Актуально на:
17 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Решение N ВАС-6446/13 от 02.08.2013 Высший арбитражный суд, первая инстанция

925_470778

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

дело № ВАС-6446/13

Москва 02 августа 2013 года

Резолютивная часть решения объявлена 29.07.2013

Полный текст решения изготовлен 02.08.2013

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в составе председательствующего судьи Кирейковой Г.Г., судей Самуйлова С.В. и Шилохвоста О.Ю., при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Сулеймановым М.Б., рассмотрел 29.07.2013 в открытом судебном заседании заявление общества с ограниченной ответственностью «Районные электрические сети» о признании подпункта 5 пункта 28 Основ ценообразования в области регулируемых цен (тарифов в электроэнергетике, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2011 № 1178, не соответствующим статьям 1, 421, 424, 606, 654 Гражданского кодекса Российской Федерации статьям 6, 23 Федерального закона от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике», части 2 статьи 1 Федерального закона

Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: http://www.arbitr.ru/

(информация о движении дела, справочные материалы и др от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», Федеральному закону от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», статьям 253 и 264 Налогового кодекса Российской Федерации и недействующим.

В судебном заседании приняли участие:

от Правительства Российской Федерации в лице Федеральной службы по тарифам по поручению от 10.06.2013 № СП-П9-3898 (далее ФСТ России): Баринов Е.В. по доверенности от 01.10.2012 № 10/13; Бедняков Д.И. по доверенности от 17.04.2013 № ДБ/13; Мецаев Б.К по доверенности от 16.08.2012 № 8/13; Степаненко И.Г. по доверенности от 24.10.2012 № 12/13.

Общество с ограниченной ответственностью «Районные электрические сети» своего представителя в судебное заседание не направило и просило рассмотреть дело в его отсутствие.

Суд установил:

Общество с ограниченной ответственностью «Районные электрические сети» (г. Тында; далее – общество) обратилось в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации с заявлением о признании подпункта 5 пункта 28 Основ ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2011 № 1178 (далее Основы ценообразования), не соответствующим статьям 1, 421, 424, 606, 654 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьям 6, 23 Федерального закона от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» (далее – Закон об электроэнергетике), части 2 статьи 1 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее - Закон о конкуренции), Федеральному закону от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее – Закон о бухгалтерском учете статьям 253 и 264 Налогового кодекса Российской Федерации и недействующим (с учетом письменных дополнений 21.06.2013 и уточнений от 05.07.2013 к заявлению).

В соответствии с подпунктом 5 пункта 28 Основ ценообразования в состав прочих расходов, которые учитываются при определении необходимой валовой выручки (далее – НВВ), включается плата за владение и (или) пользование имуществом, в том числе платежи в федеральный бюджет за пользование имуществом, находящимся в федеральной собственности, за исключением затрат, связанных с арендой объектов электросетевого хозяйства, не относящихся к единой национальной (общероссийской) электрической сети, в случае, если собственник объектов электросетевого хозяйства является единственным потребителем услуг по передаче электрической энергии, оказываемых с использованием указанных объектов электросетевого хозяйства, а также если указанные объекты учтены в базе инвестированного капитала прочих сетевых организаций. Расходы на аренду определяются регулирующим органом исходя из величины амортизации и налога на имущество относящихся к арендуемому имуществу.

Заявитель полагает, что последнее предложение приведенного пункта без установленных законодательством оснований ограничивает право арендатора на включение расходов на аренду в состав прочих расходов, учитываемых при определении НВВ, в той части, в которой указанная норма не предусматривает учет в составе этих расходов других уплачиваемых собственниками имущества налогов, обязательных платежей, затрат, относящихся на себестоимость продукции для арендодателя, прибыли арендатора, а также полностью исключает часть арендной платы, составляющей доход арендодателя. Общество считает что установив такие ограничения в отсутствие допускающей это нормы федерального закона, Правительство Российской Федерации превысило свои полномочия. Кроме того, оно возложило на арендодателя не предусмотренную законодательством обязанность выделять сумму амортизационных отчислений в составе арендной платы и налог на имущество, что при отсутствии такого разделения лишает арендатора возможности учесть и эти суммы в составе расходов. По мнению заявителя, оспариваемая норма противоречит статьям 1, 2, 421, 424, 606, 654 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьям 6 и 23 Закона об электроэнергетике, требованиям бухгалтерского учета и налогового законодательства к перечню расходов организации и их оформлению.

Общество указывает, что ограничение суммы арендной платы и необходимость выделения расходов на амортизацию и налога на имущество препятствует реализации полномочий органов местного самоуправления по заключению договоров аренды муниципального имущества и определению размера арендной платы, которые предусмотрены пунктом 10 статьи 35 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и нормативными актами муниципальных образований.

Кроме того, общество полагает, что подпункт 5 пункта 28 Основ ценообразования влечет возникновение у регулируемых организаций арендаторов не покрываемых тарифом расходов при осуществлении предпринимательской деятельности, в том числе по передаче электрической энергии, что создает предпосылки для возникновения признаков банкротства и ликвидации таких организаций. Заявитель считает, что норма направлена на «устранение субъекта предпринимательской деятельности» и ограничивает конкуренцию, что противоречит пункту 2 статьи 1 Закона о конкуренции.

В отзыве и дополнениях к нему ФСТ России считает доводы общества несостоятельными, а оспариваемую им норму соответствующей закону и иным нормативным актам, имеющим большую юридическую силу.

ФСТ России указывает, что пунктом 1 статьи 24 Закона об электроэнергетике Правительство Российской Федерации наделено полномочиями по утверждению Основ ценообразования. Оспариваемая обществом норма не противоречит положениям Гражданского кодекса Российской Федерации, Закона об электроэнергетике и Закона о защите конкуренции, на которые ссылается заявитель. По мнению заинтересованного лица, решение о необходимости определения расходов на аренду в объеме, предусмотренном подпунктом 5 пункта 28 Основах ценообразования, соответствует принципам государственного регулирования тарифов в сфере электроэнергетики, в том числе принципам обеспечения экономической обоснованности затрат коммерческих организаций на производство, передачу и сбыт электрической энергии, а также соблюдения баланса интересов поставщиков и потребителей электрической энергии.

Введение оспариваемой нормы обусловлено выявленными злоупотреблениями, связанными с передачей собственниками, основным видом деятельности которых не является сбыт и передача электрической энергии, имеющихся у них на балансе объектов электросетевого хозяйства в аренду сетевым организациям в целях освобождения себя от бремени расходов по содержанию и ремонту такого оборудования, по оплате потерь, подбору и аттестации персонала, аварийному обслуживанию и возложения таких расходов на регулируемые организации. В результате заключения договоров аренды затраты на обслуживание объектов электросетевого хозяйства учитывались в тарифах на услуги по передаче электрической энергии, следствием чего являлось увеличение цены (тарифа) на электрическую энергию для конечного потребителя. Таким образом, собственники не только не несли названных расходов, но и получали дополнительный доход в виде части арендной платы, которая дополнительным финансовым бременем ложилась на потребителей региона.

Ссылки общества на положения утратившего силу Закона о бухгалтерском учете заинтересованное лицо считает несостоятельным. По мнению ФСТ России, главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации и Основами ценообразования регулируются различные сферы отношений, в связи с чем оспариваемая норма не может противоречить статьям 253 и 264 названного Кодекса. Заинтересованное лицо считает, что заявитель не обосновал и не доказал противоречие оспариваемой нормы Федеральному закону от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», а также самого факта нарушения прав и законных интересов общества.

Выслушав представителей Правительства Российской Федерации изучив материалы дела, суд считает требование общества подлежащим частичному удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с полномочиями, предоставленными абзацем первым пункта 1 статьи 24 Закона об электроэнергетике, постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2011 № 1178 утверждены Основы ценообразования, определяющие принципы и методы расчета цен (тарифов) в электроэнергетике, в том числе критерии оценки экономической обоснованности затрат, включаемых в указанные цены (тарифы), и определения уровня доходности инвестированного капитала используемого в сферах деятельности субъектов электроэнергетики в которых применяется государственное регулирование цен (тарифов порядок учета результатов деятельности субъектов электроэнергетики по итогам работы за период действия ранее утвержденных цен (тарифов особенности определения цен (тарифов) на электрическую энергию (мощность), поставляемую покупателям в технологически изолированных территориальных энергетических системах.

Текст Основ ценообразования опубликован в печатном издании «Собрание законодательства Российской Федерации» от 23.01.2012 № 4, ст. 504.

Пунктом 28 Основ ценообразования предусмотрен перечень (состав прочих расходов, которые учитываются при определении НВВ, на основе которой рассчитываются регулируемые цены (тарифы). Подпунктом 5 названного пункта к таким расходам отнесена плата за владение и (или пользование имуществом, в том числе платежи в федеральный бюджет за пользование имуществом, находящимся в федеральной собственности, за исключением затрат, связанных с арендой объектов электросетевого хозяйства, не относящихся к единой национальной (общероссийской электрической сети, в случае, если собственник объектов электросетевого хозяйства является единственным потребителем услуг по передаче электрической энергии, оказываемых с использованием указанных объектов электросетевого хозяйства, а также если указанные объекты учтены в базе инвестированного капитала прочих сетевых организаций.

Во втором предложении приведенного подпункта расходы на аренду определены в объеме величины амортизации и налога на имущество относящихся к арендуемому имуществу.

Общество является территориальной сетевой организацией и осуществляет передачу электрической энергии в Амурской области с использованием в том числе арендованного имущества: линий электропередач, нежилых помещений, земельных участков, гаражей транспортных средств, находящихся в муниципальной собственности собственности юридических и физических лиц.

Положения подпункта 5 пункта 28 Основ ценообразования применены регулирующим органом при тарифном регулировании на 2012 год. Приказом Управления государственного регулирования цен и тарифов Амурской области от 31.05.2012 № 76-пр/э внесены изменения в приказ названного регулирующего органа от 20.12.2011 № 236-пр/э связанные с уменьшением размера НВВ общества по причине исключения расходов на аренду, не предусмотренных оспариваемой нормой.

Таким образом, довод ФСТ России о том, что общество не доказало нарушения оспариваемой нормой его прав и законных интересов, является несостоятельным.

Общество считает, что, установив ограничения размера арендной платы, включаемой в НВВ, в отсутствие допускающей это нормы федерального закона, Правительство Российской Федерации превысило свои полномочия.

Между тем такие полномочия Правительства Российской Федерации следуют из предусмотренных абзацем первым пункта 1 статьи 24 Закона об электроэнергетике полномочий определять принципы и методы расчета цен (тарифов) в электроэнергетике, в том числе критерии оценки экономической обоснованности затрат, включаемых в указанные цены (тарифы).

Определив в подпункте 5 пункта 28 Основ ценообразования объем арендной платы, подлежащий включению в НВВ в виде налога на имущество и амортизационных отчислений, Правительство фактически исключило из прочих расходов часть арендной платы, составляющей собственно доход арендодателя от сдачи имущества в аренду. Исключение этой части арендной платы обусловлено применением предусмотренного пунктом 1 статьи 6 Закона об электроэнергетике принципа соблюдения баланса экономических интересов поставщиков и потребителей электрической энергии, не допускающего возложение на конечных потребителей помимо расходов, которые должен нести собственник на содержание и эксплуатацию имущества, расходов сетевой организации по уплате этому собственнику дохода от аренды имущества, а также установленного пунктом 2 статьи 23 этого Закона принципа обеспечения экономической обоснованности затрат коммерческих организаций на производство, передачу и сбыт электрической энергии, исключающего включение в затраты ничем не обусловленных или завышенных расходов в том числе в виде арендной платы, превышающей расходы собственника по содержанию переданного в аренду имущества, а также налогов и обязательных платежей, связанных с владением этим имуществом.

Регулирование подпунктом 5 пункта 28 Основ ценообразования состава включаемых в НВВ расходов, связанных с арендой имущества, не противоречит положениям Гражданского кодекса Российской Федерации об аренде и статьям 421 и 424 Кодекса, поскольку не ограничивает заключение регулируемыми организациями с собственниками договоров аренды и определение сторонами такого договора размера платы за пользование и владение имуществом. Исполнение арендатором обязательств по оплате арендных платежей, не обеспеченных компенсацией включенных в НВВ на основании оспариваемой нормы расходов в составе тарифа, относится к рискам, связанным с осуществлением лицом предпринимательской деятельности, определение понятия которой содержится в пункте 2 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации. В этой связи положения статей 421 и 424 Гражданского кодекса Российской Федерации предоставляют сторонам договора аренды возможность определить с учетом положений оспариваемой нормы размер арендной платы, наиболее отвечающей интересам сторон.

С учетом изложенного суд отклоняет и довод общества о противоречии нормы подпункта 5 пункта 28 Основ ценообразования пункту 10 статьи 35 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» и нормативным актам муниципальных образований определяющим размер арендной платы в отношении имущества находящегося в муниципальной собственности.

Общество ссылается на то, что в ситуации, когда арендодатель не обязан в силу закона выделять сумму амортизационных отчислений в составе арендной платы и налог на имущество, в отсутствие такого разделения арендатор лишается возможности учесть эти суммы в составе расходов. Между тем применение положений оспариваемой нормы в таких ситуациях не исключается. Более того, отсутствие информации о сумме амортизационных отчислений и налога на имущество не освобождает регулирующий орган от обязанности истребовать ее у органов местного самоуправления, иных лиц, владеющих этой информацией, а также определить их размер, используя предоставленные ему Основами ценообразования полномочия (в частности, пунктом 29). Проверка правомерности решения регулирующего органа выходит за рамки настоящего дела и осуществляется в отдельном порядке.

Суд не может согласиться с мнением заявителя о том, что оспариваемая норма не соответствует пункту 6 статьи 8 Закона о бухгалтерском учете, поскольку названный Закон утратил силу.

Довод общества о направленности регулирования, предусмотренного подпунктом 5 пункта 28 Основ ценообразования, на устранение субъекта предпринимательской деятельности и ограничение конкуренции противоречащей пункту 2 статьи 1 Закона о конкуренции, не подтвержден доказательствами, обладающими признаками достоверности и допустимости.

Вместе с тем заслуживает внимание утверждение заявителя о том что расходы, перечисленные во втором предложении подпункта 5 пункта 28 Основ ценообразования, не компенсируют включенные в арендную плату иные уплачиваемые собственниками имущества налоги и обязательные платежи.

В соответствии с положениями Налогового кодекса Российской Федерации собственники в зависимости от вида принадлежащего ему имущества уплачивают, кроме налога на имущество, также земельный и транспортный налоги. Статьей 16 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» предусмотрена плата за негативное воздействие на окружающую среду. Между тем в силу оспариваемой нормы указанные и иные обязательные платежи собственников - арендодателей, связанные с владением имуществом не подлежат включению в расходы, учитываемые при формировании НВВ.

Иной перечень расходов по арендной плате предусмотрен Правительством Российской Федерации в пункте 45 Основ ценообразования в сфере теплоснабжения, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 22.10.2012 № 1075, и в пункте 44 Основ ценообразования в сфере водоснабжения и водоотведения утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 13.05.2013 № 406, согласно которым экономически обоснованный уровень арендной платы определяется органами регулирования исходя из принципа возмещения арендодателю амортизации, налогов на имущество и землю и других установленных законодательством Российской Федерации обязательных платежей, связанных с владением имуществом, переданным в аренду.

В дополнении к отзыву ФСТ России указывает на то, что регулирование в электроэнергетике, теплоснабжении и в сфере услуг водоснабжения и водоотведения осуществляется с использованием одинаковых методов государственного регулирования. Мнение представителей заинтересованного лица о том, что налог на имущество предусмотренный во втором предложении подпункта 5 пункта 28 Основ ценообразования, следует толковать расширительно, включая в него иные налоги и обязательные платежи, связанные с владением имуществом, не следует из буквального и системного толкования оспариваемой нормы Более того, именно буквальное толкование используется регулирующим органом Амурской области при утверждении тарифов, что усматривается из представленных ФСТ России писем этого органа.

Указанное условие второго предложения подпункта 5 пункта 28 Основ ценообразования противоречит пункту 1 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации в части, определяющей недопустимость необоснованного ограничения права регулируемых организаций на компенсацию в составе расходов названных обязательных платежей и налогов, а также положениям пункта 1 статьи 6 и пункта 2 статьи 23 Закона об электроэнергетике, предусматривающим соблюдение баланса экономических интересов поставщиков и потребителей электрической энергии и обеспечение экономической обоснованности затрат коммерческих организаций на производство, передачу и сбыт электрической энергии. В этой части заявление общества является обоснованным.

В дополнении к заявлению от 21.06.2013 общество необоснованно относит к числу налогов, подлежащих включению в расходы в составе арендной платы, налог на добавленную стоимость, налог на доходы физических лиц и налог на прибыль. Уплата названных налогов в случаях приведенных заявителем, связана не с фактом владения этим имуществом а с наличием дохода от сдачи его в аренду.

В соответствии с частью 5 статьи 195 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации нормативный правовой акт или отдельные его положения, признанные арбитражным судом недействующими, не подлежат применению с момента вступления в законную силу решения суда и должны быть приведены органом или лицом, принявшими оспариваемый акт, в соответствие с законом или иным нормативным правовым актом, имеющими большую юридическую силу.

Руководствуясь статьями 167-168, 176, 180, 195 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации

РЕШИЛ:

признать второе предложение подпункта 5 пункта 28 Основ ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2011 № 1178, в части, не предусматривающей включение в состав прочих расходов, учитываемых при определении необходимой валовой выручки, иных, кроме налога на имущество, налогов и других установленных законодательством Российской Федерации обязательных платежей, связанных с владением имуществом, переданным в аренду, не соответствующим статье 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьям 6, 23 Федерального закона от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» и недействующим.

Решение вступает в законную силу немедленно после его принятия но может быть пересмотрено Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в порядке надзора по заявлению, поданному в течение трех месяцев с момента вступления его в законную силу Председательствующий судья Г.Г. Кирейкова Судья С.В. Самуйлов Судья О.Ю. Шилохвост

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...