Актуально на:
21 ноября 2019 г.

Решение Верховного суда: Постановление N 124П16 от 02.11.2016 Президиум Верховного Суда Российской Федерации, надзор

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 124-П16

г. Москва 2 ноября 2016 г.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Давыдова В.А., Нечаева В.И., Петровой ТА Рудакова СВ., Свириденко О.М., Серкова П.П., Тимошина Н.В Харламова А. С , Хомчика ВВ., -

при секретаре Кепель С В .

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Мартынюк СО. на приговор Приморского краевого суда с участием коллегии присяжных заседателей от 27 октября 2014 г., по которому

КОЖАРОВ А Н ,,

судимый 26 мая 1999 года по п.п. «а», «б», «в», «г» ч.2 ст. 158 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании постановления ГД РФ от 26 мая 2000 года срок наказания сокращен на Уг, освобожден 2 октября 2000 года условно-досрочно на 9 месяцев 5 дней,

осужден к лишению свободы:

по п. «в» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) на 7 лет;

по п.п. «б», «в» ч.З ст. 163 УК РФ на 8 лет;

на основании ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 апреля 2016 года приговор изменен, из осуждения Кожарова за вымогательство в отношении потерпевшего М исключен квалифицирующий признак «с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего», назначенное Кожарову по п. «б» ч.З ст. 163 УК РФ наказание снижено до 7 лет 8 месяцев лишения свободы и на основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч.З ст. 126, п. «б» ч.З ст. 163 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно Кожарову назначено 11 лет 8 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В надзорной жалобе адвокат Мартынюк СО. просит о пересмотре судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дзыбана А.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, доводы надзорной жалобы, послужившие основанием передачи надзорной жалобы с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации выступления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Гриня В.Я., осужденного Кожарова АН., адвоката Мартынюк СО Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:

с учетом внесенных в приговор изменений, Кожаров признан виновным в похищении человека, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, а также в вымогательстве совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в целях получения имущества в крупном размере при следующих обстоятельствах.

В период с 16 августа 2002 года по 17 сентября 2002 года А получив информацию о том, что М имеет денежные средства в размере 300 000 рублей, сообщил об этом Г который принял решение захватить М с последующим перемещением и удержанием против его воли с целью требования от него передачи этих денежных средств.

По поручению Г собрал сведения о М которые передал Г

Располагая указанной информацией, Г привлек А и Кожарова к захвату М , с которыми разработали план совместных действий.

Согласно отведенной ему роли, Кожаров днем 17 сентября 2002 года подошел к М , познакомился с ним и получил согласие встретиться через 30 минут возле остановки, о чем сообщил Г иА , после чего путем обмана привез М в уединенное место, где находился Г , который неожиданно для потерпевшего напал на него, вместе с Кожаровым связали ему руки и ноги липкой лентой «скотч», лишив возможности свободно двигаться и сопротивляться, затем вместе с Кожаровым и подошедшим А оттащили связанного М в лесной массив.

Демонстрируя пистолет ПМ, а также угрожая его применением и распространением позорящих сведений, указанные лица потребовали от М передачи денежных средств в размере 300 000 рублей, нанеся потерпевшему множество ударов ногами и руками по голове и телу.

Узнав от М , что указанные деньги находятся на счету в банке, А совместно с Горбачевым и Кожаровым заклеили М рот липкой лентой «скотч» и покинули место происшествия, оставив его связанным с телесными повреждениями в безлюдной местности, где и наступила его смерть.

30 марта 2003 года скелетированные останки М были обнаружены примерно в 150 метрах от моста через реку в с. района, расположенного на трассе

В надзорной жалобе адвокат Мартынюк С О . оспаривает правильность квалификации действий Кожарова, считает, что с учетом изменений внесенных судом апелляционной инстанции, исключившим из обвинения признак «с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего», действия осужденного подлежали квалификации по ч.2 ст. 163 УК РФ, которая в соответствии с ч.4 ст. 15 УК РФ относится к разряду тяжких преступлений, и в связи с тем, что с момента совершения преступления (сентябрь 2002 года прошло более 10 лет и истек срок давности, установленный п. «в» ч.1

ст. 78 УК РФ, Кожарова следует освободить от уголовной ответственности за данное преступление.

Неверной, по мнению защиты, является квалификация действий Кожарова и по п. «в» ч.З ст. 126 УК РФ, поскольку потерпевший добровольно следовал вместе с осужденным к месту, где было совершено преступление, то есть насильно не перемещался, и его действия подлежали квалификации по ч.З ст. 127 УК РФ, которая в соответствии с ч.4 ст. 15 УК РФ также относится к разряду тяжких преступлений и по ней истек срок давности.

Наряду с этим адвокат оспаривает правильность установления фактических обстоятельств дела, в частности, принадлежность скелетированных останков потерпевшему М , а также законность возбуждения уголовного дела, действия суда по разрешению заявленных стороной защиты ходатайств о допросе свидетелей, использование в качестве доказательства заключений экспертов вследствие их некомпетентности формулировку вопросного листа, просит о пересмотре приговора и апелляционного определения.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит надзорную жалобу подлежащей частичному удовлетворению.

Доводы адвоката Мартынюк С О . о незаконном возбуждении уголовного дела в отношении Кожарова были проверены судами первой и апелляционной инстанций, при этом обстоятельств, препятствующих возбуждению уголовного дела по ст. 126 УК РФ, не выявлено.

Утверждения защитника о неправильном установлении фактических обстоятельств дела, недоказанности выводов суда о принадлежности скелетированных останков потерпевшему не являются основанием для отмены приговора, постановленного в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, поскольку эти вопросы относятся к исключительной компетенции присяжных заседателей и не могут быть предметом проверки в суде надзорной инстанции.

В соответствии со ст. 389-27 УПК РФ несоответствие выводов суда изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, не является основанием для пересмотра и отмены приговора, вынесенного с участием коллегии присяжных заседателей.

Законность проведенных по делу экспертиз, а также вопросы компетентности экспертов проверялись в судебном заседании, оснований для признания их недопустимыми доказательствами по делу не установлено, о чем подробно изложено в постановлении суда (т.74 л.д. 3).

Ходатайства о допросе свидетелей Б и Д разрешены судом в соответствии с требованиями закона, с учетом особенностей судебного следствия с участием коллегии присяжных заседателей.

Так, в допросе свидетеля Б в судебном заседании было отказано на основании того, что об обстоятельствах совершенного преступления ему стало известно в связи с осуществлением им служебной деятельности (т.75 л.д. 163).

В допросе свидетеля Д перед присяжными заседателями судом также было отказано в связи с тем, что обстоятельства, о которых он давал показания, находятся за пределами судебного разбирательства и не относятся к установлению фактических обстоятельств дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями (т.75 л.д. 170).

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона при формулировании вопросного листа председательствующим допущено не было.

Постановка одного вопроса по двум деяниям: похищению человека и вымогательству, с учетом особенностей предъявленного обвинения, не противоречит положениям ст. 339 УПК РФ.

Оснований полагать, что вопросы, поставленные перед присяжными заседателями, были для них непонятны или требовали собственно юридической оценки, а полученные на них ответы содержали в себе противоречия, не имеется.

Юридическая оценка действий Кожарова как похищение человека по п. «в» ч.З ст. 126 УК РФ судом определена верно.

Вердиктом коллегии присяжных признано доказанным, что Кожаров совместно с другими лицами, действуя с целью истребования у потерпевшего денежных средств, обманным путем привез М в безлюдное место где его подвергли избиению, связали руки и ноги, оттащили в лесной массив требовали передачи денег, а узнав, что деньги находятся на счету в банке, и передать их он не может, заклеили рот липкой лентой «скотч» и покинули место происшествия, оставив его связанным с телесными повреждениями в безлюдной местности, в результате чего наступила его смерть.

По смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, его перемещение с последующим удержанием против его воли в другом месте.

Установленные судом обстоятельства, при которых М в результате обмана добровольно согласился сесть в автомобиль под управлением Кожарова, не является препятствием для квалификации действий осужденного по п. «в» ч.З ст. 126 УК РФ, поскольку захват человека путем обмана и его перемещение с последующим насильственным удержанием, как правильно указано судом апелляционной инстанции, не противоречит диспозиции указанной нормы.

Вместе с тем состоявшиеся судебные решения подлежат изменению.

Из материалов уголовного дела усматривается, что Кожаров был осужден, в том числе, по п.п. «б», «в» ч.З ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ) за вымогательство совершенное в целях получения имущества в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, которая предусматривала наказание в виде лишения свободы на срок от 7 до 15 лет.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 15 апреля 2016 года, рассмотрев уголовное дело в апелляционном порядке, приговор в отношении Кожарова изменила, исключила из его осуждения за вымогательство квалифицирующий признак «с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего», однако оставила квалификацию его действий за совершение вымогательства в крупном размере, то есть по п. «б» ч.З ст. 163 УК РФ в первоначальной редакции, санкция которой предусматривала наказание до 15 лет лишения свободы.

Между тем, с учетом положений ст. 10 УК РФ и изменений, внесенных в УК РФ Федеральным законом от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, улучшающих положение осужденного, его действия по вымогательству, совершенному группой лиц по предварительном сговору, с применением насилия, в целях получения имущества в крупном размере, подлежали квалификации по п.п. «а», «в», «г» ч.2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от

7 марта 2011 года № 26-ФЗ), санкция которой предусматривает

максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 7 лет.

Следовательно, данное преступление в силу ст. 15 УК РФ стало

относиться к категории тяжких.

Согласно положениям п. «в» ч.1 ст. 78 УК РФ, лицо освобождается от

уголовной ответственности, если после совершения тяжкого преступления

истекло 10 лет, при этом сроки давности исчисляются со дня совершения

преступления и до момента вступления приговора в законную силу.

Как указано в ч. 3 ст. 78 УК РФ, течение сроков давности

приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от

следствия или суда. В этом случае течение сроков давности возобновляется с

момента задержания указанного лица или явки его с повинной.

Из материалов уголовного дела усматривается, что указанное

преступление Кожаровым было совершено 17 сентября 2002 года, в период с

26 апреля 2010 года по 13 июня 2011 года осужденный находился в розыске.

Таким образом, со дня совершения вымогательства и до вступления

приговора в законную силу 15 апреля 2016 года за вычетом периода, когда

осужденный уклонялся от следствия, прошло более 10 лет. Однако суд

апелляционной инстанции, внеся изменения в приговор в отношении

Кожарова, не решил вопрос о применении к нему сроков давности.

Поэтому Кожаров подлежит освобождению от наказания, назначенного ему по п. «б» ч.З ст. 163 УК РФ, на основании п.З ч.1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, с исключением указания о назначении наказания по правилам ч.З ст. 69 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.412.10, п.7 ч.1 ст.412.11 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

приговор Приморского краевого суда с участием коллегии присяжных заседателей от 27 октября 2014 года и апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 апреля 2016 года в отношении Кожарова А Н изменить:

- освободить его от наказания, назначенного по п. «б» ч.З ст. 163 УК РФ на основании п.З ч.1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования;

- исключить назначение Кожарову А.Н. наказания на основании ч.З ст. 69 УК РФ.

Судебные решения в части осуждения Кожарова А.Н. по п. «в» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима и в остальном оставить без изменения Председательствующий В.М. Лебедев

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...