы не отражены в приговоре.

В дополнительной апелляционной жалобе от 27 февраля 2017 года осужденный Сафаров Д.Р. ссылается на то, что звонок о преступлении поступил 17.06.2015 в 17 часов 06 минут, труп обнаружен в тот же день в 19 часов 00 минут, а осмотр места происшествия проводился с 19 часов до 22 часов, что свидетельствует, на его взгляд., о недостатках в организации работы следственных органов. Полагает, что его задержание было необоснованным, и проверка сведений о применении к нему недозволенных методов следствия проведена неполно и формально, что подтверждается приложенными к жалобе постановлениями об отказе в возбуждении уголовного дела от 21 декабря 2016 года и 10 января 2017 года, которые, по его мнению, противоречат друг другу. Коллегия присяжных заседателей сформирована с нарушением закона и была необъективной, о чем свидетельствует то, что у присяжного заседателя С сын работает в полиции, а присяжные З ,П Х ,Г - ранее являлись свидетелями по уголовному делу присяжный А - был потерпевшим по уголовному делу. В суде с участием присяжных заседателей не исследовались ножницы в качестве вещественного доказательства. Просит приговор отменить.

В апелляционной жалобе от 18 января 2017 года адвокат Дьяконова СВ. в интересах осужденного Сафарова Д.Р. указывает, что после вынесения вердикта коллегией присяжных заседателей суд не принял во внимание письменное заявление Сафарова Д.Р. о новых обстоятельствах преступления, в котором утверждалось, что он совершил его один, без участия Уткина, однако суд процессуального решение по этому заявлению не принял. Поскольку смерть Ретунского наступила через длительный промежуток времени после нанесенных ему телесных повреждений, то действия подзащитного необходимо было квалифицировать по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Полагает, что Сафаров ошибочно осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, поскольку его действия в этой части могли быть квалифицированы только как кража. Полагает, что при квалификации действий подзащитного по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд не мог одни и те же действия повторно квалифицировать еще и п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ Просит приговор отменить, и дело направит]:, на новое рассмотрение.

В апелляционной жалобе от 23 января 2017 года осужденный Уткин А.П. указывает о своем несогласии с приговором и утверждает, что дело рассмотрено необъективно. Отмечает, что не все дополнительные вопросы, предложенные адвокатом Федотовой Е.Ю., были сформулированы председательствующим в вопросном листе, и при этом вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, были поставлены в непонятной для присяжных выражениях. Утверждает, что и судья намеренно повлиял на присяжных заседателей, изложив в первом вопросе результаты судебно-медицинской экспертизы по трупу потерпевшего. Указывает, что после вынесения вердикта коллегией присяжных заседателей суд не принял во внимание письменное заявление Сафарова Д.Р. об обстоятельствах преступления, в котором тот сообщал что он совершил его один. Полагает, что суд неверно зачел в срок отбытия наказания время его содержания под стражей с 18 июня 2015 года, и утверждает, что после его задержания к нему применялись недозволенные методы воздействия со стороны сотрудников полиции, однако этим обстоятельствам в приговоре не дана должная оценка. Полагает, что постановленный приговор является незаконным и подлежащим отмене ввиду несоответствия изложенных в нем выводов, фактическим обстоятельствам дела. Просит приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение.

В дополнительной апелляционной жалобе от 27 февраля 2017 года осужденный Уткин А.П. утверждает, что судебное разбирательство проведено односторонне и с обвинительным уклоном. Свидетель Л.

показал, что когда он пришел, то Уткин за столом сидел спокойно, в чистой одежде и на нем отсутствовали следы крови. Об этом же свидетельствует и заключение биологической экспертизы, согласно которому на его вешях кровь не обнаружена, но она выявлена на трико и кроссовках Сафарова. Утверждает, что Сафаров его оговорил, и он не помогал Сафарову перетаскивать Р , и что после ухода Сафарова он вслед за ним покинул помещение. В этой связи полагает, что суд необъективно оценил показания свидетеля Л и заключения биологических экспертиз. Также отмечает, что председательствующий судья нарушил порядок исследования доказательств, поскольку по ходатайству государственного обвинителя разрешил оглашать письменные доказательства уже после допроса подсудимых. Указывает, что председательствующий судья все заявленные: им ходатайства отклонил, а все ходатайства государственного обвинителя удовлетворил, чем был нарушен принцип состязательности судебного разбирательства и равноправия сторон. Просит приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение.

В дополнительной апелляционной жалобе от 13 марта 2017 года осужденный Уткин А.П. указывает, что его задержание было незаконным и к нему после задержания применялись недозволенные методы следствия Отмечает, что проверка его заявления о недозволенных методах следствия проведена неполно, и он не согласен с вынесенным постановлением от 28 сентября 2015 года об отказе в возбуждении уголовного дела. Полагает что дело рассмотрено судом необъективно, поскольку присяжные заседатели не задали в процессе судебного заседания ни одного вопроса При этом ссылается на то, что у присяжной С сын работает в полиции, а присяжные З П ,Х иГ - ранее являлись свидетелями со стороны обвинения, а старшина присяжных К до судебного процесса был знаком с представителем потерпевшего С так как ранее он их видел вместе на автомойке. Государственный обвинитель в ходе судебного заседания не привел ни одного доказательства, которое бы подтверждало его вину в совершении преступления. Напротив, заключения эксперта П.

свидетельствуют о его непричастности, так как на его футболке шортах кровь Р не обнаружена, на ноже его частицы отсутствуют, что подтверждает его версию о том, что между ним и потерпевшим контактов не было. Полагает, что приговор постановлен на предположениях, и он просит его отменить.

В апелляционной жалобе от 23 января 2017 года адвокат Федотова Е.Ю. в интересах осужденного Уткина А.П. указывает, что после вынесения вердикта коллегией присяжных заседателей суд не принял во внимание письменное заявление Сафарова Д.Р. о том, что он преступление совершил один и оговорил Уткина А.П. При таких обстоятельствах суд в силу п. 4 ст. 348 УПК РФ вправе был вынести в отношении Уткина оправдательный приговор. В связи с этим считает, что приговор подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение.

В возражениях государственный обвинитель Незнамов А.В. указывает о своем несогласии с доводами апелляционных жалоб и просит оставить их без удовлетворения, а приговор - без изме нения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор постановлен правильно.

Так, в ходе предварительного слушания и подготовительной части судебного заседания обвиняемым Сафарову и Уткину были разъяснены их процессуальные права, в том числе и особенности рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей (т.9 л.д.26-28, т. 10 л.д.2).

Формирование коллегии присяжных заседателей осуществлялось судом в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, и на данной стадии судебного разбирательства права подсудимых и их защитников не ущемлялись, так: как они в полной мере воспользовались возможностью заявлять кандидатам в присяжные заседатели как мотивированные, так и немотивированные отводы (т. 10 л.д.5-20).

Обстоятельства, предусмотренные ст.ст. 3, 7 ФЗ от 20.08.2004 N 113- ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации», препятствующие участию С З,

Х Г П К в рассмотрении настоящего уголовного дела в качестве присяжных заседателей отсутствовали, их также не усматривает и судебная коллегия.

Ссылки осужденного Уткина А.П. на знакомство старшины присяжных заседателей с представителем потерпевшего адвокатом Степаняном Н.В. не подтверждаются материалами дела и являются безосновательными.

Что касается кандидата в присяжные заседатели А то он не вошел в состав коллегии и не принимал участия в вынесении вердикта (т.10л.д.18-19).

Заявлений о тенденциозности коллегии присяжных заседателей участники судебного заседания, в том числе осужденные и их защитники не делали (т. 10 л.д.20).

Доводы осужденных Сафарова Д.Р. и Уткина А.П. об односторонности судебного разбирательства, и обвинительном уклоне не основаны на материалах дела и признаются судебной коллегией несостоятельными.

Судебное заседание проведено с соблюдением принципа состязательности сторон, и были созданы в се необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и реализации предоставленных им прав. Заявленные представителями сторон ходатайства председательствующим судьей разрешены в установленном законом порядке и по ним приняты обоснованные и мотивированные решения.

Сведения, характеризующие личность подсудимых, которые могли бы вызвать предубеждение у присяжных заседателей, в присутствии состава коллегии не исследовались, допросы свидетелей в ходе судебного заседания проводились в соответствии с требованиями ст. 278 УПК РФ, и наводящие вопросы со стороны обвинения или председательствующего судьи им не задавались. Обстоятельств, свидетельствующих о том, что государственный обвинитель неправильно формулировал вопросы или оказывал давление на участников процесса, судебной коллегией не установлено.

С доводами жалоб о нарушении на пр кдварительном следствии прав Сафарова Д.Р. и Уткина А.П. на защиту согласиться нельзя.

В частности, протокол задержания Сафарова Д.Р. в порядке ст. 91 УПК РФ от 18 июня 2015 года составлен в соответствии с требованиями ст. 92 УПК РФ, и в нем указаны дата, время его составления, время, место дата, основания и мотивы задержания подозреваемого, и он был подписан следователем и самим Сафаровым Д.Р.

Ножницы, являющиеся вещественными доказательствами по уголовному делу, не представлялись присяжным заседателям на обозрение, так как соответствующего ходатайства от участников процесса в том числе Сафарова Д.Р. и его защитника, не поступало.

В соответствии с ч. 5 ст. 241 УПК РФ лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе были вести аудио и письменную запись, но осужденный Сафаров Д.Р. и его защитник такой возможностью не воспользовались.

В материалах уголовного дела отсутствуют данные, которые могли бы свидетельствовать о рассмотрении с участием коллегии присяжных заседателей недопустимых или неотносимых доказательств.

В ходе судебного заседания тщательно исследовались постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлениям подсудимого Сафарова Д.Р., вынесенные по результатам проверок, проведенных в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ. С учетом данных постановлений и рассмотрения этого вопроса в ходе судебного заседания, суд обоснованно признал допустимыми доказательства., полученные в процессе предварительного следствия с участием Сафарова Д.Р.(т.Ю л.д.129- 136,154). Вопреки доводам жалоб осужденных, результаты таких проверок уголовно-процессуальный закон не обязывает суд отражать в приговоре по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей.

Что касается заявления Уткина А.П. о применении к нему после задержания недозволенных методов воздействия со стороны сотрудников полиции, а также утверждений о незаконности постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 28 сентября 2015 го по заявлению адвоката Кучугуевой А.А., поданного в интересах Уткина А.П. (т.9 л.д.111-112), то они надлежащим образом проверялись в ходе судебного заседания (т. 10 л.д. 114-124), однако приведенные осужденным Уткиным А.П. доводы не нашли своего объективного подтверждения, и поэтому явка Уткина А.П. с повинной и протоколы следственных действий с его участием правомерно были допущены к судебному разбирательству в присутствии коллегии присяжных заседателей.

Судебное следствие проведено при активном участии подсудимых и их защитников, при этом их процессуальные права не нарушались, и исследование представленных доказательств было закончено с согласия представителей обеих сторон (т. 10 л.д.160).

Судебные прения также проходили с соблюдением принципа равенства и состязательности сторон. Попытки осветить обстоятельства и доказательства, которые не рассматривались с участием присяжных заседателей, председательствующим судьей пресекались, и присяжные заседатели предупреждались о необходимости не принимать во внимание такие сведения.

В связи с сообщением представителем потерпевшего адвокатом Степаняном Н.В. присяжным заседателям в прениях сторон своего мнения о виновности Сафарова Д.Р. в смерти еще и матери Р председательствующий разъяснил присяжным заседателям о том, чтобы они не принимали данную информацию во внимание, как основанную на предположении и не относимую к рассматриваемому делу (т. 10 л.д.169).

Вопреки доводам жалоб, подсудимым Сафарову Д.Р. и Уткину А.П последнее слово предоставлялось как в ходе судебного заседания с участием присяжных заседателей, так и в процессе обсуждения вынесенного вердикта уже в отсутствии состава коллегии присяжных заседателей (т. 10 л.д.180, 200-201).

Вопросный лист составлен в соответствии с требованиями ст. ст. 338 и 339 УПК РФ, и обеим сторонам судебного разбирательства была предоставлена реальная возможность представить председательствующему судье свои замечания и варианты вопросного листа. Причем, вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, формулировались не государственным обвинителем, о чем ошибочно утверждается в апелляционных жалобах осужденных, а председательствующим судьей, с учетом результатов судебного следствия и прений сторон.

Первоначально председательствую щим было сформулировано 7 вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, которые были переданы сторонам (т.9 л.д.162-165). В связи с тем, что защитниками и подсудимыми были внесены предложения о постановке новых вопросов влекущих за собой их ответственность за менее тяжкие преступления, то судом в совещательной комнате окончательно было сформулировано 10 вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями (т. 10 л.д.203-209). Вопреки доводам жалоб, поставленные вопросы не представляли собой копию обвинительного заключения, а были сформулированы именно по результатам судебного следствия и прений сторон.

Дополнительные вопросы, предложенные адвокатом Федотовой Е.Ю правомерно председательствующим отклонены, поскольку содержали юридические термины и не относились к предмету судебного разбирательства.

Вопросный лист составлен в ясных и понятных выражениях, о чем свидетельствуют исчерпывающие ответы, которые были даны на них коллегией присяжных заседателей.

Причем, в первом вопросе председательствующий правомерно перечислил все телесные повреждения, обнаруженные у Р поскольку эти обстоятельства имели прямое отношение к объективной стороне инкриминированного Уткину А.П. и Сафарову Д.Р. деяния, и поэтому постановка такого вопроса не противоречила положениям ч. 1 ст. 339 УПК РФ.

Напутственное слово председательствующего соответствовало требованиям ст. 340 УПК РФ, и после его сообщения ни подсудимые, ни их защитники не заявляли возражений по мотивам нарушения судьей принципа объективности и беспристрастности (т.9 л.д. 171-192, т. 10 л.д.185).

Какого-либо давления со стороны председательствующего на коллегию присяжных заседателей в ходе всего судебного разбирательства в том числе и на стадии вынесения вердикта, не оказывалось.

Найдя вердикт противоречивым, председательствующий судья в соответствии с положением ч. 2 ст. 345 УПК РФ правомерно предложил присяжным заседателям возвратиться в совещательную комнату, так как в нем имелись неясности и противоречия, и после их устранения постановленный вердикт был провозглашен (т. 10 л.д. 186).

В соответствии с положениями ст. 389.27 и пп. 2-4 ст.389.15 УПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение материального закона и несправедливость приговора.

Следовательно, приговоры, постановленные с участием присяжных заседателей, не подлежат пересмотру в суде апелляционной инстанции в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и поэтому доводы осужденных об ошибочности вердикта признаются судебной коллегией безосновательными.

Письменное заявление подсудимого Сафарова Д.Р., составленное им после оглашенного присяжными заседателями вердикта, не имеет юридического значения, так как, согласно ч. 4 ст. 347 УПК РФ, сторонам запрещается ставить под сомнение правильность решения коллегии присяжных заседателей, и это положение закона судом было разъяснено участникам судебного заседания, в том числе и Сафарову Д.Р. (т. 10 л.д.188-189).

Вина осужденных в инкриминированных им деяниях определена вердиктом коллегии присяжных заседателей, который является ясным, и к обстоятельствам, как они были им установлены, уголовный закон применен правильно. Противоречий между вердиктом присяжных заседателей и описательной частью пригоЕюра не имеется.

Оснований для переквалификации действий Сафарова на закон о менее тяжком преступлении, или для вынесения оправдательного приговора в отношении Уткина судебная коллегия не усматривает.

Вопреки доводам жалоб, суд правомерно квалифицировал действия Сафарова и Уткина совокупностью преступлений как убийство и разбойное нападение, поскольку коллегией присяжных заседателей установлено, что виновные лица посягали одновременно на жизнь потерпевшего и на его имущество, и такая квалификация содеянного согласуется с разъяснениями, содержащимися в п. И Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве» и п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Приговор составлен в соответствии с требованиями ст. 351 УПК РФ, и сведения о том, что Сафаров Д.Р. является военнообязанным, не указаны в вводной части приговора, поскольку они не установлены судом первой инстанции. При этом срок наказания по предыдущей судимости Сафарова Д.Р. по ст. 161 ч. 2 п.п. «а», «г» УК РФ был указан во вводной части приговора.

Таким образом, нарушений норм уголовно-процессуального закона которые могли бы повлиять на принятое по делу решение, судебной коллегией не установлено.

Наказание Сафарову и Уткину назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60-62 УК РФ, с уч етом их личности, обстоятельств отягчающих и смягчающих ответственность, подробно перечисленных в приговоре.

Вопреки доводам жалоб, мотивы, на основании которых суд пришел к выводу о необходимости назначения осужденным наказания в виде реального лишения свободы, а также размер назначенного основного и дополнительного наказания, как отдельно за каждое преступление, так и по их совокупности, приведены в приговоре.

Суд обоснованно зачел в срок отбытия Сафарову Д.Р. и Уткину А.П наказания время их содержания под стражей с 18 июня 2015 года, так как согласно протоколу в этот день они были задержаны в порядке ст. 91 УПК РФ.

Принимая решение о неприменении к осужденным положений ст. ст. 64, 73 УК РФ и о невнесении изменений в категории совершенных ими преступлений, суд достаточно полно мотивировал свои выводы об этом, и оснований сомневаться в их правильности у судебной коллегии не имеется.

Психическое состояние Сафарова и Уткина проверено полно (т.1 л.д.207-209, 216-218), и они обоснованно признаны вменяемыми.

Основания для отмены или изменения приговора не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389 ,389 ,389 ,389 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Саратовского областного суда с участием присяжных заседателей от 13 января 2017 года в отношении Сафарова ДР и Уткина А П оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворении.^

Председательствующий:

Судьи:

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...