Актуально на:
22 октября 2018 г.

Решение Верховного суда: Определение N 4-АПУ17-36СП от 05.10.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 4-АПУ17-36СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 5 октября 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Ботина А.Г.,

судей Кондратова П.Е. и Романовой Т.А.,

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Химченковой М.М., потерпевших А и Я,

осужденного Гришина А.Л. (в режиме видеоконференц-связи защитника осужденного - адвоката Шведченко А.М.

при секретаре Мамейчике М.А рассмотрела в открытом судебном заседании в апелляционном порядке уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Гудошниковой И.В., апелляционным жалобам потерпевших А и Я законного представителя потерпевшего Р Р апелляционным жалобам осужденного Гришина А.Л., его защитника - адвоката Шведченко А.М. на приговор Московского областного суда от 21 июня 2017 г., по которому

Гришин А.Л.,

несудимый,

осужден по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства или пребывания, не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в ночное время суток (с 22 часов до 6 часов), не выезжать за пределы территории муниципального образования, в котором расположено место постоянного проживания (пребывания), без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, а также с возложением на него обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, 2 раза в месяц для регистрации.

Этим же приговором Гришин А.Л. оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 163, ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 222 УК РФ, на основании пп. 2, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ ввиду его непричастности к совершению этих преступлений с признанием за ним в указанной части права на реабилитацию;

По приговору с Гришина А.Л. постановлено взыскать в пользу Р

в счет компенсации морального вреда 1 000 000 руб.

Судом также разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кондратова П.Е. о содержании приговора, существе апелляционных представления и жалоб, а также возражений на них, выслушав выступления прокурора Химченковой М.М., потерпевших А и Я,

поддержавших апелляционные представление государственного обвинителя и жалобы потерпевших, выступления осужденного Гришина А.Л., его защитника - адвоката Шведченко А.М., поддержавших свои апелляционные жалобы и возражавших против удовлетворения доводов приведенных стороной обвинения, Судебная коллегия

установила:

по приговору Московского областного суда от 21 июня 2017 г основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей от 26 апреля 2017 г., Гришин А.Л. признан виновным в совершении 15 октября 2013г. на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений убийства Р

иЗ

По этому же приговору Гришин А.Л. оправдан по предъявленному ему обвинению в вымогательстве денег в сумме 15000 руб. у А в покушении на убийство двух и более лиц, в том числе Я смерть которого не наступила после причиненных ему телесных повреждений по не зависящим от Гришина А.Л. причинам, а также в незаконных приобретении хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

В апелляционном представлении государственного обвинителя Гудошниковой И В . утверждается о незаконности постановленного по делу приговора вследствие нарушения порядка рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, нарушения принципа состязательности сторон, неясности и противоречивости вердикта коллегии присяжных заседателей, что привело к безосновательному оправданию Гришина А.Л. Полагает, что присяжные заседатели приняли противоречивое решение, признав доказанным совершение Гришиным А.Л. выстрелов из пистолета в Р и З и не признав доказанным производство им выстрелов в Я а председательствующий не предложил присяжным заседателям вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. Вместе с тем считает, что решение суда об оправдании Гришина А.Л. по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ не основано на вердикте. Отмечает, что коллегия присяжных заседателей отвечая на вопрос № 5, единодушно признала доказанным производство двух выстрелов в Я и по одному выстрелу в Р иЗ,

а равно признала доказанным совершение указанных в вопросе №6 действий Гришиным А.Л., за следующими исключениями: «достал из своей одежды заранее им приготовленный пистолет», «два прицельных выстрела в Я », «направил в сторону Я пистолет и дважды нажал на спусковой крючок». При этом подчеркивает, что коллегия присяжных заседателей, отвечая на вопрос № 8, единодушно признала Гришина А.Л. виновным в действиях, указанных в вопросе № 6, без каких либо исключений. Таким образом, отмечает государственный обвинитель коллегия присяжных заседателей, отвечая на различные вопросы, одни и те же обстоятельства признала как доказанными, так и недоказанными председательствующий же при этом не воспользовался положениями ч. 2 ст. 345 УПК РФ и не предложил присяжным заседателям внести уточнения в вердикт. Считая, что присяжными заседателями установлено, что Гришин А.Л. совершил убийство Р и З и причинил телесные повреждения Я смерть которого не наступила лишь по причине невозможности производства повторных выстрелов из пистолета вследствие неустановленных причин, государственный обвинитель полагает необходимым квалифицировать действия Гришина А.Л. в отношении Р и З по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а в отношении Я - по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Обращает внимание на то, что стороной защиты был нарушен установленный законом порядок судебного следствия: защитник подсудимого вместо высказывания мнения по обвинению, фактически довел до сведения присяжных заседателей показания своего подзащитного, сообщив при этом сведения, касающиеся личности Гришина А.Л.,; исследовались вопросы, не подлежащие рассмотрению присяжными заседателями, в том числе касающиеся взаимоотношений между потерпевшим А , бывшей женой Гришина А.Л. и его сыном, они озвучивали сторон; стороной защиты перед потерпевшим А , свидетелями М П , Г сь наводящие вопросы, что породило у присяжных заседателей сомнения в достоверности и допустимости исследованных стороной обвинения показаний этих участников судопроизводства; защитником подсудимого предпринимались действия, призванные породить у присяжных заседателей ложное мнение об ограничении прав стороны защиты при представлении ею доказательств и о незаконности действий председательствующего.

Просит приговор отменить, передав уголовное дело на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания.

Потерпевший А утверждая в апелляционной жалобе о незаконности и несправедливости приговора по делу, полагает, что он не основан на вердикте коллегии присяжных заседателей и постановлен с нарушениями, указанными в ч. 2 ст. 389.25 УПК РФ. Заявляет о наличии существенных противоречий между ответами присяжных заседателей на вопросы №№ 5, 6, 8, так как в ответе на вопрос № 6 отрицаются те обстоятельства, которые признаны установленными в ответах на вопросы №№ 5 и 8. Считает, что действия Гришина А.Л. в отношении Я исходя из вердикта, должны были быть квалифицированы по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Обращает внимание на то, что защитник подсудимого неоднократно нарушал порядок судебного заседания: доводил до сведения присяжных заседателей фактические обстоятельства, которые они не вправе исследовать, некорректно высказывался в адрес потерпевшего, не подчинялся распоряжениям председательствующего. Считает, что учет данных о личности Гришина А.Л. в приговоре односторонен: не было принято во внимание, что он профессионально владеет оружием, заранее приобрел пистолет, совершил преступление в многолюдном месте, ранее был судим за совершение тяжких преступлений. Считает, что было бы справедливым назначение осужденному наказания в виде лишения свободы на срок 20 лет. Просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

Потерпевшие Я и законный представитель несовершеннолетнего потерпевшего Р - Р в апелляционных жалобах, выражая несогласие с постановленным в отношении Гришина А.Л. приговором в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона и чрезмерной мягкостью назначенного наказания, просят его отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Гришин А.Л. и его защитник Шведченко А.И. в их общей апелляционной жалобе просят отменить приговор и возвратить уголовное дело прокурору, либо передать уголовное дело на новое судебное рассмотрение, либо прекратить уголовное дело за отсутствием в действиях Гришина А.Л. состава преступления, ссылаясь (без указания конкретных фактов) на ограничение судом права стороны защиты на исследование доказательств, нарушение прав присяжных заседателей, нарушение порядка постановки вопросов перед присяжными заседателями и несоблюдение правила о постановке вопросов, отражающих позицию стороны защиты непредоставление присяжным заседателям дополнительных разъяснений в связи с признанием вердикта противоречивым, нарушение порядка обсуждения вердикта, противоречие приговора вердикту, неверную квалификацию действий Гришина А.Л., ненадлежащий учет смягчающих обстоятельств.

В дополнениях к апелляционной жалобе адвокат Шведченко А.М указывает на необоснованный отказ председательствующего в осуществлении аудиозаписи судебного процесса, а также в отражении в протоколе судебного заседания факта ведения аудиозаписи стороной защиты Считает необоснованным отказ председательствующего в удостоверении замечаний стороны защиты на протокол судебного заседания подтвержденных аудиозаписью. Отмечает, что в постановлении о привлечении Гришина А.Л. в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении не указаны полные данные об обвиняемом, мотивы преступных действий, сведения об имуществе, под угрозой уничтожения которого Гришин А.Л. якобы требовал выплаты ему денежных средств, не указаны сведения о номере телефона, которым пользовался Гришин А.Л. для звонка А причины конфликтных отношений между Гришиным А.Л Р З а также причины их приезда на место встречи сА Считает незаконной оговорку о том, что Гришин А.Л. не судим в соответствии со ст. 86 УК РФ. Обращает внимание на то, что в списке лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, не указаны свидетели со стороны защиты, хотя их список был представлен. Утверждает о необоснованности отказа в возвращении уголовного дела прокурору при том что не установлено, с какого телефона осужденный звонил А не указаны способ и другие обстоятельства совершения преступления постановление о привлечении Гришина А.Л. в качестве обвиняемого не отвечает предъявляемым требованиям. Ссылается на необоснованность отказов в истребовании и приобщении документов и других дополнительных материалов, в том числе судебных документов по гражданскому делу бывших супругов Гришиных. Отмечает неустановление конкретных деталей характеризующих обстоятельства совершения преступлений необоснованность отклонения ходатайств о возвращении дела прокурору, об исследовании доказательств, подтверждающих состояние необходимой обороны, о прекращении уголовного дела в связи с наличием состояния необходимой обороны от лиц, избивавших его. Считает также незаконными отказы в удовлетворении ходатайств о продолжении судебного следствия и исследования документов, касающихся исследования обстоятельств совершения преступлений, после провозглашения вердикта, об оглашении в присутствии присяжных заседателей паспортных данных, и данных других документов потерпевших, а также данных детализации телефонных соединений. Полагает, что остались невыясненными обстоятельства обращения Г и А к Р по поводу встречи с Гришиным А.Л. и оказания на него воздействия.

Утверждает, что председательствующий поставил перед присяжными заседателями вопросы, при формулировании которых не учитывалась позиция стороны защиты, и не включил в вопросный лист вопросы об обстоятельствах, которые влекут смягчение ответственности, освобождение от нее или исключают преступность деяния, в том числе в связи с необходимой обороной; сформулированный председательствующим вопрос № 7 не отражает позицию стороны защиты о состоянии необходимой обороны. Обращает внимание на то, что в фабуле обвинения не указаны имена и отчества потерпевших. Считает, что вердиктом присяжных заседателей были установлены обстоятельства наличия необходимой обороны, однако суд не дал им оценки, придя к выводу об отсутствии такого состояния. Полагает, что в первоначально вынесенном присяжными заседателями, до их возвращения председательствующим в совещательную комнату, вердикте не содержалось никаких противоречий, ими были даны отрицательные ответы как на вопрос № 6, так и на вопрос № 7, что свидетельствовало о признании недоказанным совершения Гришиным А.Л убийства и покушения на убийство. Признав вердикт противоречивым и неясным, председательствующий не предоставил присяжным заседателям дополнительные разъяснения, не возобновил судебное следствие, не переформулировал вопросы, не предоставил сторонам возможность высказаться по вопросу о неясности вердикта. Отмечает, что указание в приговоре на то, что Гришин А.Л. совершил убийство Р иЗ на почве личных неприязненных отношений не соответствует вердикту присяжных заседателей. Отмечает, что потерпевший А допускал в присутствии присяжных заседателей негативные высказывания о Гришине А.Л., но председательствующий на это не реагировал, вместе с тем делая неоднократно замечания Гришину А.Л. и его защитнику. Также государственный обвинитель в своих выступлениях ссылался на факторы толкающие людей на совершение преступлений, ссылался на поведение Гришина А.Л. в зале судебного заседания, заявлял, что З не находился в состоянии наркотического опьянения, хотя экспертиза свидетельствовала об обратном, неверно излагал показания свидетелей негативно оценивал показания Гришина А.Л., унижал участников процесса со стороны защиты. Заявляет о нарушении председательствующим требований объективности и беспристрастности напутственного слова в связи с неполным и искаженным изложением показаний участников судопроизводства и о том, что сторона защиты была лишена возможности заявить против этого возражения. Оспаривает решение суда о взыскании с Гришина А.Л. в пользу потерпевшего Р 1000000 руб. в качестве компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что Гришин А.Л. действовал

в состоянии необходимой обороны, причинение моральных страданий

потерпевшему не подтверждено фактическими обстоятельствами, размер

компенсации, с учетом возраста потерпевшего, является надуманным.

Назначенное Гришину А.Л. наказание полагает чрезмерно строгим выходящим за рамки максимально допустимого, равного 13 годам 4 месяцам назначенным без учета наличия смягчающих обстоятельств и отсутствия отягчающих обстоятельств; судом необоснованно было отказано в применении положений ст. 64 и 73 УК РФ, а также в изменении категории преступления на основании ч. 6 ст. 15 УК РФ. Считает также, что приговор не отвечает требованиям ст. 7 и 307 УПК РФ, поскольку в нем не приведены мотивы, опровергающие доводы стороны защиты о наличии у Гришина А.Л состояния необходимой обороны, о невозможности применения положений ст. 64, 73, ч. 6 ст. 15 УПК РФ, просит приговор отменить и постановить по делу оправдательный приговор либо передать уголовное дело на новое судебное рассмотрение с момента обсуждения последствий вердикта присяжных заседателей, либо возвратить уголовное дело прокурору.

В возражениях на апелляционное представление и апелляционные жалобы потерпевших и законного представителя потерпевшего Р адвокат Шведченко А.М. просит признать пропущенным срок апелляционного обжалования приговора потерпевшими А Я и представителем потерпевшего Р - Р,

возвратить их жалобы, в удовлетворении апелляционного представления государственного обвинителя отказать ввиду его необоснованности.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденного Гришина А.Л и его защитника Шведченко А.М. государственный обвинитель Гудошникова И.В. просит оставить их без удовлетворения.

Изучив доводы, изложенные в апелляционных представлении и жалобах, письменных возражениях, а также в выступлениях сторон в заседании суда апелляционной инстанции, проверив материалы уголовного дела в отношении Гришина А.Л., Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Настоящее уголовное дело рассмотрено Московским областным судом с участием коллегии присяжных заседателей по ходатайству обвиняемого Гришина А.Л., заявленному в присутствии его защитников по окончании ознакомления с материалами уголовного дела в ходе досудебного производства. Особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, а также правовые последствия использования такого порядка судопроизводства, в том числе связанные с порядком обжалования приговора, обвиняемому были разъяснены и им приняты.

В соответствии с установленным законом порядком рассмотрения дел судом с участием присяжных заседателей в составляемом по делу вопросном листе по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, перед присяжными заседателями ставятся три основных вопроса: 1) доказано ли, что деяние имело место; 2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; 3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния, помимо которых могут быть также сформулированы частные вопросы и вопрос о том, заслуживает ли подсудимый, в случае признания его виновным, снисхождения (ст. 339 УПК РФ).

После обсуждения этих вопросов в совещательной комнате и подписания вопросного листа присяжные заседатели, согласно ст. 345 УПК РФ, возвращаются в зал судебного заседания, где старшина присяжных заседателей передает председательствующему вопросный лист с внесенными в него ответами. При отсутствии замечаний председательствующий возвращает вопросный лист старшине присяжных заседателей для провозглашения. Найдя же вердикт неясным или противоречивым, председательствующий указывает на его неясность или противоречивость коллегии присяжных заседателей и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

При рассмотрении уголовного дела в отношении Гришина А.Л присяжные заседатели, единодушно признав в ответе на вопрос № 5 доказанным факт производства 15 октября 2013 г., не позднее 18 часов 49 минут, на участке местности возле дома по ул. г. Хотьково Сергиево-Посадского района Московской области из неустановленного следствием пистолета «ТТ» двух выстрелов в Я и по одному выстрелу в Р и З результатом чего явилось причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью Я и смерти - Р и З столь же единодушно, отвечая на вопрос № 6, признали недоказанным, что Гришин А.Л. в ходе конфликта на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений произвел из заранее приготовленного им пистолета с близкого расстояния два прицельных выстрела в Я и по одному прицельному выстрелу в Р и З пользуясь тем, что Я,

вследствие полученных ранений не мог передвигаться, направил в его сторону пистолет и дважды нажал на спусковой крючок, однако по не установленным следствием техническим причинам выстрелы произведены не были. Также единодушно коллегия присяжных заседателей, отвечая на сформулированный по инициативе стороны защиты, настаивающей на наличии у Гришина А.Л. состояния необходимой обороны, вопрос № 7, признала недоказанным, что З.,

Р Я и другие лица, всего не менее 10-12 человек, схватили Гришина А.Л. и потащили его к автомашине, а также

нанесли ему удары по голове, Гришин А.Л. выхватил находившийся в руке у Р пистолет, указанный в вопросе № 5, и непроизвольно

произвел выстрел из данного пистолета, при этом пуля попала в Р,

затем Гришин А.Л. произвел выстрел в землю, после чего произвел

выстрел в руку Я который его удерживал; после этого

Гришин А.Л. отбежал в сторону, где произвел выстрел в З продолжавшего его удерживать, причинив потерпевшим Р Я и З телесные повреждения, указанные в вопросе № 5.

Ознакомившись в соответствии со ст. 345 УПК РФ с вынесенным коллегией присяжных заседателей вердиктом, председательствующий по делу судья признал его неясным и возвратил присяжных заседателей в совещательную комнату, разъяснив им, что «поскольку спор между сторонами по факту производства выстрелов Гришиным отсутствует, с учетом позиций сторон председательствующим судьей были сформулированы вопросы, вопрос № 6 по позиции обвинения, вопрос № 7 по позиции защиты, в связи с этим присяжным заседателям необходимо дать оценку позициям сторон, установить, какой из этих позиций Вы доверяете. Иначе получается, что Вы установили какие-то иные обстоятельства, которые не исследовались в судебном заседании и не указаны в вопросном листе, что Вы не имеете права устанавливать, Вы отвечаете лишь на поставленные вопросы».

Давая такого рода разъяснения, ограничивающие выбор возможного решения присяжными заседателями определенными рамками председательствующий исходил из ошибочной посылки, что на один из двух вопросов, № 6 или № 7, присяжные заседатели непременно должны были дать положительный ответ, тогда как в силу закона при ответе на любой из этих вопросов у них сохранялась возможность ответить как «Да, доказано», так и «Нет, не доказано».

Само по себе то, что факт производства выстрелов из пистолета, в результате которых наступили смерть Р и З и причинение телесных повреждений Я был признан присяжными заседателями доказанным, и что между сторонами в ходе судебного заседания отсутствовал спор относительно производства Гришиным А.Л. выстрелов, не давало оснований считать отрицательные ответы, данные присяжными заседателями на вопросы №№ 6 и 7, неясными или противоречивыми и ставить их перед необходимостью на один из этих вопросов дать именно утвердительный ответ.

При этом из содержания приведенных ответов присяжных заседателей на вопросный лист никоим образом не следовало, что ими были установлены какие-либо иные, помимо исследовавшихся в судебном заседании и отраженных в вопросном листе, фактические обстоятельства.

Что же касается того, насколько, с учетом хода и результатов судебного разбирательства, принятое присяжными заседателями решение о недоказанности совершения подсудимым конкретных действий было обоснованным, то, в силу закона, в обсуждение этого вопроса ни суд апелляционной инстанции, ни судья, председательствующий в судебном заседании суда первой инстанции, входить не вправе.

При таких обстоятельствах действия председательствующего судьи не принявшего решение коллегии присяжных заседателей по вопросному листу и возвратившего коллегию в совещательную комнату, нельзя признать законными и обоснованными.

Вместе с тем Судебная коллегия находит, что вердикт коллегии присяжных заседателей, постановленный после ее возвращения председательствующим в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист, не отвечает требованиям закона ввиду его противоречивости.

Указав при ответе на вопрос № 6 вопросного листа на недоказанность таких инкриминируемых Гришину А.Л. обстоятельств как то, что он «...достал из своей одежды заранее им приготовленный пистолет...», «два прицельных выстрела в Я », «...направил в сторону Я пистолет и дважды нажал на спусковой крючок», присяжные заседатели в то же время признали доказанными обстоятельства, указанные во втором абзаце вопроса № 6, а именно то, что «смерть Я не наступила в связи с невозможностью производства Гришиным А.Л. повторных выстрелов из указанного пистолета ввиду неустановленных следствием причин, а также в результате своевременного доставления Я в медицинское лечебное учреждение и оказания ему квалифицированной медицинской помощи».

При таком положении отсутствует определенность в том, к каким именно выводам пришли присяжные заседатели относительно того производил ли Гришин А.Л. выстрелы в Я повлекшие его ранение, и пытался ли он произвести в него (в Я повторные выстрелы из пистолета, но не сумел это сделать вследствие неустановленных причин.

Данная неопределенность усугубляется тем, что при ответе на вопрос № 8 вопросного листа присяжные заседатели, исходя из содержания этого вопроса, единодушно признали Гришина А.Л виновным в действиях, указанных в вопросе № 6, без каких-либо исключений, поскольку редакция вопроса № 8 не предоставляла им подобную возможность.

Несмотря на это, председательствующий не принял необходимых мер к тому, чтобы устранить указанный недостаток вердикта, обратив внимание присяжных заседателей на имеющиеся в нем противоречия и предложив им, вернувшись в совещательную комнату, внести в вопросный лист соответствующие уточнения.

Между тем в силу ч. 2 ст. 389.25 УПК РФ в случае, если при неясном и противоречивом вердикте председательствующий не указал присяжным заседателям на неясность и противоречивость вердикта и не

предложил им вернуться в совещательную комнату для внесения

уточнений в вопросный лист, постановленный по уголовному делу на основании вердикта коллегии присяжных заседателей приговор, в том числе оправдательный, подлежит отмене.

С учетом того, что устранить нарушения, допущенные при рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, в суде апелляционной инстанции не представляется возможным постановленный по делу приговор в отношении Гришина А.Л. подлежит отмене, а уголовное дело направлению на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе с подготовительной части судебного разбирательства.

В связи с отменой приговора подлежит разрешению вопрос о мере пресечения в отношении Гришина А.Л.: учитывая тяжесть предъявленного ему обвинения, а также наличие оснований полагать, что он может скрыться от суда и иным способом воспрепятствовать производству по уголовному делу, избранную в отношении него меру пресечения в виде заключения под стражу следует оставить без изменения, продлив ее применение на 2 месяца Обстоятельств, которые бы препятствовали содержанию Гришина А.Л. под стражей, не имеется.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.25, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского областного суда от 21 июня 2017 г. в отношении Гришина А.Л. отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином его составе со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения в отношении Гришина А.Л. в виде заключения под стражу продлить на 2 месяца, то есть по 5 декабря 2017 г Председательствующий

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...