Актуально на:
24 июля 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 25-О12-22СП от 23.01.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 25-012-22СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 23 января 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.,

судей Кондратова П.Е. и Мещерякова Д.А.

при секретаре Маркове О.Е.,

с участием переводчиков М иС

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Сабурова Г.У., Мирзоева С.С, Эгамбердиева А.К Эгамбердиева Д.К., Муродова У.Д., Костина А.В., адвокатов Махова Е.А. (в защиту Сабурова Г.У.), Яшиной Е.Г. (в защиту Эгамбердиева А.К Киясовой Е.С. (в защиту Костина А.В.) на приговор Астраханского областного суда от 28 июня 2012 г., по которому

Сабуров Г У

судимый 20

сентября 2004 г. (с учетом внесенных в приговор

изменений) по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 228 УК РФ (в редакции

Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) к 7

годам 6 месяцам лишения свободы,

осужден:

- по ч. 1 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) к 11 годам лишения свободы со штрафом в размере 250 000 руб. в доход государства;

- по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) - к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере 250 000 руб. в доход государства;

- по ч. 3 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) - к 10 годам лишения свободы со штрафом в размере 300 000 руб. в доход государства (за каждое из трех преступлений);

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, ему назначено 18 лет лишения свободы со штрафом в размере 600 000 руб. в доход государства.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров с частичным присоединением наказания, не отбытого по приговору от 20 сентября 2004 г., Сабурову Г.У. окончательно назначено 18 лет 10 дней лишения свободы в исправительной колонии особого режима со штрафом в размере 600 000 руб. в доход государства;

Мирзоев С С

судимый 17 декабря 2007 г. по

ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам

лишения свободы со штрафом в размере 2500 руб.,

осужден:

- по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) - к 8 годам лишения свободы со штрафом в размере 200000 руб. в доход государства;

- по ч. 1 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ)-к 10 годам лишения свободы со штрафом в размере 300000 руб. в доход государства;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, ему назначено 16 лет лишения свободы со штрафом в размере 450000 руб. в доход государства.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров с частичным присоединением наказания, не отбытого по приговору от 17 декабря 2007 г., Мирзоеву С.С. окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима со штрафом в размере 455000 руб. в доход государства.

По обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в отношении 27,62 г героина) и ч. 3 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в отношении 7,11 г героина Мирзоев С.С. оправдан в связи с отсутствием в его действиях состава преступления;

Эгамбердиев А К ,

судимый 3 августа

2006 г. по ч. 2 ст. 210,ч.З ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1,

ч. 3 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, пп. «а, г» ч.

3 ст. 228.1 УК РФ на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 12

годам лишения свободы,

осужден:

- по ч. 1 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) - к 10 годам лишения свободы со штрафом в размере 300000 руб. в доход государства.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров с частичным присоединением наказания, не отбытого по приговору от 3 августа 2006 г., Эгамбердиеву А.К. окончательно назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима со штрафом в размере 300000 руб. в доход государства;

Эгамбердиев Д К

несудимый,

осужден:

- по ч. 1 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) к 6 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 300000 руб. в доход государства.

По обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 228 УК РФ и ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 88 УК РФ, Эгамбердиев Д.К. оправдан в связи с отсутствием события преступления;

Костин А В,

судимый: 1 августа 2001 г. (с учетом

внесенных в приговор изменений) по ч. 2 ст. 162 УК РФ

(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. №

162-ФЗ) к 7 годам лишения свободы,27 мая 2002 г. (с

учетом внесенных в приговор изменений) по пп. «а, в, г»

ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8

декабря 2003 г. № 162-ФЗ) к 5 годам лишения свободы,

на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно к 8 годам 6

месяцам лишения свободы с конфискацией имущества,

освобожденный 3 октября 2008 г.,

осужден:

- по ч. 1 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима со штрафом в размере 300000 руб. в доход государства.

Муродов У Д,

несудимый,

осужден:

- по ч. 3 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 300000 руб. в доход государства.

Судом также признаны виновными в совершении преступлений и осуждены к различным наказаниям Азизов С А и Бердимуродов Ч Б , в отношении которых приговор не обжалован.

В приговоре также разрешены вопросы, касающиеся определения судьбы вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора доводах кассационных жалоб, выслушав объяснения (в режиме видеоконференц-связи) осужденных Сабурова Г.У., Мирзоева С.С Эгамбердиева А.К., Эгамбердиева Д.К., Муродова У.Д., Костина А.В выступления адвокатов Лунина Д.М. (в защиту Сабурова Г.У.), Бицаева В.М. (в защиту Мирзоева С.С.), Богославцевой О.И. (в защиту Эгамбердиева Д.К.), Панфиловой И.К. (в защиту Эгамбердиева А.К Кабалоевой В.М. (в защиту Муродова У .Д.), Захаровой Ю.Е. (в защиту Костина А.В.), поддержавших доводы кассационных жалоб, а также выслушав мнение прокурора Аверкиевой В.А., предложившей кассационные жалобы оставить без удовлетворения, а приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

по приговору Астраханского областного суда, основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей от 22 июня 2012 г., признаны виновными:

Сабуров Г У . - в создании преступного сообщества для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, руководстве им и участии в нем, а также в покушении на сбыт наркотических средств и в приготовлениях к двум актам сбыта наркотических средств в составе организованной группы в особо крупном размере;

Мирзоев С.С. - в участии в этом преступном сообществе, а также в приготовлении к сбыту наркотических средств в составе организованной группы в особо крупном размере;

Эгамбердиев Д.К. - в приготовлении к сбыту наркотических средств в составе организованной группы в особо крупном размере;

Муродов У.Д. - в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в составе организованной группы в особо крупном размер;

Эгамбердиев А.К., Костин А.В. - в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в составе организованной группы в особо крупном размере.

Преступления совершены с августа 2009 г. по 10 марта 2010 г. при обстоятельствах, указанным в приговоре.

Осужденный Сабуров Г У . в кассационной жалобе и дополнениях к ней утверждает о незаконности приговора в связи с допущенными в ходе производства по делу нарушениями уголовного и уголовно-процессуального законов, выразившимися в том, что судья безосновательно отказал в допуске к участию в деле в качестве защитников указанных им лиц, в качестве присяжных заседателей в судопроизводстве участвовали лица, чьи родственники работали в правоохранительных органах; включенные в вопросный лист вопросы изложены чрезмерно сложно с обвинительным уклоном, в связи с чем председательствующий в судебном заседании - судья Ч несколько раз направляла присяжных заседателей в совещательную комнату для устранения противоречий в ответах; немотивированно было отвергнуто его ходатайство о вызове в судебное заседание представителя консульства Республики Таджикистан. Считает, что судья воздействовала на присяжных заседателей, в том числе давая указания о том, как надо отвечать на вопросы, возвращая вердикт якобы для устранения противоречий и откладывая провозглашение вердикта на следующий день. Отмечает, что в вопросном листе содержались вопросы, касающиеся квалификации содеянного, наличия признаков сообщества, группы лиц устойчивости, сплоченности. Судьей было отказано в предоставлении подсудимым возможности обсудить вопросный лист, не переведенный на таджикский и узбекский языки, с переводчиком и защитниками. В основу приговора были положены результаты экспертизы, основанные на анализе образцов голосов, полученных непроцессуальным путем, и первоначально признанные недопустимыми; при этом судом было отказано в исследовании представленных стороной защиты дополнительных доказательств, касающихся происхождения дисков с записями голоса Сабурова Г.У. Подчеркивает, что, поскольку записанный на диске разговор велся тремя лицами на таджикском языке, эксперт был лишен возможности достоверно идентифицировать голоса. Указывает, что государственные обвинители в своих выступлениях фактически выходили за пределы предъявленного обвинения, произвольно указывая, какую сумму денежных средств можно было получить за изъятый наркотик и сколько людей могли бы стать потребителями этого наркотика Утверждает, что первоначальный текст вопросного листа, запечатанный в конверт при объявлении перерыва в судебном заседании для отдыха, был подменен другим. Считает, что на присяжных заседателей оказывалось воздействие при помощи средств массовой информации. Полагает, что в ходе судебного разбирательства не были установлены признаки преступного сообщества. Обращает внимание на то, что судьей не было рассмотрено его ходатайство о предоставлении и возможности ознакомиться с материалами уголовного дела для подготовки дополнительной кассационной жалобы. Просит приговор отменить уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Махов Е.А. в кассационной жалобе в интересах осужденного Сабурова Г.У. обращает внимание на то, что в ходе судебного разбирательства по уголовному делу с участием присяжных заседателей исследовались доказательства, являющиеся недопустимыми, в частности заключения судебно-фоноскопических экспертиз, которые были получены с использованием незаконно полученных образцов голоса и с нарушением права обвиняемого не свидетельствовать против самого себя Указывает на то, что председательствующим было нарушено право Сабурова Г.У. на защиту, поскольку ему было отказано в ходатайстве об отложении судебного заседания в целях ознакомления с помощью переводчика и адвоката с текстом вопросного листа. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Мирзоев С.С. в кассационной жалобе и дополнениях к ней заявляет о том, что судом при рассмотрении дела не были соблюдены нормы уголовно-процессуального закона освобождающие обвиняемого от обязанности доказывать свою невиновность и определяющие правила исследования и оценки доказательств, отмечая, в частности, что образцы голосов обвиняемых для проведения фоноскопических экспертиз не могли быть получены с помощью оперативно-розыскных мероприятий и с ограничением гарантий прав обвиняемых. Отмечает, что председательствующий в судебном заседании лишила его и других подсудимых ознакомиться на его родном языке с содержанием вопросного листа и принять участие в его обсуждении. Считает, что судебное разбирательство по уголовному делу проведено тенденциозно, с обвинительным уклоном: действия судьи и стороны обвинения в судебном заседании были направлены на формирование у присяжных заседателей необъективного мнения по делу Полагает, что поставленные перед присяжными заседателями вопросы по своему содержанию были некорректными, в связи с чем председательствующий неоднократно возвращала присяжных заседателей в совещательную комнату для устранения противоречий, давая при этом указания относительно того, как правильно нужно отвечать на вопросы давление на присяжных заседателей осуществлялось и через средства массовой информации. Утверждает, что в ходе судебного разбирательства обвинение его в участии в преступном сообществе и использование во время нахождения в исправительной колонии телефона не получили подтверждения. Полагает, что наказание по совокупности преступлений назначено ему с нарушением ч. 3 ст. 69 УК РФ. Возражает также против назначения ему в качестве дополнительного наказания штрафа, ссылаясь на свое иностранное гражданство, тяжелое имущественное положение и наличие троих малолетних детей. Просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Эгамбердиев Д.К. в кассационной жалобе просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение ссылаясь на допущенные в ходе судебного разбирательства, в том числе на то, что напутственное слово председательствующего имело обвинительную направленность, ему в ходе предварительного следствия не была обеспечена возможность воспользоваться помощью переводчика на его родной, узбекский, язык, что ему не была предоставлена возможность ознакомиться с вопросным листом на родном языке и соответственно, высказать по нему свои предложения. Назначенное ему наказание считает чрезмерно суровым.

Осужденный Эгамбердиев А.К. в кассационной жалобе и дополнениях к ней выражает свое несогласие с постановленным в отношении него приговором. Утверждает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела положенные в основу приговора доказательства являются недопустимыми а представленные им данные об алиби безосновательно были проигнорированы. Считает, что в судебном заседании не получили подтверждение ни факт сбыта им наркотических средств, ни наличие у него умысла на совершение таких действий, а вменяемые ему в вину действия были спровоцированы сотрудниками ФСКН, проводившими оперативно-розыскные мероприятия в отношении него, Муродова У .Д Костина А.В., Бердимуродова Ч.Б. с нарушениями закона и своих функциональных обязанностей. Ссылаясь на то, что он и его защитник не были своевременно ознакомлены с постановлениями о назначении химических экспертиз, настаивает на признании заключений экспертов недопустимыми. Считает недопустимыми доказательствами также аудиозаписи прослушивания телефонных переговоров, образцы голосов для сравнительного исследования, заключения фоноскопических экспертиз. Полагает, что в силу вердикта присяжных заседателей из его обвинения должны были быть исключены указания о вовлечении им в преступную группу его брата и дачу ему указаний о доставке в г.

героина, а также о совершении действий, за которые осуждены другие лица. Отмечает, что ему не были представлены все варианты вердикта, принятые после его исправления присяжными заседателями по указанию председательствующего, а также текст напутственного слова председательствующего. Заявляет, что первоначальная редакция вопросного листа от 20 июня 2012 г. была подменена, указания председательствующего об устранении противоречий в вердикте были даны без учета мнения сторон и без предоставления сторонам возможности возражать против этих указаний, в вердикте имеется множество неоговоренных исправлений. Обращает внимание на то, что на присяжных заседателей оказывалось недопустимое воздействие через СМИ. Просит об отмене приговора в части осуждения его по ч. 1 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ и о прекращении уголовного дела в этой части на основании пп. 1 и 2 ст. 27 УПК РФ, признав за ним право на реабилитацию. Также просит направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Яшина Е.Г. в своей кассационной жалобе в защиту Эгамбердиева А.К. указывает на то, что председательствующий в судебном разбирательстве вела себя недопустимо, проявляя предвзятость и обвинительный уклон. Отмечает незаконность получения образцов голосов обвиняемых для сравнительного исследования, некорректность формулировок вопросного листа, обусловившую многократное возвращение коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату Считает, что судья не оценила должным образом представленные защитой доказательства невиновности Эгамбердиева А.К. и не воспользовался своим полномочием признать наличие оснований для постановления оправдательного приговора, распустить коллегию присяжных заседателей и направить дело на новое судебное рассмотрение, начиная с предварительного слушания.

Осужденный Муродов У.Д. в кассационной жалобе и дополнениях к ней утверждает о незаконности и необоснованности приговора, который, по его мнению, постановлен с фундаментальными нарушениями закона, в частности принципа состязательности, т.к. судья в заседании проявил обвинительный уклон и тенденциозное отношение к нему, как к гражданину другого государства. Само уголовное дело явилось результатом провокации сотрудника РУФСКН по области У Обращает внимание на то, что в ходе досудебного производства и судебного разбирательства были получены и исследованы недопустимые доказательства, т.к. оперативно-розыскное мероприятие, в ходе которого якобы была совершена попытка сбыта наркотического средства, фактически явилось «полицейской провокацией». Утверждает что наркотические средства он никому не передавал, а У их не получал; из приобщенных к материалам дела видеозаписей не видно, что именно У встречал переданную поездом сумку, и из этой сумки извлекался наркотик; перевозившая сумку проводница оказалась «неустановленным лицом»; на пакетике с наркотическим веществом отсутствуют его отпечатки пальцев. Считает, что проведенное в отношении него оперативно-розыскное мероприятие «оперативный эксперимент» было незаконным, в том числе по причине того, что постановление о его проведении утверждалось не руководителем РУФСКН, а его заместителем. Отмечает, что в ходе предварительного следствия ему не предлагалось дать образцы голоса для сравнительного исследования, а получение этих образцов осуществлялось оперативным путем, без участия адвоката и без вынесения судебного решения Указывает на то, что вопросный лист, включающий 43 вопроса был предоставлен для ознакомления без перевода на таджикский язык; что в материалах отсутствуют тексты вопросного листа (в частности, от 20 июня 2012 г.), в которые по указанию председательствующего должны были вноситься изменения; что, отмечая противоречия в ответах коллегии присяжных на вопросный лист, председательствующий не выслушала по этому поводу мнение сторон и не выступила с напутственным словом; что внесенные в вердикт изменения никак не оговорены и не удостоверены подписью старшины присяжных заседателей; председательствующий не произвела анализ доказательств и не распустила коллегию присяжных заседателей, вынесшую необоснованный обвинительный вердикт Замечает, что в ознакомлении с материалами дела не участвовал переводчик и что ему не вручена копия приговора в переводе на таджикский язык. Просит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Костин А.В. в кассационной жалобе и дополнениях к ней, утверждая о незаконности постановленного в отношении него приговора, отмечает, что председательствующий по делу, незаконно оказывала воздействие на присяжных заседателей при принятии ими решения - вопреки закону, по собственной инициативе без выслушивания мнений сторон и без произнесения краткого напутственного слова признавала наличие в вердикте присяжных заседателей противоречий и возвращала их в совещательную комнату. Возражает против того, что председательствующим при формулировании вопросного листа не были учтены предложения стороны защиты. Указывает, что председательствующий, при наличии противоречивых данных в материалах уголовного дела относительно обстоятельств доставления 2 февраля 2010 г. наркотического средства в г. из -

не учла предлагаемые стороной защиты уточнения в вопрос № 8, сформулировав этот вопрос так, что это позволило присяжным заседателям дать на него положительный ответ. Считает, что состав коллегии присяжных заседателей, как и вынесенный ими вердикт были тенденциозными, что усиливалось тем, что государственные обвинители неоднократно говорили о подсудимых как о наркозависимых людях, а председательствующий на эти слова не реагировала. Полагает, что правила производства в суде с участием присяжных заседателей были нарушены и тем, что в присутствии присяжных заседателей оглашались ранее вынесенный в отношении него приговор и заключение эксперта-нарколога приводились данные и о личностях других подсудимых, в том числе о наличии у одного из них ВИЧ-инфекции; судьей же изложение этой информации не прерывалось. Обращает внимание также на то, что изготовленный 20 июня 2012 г. вопросный лист был впоследствии подменен, тексты вопросного листа, в которые вносились исправления материалах дела отсутствуют, председательствующий направляла присяжных заседателей в совещательную комнату для устранения противоречий в вердикте без выслушивания мнений сторон и без напутственного слова. Указывает на то, что судом неправильно был сделан вывод о наличии в его действиях особо опасного рецидива и о назначении ему исправительной колонии особого режима, т.к. как ранее он осуждался за совершение тяжкого преступления только один раз. Просит приговор суда отменить и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство.

В кассационной жалобе в защиту Костина А.В. адвокат Киясова Е.С просит приговор по делу отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение. В обоснование своей просьбы ссылается на то, что в ходе предварительного следствия допускались нарушения уголовно процессуального закона, а в отношении обвиняемых применялись незаконные методы расследования, в судебном заседании государственные обвинители недопустимо воздействовали на присяжных заседателей, а председательствующий заняла позицию обвинения. Считает недопустимым доказательством заключение эксперта, поскольку образцы для сравнительного исследования голосов были получены не процессуальным, а оперативным путем с нарушений положений ст. 51 Конституции РФ; попыток получить образцы голосов в порядке ст. 202 УПК РФ следователь не предпринимал Выводы суда о получении Костиным А.В. наркотических средств от гражданина по имени С и о том, что наркотики находились в дорожной сумке Костина А.В., не основаны на материалах дела, а соответствующие вопросы в вопросном листе были сформулированы некорректно. Полагает, что формулировки вопросов были не понятны присяжным заседателям и ответы на них не относились к их компетенции. Обращает внимание на то, что на присяжных заседателей осуществлялось давление через средства массовой информации, что могло привести к формированию у них предубеждения по делу.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Саматова О.В. настаивает на оставлении их без удовлетворения, а приговора - без изменения.

Изучив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в выступлениях сторон в заседании суда кассационной инстанции, а также проверив материалы уголовного дела, Судебная коллегия не находит предусмотренных ст. 379 УПК РФ оснований для отмены или изменения приговора.

Данное уголовное дело было рассмотрено судом с участием присяжных заседателей в связи с ходатайствами обвиняемых, заявленными ими в присутствии защитников в ходе предварительного слушания.

Процессуальные последствия рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей обвиняемым были разъяснены и с их стороны возражений не вызвали.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и Закона о присяжных заседателях при обеспечении сторонам, в том числе подсудимым и их защитникам, возможности реализации их процессуальных прав при решении в подготовительной части судебного заседания всех связанных с этим вопросов.

Утверждение осужденного Сабурова Г.У. о том, что сформированная коллегия присяжных заседателей была тенденциозной, поскольку в ее состав вошли лица, чьи родственники работали в правоохранительных органах, не подтверждается материалами уголовного дела. В частности из протокола судебного заседания усматривается, что на вопрос адвоката Барышевой Е.В. о наличии родственников, являющихся сотрудниками правоохранительных органов, только четыре кандидата в присяжные заседатели дали положительный ответ, двое из которых (Г иЗ были отведены по мотивированным заявлениям как стороны обвинения, так и стороны защиты. Заявление стороны защиты об отводе кандидата в присяжные заседатели Н чей муж до выхода на пенсию работал в правоохранительных органах, удовлетворено не было, вследствие чего она вошла в число запасных заседателей, что не сказалось на объективности постановленного коллегией присяжных заседателей вердикта.

Исследование обстоятельств уголовного дела в судебном заседании осуществлялось с учетом предусмотренных гл. 42 УПК РФ особенностей этого этапа судебного разбирательства, проводимого с участием присяжных заседателей. В ходе судебного следствия с участием присяжных заседателей исследованию подвергались лишь доказательства касающиеся вопросов, разрешение которых в соответствии со ст. 334, 335 УПК РФ относилось к компетенции присяжных заседателей.

Эти доказательства обоснованно были признаны судом допустимыми, поскольку при их получении нарушений закона допущено не было.

Оснований считать, что в ходе предварительного следствия на осужденных и свидетелей оказывалось незаконное воздействие, как о том утверждается в жалобе адвоката Киясовой Е.С, не имеется.

Содержащиеся в кассационных жалобах осужденных и их защитников заявления о недопустимости использования в качестве доказательств при производстве по уголовному делу выводов судебно фоноскопических экспертиз Судебная коллегия расценивает как безосновательные. То что используемые для сравнительного исследования образцы голосов были получены в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, не противоречит нормам Конституции Российской Федерации и уголовно-процессуального закона. Из закрепленных в ст. 51 Конституции Российской Федерации и п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ правил, в силу которых никто не может быть обязан свидетельствовать против себя самого и своих близких родственников, а также в соответствии с которыми к недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым обвиняемым в суде, не следует вывод о невозможности совершения в отношении подозреваемого, обвиняемого действий, направленных на получение у него помимо его воли существующих объективно материалов, которые могут иметь доказательственное значение, в том числе о присущих этому лицу признаках (к числу которых относится, в частности, голос человека). Такая правовая позиция по рассматриваемому вопросу была сформулирована Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 18 апреля 2006 г. №

123-0.

Как усматривается из материалов уголовного дела, результаты проводившихся в отношении осужденных в рамках оперативно розыскной деятельности опросов использовались при доказывании по уголовному делу не в части полученной от них вербальной информации о тех или иных событиях, а только с точки зрения характеристики голосовых данных опрашиваемых лиц, что не противоречит указанным выше конституционным и законодательным положениям.

Установление уголовно-процессуальным законодательством специального порядка получения образцов для сравнительного исследования (ст. 202 УПК РФ) не исключает возможности использования при производстве экспертизы образцов, полученных иным путем, в том числе полученных в ходе иных следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий так называемых условно свободных образцов.

Оперативно-розыскные мероприятия в отношении осужденных по настоящему уголовному делу проводились на основании предписаний Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ "Об оперативно розыскной деятельности", в том числе с учетом положений о соблюдении прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно розыскной деятельности.

Передача полученных в результате этих мероприятий образцов голосов осужденных органам предварительного следствия осуществлялась органами, проводившими оперативно-розыскные мероприятия, в соответствии с Инструкцией, утвержденной приказом МВД России, ФСБ России, ФСИН России, ФСКН России, Минобороны России от 17 апреля 2007 г. № .

Законность проведения оперативно-розыскных мероприятий в форме опросов, а также принадлежность записанных при проведении опросов голосов конкретным лицам проверялись в ходе судебного разбирательства и оснований сомневаться в обоснованности выводов, к которым пришел в этой связи суд, не имеется.

Использование для сравнительного исследования в настоящем уголовном деле условно свободных образцов голосов, полученных в соответствии с вышеуказанными нормами законодательства в результате оперативно-розыскных мероприятий, проводившихся без цели получения образцов для сравнительного исследования, является тем более обоснованным, что осужденные в ходе предварительного следствия отказались предоставить в порядке, установленном ст. 202 УПК РФ экспериментальные образцы своих голосов, а в ходе судебного разбирательства даже отказались устно давать показания и отвечать на вопросы.

Таким образом, использование в качестве доказательств вины осужденных в совершении инкриминируемых им преступлений заключений судебных фоноскопических экспертиз требованиям уголовно процессуального закона не противоречит.

Нет оснований для признания недопустимыми и других доказательств полученных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий и исследованных в ходе судебного разбирательства, так как их получение осуществлено в соответствии как с Федеральным законом «Об оперативно розыскной деятельности», так и с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Судебная коллегия находит безосновательным утверждение осужденного Эгамбердиева А.К. о недопустимости использования в качестве доказательства заключения химической экспертизы на том основании, что он не был своевременно ознакомлен с постановлением о назначении этой экспертизы. Само по себе то, что ознакомление обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы не было произведено до начала проведения экспертного исследования, не может свидетельствовать о незаконности подготовленного по результатам экспертного исследования заключения. Как следует из материалов дела экспертиза проводилась уполномоченными на то лицами, чьи профессиональные знания и навыки не вызывают сомнений, в соответствии с утвержденными методиками, и достоверность изложенных в подготовленного экспертом заключения сомнений не вызывает Эгамбердиев А.К. и его защитник не были лишены возможности оспорить выводы эксперта и ходатайствовать в этом случае о проведении дополнительной или повторной экспертизы.

Приводимые в кассационных жалобах доводы относительно того, что обвинение осужденных в инкриминируемых им преступлениях является следствием провокации и не подтверждается совокупностью исследованных доказательств, в частности не доказано существование преступного сообщества, использование осужденными определенных мобильных телефонов для связи между собой, принадлежность им изъятых наркотических средств, не подлежат проверке в кассационном порядке в случае, если уголовное дело было рассмотрено судом с участием присяжных заседателей.

Напутственное слово председательствующим в судебном заседании произнесено в соответствии с требованиями ст. 340 УПК РФ, в нем председательствующим не было высказано в какой бы то ни было форме личное его мнение по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей, и не оказывалось какое-либо иное незаконное воздействие на присяжных заседателей с целью формирования у них определенной позиции по делу. По окончании провозглашения напутственного слова каких-либо возражений в связи с его содержанием от сторон не поступило.

Содержащиеся в кассационных жалобах осужденных Эганбердиева А.К. и Муродова У.Д. заявления о нарушении их прав в связи с непредоставлением текста напутственного слова и непроизнесением председательствующим напутственного слова при возвращении коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату для устранения противоречий в ответах на вопросы вопросного листа не основаны на законе, который не предусматривает ни обязательности вручения подсудимому копии текста напутственного слова, ни необходимости произнесения дополнительного напутственного слова в случае возвращения коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату для устранения противоречий в их ответах. Каких же либо изменений в вопросный лист, нуждающихся в дополнительных разъяснениях со стороны председательствующего в напутственном слове, в вопросный лист не вносилось.

Вердикт вынесен коллегией присяжных заседателей на основании поставленных перед ними вопросов в пределах предъявленного обвинения он является ясным и непротиворечивым. Как следует из протокола судебного заседания, никаких действий, ограничивающих права присяжных заседателей по обсуждению ими вопросного листа председательствующим в судебном заседании не совершалось Включенные в вопросный лист вопросы изложены в соответствии с требованиями ст. 252, 338 и 339 УПК РФ; при подготовке вопросного листа сторонам, в том числе стороне защиты, была обеспечена возможность участвовать в формулировании подлежащих разрешению присяжными заседателями вопросов. Подсудимые и их защитники воспользовались своим правом вносить замечания и предложения по содержанию вопросного листа; значительная часть их предложений была учтена при формулировании окончательного теста вопросного листа Отклонение председательствующим ряда замечаний (в том числе по вопросу № 8) следует признать правильным по существу. Замечаний относительно того, что в вопросный лист включены юридические по своему существу вопросы и что вопросы сформулированы чрезмерно сложно, стороной защиты не высказывалось; отсутствуют такие недостатки и в окончательном тексте вопросного листа.

Указание осужденными Эгамбердиевым А.К. и Костиным А.В. на то что после выявления председательствующим противоречий в вердикте исправленный вопросный лист не представлялся осужденным и их защитникам, не влияет на оценку законности вынесенных по уголовному делу вердикта и приговора, т.к. в означенных ситуациях никаких изменений или дополнений в содержание вопросного лица председательствующим не вносилось, а устранение противоречий в данных присяжными заседателями ответах на вопросы вопросного листа не предполагает, по смыслу ст. 345 УПК РФ, дополнительного обсуждения вопросного листа с участием сторон.

Безосновательным, по мнению Судебной коллегии, являются утверждения осужденных Сабурова Г.У., Мирзоева С.С. и других о том что первоначальный текст вопросного листа в результате многократных возвращений присяжных заседателей в совещательную комнату был подменен, и все варианты вопросного листа им не были предоставлены. Из протокола судебного заседания и других материалов уголовного дела не усматривается, что при возвращении председательствующим присяжных заседателей в совещательную комнату им вручались измененные по сравнению с первоначальным тексты вопросного листа: вопросный лист в окончательном виде был сформулирован председательствующим после учета высказанных сторонами замечаний и предложений по его содержанию и оставался неизменным вплоть до провозглашения вердикта в зале судебного заседания.

Постановленный по результатам судебного разбирательства приговор соответствует требованиям ст. 348-351 УПК РФ. Изложенные в нем выводы основаны на обязательном для председательствующего вердикте присяжных заседателей и согласуются с установленными этим вердиктом фактическими обстоятельствами.

Утверждение осужденного Эгамбердиева А.К. о том, что он осужден по ч. 1 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ без учета признания присяжными заседателями недоказанными вовлечения им в совершение преступления его брата и дачи последнему указаний о доставке героина из г. в г. не соответствует действительности, т.к. согласно приговору Эгамбердиев А.К. осужден только за те действия, виновным в которых его признала коллегия присяжных заседателей, а именно - в контроле за приобретением и доставкой в г. героина и в сообщении Мирзоеву С.С. информации о ходе оборота наркотических средств и о необходимых контактах при его осуществлении. С учетом этого нет оснований для признании приговора противоречащим вердикту коллегии присяжных заседателей и удовлетворения просьбы Эгамбердиева А.К. об отмене вынесенного в отношении него приговора и о прекращении уголовного дела.

Юридическая квалификация действий осужденных соответствует установленным согласно вердикту присяжных заседателей обстоятельствам дела и предписаниям уголовного закона; сомнений в своей правильности в целом она не вызывает.

Вместе с тем Судебная коллегия находит необоснованным осуждение Сабурова Г.У. за создание преступного сообщества руководство им, а также за участие в деятельности этого сообщества как по ч. 1 ст. 210 УК РФ, так и по ч. 2 ст. 210 УК РФ.

По смыслу уголовного закона, в частности ст. 35 и 210 УК РФ непосредственное участие лица, организовавшего преступное сообщество и руководившего им, в деятельности преступного сообщества охватывается квалификацией по ч. 1 ст. 210 УК РФ и дополнительной квалификации по ч. 2 ст. 210 УК РФ не требует. Следовательно квалификация содеянного Сабуровым Г.У. по ч. 2 ст. 210 УК РФ является излишней, в связи с чем она подлежит исключению из обвинения, по которому он осуждается.

При назначении осужденным наказания суд руководствовался предписаниями ст. 6, 60 УК РФ, учитывая характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, данные об их личностях, влияние наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей, смягчающие и отягчающие обстоятельства. При этом обстоятельствами, смягчающими наказание, судом признаны: в отношении Сабурова Г.У. - наличие семьи и находящихся на иждивении детей положительная характеристика по месту жительства; в отношении Мирзоева С.С. - наличие семьи и находящихся на иждивении детей положительная характеристика по месту жительства; в отношении Эгамбердиева А.К. - наличие семьи и находящихся на иждивении детей положительная характеристика по месту жительства; в отношении Эгамбердиева Д.К. - наличие семьи и находящихся на иждивении детей положительная характеристика по месту жительства, привлечение к уголовной ответственности впервые, наличие тяжких заболеваний, не препятствующих отбыванию наказания, признание его коллегией присяжных заседателей заслуживающим снисхождения; в отношении Костина А.В. - наличие тяжких заболеваний, не препятствующих отбыванию наказания; в отношении Муродова У.Д. - наличие семьи и находящихся на иждивении детей, в том числе ребенка-инвалида положительная характеристика по месту жительства, привлечение к уголовной ответственности впервые; признание его коллегией присяжных заседателей заслуживающим снисхождения. Обстоятельствами отягчающими наказание Сабурова Г.У., Мирзоева С.С, Костина А.В Эгамбердиева А.К., судом признано наличие в их действиях особо опасного рецидива преступлений.

Обстоятельств, которые бы не были учтены судом при назначении наказания осужденным, но подлежали учету, не имеется.

Вместе с тем Судебная коллегия считает необоснованным вывод суда о наличии в действиях Костина А.В. особо опасного рецидива.

Как следует из материалов уголовного дела, до совершения преступления, за которое он осужден по приговору от 28 июня 2012 г Костин А.В. был судим по приговору от 1 августа 2001 г. по ч. 2 ст. 162 УК РФ, а по приговору от 27 мая 2002 г. - по пп. «а, в, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ и на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений (с учетом приговора от 1 августа 2001 г.). Таким образом, в конечном счете, за совершение обоих инкриминированных ему тяжких преступлений Костин А.В. был осужден как за совокупность преступлений, что, несмотря на вынесение в отношении него двух приговоров, образует не множественность судимостей, а единую судимость.

Между тем согласно п. «б» ч. 3 ст. 18 УК РФ при совершении лицом особо тяжкого преступления в его действиях признается наличие особо опасного рецидива преступлений, если ранее оно два раза было осуждено за тяжкое преступление или ранее осуждалось за особо тяжкое преступление.

Совершение же особо тяжкого преступления лицом, ранее один раз осуждавшимся к реальному лишению свободы за тяжкое преступление образует опасный рецидив преступлений.

С учетом этих обстоятельств в приговор в отношении Костина А.В надлежит внести изменения, исключив из него указание о наличии в действиях осужденного особо опасного рецидива преступлений, смягчив с учетом этого назначенное ему наказание и изменив вид назначенного ему исправительного учреждения.

Судебная коллегия также полагает необходимым внести изменения в приговор в отношении осужденного Мирзоева С.С. в части назначенного ему наказания. Назначая ему наказание по ч. 1 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, суд применил высший предел наказания в виде лишения свободы который установлен законом за приготовление к сбыту наркотических средств организованной группой в особо крупном размере. При этом судом в должной мере не были учтены как обстоятельства совершения преступления и роль в нем Мирзоева С.С, так и установленные судом смягчающие обстоятельства, в частности наличие у него троих несовершеннолетних детей, двое из которых являются малолетними.

Кроме того, решая вопрос о наказании Мирзоева С.С по совокупности приговоров, суд безосновательно назначил ему в качестве дополнительного наказания штраф в размере 455 000 руб., тогда как он был вправе присоединить к назначенному на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ штрафу в размере 450 000 руб. не более 2 500 руб. штрафа, назначенного по приговору от 17 декабря 2007 г. При таких условиях окончательно назначенное Мирзоеву С.С по совокупности приговоров наказание в виде штрафа подлежит смягчению.

Оснований для смягчении наказания другим осужденным, а также для отмены назначенного всем осужденным дополнительного наказания в виде штрафа Судебная коллегия, с учетом приведенных судом в приговоре доводов, не находит.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на постановление по делу законного, обоснованного и справедливого приговора по уголовному делу, не выявлено.

В частности, вопреки доводам, приводимым в кассационной жалобе осужденного Сабурова Г.У., оснований для признания нарушенным его права на помощь защитника не имеется. В ходе всего производства по уголовному делу ему обеспечивалась квалифицированная юридическая помощь адвокатов-защитников. То же, что суд, реализуя свои полномочия предусмотренные ч. 2 ст. 49 УПК РФ, и развернуто мотивировав свое решение, отказал в допуске в качестве защитников имеющих судимости граждан В и А не может расцениваться как нарушение прав осужденного.

Не является нарушением прав осужденных и то, что в судебном заседании и не принимал участие представитель консульской или иной службы посольства Республики Таджикистан в Российской Федерации поскольку уголовно-процессуальный закон не предусматривает обязательность участия таких лиц в производстве по уголовному делу, и суд не обладает полномочиями понудить представителей другого государства принимать участие в судебном заседании.

В ходе как досудебного производства, так и судебного разбирательства осужденным была обеспечена возможность пользоваться языком, которым они владеют, используя при этом помощь переводчиков Заявления осужденных Сабурова Г.У. и Эгамбердиева Д.К. о том, что им помощь переводчика была обеспечена не в полной мере, материалами уголовного дела не подтверждаются.

Тот факт, что вопросный лист не был переведен в письменном виде на таджикский и узбекский языки, не дает оснований считать, что права осужденных на пользование своим родным языком, равно как и на участие в формулировании вопросного листа были нарушены. Судом, как следует из протокола судебного заседания, всем подсудимым была обеспечена возможность изучить совместно с адвокатами и переводчиками содержание вопросного листа, причем первоначально выделенное на эту процедуру время по просьбе стороны защиты продлевалось. Высказывание как осужденными, так и защитниками своих замечаний по проекту вопросного листа свидетельствует о том, что они смогли в пределах разумного срока ознакомиться с этим проектом и обсудить его между собой. Предоставление же сторонам письменного текста перевода вопросного листа, равно как и текста напутственного слова законом не предусмотрено.

Утверждения осужденных и их защитников о необъективности и обвинительном уклоне председательствующего в судебном заседании являются произвольными и не основанными на конкретных фактах достаточных данных, свидетельствующих о том, что председательствующий ограничивала права стороны защиты при исследовании доказательств и отстаивании своей позиции по разрешаемым в судебном заседании вопросам, а также не препятствовала совершению участниками судебного разбирательства действий, нарушающих установленный законом порядок судопроизводства с участием присяжных заседателей, представлено не было.

Несостоятельными являются ссылки в кассационных жалобах на то что в ходе судебного заседания по инициативе стороны обвинения исследовались данные, не подлежащие рассмотрению в суде с участием присяжных заседателей. Сообщенная государственным обвинителем информация о том, сколько разовых доз наркотического средства находилось в обороте и какова его стоимость на «черном рынке» не может рассматриваться как выход за рамки предъявленного обвинения, поскольку самостоятельного обвинительного содержания не имеет. Озвучание в судебном заседании данных, касающихся личности подсудимых осуществлялось лишь в связи с обстоятельствами совершенных преступлений. Выступления сторон, затрагивающие вопросы, не подлежащие исследованию присяжными заседателями председательствующим прерывались, а присяжным заседателям разъяснялось, что эти обстоятельств они не должны принимать во внимание при вынесении вердикта.

Опубликование в средствах массовой информации сообщений относительно раскрытия преступлений, которые инкриминировались осужденным, не свидетельствует об оказании стороной обвинения незаконного воздействия на присяжных заседателей и, соответственно, не дает оснований расценивать вынесенный ими вердикт как несвободный и предвзятый.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ Судебная коллегия

определила:

приговор Астраханского областного суда от 28 июня 2012 .г. в отношении Сабурова Г У Мирзоева С С и Костина А В изменить:

- исключить осуждение Сабурова Г.У. по ч. 2 ст. 210 УК РФ назначить ему на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 210, ч. 3 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, наказание в виде лишения свободы на 17 лет со штрафом в размере 500 000 руб., а на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров от 20 сентября 2004 г. и от 28 июня 2012 г. - 17 лет 10 дней лишения свободы в исправительной колонии особого режима со штрафом в размере 500 000 руб.;

- смягчить наказание, назначенное Мирзоеву С.С. по ч. 1 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, до 8 лет лишения свободы со штрафом в размере 200 000 руб., назначить ему на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210, ч. 1 ст. 30, пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, 14 лет лишения свободы со штрафом в размере 300 000 руб. а на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров от 17 декабря 2007 г. и от 28 июня 2012 г. - 15 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима со штрафом в размере 300 500 руб.

- исключить из приговора указание о наличии у Костина А.В. особо опасного рецидива преступлений, признав наличие в его действиях опасного рецидива преступлений, смягчить назначенное ему по ч. 1 ст. 30 пп. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ наказание до 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 200 000 руб.

В остальном приговор в отношении них, а также в отношении Эгамбердиева А К Эгамбердиева Д К Муродова У Д оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения Председательствующий:

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...