Актуально на:
29 мая 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 85-КГ17-3 от 11.04.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №85-КГ17-3

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва И апреля 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова ВВ.,

судей Киселева А.П., Асташова СВ.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Хватова С А к Воробьевой А А о взыскании неосновательного обогащения по кассационной жалобе Воробьевой А А на решение Калужского районного суда Калужской области от 2 сентября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калужского областного суда от 30 ноября 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова СВ., выслушав представителя Воробьевой А.А. - Губайды М.В выступающую по доверенности и поддержавшую доводы кассационной жалобы, представителя Хватова С.А. - Кишкурно ВВ., выступающую по доверенности и возражавшую против удовлетворения жалобы руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Хватов СА. обратился в суд с иском к Воробьевой А.А. о взыскании неосновательного обогащения в размере 630 000 руб.

В обоснование требований истец указал, что 20 ноября 2012 г. он выдал Воробьевой А.А. доверенность, которой уполномочил ответчика на продажу принадлежащего ему жилого помещения, расположенного по адресу:,

а также на перечисление полученных от продажи денежных средств на банковский счет истца.

Решением Калужского районного суда Калужской области от 2 сентября 2015 г. исковые требования удовлетворены частично, с Воробьевой А.А. в пользу Хватова С.А. взыскано неосновательное обогащение в размере 320 180 руб. 18 коп.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Калужского областного суда от 30 ноября 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене принятых по делу судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова СВ. от 9 марта 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены в кассационном порядке апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 30 мая 2016 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 9 ноября 2012 г между Хватовым СА. как заказчиком и индивидуальным предпринимателем Зыряновой Е.А. как исполнителем заключен договор оказания услуг, по условиям которого исполнитель обязался по заданию заказчика осуществить все необходимые действия, связанные с отчуждением заказчиком по цене от 630 000 руб. до 650 000 руб. принадлежащей ему комнаты площадью 12 кв.м расположенной по адресу: ,,

а также одновременно совершить действия, направленные на поиск с

целью последующего приобретения комнаты в коммунальной квартире в г. по цене не более 1 150 000 руб. Предусмотренный договором комплекс услуг включал в себя также подготовку договоров купли-продажи и сопровождение документов при регистрации перехода права собственности на объекты недвижимого имущества (л.д. 137-138).

В период с 16 декабря 2010 г. по 30 июня 2014 г. Воробьева А.А. по трудовому договору и в соответствии с приказом о приеме на работу осуществляла трудовую деятельность у индивидуального предпринимателя Зыряновой Е.А. в должности , о чем имеется запись в трудовой книжке (л.д. 119,143-146).

20 ноября 2012 г. Хватов С.А. выдал на имя Воробьевой А.А доверенность сроком на один год, согласно которой ответчик была уполномочена продать за цену и на условиях по своему усмотрению квартиру расположенную по вышеуказанному адресу, для чего ей было предоставлено право в том числе подписать договор купли-продажи и передаточный акт перечислить следуемые истцу деньги на указанный в доверенности банковский счет, зарегистрировать договор и переход права собственности в органах, осуществляющих государственную регистрацию права на недвижимое имущество и сделок с ним (л.д. 7).

16 января 2013 г. между Воробьевой А.А., действующей от имени Хватова СА. как продавца, и Бекаревой Н.В., Бекаревым К.А Бекаревой О.А., Бекаревым А.И. как покупателями был заключен договор купли-продажи комнаты площадью 12 кв.м в названной квартире.

По условиям этого договора цена комнаты, составляющая 700 000 руб., подлежала уплате в следующем порядке: денежные средства в размере 320 180 руб. 18 коп. подлежали уплате продавцу в день подписания договора, а денежные средства в размере 379 819 руб. 82 коп. подлежали перечислению на лицевой счет продавца на основании Государственного сертификата на материнский (семейный) капитал серии от 25 ноября 2009 г., выданного Управлением Пенсионного фонда в г. Калуге Калужской области (далее - Государственный сертификат), в течение двух месяцев с даты подачи соответствующего заявления в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации (л.д. 62-63).

В день заключения указанного договора купли-продажи его сторонами

был подписан передаточный акт, в котором указано, что денежная сумма в размере 320 180 руб. 18 коп. продавцом получена (л.д. 164).

29 апреля 2013 г. на банковский счет истца были перечислены денежные

средства в размере 379 819 руб. 82 коп., соответствующие условию договора о

перечислении истцу средств материнского капитала (л.д. 110).

25 марта 2013 г. Хватов С.А. выдал на имя Воробьевой А.А.

доверенность сроком на один год, согласно которой ответчик была

уполномочена купить за цену и на условиях по своему усмотрению комнату

по любому адресу в г. Калуге в соответствии со свидетельством о праве на

получение социальной выплаты для приобретения жилья за счет средств федерального бюджета от 22 марта 2013 г. № 373-ви, выданным Министерством по делам семьи, демографической и социальной политике Калужской области (далее - Свидетельство) (л.д. 114).

28 июня 2013 г. между Шестаковой О.И., Шестаковым Вл.С Шестаковым Вик.С, Шестаковым С.С., Шестаковой АС. как продавцами и Воробьевой А.А., действующей от имени Хватова СА. как покупателя, был заключен договор купли-продажи комнаты площадью 30 кв.м, расположенной по адресу: .

По условиям названного договора цена комнаты, составляющая 1 200 000 руб., подлежала уплате в следующем порядке: денежные средства в размере 516 900 руб. подлежали уплате продавцу в день заключения договора купли-продажи, а денежные средства в размере 683 100 руб. подлежали перечислению продавцу на основании Свидетельства в течение 15 календарных дней с момента предоставления зарегистрированного договора купли-продажи в Министерство по делам семьи, демографической и социальной политике Калужской области (л.д. 139-140).

В день заключения указанного договора купли-продажи его стороны подписали акт приема-передачи комнаты, который содержит указание о том что покупателем деньги в размере 516 900 руб. продавцам уплачены (л.д. 141).

Кроме того, 2 августа 2013 г. Хватовым С.А. на имя Воробьевой А.А выдана доверенность на продажу за цену и на условиях по своему усмотрению комнаты площадью 30 кв.м, расположенной по адресу г. ,,

а также на перечисление полученных от продажи денег на банковский счет истца (л.д. 150).

Частично удовлетворяя исковые требования, суды первой и апелляционной инстанций сослались на то, что Воробьева А.А. не передала истцу 320 180 руб. 18 коп., полученные от продажи 16 января 2013 г принадлежавшей ему комнаты, расположенной по адресу: г..

Суды указали, что из содержания договора купли продажи от 28 июня 2013 г. и выданной ответчику доверенности от 25 марта 2013 г. не следует, что приобретенная ответчиком на имя истца комната расположенная по адресу была оплачена за счет указанных денежных средств, поскольку полномочиями на получение наличных денежных средств от имени истца Воробьева А.А. не обладала.

Судебные инстанции также отвергли доводы ответчика о том, что договоры купли-продажи комнат заключались ею от имени Хватова СА. в связи с исполнением трудовых обязанностей на основании заключенного между истцом и индивидуальным предпринимателем Зыряновой Е.А договора оказания услуг.

По мнению судебных инстанций, фактически совершенные действия по

продаже и приобретению жилых помещений выходили за пределы договора заключенного между истцом и индивидуальным предпринимателем Зыряновой Е.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с такими выводами судебных инстанций согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения суд определяет, в частности каковы правоотношения сторон и какой закон должен быть применен по данному делу.

Из установленных судом обстоятельств и материалов дела следует, что между истцом и индивидуальным предпринимателем Зыряновой Е.А. имели место договорные отношения по оказанию истцу комплекса услуг, связанных с приобретением и продажей жилых помещений, включающих одновременно продажу имевшейся у истца комнаты площадью 12 кв.м по цене от 630 000 до 650 000 руб. и покупку комнаты по цене не более 1 500 000 руб.

Названные выше услуги включали в себя также подготовку договоров купли-продажи и сопровождение документов при регистрации перехода права собственности на жилые помещения.

Фактические действия по продаже принадлежащей истцу комнаты площадью 12 кв.м, расположенной по ул. , за 700 000 руб. и по приобретению комнаты площадью 30 кв.м, расположенной по ул. , за 1 200 000 руб. совершены ответчиком Воробьевой А.А являющейся в тот момент работником индивидуального предпринимателя Зыряновой Е.А.

При таких обстоятельствах суды должны были учесть, что в соответствии со статьей 402 Гражданского кодекса Российской Федерации действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника. Должник отвечает за эти действия, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Ссылаясь на то, что действия Воробьевой А.А. отклонялись от условий договора, заключенного между Хватовым С. А. и индивидуальным предпринимателем Зыряновой Е.А., судебные инстанции не учли, что в соответствии с приведенной нормой закона должник отвечает также и за ненадлежащее исполнение работником обязательств должника.

Ссылаясь на то, что доверенности были выданы истцом непосредственно Воробьевой А.А., суды первой и апелляционной инстанций не приняли во внимание то, что в соответствии с пунктом 1 статьи 185 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений, доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами. Письменное уполномочие на совершение сделки представителем может быть представлено представляемым непосредственно соответствующему третьему лицу.

По смыслу приведенной нормы, доверенностью наделяется полномочиями именно то лицо, которое непосредственно совершает какие либо действия от имени представляемого, а кроме того, письменное полномочие может быть представлено и непосредственно третьему лицу.

Таким образом, выдача заказчиком доверенности непосредственно работнику должника сама по себе не меняет характер правоотношений регулируемых статьей 402 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Удовлетворяя исковые требования, судебные инстанции сослались на положения пункта 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации о том, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 названного кодекса.

Однако для применения указанной правовой нормы необходимо установить, имело ли место обогащение одного лица за счет другого.

Из установленных судом обстоятельств дела следует, что между Хватовым СА. и индивидуальным предпринимателем Зыряновой Е.А заключен договор на оказание услуг по совершению взаимосвязанных действий, направленных на продажу имеющегося у истца жилого помещения и на приобретение для него другого более дорогого жилого помещения.

Также установлено, что ответчиком, являющейся работником индивидуального предпринимателя Зыряновой Е.А., последовательно, на основании выданных истцом доверенностей совершены действия по продаже и приобретению таких помещений.

При этом доверенность на приобретение второго помещения выдана истцом ответчику до полного расчета с покупателями первого помещения.

Доводы судов о превышении ответчиком обозначенных в доверенности полномочий сами по себе не свидетельствуют о получении ответчиком выгоды за счет истца.

Судебные инстанции не учли, что превышение полномочий при совершении сделки, а также заключение сделки неуполномоченным лицом влекут иные юридические последствия (статьи 174, 183 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Судами не дано оценки доводам ответчика о том, что совершенные ею действия были одобрены истцом, исполнение им принято, и не учтено, что в соответствии с пунктом 2 статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.

Из установленных судом обстоятельств следует, что за исключением использованных при совершении двух названных выше сделок безналичных расчетов, связанных с использованием средств социальных пособий, при заключении ответчиком от имени истца договора по продаже комнаты площадью 12 кв.м от покупателей получено наличными 320 180 руб. 18 коп., а при покупке комнаты площадью 30 кв. м продавцам уплачено - 516 900 руб.

Обстоятельств того, что истец предоставил ответчику для уплаты за приобретаемую комнату денежные средства в размере 516 900 руб. помимо полученных от продажи ранее имевшейся комнаты, судами первой и апелляционной инстанций не установлено.

С учетом изложенного доводы судов о неосновательном обогащении ответчика за счет истца противоречат установленным судами обстоятельствам дела, согласно которым ответчик получила при первой сделке 320 180 руб. 18 коп. и уплатила при последующей 516 900 руб.

Иных обстоятельств судами не установлено.

В суде кассационной инстанции представитель Хватова С.А., ссылалась на то, что для уплаты продавцам по второй сделке истец передал ответчику также и полученные от первой сделки по безналичному расчету 380 000 руб.

Однако судами первой и апелляционной инстанций такого обстоятельства не установлено.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судами первой и апелляционной инстанций допущены существенные нарушения норм права которые привели к неправильному разрешению спора.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Приведенные выше требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были, решение суда, принятое с нарушением норм материального и процессуального права, оставлено без изменения.

С учетом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья б1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калужского областного суда от 30 ноября 2015 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калужского областного суда от 30 ноября 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...