Актуально на:
19 июня 2018 г.

Решение Верховного суда: Определение N 78-АПУ17-14СП от 17.05.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 78-АПУ17-14сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 17 мая 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Ботина А.Г.,

судей Лаврова Н.Г. и Кондратова П.Е.,

при ведении протокола секретарем Мамейчиком М.А рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Князевича И.В. и Нестеренко М.В адвокатов Густова Д.А., Городинской И.К. и Пономаревой Н.В. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 18 июля 2016 года, по которому на основании вердикта коллегии присяжных заседателей

КНЯЗЕВИЧ И В,

ранее не судимый осужден к лишению свободы по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 16 лет с ограничением свободы сроком на 2 года пп. «а,б,в» ч. 3 ст. 286 УК РФ на 5 лет с лишением права занимать должности связанные с осуществлением функции представителя власти на 2 года п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ на 3 года пп. «а,в» ч. 2 ст. 158 УК РФ на 2 года ч. 1 ст. 231 УК РФ на 6 месяцев (на основании ст. 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ освобожден от наказания за данное преступление в связи с истечением срока давности на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 18 лет в исправительной колонии СТРОГОГО режима с ограничением свободы сроком на 2 года, с возложением на него в соответствий со ст. 53 УК РФ обязанностей: не изменять место жительства без согласия специализированно-

го государственного органа, не выезжать за пределы территории муниципального образования, соответствующего месту его проживания после отбывания лишения свободы, являться в специализированный государственный орган осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, 1 раз в месяц для регистрации, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функции представителя власти сроком на 2 года;

он же оправдан по ч. 1 ст. 228 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях события указанного преступления, за ним признано право на реабилитацию и разъяснен порядок реабилитации, установленный главой 18 УПК РФ;

НЕСТЕРЕНКО М В ,

ранее не суди­

мый осужден к лишению свободы по чч. 4, 5 ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 13 лет с ограничением свободы сроком на 2 года ч. 4 ст. 33 и пп. «а,б,в» ч. 3 ст. 286 УК РФ на 3 года с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функции представителя власти сроком на 2 года пп. «а,в» ч. 2 ст. 158 УК РФ на 2 года на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 15 лет в исправительной колонии СТРОГОГО режима с ограничением свободы сроком на 2 года, с возложением в соответствии со ст. 53 УК РФ обязанностей: не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, не выезжать за пределы территории муниципально го образования, соответствующего месту его проживания после отбывания лишения свободы, являться в специализированный государственный орган осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, 1 раз в месяц для регистрации, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функции представителя власти, сроком на 2 года.

Постановлено взыскать в счет возмещения материального ущерба причиненного преступлением: с Князевича И.В. в пользу Ж

- 469.626 рублей; с Нестеренко М.В. и Князевича И.В. солидарно в пользу Р - 235.000 рублей; в счет компенсации морального вреда: в пользу Ж с Князевича И.В. - 1.500.000 рублей, с Нестеренко М.В. - 1.000.000 рублей в пользу малолетнего М (законного представителя М с Князевича И.В. - 900.000 рублей

и с Нестеренко М.В. - 700.000 рублей.

Гражданский иск М оставлен без рас смотрения.

По этому же делу осужден ЧЕБУШЕВ Л В и оправ дан ВАРАКСА В В по ч. 4 ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за непричастностью к совершению преступления, в отношении которых приговор не обжалован и в отношении них апелляционное представление не принесено.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Боти на А.Г., выступления осужденных Князевича И.В. и Нестеренко М.В. и в их интересах адвокатов Густова Д.А., Кузнецова А.А., Городинской И.К. и Пономаревой Н.В., поддержавших апелляционные жалобы и полагавших приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство, осужденного Чебушева Л.В. и в его интересах адвоката Поддубного СВ., оправданного Вараксы ВВ. и в его интересах адвоката Косаревой НА., потерпевшего Ж не обжаловавших приговор и полагавших оставить его без изменения, а также выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Телешевой-Курицкой Н.В., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила на основании вердикта коллегии присяжных заседателей признаны виновны ми:

Князевич И.В. -

в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку совершенном по найму;

совершении должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия, с применением специальных средств - наручников, с причинением тяжких последствий;

Нестеренко М.В. -

в подстрекательстве к убийству и пособничестве в убийстве, то есть в умышленном причинении смерти другому человеку, совершенном по найму исключив из его обвинения совершение преступления из корыстных побуждений;

подстрекательстве должностного лица к совершению этим лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия, с применением специальных средств, с причинением тяжких последствий.

Преступления совершены в январе 2013 года в г. при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Князевич И.В. утверждает, что на предварительном следствии его признательные показания получены в результате применения к нему психологического воздействия. В связи с этим полагает, что все следственные действия с его участием, произведенные сразу после его задержания, следует признать недопустимыми доказательствами по делу. Указывает на необоснованный отказ судьи в допуске в качестве защитника его матери - К.

Кроме того, считает недопустимым доказательством по делу мусорный бак, который впоследствии был покрашен. Также считает незаконным решение судьи об отказе в удовлетворении ходатайства стороны защиты об исследовании в судебном заседании в качестве вещественных доказательств кустов марихуаны в горшках. Кроме того, считает, что при допросе свидетелей государственный обвинитель задавала наводящие вопросы. Указывает на ссылку судьи в прениях на показания свидетеля К (брата), которые в судебном заседании не исследовались. Оспаривает результаты следственного эксперимента, произведенного с мусорным баком. Просит приговор в отношении него отменить, а дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Густов Д.А. в интересах осужденного Князевича И.В. утверждает, что при рассмотрении дела судом допущены нарушения уголовно процессуального законодательства, выразившиеся, в частности, в: незаконной демонстрации в судебном заседании содержимого флеш-карты (записи с камер наружного наблюдения), поскольку происхождение карты установлено не было; постановке в вопросном листе вопроса правового характера, требовавшего от присяжных заседателей знания и понимания круга должностных полномочий осужденного; необоснованном признании допустимыми доказательствами по делу: представленной сотрудником полиции К фотографии с места обыска, - поскольку время производства снимка не соответствует времени производства обыска; первоначальных показаний осужденного, - по скольку они получены в результате оказания на него физического воздействия и при отсутствии проверки соответствующего заявления защиты об этом фак те, а также растений в горшках, поскольку они не были исследованы в судеб ном заседании; лишении стороны защиты права задать дополнительные вопросы свидетелю К , который во время перерыва заседания суда самовольно покинул здание суда; а также в рассмотрении дела с обвинительным уклоном. Просит приговор в отношении осужденного Князевича И.В. отменить, а дело направить на новое рассмотрение;

осужденный Нестеренко М.В. утверждает, что судья в стадии судебного разбирательства необоснованно отстранила его защитника Пономареву Н.В от дальнейшего участия в рассмотрении дела, чем нарушила его право на за щиту. При этом обращает внимание на решение адвокатской палаты, согласно

которому адвокат исполняла свои обязанности по его защите в соответствии с действующим законодательством. Полагает, что судья вела судебное заседание с обвинительным уклоном и была прямо или косвенно заинтересована в исходе дела. Считает, что имелись основания для отвода судьи. Оспаривает осуждение его за подстрекательство должностного лица к совершению действий, явно выходящих за пределы полномочий последнего. Просит приговор в отношении него отменить по указанным обстоятельствам и направить дело на новое судебное разбирательство;

адвокаты Городинская И.К. и Пономарева Н.В. в интересах осужденного Нестеренко М.В. утверждают, что приговор является незаконным. Оспаривают законность отстранения судьей адвоката Пономаревой от дальнейшего участия в деле, при этом обращают внимание на не мотивированность такого решения и на отсутствие исполненного в письменном виде постановления судьи. Полагают, что тем самым было нарушено право осужденного на защиту Обращают внимание на оказание судом и государственным обвинителем влияния на присяжных заседателей, выразившегося в унизительном обращении с защитниками и отводе их вопросов свидетелям. Указывают, что судья фактически не рассмотрела в стадии судебного следствия заявленные осужденным Нестеренко отводы судье и не вынесла по этим заявлениям письменные постановления. Кроме того, считают, что являются недопустимыми доказательствами по делу: флеш-карта с видео записями с камер наружного наблюдения, поскольку она не является подлинной; письменный ответ генерального директора ООО « »Г об окраске обгоревшего мусорного бака, поскольку Г не был допрошен в качестве свидетеля; акт судебно товароведческой экспертизы от 18.06.2014 года (т.9,л.д.78-85) и акт комиссионной ситуационной судебно-медицинской экспертизы (т.9,л.д.165-179), по скольку осужденные ознакомлены с постановлениями после их назначения, а приведенные в актах выводы вызывают сомнения. Просят приговор в отношении Нестеренко отменить и направить дело на новое судебное разбирательство.

В письменных возражениях на приведенные в апелляционных жалобах доводы государственный обвинитель просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб осужденных, их защитников и возражений на них, Судебная коллегия полагает что приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Князевича И.В. и Нестеренко М.В., основанным на всестороннем и полном исследовании доказательств.

Нарушений уголовно-процессуального закона в ходе расследования, на предварительном слушании и в судебном разбирательстве, влекущих в соответствии с пп. 2-4 ст. 389.15 УПК РФ отмену или изменение приговора, постановленного с участием присяжных заседателей, по данному делу не выявлено.

Соблюдение требований уголовно-процессуального закона подтверждается материалами дела и протоколом судебного заседания, из содержания которого Судебная коллегия исходит при оценке доводов сторон.

Законность суда, рассмотревшего дело, сомнений не вызывает, поскольку требования подсудности были соблюдены, а передача дела на рассмотрение его судом с участием присяжных заседателей была обусловлена выбором дан ной формы судопроизводства осужденными Князевичем И В . и Нестеренко М.В., которые, в частности, обвинялись в совершении особо тяжких преступлений.

Предварительное слушание по делу проведено в установленные законом сроки. Судом установлено, что осужденные ознакомлены с материалами дела им своевременно вручены копии обвинительного заключения и разъяснены процессуальные особенности рассмотрения дела с участием присяжных заседателей.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.

В отношении присяжных заседателей, вошедших в состав сформирован ной коллегии, не усматривается обстоятельств, препятствующих участию ото бранных лиц в качестве присяжного заседателя в рассмотрении уголовного дела, перечисленных в ч.ч. 2 и 3 ст. 3 и п. 2 ст. 7 Федерального закона от 20 августа 2004 года № 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации».

Мотивированные и немотивированные отводы разрешены председательствующим судьей в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона.

Право на отвод кандидатов сторонами было реализовано в полном объеме.

При формировании коллегии присяжных заседателей заявлений о тенденциозности ее состава сделано не было.

Отводы отдельным присяжным заседателям в ходе дальнейшего судебного разбирательства не заявлялись.

Как следует из материалов дела, в частности, из протокола судебного заседания, судебное разбирательство проведено в пределах предъявленного каждому осужденному обвинения, нарушений требований ст. 252 УПК РФ до пущено не было. Председательствующим судьей соблюдены требования уголовно-процессуального закона, направленные на обеспечение в ходе судебно го разбирательства равенства и состязательности сторон. В судебном заседании, вопреки приведенным в апелляционных жалобах доводам о рассмотрении дела с обвинительным уклоном, судьей были обеспечены условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ст. 15 УПК РФ). Отступлений от принципов уголовного

судопроизводства со стороны председательствующего судьи не допущено При этом сторона защиты не была ограничена в представлении доказательств присяжным заседателям.

Какие-либо объективные данные, свидетельствующие о нарушении права осужденного Нестеренко на защиту в ходе судебного разбирательства пу тем удаления адвоката Пономаревой Н.В., в материалах дела отсутствуют Согласно протоколу судебного заседания адвокат была удалена из зала судебного заседания по причине многократных нарушений распоряжений председательствующего судьи, порядка судебного заседания и оказания незаконного воздействия на присяжных заседателей, то есть в связи с злоупотреблением предоставленными ей правами.

Как видно из протокола судебного заседания, после удаления названного адвоката защиту осужденного в судебном заседании продолжила осуществлять адвокат Городинская И.К., в связи с чем нельзя согласиться с доводами жалоб об оставлении Нестеренко без квалифицированной юридической по мощи и тем самым, якобы, о лишении либо ограничении его права на защиту.

При таких данных нарушений требований ст. 258 УПК РФ, которые бы являлись основанием для отмены приговора в отношении Нестеренко в связи с фактическим отстранением одного из его защитников от участия в рассмотрении дела, не установлено. Причем, вынесение судьей вместо письменного постановления об отстранении участника процесса от дальнейшего участия в рассмотрении дела лишь решения, зафиксированного в протоколе судебного заседания, не противоречит требованиям уголовно-процессуального законодательства.

Не может являться нарушением права осужденного Князевича И.В. на защиту и отказ судьи в удовлетворении ходатайства о допуске в качестве его защитника матери К поскольку осужденный в судебном заседании был обеспечен двумя профессиональными защитниками. К тому же, К

оказать правовую помощь осужденному не могла, поскольку не имеет высшего юридического образования.

Что касается приведенных в апелляционных жалобах доводов об отказе председательствующего судьи рассмотреть заявленный ему отвод в стадии судебного следствия, то они также являются необоснованными.

В соответствии со ст. 64 УПК РФ отвод может быть заявлен судье до начала судебного следствия, а в случае рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей - до формирования коллегии присяжных заседателей.

Согласно протоколу судебного заседания, при заявлении отвода судье осужденные и их защитники оснований для отвода судье, перечисленных в ст. 61 и 63 УПК РФ, а также каких-либо новых обстоятельств, исключающих участие судьи в рассмотрении настоящего дела, либо свидетельствующих о нарушении им прав участников процесса, не привели. Что касается доводов

апелляционных жалоб адвокатов о том, что одним из оснований для отвода явилось то, что судья оказывала влияние на присяжных заседателей и допускала «унизительное» обращение с защитниками, то эти обстоятельства мате риалами дела не подтверждаются.

При таких данных у судьи имелись основания для отказа в рассмотрении заявления об отводе, представленного в стадии судебного следствия.

Нельзя согласиться и с доводами апелляционных жалоб об ограничении стороны защиты права на допрос свидетелей К иГ по скольку эти доводы не основаны на материалах дела.

Так, из протокола судебного заседания видно, что при допросе свидетеля К сторона защиты не была ограничена в возможности задавать ему вопросы, а факт самовольного ухода свидетеля из зала судебного заседания не подтвержден (т.28,л.д.140). Более того, из того же протокола следует что допрос свидетеля К был закончен после того, как стороны заявили об отсутствии у них вопросов к свидетелю (т.28,л.д.133).

Что касается Г то, как следует из протокола судебного заседания, ходатайство о допросе названного лица в качестве свидетеля стороной защиты не заявлялось.

Судом первой инстанции тщательно проверялось и заявление осужденного Князевича, поддержанное его защитниками, о получении от него первоначальных признательных показании в результате применения к нему сотрудниками правоохранительных органов физического и психологического насилия. При этом, в судебном заседании были допрошены оперативные сотрудники К ,Б ,А иИ , следователи, изучены меди цинские документы на осужденного, на основании которых судья пришел к правильному выводу о необоснованности указанного заявления осужденного.

При таких данных нельзя признать обоснованными и аналогичные до воды, содержащиеся в апелляционных жалобах, а также доводы о признании по этой причине недопустимыми всех следственных действий с участием осужденного Князевича, произведенные сразу после его задержания.

Нельзя признать обоснованными и доводы апелляционных жалоб о не полноте судебного следствия и о нарушении права осужденного Князевича на защиту в связи с отказом суда исследовать в судебном заседании кусты марихуаны, поскольку, как видно из материалов дела, эти кусты были изъяты более двух лет назад и фактически в первоначальном виде не сохранились.

При этом требования ст. 82 УПК РФ, касающиеся хранения вещественных доказательств, изъятых из незаконного оборота, нарушены не были.

Что касается доводов, приведенных в апелляционных жалобах, о необходимости признания недопустимыми доказательствами по делу мусорного бака, содержимого копии утраченной флеш-карты с записями с камер наружного наблюдения, письменного ответа генерального директора ООО «»

Г без допроса последнего в качестве свидетеля, полученных, яко бы, с нарушением закона, то они удовлетворению также не подлежат, по скольку все приведенные выше доказательства были тщательно исследованы в судебном заседании с участием присяжных заседателей и законных оснований для признания их недопустимыми доказательствами по делу суд не на шел. В частности, как видно из протокола судебного заседания, копия флеш карты после утраты оригинальной была истребована судом по ходатайству стороны защиты, вопрос о допросе Г в качестве свидетеля защитой в судебном заседании вообще не ставился.

Не могут служить основанием для признания недопустимыми доказательствами по делу акты судебно-товароведческой экспертизы от 18.06.2014 года (т.9,л.д.78-85) и комиссионной ситуационной судебно-медицинской экспертизы (т.9,л.д.165-179) на том основании, что осужденные ознакомлены с постановлениями о их назначении уже после производства экспертиз, по скольку осужденные и их защитники как в ходе предварительного, так и судебного следствия не были лишены права поставить перед специалистами дополнительные вопросы, однако, как видно из материалов дела, этого не сделали.

Прения сторон соответствуют требованиям ст. 336 УПК РФ. Стороне защиты была обеспечена равная со стороной обвинения возможность довести до сведения присяжных заседателей свою позицию по делу.

Как видно из материалов дела, в вопросном листе в соответствии с требованиями чч. 1, 3 и 5 ст. 339 УПК РФ по каждому из деяний, в совершении которых обвинялись осужденные, поставлены три основных вопроса.

В соответствии с этим уголовно-процессуальным законом не могут ставиться отдельно либо в составе других вопросы, требующие от присяжных заседателей юридической квалификации статуса подсудимого, а также другие вопросы, требующие собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта.

Как видно из вопросного листа, вопреки доводам, приведенным в апелляционных жалобах, вопросы, требующие собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта, не ставились. Бо лее того, согласно протоколу судебного заседания, в ходе обсуждения вопросного листа адвокатами Густовым и Кузнецовым, осуществлявшими защиту Князевича, а также самим осужденным, каких-либо замечаний к содержанию и формулировке поставленных перед присяжными заседателями вопросов в вопросном листе заявлено не было, что свидетельствует об их согласии с правильностью поставленных вопросов.

Таким образом, вопросный лист сформулирован в соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ.

Напутственное слово председательствующего судьи соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. Как видно из протокола судебного заседания,

вопреки приведенным в апелляционных жалобах доводам, в прениях судья не

ссылался на доказательства, которые в судебном заседании не исследовались.

Вынесенный присяжными заседателями вердикт соответствует требованиям ст. 343 УПК РФ.

Согласно определению Конституционного Суда РФ от 24 декабря 2013 г. рассмотрение дела с участием присяжных заседателей предполагает такое разграничение функций между профессиональным судьей и коллегией присяжных, при котором разрешение вопросов факта (о доказанности деяния, со вершения его подсудимым, виновности подсудимого в его совершении) относится к компетенции присяжных заседателей. При этом особенности их вердикта, который представляет собой лаконичные ответы на поставленные вопросы, содержащие лишь выводы коллегии присяжных без приведения доводов, подтверждающих их позицию, исключают возможность его проверки по фактическим основаниям и, как следствие, возможность отмены или изменения вынесенного на основе такого вердикта приговора ввиду несоответствия изложенных в приговоре выводов фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Следовательно, действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность обжалования в апелляционном порядке судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, лишь с точки зрения правильности применения норм права (существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного за кона или несправедливость приговора), но не установления фактических обстоятельств уголовного дела.

Поэтому доводы, приведенные в апелляционных жалобах осужденных и их защитников, которые фактически оспаривают выводы о их виновности в совершении преступлений, а также обстоятельства, при которых эти преступления были совершены, обоснованными признать нельзя. Виновность осужденных в совершении указанных выше деяний и конкретные обстоятельства при которых они были совершены, установлены вердиктом присяжных заседателей, правильность которого в соответствии с ч. 4 ст. 347 УПК РФ ставить под сомнение запрещается.

У председательствующего судьи, вопреки доводам апелляционных жалоб, предусмотренных ч.ч. 4 и 5 ст. 348 УПК РФ оснований для прекращения уголовного дела, вынесения оправдательного приговора либо для роспуска коллегии присяжных заседателей не имелось.

Исходя из установленных вердиктом присяжных заседателей фактических обстоятельств дела, суд правильно квалифицировал действия осужденных.

При этом нельзя согласиться с приведенными осужденным Нестеренко М.В. доводами о незаконности осуждения его за подстрекательство должностного лица к совершению действий, явно выходящих за пределы полномочий последнего, поскольку, как правильно указано в приговоре, он склонял

Князевича И.В. к совершению убийства потерпевшего с использованием последним своих властных полномочий, путем уговора и подкупа, то есть обещания денежного вознаграждения, и содействовал ему в совершении преступления советами и предоставлением информации.

Наказание осужденным назначено судом в соответствии с требованиями ст. 6 и 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, личности осужденных, обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, а также влияния наказания на исправление и перевоспитание осужденных, условия жизни их семьей, приведенных в приговоре.

Назначенное каждому осужденному наказание является справедливым и оснований для его смягчения не усматривается.

Руководствуясь ст.ст. 389.20 и 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила приговор Санкт-Петербургского городского суда от 18 июля 2016 года в от ношении КНЯЗЕВИЧА И В и НЕСТЕРЕНКО М В оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения,

Председательствующий

Судьи -

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...