Актуально на:
18 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 72-АПУ17-21 от 04.10.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №72-АПУ 17-21

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 04 октября 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шамова А.В.

судей Ведерниковой О.Н., Хомицкой Т.П.

при секретаре Ивановой А.А рассмотрела уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Якимовой Т.С. и апелляционной жалобе осужденного Игошина В.П. с дополнениями к ней на приговор Забайкальского краевого суда от 21 июня 2017 года, по которому

ИГОШИН В.П.,

ранее судимый:

- 20 октября 1997 года Центральным районным судом г. Читы (с

учетом изменений, внесенных постановлением Ингодинского

районного суда г. Читы от 13 июля 2004 года) по ч. 3 ст. 162 УК РФ

редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 8 годам лишения свободы с

отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

- 4 марта 1998 года Читинским районным судом Читинской области

по ч. 3 ст. 148, ч. 3 ст. 15-148 УК РСФСР, ст. 222 УК РФ, в

соответствии со ст. 40 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы. В

соответствии с ч. 3 ст. 40 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы с

отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Освобожденного по постановлению Ингодинского районного суда г.

Читы от 25 марта 2002 года условно-досрочно на неотбытый срок 1 год

7 месяцев 18 дней;

- 10 января 2003 года Железнодорожным районным судом г. Читы (с

учетом изменений, внесенных постановлением Ингодинского

районного суда г. Читы от 13 июля 2004 года) по ч. 3 ст. 158 УК РФ

редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 4 годам 6 месяцам лишения

свободы без штрафа. На основании п. 7 ст. 79, ст. 70 УК РФ к 6 годам

лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии

строгого режима. Освобожденного по постановлению Ингодинского

районного суда г. Читы от 14 ноября 2006 года условно-досрочно на

неотбытый срок 1 год 11 месяцев 16 дней;

- 14 сентября 2011 года Хилокским районным судом Забайкальского

края по ст. 316 УК РФ с применением ч. 2 ст. 68 УК РФ к 10 месяцам

18 дням лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной

колонии строгого режима,

осужденного:

26 августа 2014 года Чернышевским районным судом

Забайкальского края (с учетом изменений, внесенных апелляционным

определением судебной коллегией по уголовным делам Забайкальского

краевого суда от 19 января 2015 года) по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ

редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 6 годам 2 месяцам лишения

свободы, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003

года) к 6 годам 4 месяцам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69

УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения

наказаний назначено 6 лет 8 месяцев лишения свободы без штрафа. На

основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем

частичного присоединения неотбытой части наказания по приговору

Железнодорожного районного суда г. Читы от 10 января 2003 года

назначено 7 лет 2 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в

исправительной колонии особого режима осужден к лишению свободы по: - ч. 1 ст. 209 УК РФ - на 9 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 450000 рублей; - п.п. «а, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении К -на 9 лет 3 месяца лишения свободы со штрафом 300000 рублей; - п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении М - на 9 лет лишения свободы со штрафом 250000 рублей; - ч. 3 ст. 30 - п.п. «а, б» ч. 4 ст. 226 УК РФ с применением ч. 3 ст. 66 УК РФ на 7 лет лишения свободы со штрафом в размере 200000 рублей; - п.п. «а, б» ч. 4 ст. 226 УК РФ - на 9 лет лишения свободы со штрафом в размере 350000 рублей; - п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении Э -на 9 лет лишения свободы со штрафом 250000 рублей; - п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении Ш Ю ( ) ., М П - на 9 лет лишения свободы со штрафом 250000 рублей; - ч. 4 ст. 166 УК РФ - на 7 лет 5 месяцев лишения свободы; - п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении А - на 9 лет лишения свободы со штрафом 250000 рублей; - п.п. «а, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении Б - на 9 лет 3 месяца лишения свободы со штрафом 300000 рублей; - п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении П П Т П - на 9 лет лишения свободы со штрафом 250000 рублей; - п.п. «а, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении Я на 9 лет 3 месяца лишения свободы со штрафом 300000 рублей; - п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении Ф - на 9 лет лишения свободы со штрафом 250000 рублей; - п.п. «а, б» ч. 3 ст. 163 УК РФ (в отношении Ф - на 9 лет лишения свободы со штрафом 250000 рублей; - п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении А А А А Д - на 9 лет лишения свободы со штрафом 250000 рублей; - п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении Н П - 9 лет лишения свободы со штрафом 250000 рублей; - п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении Е Д - на 9 лет лишения свободы со штрафом 250000 рублей; - п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении Л - на 9 лет лишения свободы со штрафом 250000 рублей; - п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении К на 9 лет лишения свободы со штрафом 250000 рублей; - п.п. «а, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении Б -на 9 лет 3 месяца лишения свободы со штрафом 300000 рублей; - ч. 3 ст. 166 УК РФ - 6 лет лишения свободы; - п.п. «а, б» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении Н - 9 лет 2 месяца лишения свободы со штрафом 300000 рублей; - п.п. «а, б» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении М - на 9 лет 2 месяца лишения свободы со штрафом 300000 рублей; - п.п. «а, б, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении Б - на 9 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом 350000 рублей; - ч. 5 ст. 33 - п.п. «в, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ - на 4 года лишения свободы со штрафом 8000 рублей; - п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении Г - на 9 лет лишения свободы со штрафом 250000 рублей; - п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ - на 5 лет лишения свободы со штрафом 100000

рублей; - п.п. «а, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в отношении Б - на 9 лет 3 месяца лишения свободы со штрафом 300000 рублей; - п.п. «а, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство К П

Б З Я Б Н Б Б П иШ.)

- на 13 лет лишения свободы; - ч. 3 ст. 222 УК РФ - на 5 лет лишения свободы со штрафом 150000 рублей;

На основании ч.ч. 3, 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 24 (двадцать четыре) года лишения свободы со штрафом в размере 900000 (девятисот тысяч рублей.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору Чернышевского районного суда Забайкальского края от 26 августа 2014 года окончательно назначено 25 (двадцать пять) лет лишения свободы со штрафом в размере 900000 (девятьсот тысяч) рублей, с отбыванием первых пятнадцати лет в тюрьме, оставшегося срока в исправительной колонии особого режима.

Приговором разрешены гражданские иски, разрешение вопросов о процессуальных издержках и судьбе вещественных доказательств оставлено до рассмотрения уголовных дел в отношении иных лиц.

Заслушав доклад судьи Ведерниковой О.Н., выступления осужденного Игошина В.П. и адвоката Анпилоговой Р.Н., поддержавших доводы жалобы мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор изменить по доводам представления, Судебная коллегия

установила:

Игошин В.П. осужден за создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и организации, участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях;

- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и с угрозой применения такого насилия, с применением оружия, организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (в отношении К

- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья с применением оружия, организованной группой (в отношении М.)

;

- покушение на хищение огнестрельного оружия, то есть умышленные действия, непосредственно направленные на хищение огнестрельного оружия, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья организованной группой, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам;

хищение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенное организованной группой, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения такого насилия;

- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья с применением оружия, организованной группой (в отношении Э.)

;

- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья с применением оружия, организованной группой (в отношении Ш Ю (Ш ) , М П

неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон совершенное организованной группой, с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья;

- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья с применением оружия, организованной группой (в отношении А

- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, в крупном размере, организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (в отношении Б

- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище и помещение, в крупном размере, организованной группой (в отношении П П Т П - разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, в крупном размере, организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (в отношении Я );

- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище организованной группой (в отношении Ф

- вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, уничтожения чужого имущества, совершенное организованной группой, в целях получения имущества в особо крупном размере;

- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, организованной группой (в отношении А А.,

А А Д

- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья с применением оружия, организованной группой (в отношении Н.,

П

- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения такого насилия, с применением оружия, организованной группой (в отношении Е Д

- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья с применением оружия, с незаконным проникновением в помещение организованной группой (в отношении Л

- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище и помещение, организованной группой (в отношении К

- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения такого насилия, с применением оружия, в крупном размере, организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (в отношении Б

- неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон совершенное организованной группой;

- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья с применением оружия, в целях завладения имуществом в особо крупном размере, организованной группой (в отношении Н

- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья с применением оружия, в целях завладения имуществом в особо крупном размере, организованной группой (в отношении М

- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения такого насилия, с применением оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в особо крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (в отношении Б

- пособничество к грабежу, то есть открытому хищению чужого имущества совершенного с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, путем содействия совершению данного преступления предоставлением информации, а также заранее пообещав, скрыл преступника и предметы, добытые преступным путем;

- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья с применением оружия, организованной группой (в отношении Г.)

; - кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенную с незаконным проникновением в иное хранилище, в крупном размере организованной группой;

- разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, в крупном размере, организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (в отношении Б - убийство, то есть умышленное причинение смерти одиннадцати лицам (К П Б З Я Б Н Б Б П Ш организованной группой из корыстных побуждений, по найму, сопряженное с разбоем, бандитизмом;

- незаконные ношение, перевозку и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные организованной группой.

Преступления совершены в г. Чита и Читинской области (Забайкальском крае) при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Уголовное дело в отношении Игошина рассмотрено, как указано в приговоре, в особом порядке принятия судебного решения, в соответствии с главами 40, 40х УПК РФ.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Якимова Т.С. считает, что приговор подлежит изменению в связи с неправильным применением закона при назначении наказании в виде штрафа по ч.З ст.222 УК РФ в редакции ФЗ от 25.06.1998 г., поскольку санкцией статьи в данной редакции штраф не предусмотрен. Просит приговор изменить: исключить из приговора дополнительное наказание в виде штрафа назначенное по ч.З ст.222 УК РФ, считать его осужденным к 5 годам лишения свободы. На основании чч. 3, 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначить 24 (двадцать четыре) года лишения свободы со штрафом в размере 850 000 тысяч рублей На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору Чернышевского районного суда Забайкальского края от 26 августа 2014 года окончательно назначить 25 лет лишения свободы со штрафом в размере 850 000 тысяч рублей, с отбыванием первых пятнадцати лет в тюрьме оставшегося срока в исправительной колонии особого режима. В остальной части приговор оставить без изменения.

В апелляционных жалобах - основной и дополнительных - осужденный Игошин выражает несогласие с назначенным наказанием, считает его чрезмерно суровым и несправедливым, полагает, что последовательное применение положений ч.4 ст.62 УК РФ при назначении наказания за каждое преступлении и ст. 69 по совокупности преступлений не позволяет назначить наказание такого размера; указывает, что размер наказания по ч.2 ст. 105 УК РФ не должен превышать 13 лет 4 месяцев лишения свободы, а по совокупности преступлений - 20 лет лишения свободы. Указывает, что заключал соглашение о сотрудничестве 25 июля 2013 г., то есть до принятия Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 N 58 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания где в п.51 дается разъяснение, которым видимо, руководствовался суд назначая ему наказание. Считает, что положения данного постановления ухудшают его положение и к нему применены быть не могут, указаний о назначении наказания по ст.69 УК РФ без учета правил ст.62 УК РФ сам кодекс не содержит и ему должно быть назначено наказание по совокупности преступлений с учетом правил ч.4 ст.62 УК РФ; при этом ссылается на ст.54 Конституции РФ.

Считает, что по ч.5 ст.69 УК РФ наказание назначено неправильно является незаконным и несправедливым, поскольку два факта разбойных нападений, за которые он осужден Чернышевским районным судом Забайкальского края по приговору от 26 августа 2014 года, изначально являлись эпизодами одного общего уголовного дела, по которому он 25 июля 2013 года заключил досудебное соглашении о сотрудничестве и факт разделения уголовного дела на два судебных процесса не должен ухудшать его положение при назначении наказания.

Не согласен с квалификацией его действий по ч.2 ст. 105 УК РФ, в части излишне вмененного, как он считает, пункта «ж» - совершенное организованной группой; полагает, что поскольку банда является разновидностью организованной группы, убийство в составе банды должно квалифицироваться только как сопряженное с бандитизмом, без дополнительного вменения признака - совершенное организованной группой.

Указывает, что приговор не содержит сведений, указанных в п.4. ч.4 ст.317 7 УПК РФ, ссылается на протокол судебного заседания (т.75 л.д.245) и применение к нему мер безопасности, считает, что суд не исследовал данные сведения, приобщает к жалобе постановление следователя о применении мер безопасности от 24 марта 2015 г. и просит его приобщить к материалам дела Считает, что степень угроз его личной безопасности не была учтена судом при постановлении приговора; угроза его жизни существует и в настоящее время; указывает, что содействовал органам следствия в раскрытии иных преступлений, не входящих в предъявленное ему обвинение.

Возражает против назначения отбывания наказания в тюрьме на срок 15 лет, считая его чрезмерно большим; считает, что суд не учел характер и пределы его содействия раскрытию преступлений, не учел, что все преступления, входящие в совокупность, раскрыты в результате сотрудничества с ним. Обращает внимание, что по приговору 26 августа 2014 года Чернышевским районным судом Забайкальского края наказание ему назначено с применением ст. 64 УК РФ и считает, что суд должен был это учесть в силу ст.90 УПК РФ. Также считает, что фактически выполнил условия добровольной сдачи оружия и от наказания по ч.З ст.222 УК РФ должен быть освобожден.

Не согласен, что по преступлениям, предусмотренным ч.З ст.30, пп. «а», б» ч.4 ст.226, пп. «а, б» ч.4 ст.226, ч.4 ст. 166, пп. «а. б» ч.З ст. 163 УК РФ суд признал отягчающим обстоятельством совершение преступлений с использованием оружия; считает, что поскольку он осужден по ст.209 и ст.222 УК РФ указанное отягчающее обстоятельство подлежит исключению в силу ч.2 ст.63 УК РФ.

Считает, что суд неправомерно указал в приговоре на его безжалостность, хладнокровность, отсутствие какого-либо сострадания к потерпевшим, циничность, поскольку перечень отягчающих обстоятельств является исчерпывающим; считает, что смягчающие обстоятельства судом проигнорированы, требования ст.60 УК РФ выполнены не в полном объеме Судом не учтено, что по двум преступлениям (по ст. 166 и ч.5 ст.ЗЗ, чЛ ст. 161 УК РФ) уголовное дело в отношении его прекращено, по ряду преступлений исключены квалифицирующие признаки, в результате уменьшился объем обвинения, что улучшает его положение, но суд назначил ему по совокупности преступлений максимальное наказание, не учел смягчающие обстоятельства при назначении наказания по совокупности преступлений и определении срока отбывания наказания в тюрьме, которое ничем не мотивировано. Указывает, что по одному из эпизодов, квалифицированных по ч.З ст.226 УК РФ, связанных с гранатой Ф-1 истекли сроки давности кроме того, по второй гранате сроки давности истекли 18 августа 2017 г.

Просит приговор изменить: исключить из квалификации его действий по ч.2 ст. 105 УК РФ пункт «ж»; рассмотреть вопрос о назначении наказания за разбойные нападения и менее тяжкие преступления с применением положений ст. 64 УК РФ; исключить из осуждения преступление предусмотренное ч.З ст.222 УК РФ; прекратить уголовное преследование по факту незаконного хранения двух гранат Ф-1; исключить из приговоры ссылку на отягчающее обстоятельство- совершение преступлений с использованием оружия; исключить из приговора ссылки на его безжалостность, хладнокровность, отсутствие какого-либо сострадания к потерпевшим, циничность, смягчить наказание, назначенное на основании ч.З, 5 ст.69 УК РФ, учесть смягчающие обстоятельства; решить вопрос о преюдиции в отношении приговора Чернышевского районного суда Забайкальского края от 26 августа 2014 года; дать оценку его содействию органам следствия в раскрытии иных преступлений, не входящих в предъявленное ему обвинение; учесть степень угрозы его жизни, которой он подвергался в результате сотрудничества со стороной обвинения; назначить окончательное наказание на срок не свыше 20 лет лишения свободы, снизить срок отбывания наказания в тюрьме.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Якимова Т.С. просит оставить их без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционного представления и жалоб осужденного, а также возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Судебное разбирательство по данному делу проведено в особом порядке в соответствии с гл.40, 401 УПК РФ ( т. 79 л.д.120).

Председательствующим выполнены требования ст.316, 3177УПК РФ.

В судебном заседании было оглашено досудебное соглашение о сотрудничестве от 25 июля 2013 г. (т. 69 л.д.62) и представление заместителя прокурора края об особом порядке проведения судебного заседания от 01 марта 2017 г. (т. 75 л.д.245).

Из оглашенного в судебном заседании представления заместителя прокурора края об особом порядке проведения судебного заседания от 01 марта 2017 г. следует, что в соответствии с заключенным 25 июля 2013 г соглашением Игошин обязался в полном объеме дать показания о совершенных им и иными лицами преступлениях, изобличить всех причастных к ним лиц, в связи с чем, участвовать во всех следственных действиях, организованных следователем.

В ходе предварительного следствия данные обязательства обвиняемым Игошиным были выполнены. В частности, в ходе допросов в качестве подозреваемого и обвиняемого Игошин сообщил об обстоятельствах создания и деятельности банды, ее вооруженности, роли каждого из ее участников, совершенных им и иными лицами преступлениях, признал полностью вину и дал показания по эпизодам предъявленного ему обвинения, изобличил других участников преступлений. Кроме того, свои показания Игошин подтвердил при проверках показаний на месте, полно и точно указал обстоятельства совершенных им и другими лицами преступлений, а также места сокрытия трупов потерпевших.

При проведении очных ставок и других следственных действий Игошин изобличил в совершении преступлений других участников преступлений, в том числе активного участника банды З а также Б К Д Д С В.

и иных лиц.

Доказательства, полученные в ходе выполнения досудебного соглашения о сотрудничестве, заключенного с Игошиным, имеют существенное значение, поскольку он являлся участником банды и подтвердил причастность к совершению преступлений иных лиц, ряд из которых отрицали свою вину, что с учетом длительности совершения преступлений (с 2006 по 2009 г.) и особой сложности уголовного дела вызвало бы существенные затруднения в доказывании. Его отказ от сотрудничества со следствием повлек бы затягивание сроков предварительного следствия по уголовному делу, трудность в доказывании вины каждого из соучастников совершения преступлений, вызвал бы необходимость получения иных доказательств, источники которых крайне ограничены.

Правдивость сведений, сообщенных обвиняемым Игошиным об обстоятельствах преступлений, подтверждается материалами уголовного дела, в частности протоколами осмотра места происшествия, показаниями потерпевших, свидетелей и обвиняемых, а также иными доказательствами.

В представлении также указано, что по причине дачи Игошиным показаний в отношении участников банды, а также участников преступного сообщества О имеются угрозы его личной безопасности, в связи с чем, следователем на основании ФЗ № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» в отношении него применены меры безопасности.

Государственный обвинитель Якимова Т.С, поддерживая ходатайство прокурора о рассмотрении дела в порядке, установленном гл. 401 УПК РФ подтвердила, что подсудимый Игошин В.П. выполнил условия и взятые на себя обязательства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Игошин В.П. в судебном заседании вину признал и, согласившись с предъявленным обвинением, пояснил, что он поддерживает ходатайство и представление прокурора о рассмотрении уголовного дела в особом порядке и постановлении приговора в отношении него, как в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве.

Игошин также сообщил суду, какое содействие следствию им оказано и в чем именно оно выразилось, и ответил на вопросы участников судебного заседания.

По инициативе государственного обвинителя судом были исследованы

7 документы, подтверждающие обстоятельства, указанные в ч.4 ст.317 УПК РФ, включая:

1) характер и пределы содействия подсудимого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления;

2) значение сотрудничества с подсудимым для раскрытия и расследования преступления, изобличения и уголовного преследования других соучастников преступления, розыска имущества, добытого в результате преступления;

3) преступления или уголовные дела, обнаруженные или возбужденные в результате сотрудничества с подсудимым;

4) степень угрозы личной безопасности, которой подвергались подсудимый в результате сотрудничества со стороной обвинения, его близкие родственники, родственники и близкие лица;

5) обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

При этом судом, в частности, были исследованы многочисленные явки Игошина с повинной, о которых он указывает в своих жалобах.

Судом обоснованно было отказано в удовлетворении ходатайства подсудимого об истребовании постановления о применении к нему мер безопасности, поскольку данный документ предназначен для служебного пользования.

Факт наличия угроз безопасности Игошина, в связи с чем следователем на основании ФЗ № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства в отношении него применены меры безопасности, указан в представлении заместителя прокурора края об особом порядке проведения судебного заседания от 01 марта 2017 г., которое было исследовано в судебном заседании, поэтому положения п.4 ч.4 ст.3177 УПК РФ судом выполнены.

Суд, выслушав мнения сторон, исследовав материалы уголовного дела пришел к выводу о том, что все условия и обязательства, предусмотренные заключенным с Игошиным В.П. досудебным соглашением о сотрудничестве соблюдены и выполнены: он изобличил соучастников преступлений сообщил о структуре и членах устойчивой преступной группы (банды организованной группы, конкретизировал роли каждого из них. Сообщил правоохранительным органам информацию, до того им неизвестную. В результате сотрудничества, которое стало возможным после заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, были сокращены сроки расследования уголовного дела, существенно облегчена задача по доказыванию причастности соучастников, к преступлениям. Без оказания такой помощи, решение задач, стоящих перед следственным органом, было бы крайне затруднительным.

Сведения, сообщенные Игошиным об обстоятельствах совершенных им и другими участниками преступлений, по которым ему предъявлено обвинение, объективно подтверждаются доказательствами, полученными в ходе выполнения досудебного соглашения о сотрудничестве, и имеют существенное значение.

Суд, придя к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый Игошин В.П., обоснованно и подтверждено собранными по уголовному делу доказательствами; подсудимый Игошин понимает существо предъявленного ему обвинения и согласен с ним в полном объеме нарушений уголовно-процессуального закона при производстве предварительного следствия не допущено, правомерно постановил приговор в порядке, предусмотренном гл. 401 УПК РФ, то есть без исследования и оценки собранных доказательств.

Квалификация действий осужденного соответствует обвинению, с которым согласился Игошин В.П.

Доводы жалобы осужденного об исключении из квалификации его действий по ч.2 ст. 105 УК РФ квалифицирующего признака предусмотренного пунктом «ж» ч.2 данной статьи, - «совершенное организованное группой», который он считает излишним в связи с наличием другого квалифицирующего признака - «сопряженное с бандитизмом являются необоснованными по следующим основаниям.

Квалификация убийства, совершенного участниками банды, по признакам, предусмотренным пунктом «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, - «совершенное организованное группой», и пунктом «з» ч.2 этой же статьи - «сопряженное с бандитизмом» не является избыточной, поскольку первый признак характеризует форму соучастия в преступлении, а второй -отражает его совершение в процессе совершения другого особо тяжкого преступления каковым является бандитизм, что повышает степень общественной опасности содеянного и требует самостоятельной оценки.

Рассмотрев вопрос о назначении наказания за разбойные нападения и менее тяжкие преступления с применением положений ст. 64 УК РФ Судебная коллегия оснований для этого не усматривает.

При определении вида и размера наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных Игошиным В.П. преступлений, его роль и участие в содеянном, его поведение после совершения преступлений данные о личности подсудимого, влияние назначенного наказания на его исправление, условия жизни его семьи.

В соответствии со статьей 61 УК РФ, суд признал обстоятельствами смягчающими наказание Игошина В.П. признание вины, раскаянье в содеянном, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступлений, явки с повинной, иные действия, направленные на заглаживание вреда, какими является принесение извинений потерпевшим, наличие малолетнего ребенка.

Кроме того, суд при назначении наказания принял во внимание, что заключив досудебное соглашение о сотрудничестве, Игошин В.П добросовестно выполнил его условия и обязательства.

Таким образом, судом учтены все установленные по делу смягчающие обстоятельства и оснований для признания таковыми иных обстоятельств и смягчения на этом основании наказания не имеется.

Поскольку Игошин В.П. судим за тяжкое и особо тяжкие преступления судимости не сняты и не погашены в установленном законом порядке, в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ, суд правомерно признал обстоятельством, отягчающим наказание, наличие в его действиях особо опасного рецидива в соответствии с п.п. «а, б» ч. 3 ст. 18 УК РФ и назначил наказание по правилам ч. 2 ст. 68 УК РФ.

В качестве обстоятельства, отягчающего наказание Игошина В.П. по преступлению в отношении потерпевшего Ш суд правильно признал совершение преступления с использованием форменной одежды представителя власти, изложив мотивы принятого решения в приговоре.

С учетом фактических обстоятельств совершенных преступлений и степени их общественной опасности, а также наличия отягчающих наказание обстоятельств, суд не нашел правовых оснований для изменения категории преступлений на менее тяжкую в порядке ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Поскольку Игошиным были в полном объеме выполнены взятые на себя обязательства в результате заключения досудебного соглашения о сотрудничестве, суд при назначении ему наказания правильно руководствовался положениями ч. 4 ст. 62 УК РФ, а за неоконченное преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30 - п.п. «а, б» ч. 4 ст. 226 УК РФ назначил наказание с применением ч. 3 ст. 66, ч. 4 ст. 62 УК РФ.

В приговоре правильно указано, что наличие обстоятельств отягчающих наказание Игошина В.П. исключает возможность назначения наказания с применением положений ч. 2 ст. 62 УК РФ.

Исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступлений, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных преступлений по уголовному делу судом установлено не было, поэтому законных оснований для применения положений статьи 64 УК РФ у суда не имелось и Судебная коллегия таковых не усматривает.

При назначении наказания за преступления, указанные в обжалуемом приговоре, положения приговора Чернышевского районного суда Забайкальского края от 26 августа 2014 года в части назначения Игошину наказания за два преступления, предусмотренных п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ, с применением положений ст. 64 УК РФ, преюдиционального значения не имеют.

Назначение Игошину В.П. окончательного наказания на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору Чернышевского районного суда Забайкальского края от 26 августа 2014 года соответствует требованиям закона.

Тот факт, что два разбойных нападения, за которые Игошин осужден Чернышевским районным судом Забайкальского края по приговору от 26 августа 2014 года, изначально являлись эпизодами одного общего уголовного дела, по которому он 25 июля 2013 года заключил досудебное соглашение о сотрудничестве, вопреки доводам его жалобы, не ухудшает его положение при назначении наказания, поскольку наказание по обжалуемому приговору назначено с соблюдением общепризнанного запрета судить дважды за одно и то же; по ч.5 ст.69 УК РФ наказание назначено по тем же правилам, что по ч.З ст.69 УК РФ: по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, при этом в срок наказания зачтено частично отбытое наказание по приговору Чернышевского районного суда Забайкальского края от 26 августа 2014 года с 21 июля 2013 года по 25 августа 2014 года, с 26 августа 2014 года по 20 июня 2017 года.

Наказание на основании чч. 3,5 ст. 69 УК РФ назначено осужденному в соответствии с законом и установленных пределов не превышает.

В то же время Судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

По приговору Игошин осужден по ч. 3 ст.222 УК РФ за незаконные ношение, перевозку и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов совершенные организованной группой, а именно: за переноску револьвера «Наган» и 7 патронов к нему, а также за незаконное ношение, перевозку и хранение боеприпасов в виде двух ручных осколочных гранаты Ф-1, снаряженных бризантным взрывчатым веществом - тротилом, относящихся к боеприпасам основного назначения, с взрывателями УЗРГМ (унифицированный запал ручных гранат модифицированный), относящимися к взрывным устройствам (далее - гранаты Ф-1), пригодных для производства взрывов.

Как установлено судом и указано о том в приговоре, данные гранаты были использованы Игошиным при совершении преступлений 03 января 2007 г. и в ночь на 16-17 августа 2007 г. Это значит, что их фактическое ношение, перевозка и хранение были окончены в установленную приговором дату, то есть до вступления приговора в законную силу, потому из осуждения Игошина по ч.З ст.222 УК РФ необходимо исключить указание о фактах незаконного ношения, перевозки и хранения гранат Ф-1. Поскольку основное наказание по данной статье Игошину назначено в минимальном размере санкции - 5 лет - и оснований для применения положений ст. 64 УК РФ не усматривается, Судебная коллегия полагает возможным снизить с учетом изложенного выше наказание, назначенное ему по совокупности преступлений.

Обстоятельств, которые свидетельствуют о добровольной сдаче Игошиным револьвера «Наган» и 7 патронов к нему, за незаконное ношение и хранение которых он осужден по ч.З ст.222, из материалов дела не усматривается: о наличии таких обстоятельств не указано в обвинительном заключении, с которым согласился Игошин; не указано об этом и в представлении заместителя прокурора края об особом порядке проведения судебного заседания от 01 марта 2017 г., которое было исследовано в судебном заседании и возражений со стороны защиты не вызвало.

Кроме того, суд неправильно применил уголовный закон при назначении наказания в виде штрафа по ч.З ст.222 УК РФ в редакции Федерального Закона от 25.06.1998 г., действовавшей в момент совершения преступления, поскольку санкцией статьи в данной редакции штраф не предусмотрен.

На этом основании доводы апелляционного представления надлежит удовлетворить и приговор в указанной части изменить: исключить из приговора назначение Игошину по ч.З ст.222 УК РФ дополнительного наказания в виде штрафа и смягчить дополнительное наказание в виде штрафа, назначенное на основании чч. 3, 4 ст. 69 УК РФ.

Также, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

В качестве обстоятельства, отягчающего наказание Игошина В.П. по преступлениям, предусмотренным ч. 3 ст. 30, пп. «», «б» ч. 4 ст. 226, пп. «а», «б» ч. 4 ст. 226, ч. 4 ст. 166, пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, суд признал совершение преступлений с использованием оружия, мотивируя свое решение тем, что при совершении данных преступлений участниками организованной группы (банды) использовалось огнестрельное оружие находящееся на вооружении их банды, пригодное для производства выстрелов.

Судебная коллегия полагает, что поскольку указанные выше преступления были совершены в составе банды, одним из признаков которой является вооруженность, что подтверждается осуждением Игошина по ст.209 и ст.222 УК РФ, признание данного обстоятельства отягчающим наказание по перечисленным преступлениям является излишним.

С учетом изложенного выше Судебная коллегия полагает необходимым исключить из приговора указание о признании отягчающим обстоятельством по преступлениям, предусмотренным ч. 3 ст. 30, пп. «», «б ч. 4 ст. 226, пп. «а», «б» ч. 4 ст. 226, ч. 4 ст. 166, пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, совершения преступлений с использованием оружия, и снизить наказание, назначенное за данные преступления, а также по их совокупности.

Кроме того, Судебная коллегия считает необходимым изменить приговор в связи с нарушением закона при назначении наказания в виде лишения свободы по совокупности преступлений с отбыванием части срока наказания в тюрьме.

Назначая наказание в виде лишения свободы по совокупности преступлений с отбыванием части срока наказания в тюрьме, суд принял во внимание, что убийства подсудимым двух и более лиц (одиннадцати совершены безжалостно, хладнокровно, при отсутствии какого-либо сострадания к потерпевшим, а также учел данные, характеризующие его как лицо, склонное к совершению умышленных тяжких и особо тяжких преступлений, судимого. В результате суд пришел к выводу, что Игошин В.П. представляет повышенную общественную опасность для общества.

Исходя из конкретных обстоятельств дела и тяжести совершенных им преступлений в составе организованной вооруженной группы (банды), в том числе убийства 11 лиц, циничных и безжалостных, и при невозможности в силу положений ч. 4 ст. 62 УК РФ назначения ему наказания в виде пожизненного лишения свободы, суд посчитал справедливым назначить ему наказание в виде максимального срока наказания в виде лишения свободы по совокупности преступлений, предусмотренного ст. 56 УК РФ, и назначить ему отбывание части срока наказания в тюрьме.

Таким образом, при определении размера наказания в виде лишения свободы с отбыванием части срока наказания в тюрьме суд учел не только объективно установленные в суде обстоятельства, характеризующие его как лицо, склонное к совершению умышленных тяжких и особо тяжких преступлений, судимого, но также учел и такие обстоятельства, о которых не было указано в обвинении, с которым согласился осужденный, указав в приговоре на то, что убийства одиннадцати лиц совершены Игошиным безжалостно, хладнокровно, цинично, при отсутствии какого-либо сострадания к потерпевшим.

Между тем, обвинение в совершении убийств с такими признаками осужденному не предъявлялось, в судебном заседании о циничности и безжалостности осужденного как свойствах его личности представителем обвинения не заявлялось, в силу чего осужденный был лишен возможности защищаться от обвинения в данной части.

Тем не менее, суд учел указанные выше обстоятельства как одно из оснований для назначения осужденному максимального срока наказания в виде лишения свободы, с отбыванием большой части срока наказания в тюрьме (15 лет). Таким образом, суд учел данные обстоятельства как отягчающие наказание осужденного, что законом не предусмотрено.

Учет при назначении наказания отягчающих обстоятельств, не указанных в предъявленном обвинении и не установленных в судебном заседании, а также не указанных в ст. 63 УК РФ, перечень которых является исчерпывающим, является не только нарушением уголовного закона, но и свидетельствует о нарушении уголовно-процессуального закона, которое заключается в превышении судом пределов своих полномочий, отступлении от принципа состязательности и равенства сторон, присвоении судом несвойственной ему функции обвинения, что привело к постановлению чрезмерно сурового и несправедливого наказания.

На основании изложенного следует исключить из приговора указание о том, что убийства одиннадцати лиц совершены Игошиным безжалостно хладнокровно, цинично, при отсутствии какого-либо сострадания к потерпевшим.

С учетом множественности убийств, представляющих собой особо тяжкие преступления против жизни, совершенных Игошиным в составе организованной группы, из корыстных побуждений, по найму, сопряженных с разбоем, бандитизмом, а также характеристики его личности, Судебная коллегия не находит возможным по указанному выше основанию снизить размер наказания, назначенного Игошину по пп. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, и полагает, что отбывание части срока наказания в тюрьме Игошину назначено обоснованно.

В то же время, с учетом исключения из приговора указания о том, что убийства одиннадцати лиц совершены Игошиным безжалостно хладнокровно, цинично, при отсутствии какого-либо сострадания к потерпевшим, а также с учетом признания вины и раскаяния в содеянном заключения соглашения о сотрудничестве и выполнения его условий Судебная коллегия полагает возможным смягчить основное наказание назначенное осужденному по совокупности преступлений, а также сократить срок его отбывания в тюрьме.

На основании изложенного, руководствуясь ст.389 , 389 , 389 , 389 , 389 , 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

28

определила приговор Забайкальского краевого суда от 21 июня 2017 года в отношении ИГОШИНА В.П. изменить:

исключить из приговора указание об осуждении Игошина В.П. по ч.З ст.222 УК РФ за незаконные ношение, перевозку и хранение гранат Ф-1;

исключить из приговора назначение Игошину В.П. по ч.З ст.222 УК РФ дополнительного наказания в виде штрафа;

исключить из приговора указание о признании отягчающим обстоятельством по преступлениям, предусмотренным ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б» ч. 4 ст. 226, пп. «а», «б» ч. 4 ст. 226, ч. 4 ст. 166, пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, совершение преступлений с использованием оружия;

смягчить основное наказание, назначенное Игошину В.П. по:

- ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ - до 6 лет 10 месяцев,

- пп. «а», «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ- до 8 лет 10 месяцев;

- ч. 4 ст. 166 УК РФ - до 7 лет 3 месяцев;

- пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ - до 8 лет 10 месяцев.

Исключить из приговора указание о том, что убийства совершены Игошиным В.П. безжалостно, хладнокровно, цинично, при отсутствии какого-либо сострадания к потерпевшим.

На основании чч.3,4 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных чЛ ст. 209, пп. «а», «в» ч. 4 ст. 162, п. «а» ч. 4 ст. 162, ч. 3 ст. 30 - п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 226, пп. «а» «б» ч. 4 ст. 226, п. «а» ч. 4 ст. 162, п. «а» ч. 4 ст. 162, ч.4 ст. 166, п. «а» ч. 4 ст. 162, пп. «а», «в» ч. 4 ст. 162, п. «а» ч. 4 ст. 162, пп. «а», «в» ч. 4 ст. 162, п. «а» ч. 4 ст. 162, пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163, п. «а» ч. 4 ст. 162, п. «а» ч. 4 ст. 162, п. «а» ч. 4 ст. 162, п. «а» ч. 4 ст. 162, п. «а» ч. 4 ст. 162, п. «а», «в» ч. 4 ст. 162, ч.З ст. 166, пп. «а»; «б» ч. 4 ст. 162, пп. «а», «б» ч. 4 ст. 162, пп. «а», «б», «в» ч. 4 ст. 162, ч. 5 ст. 33 - пп. «в», «г» ч. 2 ст. 161, п. «а» ч. 4 ст. 162, п. «а» ч. 4 ст. 158, пп. «а», «в» ч. 4 ст. 162, пп. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 222 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить Игошину В.П. наказание в виде лишения свободы на срок 23 года 6 месяцев со штрафом в размере 850 000 тысяч рублей.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием, назначенным по приговору Чернышевского районного суда Забайкальского края от 26 августа 2014 года, назначить Игошину В.П. окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 24 года 6 месяцев со штрафом в размере 850 000 тысяч рублей, с отбыванием первых десяти лет в тюрьме, оставшегося срока - в исправительной колонии особого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...