Актуально на:
16 июня 2019 г.

Решение Верховного суда: Постановление N 45-УД17-15 от 31.08.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 45-УД17-15

ПОСТАНОВЛЕНИЕ об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном

заседании суда кассационной инстанции г. Москва

«31» а в г у с т а 2 0 1 7 г.

Судья Верховного Суда Российской Федерации Сабуров Д.Э., изучив кассационную жалобу адвоката Шишовой Н.А. в интересах осужденного Куцепина В В . о пересмотре приговора Дзержинского районного суда г Нижнего Тагила Свердловской области от 16 февраля 2016 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 4 мая 2016 года,

установил:

по приговору Дзержинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 16 февраля 2016 года

Куцепин В В , , несудимый,

осужден:

по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы;

по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы;

на основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем

частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено 5 лет

лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего

режима.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 4 мая 2016 года приговор оставлен без изменения.

В кассационной жалобе адвокат Шишова Н.А. считает состоявшиеся судебные решения незаконными и необоснованными, вынесенными с нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона, без учета разъяснений постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации Адвокат считает, что оперативно-розыскное мероприятие «наблюдение проведено с нарушением требований Федерального закона «Об оперативно розыскной деятельности», полученные таким образом доказательства являются недопустимыми, поэтому эпизод приобретения и хранения 7 июля 2015 года наркотического средства подлежит исключению из обвинения Куцепина. Также считает, что обвинение Куцепина по эпизоду от 8 июля 2015 года - незаконное приобретение, хранение и изготовление без цели сбыта наркотического средства основано на недопустимом доказательстве, поскольку в материалах дела отсутствует постановление судьи о законности или незаконности проведенного следственного действия - осмотра жилища Куцепина. Кроме того, адвокат Шишова Н.А. утверждает, что было нарушено право Куцепина на защиту в суде первой инстанции, поскольку ходатайство адвоката Мастеренко В.А. о переквалификации действий Куцепина, а также мнение прокурора, не являются основанием для изменения порядка рассмотрения уголовного дела с особого на общий, что повлияло на назначение осужденному наказания в сторону его увеличения. Адвокат полагает, что судебное разбирательство проведено необъективно, был нарушен принцип равенства сторон, несмотря на ходатайство Куцепина о допросе ряда свидетелей, сторона обвинения настояла на оглашении показаний этих свидетелей в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ. При этом, адвокат указывает, что суды первой и апелляционной инстанций необоснованно не учли в качестве смягчающих наказание Куцепина обстоятельств предусмотренных п. «и» ч.1 ст. 61 УК РФ как активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, считает, что данные Куцепиным до возбуждения уголовного дела объяснения следует признать явкой с повинной, а имеющиеся смягчающие обстоятельства являются достаточными основаниями для изменения категории преступления и назначения наказания с применением ст. 64 УК РФ.

Изучив доводы кассационной жалобы адвоката Шишовой в защиту интересов осужденного Куцепина и истребованные материалы уголовного дела, полагаю, что оснований для пересмотра обжалуемых судебных решений не имеется.

15

В соответствии с ч.1 ст.401 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Таких нарушений уголовного и уголовно-процессуального закона по делу не допущено.

В силу положений ст.401 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалобы, представления суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального закона.

Судом первой инстанций правильно установлено, что Куцепин 7 июля 2015 года незаконно приобрел и хранил без цели сбыта наркотическое средство - смесь, в состав которой входит производное массой 3,72 грамма, то есть в крупном размере; в период с середины января 2015 года по 8 июля 2015 года незаконно приобрел, хранил, изготовил без цели сбыта наркотические средства: коноплю, общей массой 161,82 грамма, то есть в крупном размере и синтетическое вещество, являющегося производным,

массой 0,35 грамма, то есть в крупном размере.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст.73 УПК РФ, в том числе, виновность Куцепина в содеянном установлены с приведением в приговоре оснований принятого решения.

На основании установленных судом фактических обстоятельств дела действия Куцепина квалифицированы правильно.

Оперативно-розыскное мероприятия «наблюдение», вопреки доводам жалобы адвоката, было проведено с соблюдением требований закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Довод адвоката о том, что суд в данном случае не обеспечил исполнение стороной обвинения бремени доказывания отсутствия провокации, является голословным, поскольку установлено, что у сотрудников правоохранительных органов имелась информация о причастности Куцепина к совершению действий, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, для проверки которой было проведено оперативно-розыскное мероприятие «наблюдение». В результате проведения оперативного мероприятия была подтверждена данная информация и установлена причастность Куцепина к совершению преступления, а также наличие у него самостоятельного умысла на его совершение, сформировавшегося независимо от действий сотрудников правоохранительных органов.

Фактов уговоров, направленных на склонение, побуждение Куцепина к совершению преступления судом установлено не было.

Нельзя согласиться и с доводами жалобы адвоката о том, что протокол осмотра жилища Куцепина является недопустимым доказательством.

В соответствии с ч.5 ст. 177 УПК РФ осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения. Если проживающие в жилище лица возражают против осмотра, то следователь возбуждает перед судом ходатайство о производстве осмотра в соответствии со ст. 165 УПК РФ. Согласно п.4 ч.2 ст. 29 УПК РФ суд правомочен принять решение о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц.

Согласно ч.5 ст. 165 УПК РФ в исключительных случаях, когда производство осмотра жилища не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя или дознавателя без получения судебного решения.

Как следует из материалов уголовного дела, постановление о производстве осмотра жилища в случаях, не терпящих отлагательства от 8 июля 2015 года, было предъявлено Куцепину и разъяснен порядок его обжалования, что подтверждено подписью Куцепина.

Следственное действие - осмотр жилища был проведен в соответствии с требованиями ст. 164, ч.1 ст. 176, ст. 177 УПК РФ, против осмотра Куцепин не возражал, о чем собственноручно написал и расписался, осмотр был проведен в присутствии понятых, специалиста, которым были разъяснены их права и обязанности (т.1 л.д. 33 - 36).

При таких обстоятельствах, оснований для получения судебного решения для производства осмотра жилища не требовалось.

Кроме того, в судебном заседании протокол осмотра жилища, как и другие собранные по делу доказательства, в том числе и показания неявившихся свидетелей, на которые имеется ссылка в жалобе, и которые были оглашены с согласия всех участников процесса, в том числе Куцепина и его защитника, судом оценены в соответствии с положениями ст. ст. 87, 88 УПК РФ и им дана надлежащая оценка с точки зрения относимости допустимости, достоверности, а всем доказательствам в совокупности достаточности для разрешения уголовного дела.

Таким образом, всем доказательствам, на которых основаны выводы суда о виновности осужденного Куцепина, дана оценка в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Тот факт, что данная оценка доказательств не совпадает с позицией адвоката, не свидетельствует о нарушении судом требований уголовно процессуального закона и не является основанием к отмене или изменению судебных решений.

Вопреки доводам жалобы адвоката, из протокола судебного заседания усматривается, что судебное следствие проведено всесторонне и полно. Судом созданы равные условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав. Все ходатайства сторон в том числе осужденного и его защитника, были рассмотрены судом в установленном законом порядке. Суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создал участникам процесса необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела (т.2 л.д. 38-48).

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, которые бы путем лишения или ограничения прав участников уголовного судопроизводства, или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного обоснованного и справедливого приговора, ни в ходе предварительного, ни судебного следствия не допущено.

Довод адвоката о том, что у суда первой инстанции при рассмотрении дела в порядке особого производства не имелось оснований для принятия решения об изменении порядка, является несостоятельным.

Как усматривается из протокола судебного заседания от 26 октября 2015 года, в ходе прения сторон адвокатом Мастеренко В.А. было заявлено о том что действия Куцепина необходимо квалифицировать, как совершение одного преступления, предусмотренного ч.2 ст. 228 УК РФ, в связи с позицией защитника государственный обвинитель предложил рассмотреть дело в общем порядке, с чем согласились и адвокат, и Куцепин (т.2 л.д.37).

При таких обстоятельствах, в соответствии с требованиями ст. 314-316 УПК РФ судья обоснованно вынес постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначил рассмотрение уголовного дела в общем порядке.

Обвинительный приговор в отношении осужденного Куцепина отвечает требованиям ст.ст. 297, 299 и 302 УПК РФ.

Наказание Куцепину назначено в соответствии с требованиями закона судом учтены характер и степень общественной опасности содеянного конкретные обстоятельства дела, данные о личности виновного, смягчающие обстоятельства, а именно: наличие малолетнего ребенка, признание вины раскаяние в содеянном, состояние здоровья виновного.

Иных предусмотренных ст. 61 УК РФ смягчающих обстоятельств, о которых адвокат указывает в жалобе: активное способствование Куцепиным раскрытию и расследованию преступления, дача им явки с повинной судом не установлено.

Выводы суда об отсутствии оснований для применения положений ст. 64 УК РФ, а также положений ч.б ст. 15 УК РФ, в приговоре мотивированы.

Вопреки доводам жалобы адвоката, рассмотрение уголовного дела в общем порядке, а не в особом не повлияло на назначение осужденному более сурового наказания. Назначенное судом Куцепину наказание является справедливым, при этом оно не превышает пределов ч.7 ст. 316 УПК РФ оснований для его смягчения не имеется.

Суд апелляционной инстанции надлежаще проверил законность и обоснованность приговора в отношении Куцепина, мотивировав в

п ПЛ по соответствии с требованиями ст.ст. 389 , 389 , 389 УПК РФ принятое решение, не соглашаться с выводами которого оснований не имеется.

При таких обстоятельствах, оснований для передачи жалобы адвоката Шишовой Н.А. в защиту интересов осужденного Куцепина для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 401 УПК РФ,

постановил:

отказать в передаче кассационной жалобы адвоката Шишовой Н.А. в интересах осужденного Куцепина В В . о пересмотре приговора Дзержинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 16 февраля 2016 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 4 мая 2016 года для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции Судья Верховного Суда Российской Федерации Д.Э.Сабуров

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...