Актуально на:
07 октября 2022 г.

Решение Верховного суда: Приговор N 72-АПУ15-22 от 01.07.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №72-АПУ 15-22

АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ ПРИГОВОР

именем Российской Федерации г. М о с к в а 1 и ю л я 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Иванова Г.П.,

судей Зыкина В.Я. и Шамова А.В при секретаре Щукиной Ю.В., с участием прокурора Шаруевой М.В., осужденных Самохина И.М., Елизарова Е.В., их защитников-адвокатов Сигачева П.С. и Волобоевой Л.Ю., рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе осужденного Самохина И.М. на приговор Забайкальского краевого суда от 2 марта 2015 года, которым

Самохин И М

не судимый осужден по пп.«ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 15 (пятнадцать лет) с ограничением свободы на срок 1 год и возложением на него в соответствии со ст. 53 УК РФ обязанности в течение года после отбытия наказания не изменять места жительства г. края и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющей надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы; являться в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации;

Елизаров Е В

не судимый осужден по пп.«ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 15 (пятнадцать) лет 6 (шесть) месяцев с ограничением свободы сроком на 1 год и возложением на него в соответствии со ст. 53 УК РФ обязанности в течение года после отбытия наказания не изменять места жительства село

района края и не выезжать за пределы территории со ответствующего муниципального образования без согласия уголовно исполнительной инспекции, осуществляющей надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы; являться в уголовно исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации.

Местом отбывания наказания осужденным Самохину И.М. и Елизарову Е В . назначена исправительная колония строгого режима; срок наказания Самохину и Елизарову исчислен со 2 марта 2015 года; постановлено зачесть в срок отбывания наказания каждому из осужденных время содержания под стражей, Самохину И.М. - с 17 апреля 2014 г., Елизарову Е В . - с 19 апреля 2014г.

Гражданский иск потерпевшей Ш удовлетворен: постановлено взыскать в пользу Ш компенсацию за при чиненный ей моральный вред, связанный с гибелью ее мужа Л в долевом порядке с осужденного Самохина И М руб лей и Елизарова Е В рублей.

В приговоре разрешены вопросы о мере пресечения осужденных и о вещественных доказательствах по делу.

Заслушав доклад судьи Зыкина В.Я., выступления осужденных Самохина И.М., Елизарова Е.В., их защитников-адвокатов Сигачева П.С. и Волобоевой Л.Ю., выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Шаруевой М.В., судебная коллегия

установила:

согласно приговору Забайкальского краевого суда от 2 марта 2015 года Самохин И.М. и Елизаров Е.В. осуждены за убийство Л 15.07.1960 года рождения, совершенное группой лиц, из корыстных побуждений.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Самохин И.М. выражает несогласие с приговором, считая его незаконным, необоснованным и несправедливым. Он утверждает, что не совершал инкриминированного ему преступления (убийства Л а лишь помогал Елизарову Е.В. скрыть труп потерпевшего после его убийства Елизаровым. Как указывает осужденный Самохин, выводы суда о его виновности не подтверждены доказательствами, исследованными в судебном заседании, и основаны на догадках предположениях и слухах; многочисленные противоречия в показаниях свидетелей, потерпевшей и обвиняемого Елизарова судом не устранены; его (Само хина) доводы о непричастности к убийству потерпевшего Л судом не были приняты во внимание и в приговоре не опровергнуты. В дополнениях к апелляционной жалобе осужденный Самохин подробно излагает обстоятельства случившегося в доме, где было совершено убийство потерпевшего, сокрытия трупа потерпевшего, приводит исследованные в судебном заседании доказательства и дает им собственную оценку. Акцентирует внимание на отсутствии в деле письменных документов, подтверждающих приобретение потерпевшим Л права собственности на автомобиль « », из-за которого по версии обвинения, было совершено убийство потерпевшего; заявляет, что не имел мотивов для убийства Л и смерть потерпевшего для него (Само хина) была невыгодной, поскольку он лишался работы и заработка; приговор суда считает не соответствующим требованиям уголовно-процессуального за кона, поскольку в нем приведены лишь доказательства стороны обвинения и не опровергнуты доказательства, представленные стороной защиты. Назначенное наказание Самохин И.М. считает несправедливым и чрезмерно суровым, вынесенным без учета данных о его личности, семейном положении, признания им своей вины, раскаяния в укрывательстве преступления (убийства потерпевшего совершенного Елизаровым) и активного способствования органам следствия в раскрытии данного преступления. В результате осужденный Самохин просит приговор изменить, применить ст. 73 УК РФ и назначить наказание без изоляции от общества; решение суда о компенсации морального вреда в сумме

рублей, взысканной с него в пользу потерпевшей, отменить.

Государственным обвинителем Быковым С В . поданы возражения на апелляционную жалобу осужденного, доводы которого прокурор считает не обоснованными и просит приговор оставить без изменения.

Осужденный Самохин И.М. и его защитник-адвокат Сигачев П.С. в заседании суда апелляционной инстанции поддержали доводы апелляционной жалобы.

Осужденный Елизаров Е.В. и его защитник-адвокат Волобоева Л.Ю. возражали против доводов апелляционной жалобы Самохина И.М. и просили про верить дело в отношении Елизарова Е.В. в соответствии с положениями ч.2 ст.389 19 УПКРФ.

Прокурор Генеральной прокуратуры Российской Федерации Шаруева М.В. возражала против доводов апелляционной жалобы Самохина И.М. и про сила приговор оставить без изменения.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения апелляционной жалобы осужденного Самохина И.М., по­

скольку его виновность в убийстве Л подтверждена доказатель­

ствами, исследованными в судебном заседании, оценка которым дается в дан­

ном апелляционном приговоре.

Судебной коллегией также проверено уголовное дело в отношении Елиза­

рова Е.В. в соответствии с положениями ч.2 ст.38919УПК РФ, о чем ходатайст­

вовал сам Елизаров Е.В. и его защитник в суде апелляционной инстанции.

Основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном

порядке являются: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре,

фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции (п.1 ст.389 УПК РФ); существенное нарушение уголовно процессуального закона (п.2 ст.38915УПК РФ).

Приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании (п. 1 ст.389 16 УПКРФ).

Существенными нарушениями уголовно-процессуального закона признаются такие нарушения, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения (ч.1 ст.389 УПК РФ).

Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна со держать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении под судимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства (п.2 ст.307 УПК РФ).

Данные требования уголовно-процессуального закона судом первой ин станции нарушены, поскольку выводы суда о квалификации действий Елизарова Е.В. и Самохина И.М. по пункту «з» части 2 статьи 105 УК РФ, как убийство из корыстных побуждений, не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Судебная коллегия отменяет обвинительный приговор и выносит новый обвинительный приговор, поскольку судом неправильно установлены обстоятельства преступления, а именно - мотив убийства потерпевшего, а также место нанесения ударов молотком потерпевшему.

Как установлено судом первой инстанции и указано в приговоре, преступление совершено в г. района края при следующих обстоятельствах:

«Во второй половине дня 11 апреля 2014г. Самохин и Елизаров совместно с Л Е и М , состоящих в гражданских брачных отношениях, по их месту жительства в доме по ул распивали спиртные напитки. В ходе употребления спиртного, у Елизарова возник умысел на умышленное убийство из корыстных побуждений Л препятствующего улучшить материальное положение его друга Самохина, фактически завладевшего автомобилем Л модели « стоимостью рублей, и не желавшего возвращать ему транспорт, либо свою долю деньгами, потраченную на приобретение и ремонт этого автомобиля, в целях использования его для заготовки древесины и получения имущественной выгоды.

Реализуя задуманное, Елизаров, находясь в состоянии алкогольного опьянения, своим поведением в доме по ул. спровоцировал ссору с

Л и нанес ему множественные удары руками в область лица и тела,

от которых потерпевший, падая на пол, ударялся головой об стену.

Самохин, находясь в состоянии алкогольного опьянения, осознавая, что

Елизаров развязал ссору с Л преследуя корыстный мотив, и из этих побуждений, с целью лишения жизни, нанес ему удары руками в разные части тела, решил присоединиться к преступным действиям Елизарова и совершить убийство потерпевшего из корыстных побуждений в целях улучшения своего материального положения, свободного пользования автомобилем « », при обретенным Л и, не желая возвращать ему ни транспорт, ни деньги вложенные им в приобретение автомобиля и его ремонт, и получения имущественного дохода. Действуя группой лиц, Самохин и Елизаров, объединенные единым умыслом, направленным на причинение смерти Л из корыстных побуждений, вытащили потерпевшего из квартиры и на автомашине « », под управлением Самохина, увезли его от г. на 20 км. и в лес ном массиве, расположенном в 200 метрах от трассы Реализуя преступный умысел на лишение жизни потерпевшего из корыстных побуждений, Самохин и Елизаров, действуя группой лиц, совместно нанесли Л множественные удары ногами, руками и поочередно молотком по голове и телу Л (всего не менее 4-х ударов), и с целью доведения преступного умысла на лишение жизни до конца совершили совместные действия по удушению петлей, путем перетягивания шеи Л и перекрытия воздуха к органам его дыхания.

Своими совместными, согласованными, умышленными действиями Самохин и Елизаров причинили Л следующие телесные повреждения:

три ссадины на лбу слева и справа, кровоподтек вокруг левого глаза ушиб мягких тканей верхней и нижней губы с ушиблено-рваной раной на верх ней губе справа, ушиблено-рваной раной на слизистой полости рта, кровоподтек на наружной поверхности левого локтевого сустава, не повлекшие вреда здоровью человека;

ушиблено-рваную рану теменно-затылочной области головы слева ушиблено-рваную рану теменной области головы слева, повлекшие легкий вред здоровью человека;

открытый оскольчатый перелом костей носа, сгибательный перелом 4,5,6,7,8,9 ребер слева по передней подмышечной линии с кровоизлиянием в окружающие межреберные мышцы, без смещения костных отломков, кровоизлияние в мягкие ткани нижней трети грудины, повлекшие средней тяжести вред здоровью человека;

ссадину затылочной области головы слева (за ушной раковиной) с открытым вдавленным переломом затылочной кости в задней левой черепной ямке с переходом на пирамиду левой височной кости, субарахноидальное кровоизлияние над правым полушарием головного мозга, которые являются опасными для жизни и расцениваются как повлекшие тяжкий вред здоровью человека;

одиночную незамкнутую косовосходящую слева направо снизу вверх

странгуляционную борозду на шее, осаднение кожи по ходу борозды, повлек­

шую развитие опасного для жизни состояния - механической асфиксии, причи­

нившей тяжкий вред здоровью человека.

Смерть Л наступила от механической асфиксии в результате

сдавления органов шеи петлей.

Убедившись, что Л мертв, они закидали его тело привезенным с собой бытовым мусором и с места преступления скрылись» (листы 2-4 приговора).

Суд в приговоре указал, что убийство потерпевшего Л Елизаровым и Самохиным было совершено из корыстных побуждений.

По мнению суда первой инстанции, «о корыстном мотиве каждого из них свидетельствует: интерес Самохина в том, чтобы непосредственно владеть на правах собственника автомашиной «У », приобретенной с Л совместно и восстановившим автомашину с привлеченным к ремонту Елизаровым, которому оплату труда Л не производил, и последний предъявлял к нему 11 апреля претензии по оплате. Кроме того, подсудимые были заинтересованы в завладении автомашиной, так как оба совместно использовали авто машину для заготовки древесины и получения дохода. Из корыстных побуждений, в ходе избиения Л у Елизарова возник умысел на его убийство, и Самохин, имевшей свой корыстный мотив, присоединился к его действиям, для доведения преступного умысла, направленного на лишение жизни Л до конца» (лист 19 приговора).

Такой вывод суда не подтвержден рассмотренными в судебном заседании и положенными в основу приговора доказательствами.

Содержащиеся в материалах уголовного дела и исследованные в заседании суда первой инстанции доказательства свидетельствуют о том, что убийство Л Елизаровым и Самохиным было совершено не из корыстных побуждений, а в ходе ссоры и из личных неприязненных отношений.

Кроме того, удары потерпевшему молотком были нанесены подсудимыми не в лесу, как указано в приговоре, а в доме, где ими был избит потерпевший.

Судебной коллегией, исходя из исследованных в суде первой инстанции доказательств, установлено, что преступление Елизаровым и Самохиным со вершено при следующих обстоятельствах.

Во второй половине дня 11 апреля 2014 г. Самохин И.М. и Елизаров ЕВ находясь в доме, в котором проживали Е иМ (в доме № по ул. г. района края), распивали спиртные напитки совместно с Л

В ходе употребления спиртного между Елизаровым и Л возник конфликт по поводу задержки оплаты Л Елизарову стоимости ремонтных работ автомашины « принадлежавшей Л . В ходе возникшей ссоры Елизаров, находясь в состоянии алкогольного опьянения, на нес Л множественные удары руками в область лица и тела, от которых потерпевший падал на пол.

Находившийся в доме в состоянии алкогольного опьянения Самохин И.М осознавая, что Елизаров развязал ссору с Л по поводу указанного автомобиля, к которому он (Самохин) имел собственный интерес, поскольку по нес денежные затраты на его ремонт и надеялся пользоваться данным автомо­

билем, а также из-за конфликта, который у него был ранее с Л по

поводу использования указанного автомобиля, решил присоединиться к избие­

нию Л . Самохин нанес Л удары руками в разные части тела.

После этого Самохин и Елизаров совместно нанесли множественные удары ногами, руками и, поочередно, молотком по голове и телу Л .

Избив потерпевшего и совместно причинив ему телесные повреждения Самохин и Елизаров решили убить его. С этой целью они вытащили Л

из дома и на автомашине « » под управлением Самохина увезли его от г.

на расстояние 20 км в лесной массив, расположенный в 200 метрах от трассы где, реализуя умысел на лишение жизни Л совместно задушили его, перетягивая петлей шею Л и перекрывая воздух к органам дыхания.

Своими совместными действиями Самохин и Елизаров причинили Л

следующие телесные повреждения:

три ссадины на лбу слева и справа, кровоподтек вокруг левого глаза, ушиб мягких тканей верхней и нижней губы с ушиблено-рваной раной на верхней губе справа, ушиблено-рваной раной на слизистой полости рта, кровоподтек на наружной поверхности левого локтевого сустава, не повлекшие вреда здоровью человека;

ушиблено-рваную рану теменно-затылочной области головы слева, ушиблено-рваную рану теменной области головы слева, повлекшие легкий вред здоровью человека;

открытый оскольчатый перелом костей носа, сгибательный перелом 4,5,6,7,8,9 ребер слева по передней подмышечной линии с кровоизлиянием в окружающие межреберные мышцы, без смещения костных отломков, кровоизлияние в мягкие ткани нижней трети грудины, повлекшие средней тяжести вред здоровью человека;

ссадину затылочной области головы слева (за ушной раковиной) с открытым вдавленным переломом затылочной кости в задней левой черепной ямке с переходом на пирамиду левой височной кости, субарахноидальное кровоизлияние над правым полушарием головного мозга, которые являются опасными для жизни и расцениваются как повлекшие тяжкий вред здоровью человека;

одиночную незамкнутую косовосходящую слева направо снизу вверх странгуляционную борозду на шее, повлекшую развитие опасного для жизни состояния - механической асфиксии, причинившей тяжкий вред здоровью человека.

Смерть Л наступила от механической асфиксии в результате сдавления органов шеи петлей.

Убедившись, что Л мертв, они закидали его тело привезенным с со­

бой бытовым мусором и с места преступления скрылись.

Изменение обвинения и ошибочно установленных судом первой инстанции

обстоятельств убийства потерпевшего Л не ухудшает положение под­

судимых Елизарова и Самохина, а также не нарушает их права на защиту.

В заседании суда первой инстанции подсудимый Елизаров Е.В. вину в

предъявленном ему обвинении не признал и показал, что к убийству Л

он не причастен. В доме по ул. куда он приехал 11 апреля 2014

г. около 22 час. с С находились Е иМ , кото­

рые распивали спиртное с Л а Самохин пьяный спал у дома в своей автомашине . С ушла и он (Елизаров) остался с ними употреблять спиртное. Помнит, что опьяневший Л уснул на диване за печкой. Он ушел за спиртным и в течение часа отсутствовал, а вернувшись, услышал, что за печкой ругаются Самохин и Л , предъявляя друг другу претензии: «кто кого из них кинул с автомобилем « », слышал доносившиеся звуки ударов. Он прошел за печь и увидел, что Л на диване лежит на спине, а стоящий над ним Самохин нанес 3 сильных удара кулаками; у Л из носа пошла кровь. Он разнял их, предложил всем выпить. При распитии спиртного стал требовать у Л рублей, т.е. расчет за ремонт автомобиля « », но Л его обозвал «быдлом» и сказал, что Самохин ис пользует его автомашину и будет с ним рассчитываться. Обозлившись, что Л ему не платит денег, он за столом нанес ему 4 удара ладонью по лицу; от его ударов Л упал, а затем, поднявшись, ушел за печь и лег на пол у дивана. Следом за ним пошел Самохин и оттуда раздались удары. Вместе сЕ , увидев, что Самохин наносит удары ногами лежащему Л

в голову, по телу, оттащили его. Помнит, что после этого он вышел во двор, при возвращении увидел Л лежащим на полу возле печки, а рядом с ним Самохина, который наносил Л удары молотком по голове Он (Елизаров) и Е снова оттащили Самохина от лежавшего на полу Л , отобрали молоток; втроем выпили, и он уснул. Ночью его разбудил Самохин и попросил помочь погрузить Л в машину. Опасаясь Само хина, он (Елизаров) стал помогать Самохину, вместе с которым вытащили

из дома, затолкали в багажник автомашины « »; дышал ли потер певший или нет, сказать не может. Самохин, управляя автомобилем, проехал по трассе от г. в сторону села километров 20-25, свернул на лесную дорогу и остановился. Они вдвоем вынесли Л из багажника, оттащили от автомашины, забросали коробками, которые по дороге с мусорной свалки закидали в автомобиль. Вернувшись обратно в дом, продолжили употреблять спиртное и проспали до утра. Помнит, что числа 13 апреля он заходил к Е

за своей курткой и тот отдал ему капюшон от куртки Л он

машинально и выбросил в реку. Считает, что М оговаривает его и Самохина в нанесении ими ударов ногами лежащему в кухне у печки Л

Отрицая свое участие в убийстве Л Елизаров показал, что Самохин его оговаривает в нанесении ударов молотком; отрицал удушение Л

в лесу петлей; заявлял, что опасаясь Самохина, помогал ему вывозить труп Л а затем, опасаясь за свою жизнь, скрывался в лесу, пока Само хин не был задержан; пояснил, что во время следствия, получив записку от Самохина, по его указанию оговорил себя в убийстве Л подтвердив свои показания на очной ставке с ним, а позже, вернулся к правдивым первоначальным показаниям об убийстве Л Самохиным.

Подсудимый Самохин И.М. вину в предъявленном ему обвинении не при знал и показал, что к убийству Л не причастен, мотива убийства у него не было; убийство Л ему невыгодно, так как он и Елизаров работали на деляне Л и возили лес на автомашине « », которую покупал его тесть - Л совместно с ним; кроме того он вложил деньги в ремонт авто машины; ремонтом автомашины занимался Елизаров, с которым Л не рассчитывался. Он решил помочь Елизарову на своей автомашине « » вы везти труп Л поскольку опасался, что подозрение в убийстве Л

может упасть на него (Самохина), учитывая осведомленность родственников Л и других лиц о его конфликтных отношениях с убитым по поводу автомашины.

Он также показал, что в доме у Е 11 апреля напился, но ударов Л не наносил; спал и на диване, и в своей автомашине у его дома. Во время распития спиртных напитков несколько раз во двор выходил по нужде, и вернувшись в очередной раз со двора в дом, увидел лежащего на полу у печки Л и сидящего рядом с ним на корточках с молотком в руке Елизарова по его телодвижению он понял, что тот наносит удары. Когда Елизаров произнес: «Все, хана Л , нужно его увозить» - он (Самохин) принял решение труп вывезти, так как подозрение упало бы только на него. Вдвоем с Елизаровым они загрузили труп в автомашину и вывезли в лес, где Елизаров вытащил труп из автомашины и забросал коробками, которые они подобрали на мусор ной свалке по пути в лес. Вернувшись в дом Е , они употребили спиртное и уснули; утром он обнаружил, что его автомашину угнали, и ушел к себе домой. 13 апреля с женой вернулся в дом к Е иМ где вместе с женой убрали следы крови, сожгли наволочку, отстирали кровь на шторах. Он забрал окровавленный молоток и выбросил его в речку. 17 апреля решил прийти в полицию с явкой с повинной и рассказать об обстоятельствах убийства Л совершенного Елизаровым, и месте сокрытия ими трупа.

Несмотря на утверждение каждого из подсудимых о своей непричастности к убийству потерпевшего, виновность Елизарова Е.В. и Самохина И.М. в со вершении данного преступления подтверждается их показаниями, данными в судебном заседании и на предварительном следствии, в той части, в которой они согласуются с другими доказательствами по делу, в том числе - показания ми потерпевшей и свидетелей.

Из исследованных в судебном заседании показаний Елизарова, данных в период предварительного следствия, усматривается, что 19 апреля 2014 г. он давал аналогичные показания в качестве подозреваемого, а также при проверке показаний на месте происшествия, дополняя их тем, что на его вопросы, зачем нанес удары молотком Л , Самохин ему ответил, что тот мешал ему работать (т. 1, л.д. 155-163 ;211-221).

На очной ставке с Самохиным 21.04.2014 Елизаров изменил свои показания и уточнил, что именно он Л наносил удары молотком и руками по голове и множество ударов ногами по всему телу, а Самохин только помог ему

вывезти труп. Самохин, отрицая свою причастность к убийству, показывал, что

вместе с Елизаровым решили вывезти труп Л в лес (т.1, л.д.222-227).

При допросе в качестве подозреваемого 23.04.2014 Елизаров вернулся к

прежним показаниям от 19.04.2014, и показал, что оговорил себя на очной став­

ке с Самохиным, получив от него накануне записку, с указанием какие ему сле­

дует давать показания (т.2, л.д. 1-6).

Показания подсудимого Елизарова об изменении им показаний в связи с получением от Самохина записки, объективно согласуются с исследованной судом запиской.

Согласно протоколу выемки от 23.04.2014, Елизаров добровольно в присутствии адвоката выдал записку Самохина, из содержания которой следует что обращаясь к нему по имени, Самохин сообщает, какие нужно давать показания: что он (Елизаров) убийство совершил сам, а он -Самохин- помогал грузить и увозить труп. Также в записке Самохин высказывал Елизарову сожаление, в том, что тот «зря вылез из леса», т.е. перестал скрываться, поскольку у него (Самохина) был шанс в этот день выйти из-под стражи. То есть, в записке Самохин инструктирует Елизарова, как ему следует вести себя на допросе у следователя (т.2 л.д.8-12.)

В последующих показаниях при допросах в качестве обвиняемого Елиза ров давал показания, изобличая Самохина в убийстве потерпевшего а также заявлял о своей непричастности к убийству, говоря о том, что лишь по мог Самохину вывезти из дома труп потерпевшего. Изменение ранее данных им показаний мотивировал оказанным на него Самохиным психологическим давлением в связи с передачей ему записки. Кроме того утверждал, что мотив убийства Л был только у Самохина, так как он хотел у него забрать автомобиль « » и на этой почве с лета 2013 года между ними длился конфликт (т.2, л.д. 33-36, 37-41, 155-159, 246-248,т.З, л.д. 149-151).

Судом также приняты во внимание показания Самохина на предвари тельном следствии.

Так, в заявлении о явке с повинной, занесенном в протокол 17 апреля 2014 г., Самохин показывал, что при распитии спиртного в доме по ул. Елизаров ругался с Л он видел как Елизаров мо лотком нанес удар по голове Л и велел ему заводить машину. Он за вел автомашину, помог Елизарову положить Л в багажник, по дороге в лес Елизаров набрал мусор и закинул в машину. На 20-м километре от г.

он развернул машину, и Елизаров вытащил из машины и оставил в лесу Л,

затем сел в машину, и они вдвоем уехали обратно (т.1 л.д.72-75).

В последующих показаниях в качестве подозреваемого, обвиняемого и на очных ставках с Елизаровым, Самохин, ссылаясь на отсутствие у него корыстного мотива, утверждал о своей непричастности к убийству Л признавал только сокрытие трупа, мотивируя тем, что опасался оказаться под подозрением в убийстве Л с которым, как многим было известно, у него был конфликт. Дополнял, что во время распития спиртного он спрашивал у Л про доверенность на автомашину « », приобретенную им совме­

стно с Л уЖ . Опьянев, он уснул; потом видел и слышал, как в доме Елизаров, ругаясь с Л , высказывал ему претензии по поводу того, что тот мешает ему работать; также ругались из-за машины. После того

как он (Самохин) вышел из дома, а затем спустя несколько минут вернулся об­

ратно - увидел лежащего на полу между кухней и комнатой лицом вниз Л

и рядом с ним Елизарова, наносившего удар молотком в голову Л,

затылочная часть которой была в крови. Елизаров сказал, что «Л»,

т.к. он ему пробил голову молотком. По просьбе Елизарова они вдвоем вывезли тело Л в лес, где оставили, забросав его мусором. 14.04.2014 он со своей женой сходил в дом к Е ; в доме кроме него и М

находился и Елизаров. (М )и (С ) убрались: по мыли посуду, постирали штору от крови, вытерли кровь на полу, в печке со жгли наволочку. В доме Елизаров нашел капюшон от куртки Л , который был в крови, и забрал его. Уходя из дома, он (Самохин) забрал молоток со следами крови, которым Елизаров наносил удары Л и выкинул его в реку 16.04.2014 вместе с Елизаровым выехали в лес и расстались.

Аналогичные показания Самохин давал при проверке его показаний на месте преступления и при допросах в качестве обвиняемого (т.1 л.д.76-82, 92, т.2 л.д. 24-27).

По поводу записки показывал, что писал ее он, это «его мысли вслух» (т.2, л.д. 96-101).

При допросе 11.11.2014 Самохин дополнил, что Л в ремонте автомашины участия не принимал, постоянно мешал ему работать, вместе с Ж

обманывал его и нарушал их договоренности относительно пользования автомашиной, в ремонте машины принимали участие он (Самохин) и Елиза ров, которому Л обещал заплатить деньги за ремонт автомашины. По его мнению, причиной убийства Л было то, что Л и Елизаров поругались из-за него (Самохина), поскольку Ж вместе с Л «заказали» его (Самохина); из-за этого между Елизаровым и Л про изошла ссора, а затем и драка (т.З, л.д. 15 8-166).

Согласно заявлению Ш поступившему в отдел полиции 16 апреля 2014 года, она просит принять меры к розыску ее мужа Л

г. рождения, пропавшего 12 апреля 2014 (т.1 л.д. 10).

Из показаний потерпевшей Ш данных в судебном заседании и на предварительном следствии, следует, что об обстоятельствах причинения смерти ее мужу ей ничего не известно. 09 апреля 2014 г. Л «за гулял» в доме ее брата Е проживающего с по ул.

14 апреля она зашла в дом к Е , но Л у них не было. М вначале не стала рассказывать ей о том, что произошло в ее доме, но после того как она (Ш ) обратилась в полицию с заявлением об

исчезновении мужа, М ей рассказала, что 11 апреля у них в доме употребляли спиртное Самохин с Елизаровым; в пьяном виде Самохин избил Е

и нанес ей удар в лицо; Самохин и Елизаров вдвоем также избили Л,

нанеся ему множественные удары ногами по телу. При этом Елизаров

первым стал избивать кулаками Л ночью они куда-то уехали, а утром,

когда она проснулась, Л в доме уже не было. Также от М ей

стало известно, что они вместе с С замывали в доме кровь на

полу у печки, потом собрали окровавленные вещи и уехали.

Из показаний Ш также следует, что она с Л прожива­

ла в зарегистрированном браке, вырастили как дочь ее племянницу В , кото­

рая вышла замуж за Самохина, и, несмотря на развод, продолжает с ним про­

живать. У Самохина с Л возникли неприязненные отношения в свя- зи с приобретением автомашины « », которую муж (Л ) купил за

рублей, а Самохин пообещал ее отремонтировать и вдвоем заниматься извозом леса. Весной машина была отремонтирована, и Самохин стал предъявлять претензии Л по поводу вложения им денег в ремонт, требуя передать ему документы на автомашину; летом 2013 года С выкрала у них из дома документы на автомашину и они с Самохиным попытались в ГАИ зарегистрировать автомашину на себя, но Л обратился с заявлением в полицию о возбуждении уголовного дела в связи с кражей документов Утверждая, что автомашина принадлежат ему, Самохин угрожал Л по телефону; автомашину с документами не возвратил.

Свидетель Ш в судебном заседании дал аналогичные показания, пояснив, что у Л и Самохина сложились последние полтора года неприязненные отношения из-за автомашины « », которую Самохин, Елизаров и Л вместе ремонтировали в селе Конфликт возник когда Самохин начал один пользоваться автомобилем « », который приобрел Л Охарактеризовал Самохина как человека скрытного, лживого склонного в пьяном виде к жестокости.

Свидетель Ж в судебном заседании показал, что длительное время дружил с Л . Еще в 2012 году Л хотел купить грузовую автомашину в личное пользование, поскольку в то время распродавалось имущество компании « ». Л и Самохин посмотрели автомашину « », договорились, что Л отдаст ему (Ж ) часть денег, заберет автомобиль в собственность, а потом отдаст остальные деньги. Сначала Л

отдал, ему-Ж , действовавшему по доверенности от директора компании « », рублей, а остальные деньги отдал частями, в том числе рублей отдал ему Самохин. Всего за машину ему отдали

рублей. Машину они стали восстанавливать в феврале-марте 2013 г., по скольку ей требовался ремонт. В этом им помогал Е , а затем к ремонту присоединился и Елизаров - мастер по ремонту автомобилей, который в основном и выполнял всю работу, а Самохин поставлял запчасти. По его мнению, вложений в ремонт со стороны Самохина было не более руб лей. Когда машина была восстановлена, ею стал пользоваться Самохин. Л,

обеспокоенный тем, что на его автомашине Самохин и Елизаров зарабатывают деньги, а его оставили в стороне, т.е. не выплачивают ему денег от ис пользования автомашины, стал высказывать по этому поводу претензии к Самохину, требовал от Самохина вернуть ему машину. Он (Ж ) однажды да же был очевидцем того, как Самохин на огороде во время копки огорода в ходе конфликта, возникшего из-за споров по поводу машины « », кидался на Л с вилами. После того раза Самохин приезжал со своей женой В к нему (Ж ) домой и они рассказали, что Самохин решил забрать с «»

лебедку и не отдавать ее Л

Также свидетель Ж пояснял, что автомобиль « » из ограды его дома ночью самовольно забрали Самохин и Елизаров и по дороге перевернули его в кювет. Последние полгода автомобиль « » постоянно находился у Самохина.

Позже от Л он узнал, что В (бывшая жена Самохина) украла документы у Л и с Самохиным попыталась в ГАИ зарегистрировать на себя автомобиль « ». Поскольку в документах были выявлены недостатки им не удалось зарегистрировать автомашину. Сам Л не успел поставить автомашину на учет из-за ее ремонта, а потом ею стал постоянно пользоваться Самохин.

Он также подтвердил свои показания на предварительном следствии о том, что 10 апреля 2014 утром разговаривал с Л по телефону и узнал, что тот находится в доме у Е Позже от Ш (жены Л)

ему стало известно, что после распития спиртного Л из дома Е исчез, и только 17 апреля выяснилось, что труп Л найден в лесу.

Свидетель М в судебном заседании показала, что Л был у них в доме 11 апреля 2014 года, где она вместе с ним и Е распивали спиртные напитки. В силу алкогольного опьянения, вызванного дли тельным употреблением алкоголя, она плохо помнит события тех дней. В пол день 11 апреля они втроем «с похмелья болели»; к ним заскочил пьяный Елиза ров и стал предъявлять претензии к Л ; потом, сидя за столом, начал наносить ему удары кулаками в лицо, грудь, от чего Л упал со стула Затем подошел Самохин, который также находился в состоянии алкогольного опьянения, и начал ругаться на Е ; Самохин и Е вышли из дома во двор, а Л и Елизаров продолжали ругаться, она их успокаивала У вернувшегося со двора Е был подбит глаз, и он лег на кровать, а Самохин переключился на нее, ударив кулаком в лицо. Когда она лежала на кровати, то урывками видела, как Самохин избивал ногами по телу лежавшего на диване Л Она побоялась встать. Потом она увидела Л лежащим на коврике у дивана (позже этот коврик отмыла от крови С).

Также она (М ), лежа на кровати, видела, как Самохин и Елиза ров вместе избивали Л ногами, когда тот лежал на полу возле печки она тогда слышала его вздохи и стоны от ударов. Как ночью из дома пропал Л она не видела, поскольку спала. На следующий день приехали Ш рикова (жена Л иВ ; она (М ) полагая, что муж чины подрались, сказала, что Л уехал на такси, поскольку об этом, как ей запомнилось, сказали утром или Елизаров, или Самохин. Позже она рассказала Ш об избиении ее мужа Самохиным и Елизаровым, но не исключала, что тот мог уехать на такси. Только тогда, когда через некоторое время числа 14-го, прибежали Самохин с В и Елизаровым и очень быстро при брались в доме: убрали вещи, смыли кровь с пола, печки, обоев, постирали штору, забрали окровавленные одеяло и подушку, капюшон от куртки Л

и молоток со следами крови, что-то сожгли в печке, а Вика смыла кровь с паласа - она поняла, что с Л что-то произошло, и что его могли убить Самохин с Елизаровым.

Позже она обо всем рассказала Ш (жене Л , вместе с ко торой решили обратиться в полицию.

Из показаний свидетеля М , данных в суде и на предварительном следствии, следует, что с Л 11 апреля ругались как Самохин, так и Елизаров из-за автомашины « ». Елизаров начал «наседать» на Л говорил, что тот ему должен денег за ремонт машины и бил его. При этом Елизаров начал бить Л еще до прихода Самохина. Елизаров бил Л ­

«под дых», а потом, сидя за столом, бил его кулаком в лицо и в грудь, а когда пришел Самохин, они вдвоем с Елизаровым начали сильно избивать Л.

Перед тем как Самохин с Е вышли во двор, Елизаров в кухне продолжал бить Л по голове. Ночью, когда она просыпалась, то слышала вздохи и стоны Л а также звуки ударов; видела, как Елизаров сидел на кухне, а Л бил Самохин, когда тот лежал на диване; при этом Самохин говорил ему что-то в грубой форме и бил ногами. Потом она видела Л лежащим на полу, а Самохин пинал его и что-то приговаривал. Ноги Самохина были обуты в тяжелые сапоги. Она также видела как Елизаров и Самохин по очереди и вместе пинали Л когда тот лежал на полу возле печи.

В судебном заседании М также показала, что на следующий день после избиения Л она из разговора Елизарова и Е услышала фразу: «Как у нас бывает, трупа нет и дела нет». В этот же день поздно вече ром на машине приехал очень пьяный Самохин и сказал: «Елизаров начал свое дело, а я - закончил».

Существенных противоречий в показаниях М относительно обстоятельств избиения потерпевшего Л подсудимыми Елизаровым и Самохиным, данных ею в суде и на предварительном следствии, не содержится Некоторые разночтения в ее показаниях, в частности, касающиеся последовательности событий, очевидцем которых она являлась, вызваны ее нахождением в то время в алкогольным опьянении, а также периодом времени, прошедшим с момента ее допроса на предварительном следствии до судебного заседания.

Давая оценку показаниям свидетеля М , судебная коллегия отмечает, что в основном ее показания стабильны и подтверждены другими доказательствами по делу, поэтому являются достоверными. Каких-либо оснований оговаривать подсудимых у М не имеется.

Из оглашенных в судебном заседании показаний свидетеля Е

на предварительном следствии от 16.04.2014 следует, что событий 11 апреля он не помнит, поскольку в тот день находился в сильном алкогольном опьянении. Проснувшись 12 апреля, он увидел в доме спящего на диване Само хина; в кухне за столом М распивала спиртное с Елизаровым. Умываясь, он (Е ) увидел, что его лицо в крови, глаз подбит; поэтому, увидев

на обоях в кухне кровь, подумал, что это его кровь. На его вопрос, где Л,

- Елизаров ответил, что он уехал на такси. Выпив рюмку водки, ушел из

дома подыскать «калым», т.е. работу. Спустя несколько дней от его сестры -

Ш ему стало известно, что до сих пор Л дома не появлялся; он

передал ей очки и шапку Л В доме разглядел кровь у печки, на стене; М ничего ему не говорила по поводу крови. Также он пояснил, что между Л и Самохиным с осени 2013 отношения были напряженные и они разбирались между собой по поводу какой-то грузовой машины (т. 1, л.д. 41-46).

При допросе 21.04.2014 свидетель Е уточнял, что после исчезновения Л у него из дома пропал молоток, а в разговоре с М ­

он вспомнил, что после ухода Ш , под вечер 14 апреля, в дом заходили Самохин с его бывшей женой В и Елизаров, которые убрались сняли и постирали штору, помыли окно, половик. Капюшон от куртки Л,

находившийся на диване, он отдал Елизарову (т.1 л.д. 207-210).

В связи с отказом С от дачи показаний, в заседании суда первой инстанции были исследованы ее показания, данные на предварительном следствии.

Из оглашенных показаний свидетеля С следует, что после исчезновения Л она вместе с Самохиным и Елизаровым приезжала на ул. и помогла М убраться в доме, вымыла пол, вытерла следы крови под печкой, на печи, постирала штору с пятном крови; также видела кровь на паласе, который располагался между кухонным столом и печкой (т.1,л.д.52-56).

Согласно протоколу осмотра дома, расположенного в г. по ул. от 16.04.2014 г., в доме находится кирпичная печь, разделяющая дом на две части. Перед печкой при входе в дом расположен стол, на полу имеется ковер с пятнами бурого цвета, похожими на кровь. Следы вещества бурого цвета, похожие на кровь, обнаружены и на печке, на створке кухонного шкафа, боковых частях шкафа, металлических ведрах, на обоях.

Из протокола осмотра места происшествия от 17.04.2014 , проведенного с участием Самохина, указавшего в явке с повинной место сокрытия трупа Л,

в лесном массиве, расположенном на 20-м км. трассы (т.е. месте, указанном Самохиным) на земле, покрытый коробками, женскими и детскими кофтами, обнаружен лежащий на животе труп Л с при знаками насильственной смерти. При переворачивании трупа обнаружена рана в левой теменной области головы, лицо в крови, странгуляционная борозда на шее. Рядом с телом потерпевшего обнаружен кабель серого цвета; со слов Самохина данный кабель ранее находился в его автомашине, на которой был вы везен Л Джинсы, трусы у Л спущены до колен, на открытых участках ягодиц и бедра имеются полосовидные ссадины (т.1,л.д.93-101).

По заключению судебно-медицинской экспертизы на трупе Л.

обнаружены следующие телесные повреждения:

одиночная, незамкнутая косовосходящая слева направо снизу вверх стран гуляционная борозда на шее, осаднение кожи по ходу борозды, повлекшая развитие опасного для жизни состояния - механической асфиксии, и по этому при знаку квалифицируются как повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью;

ссадина затылочной области головы слева (за ушной раковиной) с открытым вдавленным переломом затылочной кости в задней левой черепной ямке с

переходом на пирамиду левой височной кости, субарахноидальное кровоизлия- ние над правым полушарием головного мозга, которые являются опасными для жизни и расцениваются как повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью;

открытый оскольчатый перелом костей носа, сгибательный перелом 4,5,6,7,8,9 ребер слева по передней подмышечной линии с кровоизлиянием в окружающие межреберные мышцы, без смещения костных отломков, кровоизлияние в мягкие ткани нижней трети грудины, которые сопровождались бы у живых лиц расстройством здоровья на срок свыше 3-х недель, поэтому расцениваются, как повреждения, повлекшие средней тяжести вред здоровью;

ушиблено-рваные раны теменно-затылочной области головы слева, теменной области головы слева, которые сопровождались бы у живых лиц кратковременным расстройством здоровья на срок не свыше 3-х недель, поэтому расцениваются как повлекшие легкий вред здоровью;

три ссадины на лбу слева и справа, кровоподтек вокруг левого глаза ушиб мягких тканей верхней и нижней губы с ушиблено-рваной раной на верх ней губе справа, ушиблено-рваной раной на слизистой полости рта, не повлекшие вреда здоровью.

Смерть Л наступила от механической асфиксии в результате сдавления органов шеи петлей, что подтверждается морфологическими признаками. Наложение петли на шею находящегося в атональном состоянии потер певшего было произведено в последнюю очередь.

Все повреждения прижизненные и не могли возникнуть при падении с вы соты собственного роста. Раны на голове и ссадина за левой ушной раковиной с переломом затылочной кости были причинены ограниченным предметом имеющим размеры примерно 4x2 см, возможно обухом небольшого топорика или ударной частью прямоугольного молотка.

Ссадины в виде царапин на наружной поверхности левого бедра в верхней трети были получены посмертно, от трения и скольжения при волочении тела погибшего.

В крови трупа Л обнаружен этиловый алкоголь в количестве 2,75%, что соответствует сильной степени алкогольного опьянения(т.З л.д.ЗО- 35).

Из заключения медико-криминалистической экспертизы следует, что повреждение (рана теменно-затылочной области головы, представленная на препарате кожи) могло быть нанесено тупым твердым предметом с относительно ограниченной (областью контакта) травмирующей поверхностью, размеры ко торой не менее 3,5x2 см, конфигурация - близкая к прямоугольной. Возможность нанесения раны паяльником (предметом похожим на топор) следует считать маловероятным (т.З, л.д.62-68).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы вещественных

доказательств, на предметах, изъятых из дома по ул. на ковре,

на фрагментах обоев, на куртке, в смыве с тумбы на кухне, с электроплиты,

смыве с ведер, смыве с наружной поверхности тумбы на кухне - обнаружена

кровь человека, происхождение которой от потерпевшего Л не исклю­

чается. В смыве с печи кухни обнаружена кровь человека, происхождение ко- торой от потерпевшего Л и подозреваемого Самохина исключается, от подозреваемого Елизарова не исключается (т.З, л.д. 45-52).

Происхождение обнаруженной в смыве с печи крови не от Л не противоречит другим доказательствам, подтверждающим виновность Елизарова и Самохина в его убийстве.

По заключению судебно-медицинских экспертиз, проведенных в отношении подсудимых после их задержания, установлено, что у Самохина повреждений не имелось, а у Елизарова имелись 5 ссадин на тыльной поверхности кисти Данные телесные повреждения у Елизарова носят характер тупой травмы и могли возникнуть от воздействия тупого предмета, или при ударе о таковой данностью 10-12 дней назад (т.З л.д. 11,21).

Таким образом, учитывая обстоятельства дела, а также характер обнаруженных у Елизарова телесных повреждений, совпадающих по времени их возникновения с избиением потерпевшего, не исключается появление на печи кухни следов крови Елизарова от повреждений его рук, возникших у него в момент нанесения ударов потерпевшему Л

Заключением судебно-биологической экспертизы установлено, что на проводе обнаружен пот, происхождение которого не исключается от Л,

подозреваемых Самохина и Елизарова (т.З, л.д. 108-111).

Анализ исследованных доказательств позволяет суду прийти к выводу что убийство потерпевшего Л совершили совместно Самохин и Елиза ров.

При этом мотивом убийства явились внезапно возникшие в ходе распития спиртных напитков личные неприязненные отношения, вызванные их давним конфликтом с Л связанным с покупкой, ремонтом и использованием автомашины « ».

О данном конфликте свидетельствуют как показания самих подсудимых данных ими на предварительном следствии и в суде, так и показания потерпев шей Ш свидетелей Ш Ж М.,

Е

То обстоятельство, что Самохин и Елизаров совместно избили Л в доме, нанеся ему удары руками и ногами по телу и голове, в том числе и найденным в доме молотком, подтверждается их показаниями, где каждый из них отрицая свою причастность к избиению, указывал друг на друга как на участника избиения потерпевшего, а также показаниями свидетеля М которая видела как Самохин и Елизаров избивали потерпевшего Л Она также обнаружила пропавший из дома молоток.

У суда не вызывают сомнения показания подсудимых, изобличающих друг друга в нанесении потерпевшему ударов в голову металлическим предметом-молотком, поскольку наличие у потерпевшего черепно-мозговой травмы повлекшей тяжкий вред здоровью, подтверждено выводами судебно медицинской экспертизы и заключением судебно-криминалистической экспертизы о причинении данного телесного повреждения металлическим предметом

с ограниченной поверхностью, которым мог быть молоток.

Судя по показаниям Самохина, данным на предварительном следствии впоследствии, после избиения потерпевшего, данный молоток из дома забрал Елизаров и выкинул его в реку.

Данным обстоятельством объясняется отсутствие в деле молотка как ору дия преступления, что само по себе не ставит под сомнение доказанность виновности подсудимых в совершении инкриминированного им преступления.

Смерть потерпевшего, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, наступила от удушения его петлей, то есть, механической асфиксии.

Согласованный характер действий подсудимых Самохина и Елизарова которые сначала избили потерпевшего, затем вывезли его в лес на автомашине убили, труп забросали мусором, пытались уничтожить в доме следы преступления - не оставляет сомнений в том, что смерть потерпевшему Л они причинили совместно путем удушения.

Доводы Елизарова о том, что он боялся Самохина, поэтому помогал ему скрыть труп потерпевшего, равно как и утверждение Самохина о том, что он помогал Елизарову скрывать труп, опасаясь попасть под подозрение в убийстве - несостоятельны, поскольку опровергаются приведенными выше доказательствами, со всей очевидностью свидетельствующими о совместном лишении жизни потерпевшего.

Оценивая изменение показаний подсудимых, данных ими на предвари тельном следствии и в суде, суд расценивает такое поведение подсудимых как способ своей защиты, согласованный ими между собой после получения Елизаровым от Самохина записки с указанием, какие необходимо давать показания и как вести себя при даче показаний.

То обстоятельство, что изобличая друг друга в нанесении множественных ударов молотком потерпевшему по голове, каждый из подсудимых умалчивал о своих действиях, в том числе и о затягивании петли на шее Л объясняется их нежеланием нести ответственность за особо тяжкое преступление убийство.

Доводы подсудимых о непричастности к удушению потерпевшего суд на ходит несостоятельными, опровергнутыми заключением судебно медицинского эксперта о наличии на шее Л странгуляционной борозды, причинив шей тяжкий вред здоровью. Между действиями осужденных и смертью потер певшего, наступившей в результате механической асфиксии, имеется прямая

причинная связь.

При этом суд принимает во внимание выводы судебно-медицинского экс­

перта о том, что все телесные повреждения, обнаруженные у Л при­

жизненны, а затягивание петли на шее имело место в последнюю очередь.

Причастность обоих подсудимых к причинению смерти Л под­

тверждено и выводами судебно-биологической экспертизы о наличии на про­

воде пота, происхождение которого от них не исключается.

Утверждение Самохина, что он вывозил лес на автомашине с делянки Л

и поэтому смерть потерпевшего ему была невыгодна, так как он лишил­

ся бы участка, на котором работал, не может быть признано обоснованным, по­

скольку из показаний допрошенных в судебном заседании лиц, в том числе свидетеля Ж , следует, что подсудимые использовали автомашину Лав рухина и на других участках работы.

О наличии у подсудимых умысла на причинение смерти потерпевшему свидетельствует способ убийства, выбор орудия преступления, механизм образования и локализация телесных повреждений, целенаправленный характер их действий, находящийся в прямой причинной связи с наступившими последствиями в виде смерти потерпевшего.

Судебная коллегия квалифицирует действия каждого из подсудимых по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, то есть как умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное группой лиц.

По делу в отношении подсудимых проведены амбулаторные судебно психиатрические экспертизы, из которых следует, что Самохин И.М. и Елиза ров Е.В. хроническим психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики не страдают и не страдали таковым в момент со вершения правонарушения; преступление они совершили в состоянии простого алкогольного опьянения, которое не лишало способности каждого из них в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими во время совершения инкриминируемых им деяний; какого-либо временного психического расстройства, в том числе и патологического алкогольного опьянения, у Самохина И.М. и Елизарова Е.В. не имеется; в принудительных мерах медицинского характера они не нуждаются (т.З л.д. 77-78; 92-96).

Выводы экспертов о психической полноценности подсудимых сомнений у суда не вызывают. С учетом заключений экспертов, а также данных о личностях каждого из подсудимых, их поведения судебная коллегия приходит к вы воду о признании Самохина И.М. и Елизарова Е.В. вменяемыми.

При разрешении иска потерпевшей Ш о компенсации морального вреда, судебная коллегия, руководствуясь положением ст. 151 ГК РФ ст. 1101 ГК РФ и исходя из принципов разумности и справедливости, приходит к выводу об удовлетворении исковых требование потерпевшей полностью, по скольку ей причинены нравственные страдания в связи с гибелью близкого ей человека по вине подсудимых.

При этом судебная коллегия учитывает характер причиненных потер певшей Ш нравственных страданий, связанных с совершенным Самохиным И.М. и Елизаровым Е.В. убийством ее мужа, а также степень вины подсудимых и их материальное положение.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень обществен ной опасности совершенного подсудимыми преступления, роль и участие каждого из них в данном преступлении, данные, характеризующие их личности.

Обстоятельствами, смягчающими наказание подсудимых, суд признает

их первую судимость, а у Самохина также наличие несовершеннолетних детей

и явку с повинной, однако не применяет при назначении ему наказания правил

ч.1 ст.62 УК РФ, поскольку в соответствии с ч.З ст.62 УК РФ положения части первой данной статьи не применяются к преступлениям, за которые предусмотрено пожизненное лишение свободы или смертная казнь.

В данном случае наказание ему, а также Елизарову назначается в пределах санкции части 2 статьи 105 УК РФ.

Судебная коллегия, исходя из установленных обстоятельств дела, приходит к выводу, что именно состояние алкогольного опьянения, в которое подсудимые Елизаров и Самохин сами себя привели, распивая спиртные напитки в доме, сняло внутренний контроль за их поведением, вызвало немотивированную агрессию к потерпевшему, что привело к совершению ими особо тяжкого преступления против личности - убийству Л .

1

Поэтому, в соответствии с Ч.1 ст.63 УК РФ судебная коллегия признает отягчающим их наказание обстоятельством совершение преступления в состоя нии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Разрешая вопрос о вещественных доказательств, суд в соответствии с ч.З ст.81 УПК РФ принимает решение: автомашину марки « » государственный регистрационный номер переданную на хранение С возвратить собственнику; паяльник - возвратить владельцу листок тетрадной бумаги с рукописным текстом - хранить при деле; остальные вещи, указанные в постановлении от 5 октября 2014 г. о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств (т.2 л.д.207), - уничтожить.

Руководствуясь ст.ст. 389 13 , 38920, 38928, 389 33 УПК РФ, Судебная колле гия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

приговорила:

приговор Забайкальского краевого суда от 2 марта 2015 года отменить и постановить новый приговор.

Признать Самохина И М и Елизарова Е В

виновными в совершении преступления, предусмотренного п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, и назначить им наказание:

Самохину И.М. - в виде лишения свободы на срок 14 лет 6 месяцев, с ограничением свободы на 1 год, с возложением на него в соответствии со ст. 53 УК РФ следующих ограничений и обязанностей: в течение года после отбытия наказания в виде лишения свободы не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории г. края без согласия уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющей надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы; являться в уголовно исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации;

Елизарову Е.В. - в виде лишения свободы на срок 15 лет, с ограничением свободы на 1 год, с возложением на него в соответствии со ст.53 УК РФ следующих ограничений и обязанностей: в течение года после отбытия наказания в виде лишения свободы не изменять место жительства - село

района края и не выезжать за пределы территории со- ответствующего муниципального образования без согласия уголовно исполнительной инспекции, осуществляющей надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы; являться в уголовно исполнительную инспекцию два раза в месяц для регистрации.

Отбывание наказания осужденным Самохину И.М. и Елизарову Е.В. на значить в исправительной колонии строгого режима, исчисляя срок наказания Самохину и Елизарову с 1 июля 2015 года. Зачесть в срок отбывания наказания каждому из осужденных время содержания под стражей: Самохину И.М. - с 17 апреля 2014 г. по 1 июля 2015 г., Елизарову Е.В. - с 19 апреля 2014 г. по 1 июля 2015 г.

Гражданский иск потерпевшей Ш удовлетворить: взыскать в пользу Ш компенсацию морального вреда, связанного с гибелью ее мужа Л в долевом порядке с осужденного Самохина И М рублей и Елизарова Е В

рублей.

Вещественные доказательства по делу: автомашину марки государственный регистрационный номер переданную на хранение С возвратить собственнику; паяльник - возвратить владельцу; листок тетрадной бумаги с рукописным текстом - хранить при деле остальные вещи - уничтожить.

Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...