Актуально на:
14 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 83-АПГ15-13 от 28.10.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№83-АПГ15-13

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 28 октября 2015 г.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Хаменкова В.Б судей Горчаковой Е.В. и Николаевой О.В при секретаре Гришечкине П.В рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по заявлению Кочегаровой Н Л о признании недействующими отдельных положений постановления администрации Брянской области от 29 октября 2008 г. № 1009 «Об утверждении Положения и паспорта особо охраняемой природной территории г. Брянска «Роща Соловьи» по ее апелляционной жалобе на решение Брянского областного суда от 6 июля 2015 г., которым заявление оставлено без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горчаковой Е.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Селяниной Н.Я., полагавшей необходимым решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила постановлением администрации Брянской области от 29 октября 2008 г. № 1009, опубликованным 10 ноября 2008 г. в информационно-аналитическом бюллетене «Официальная Брянщина», № 22(60)/2008, утверждены Положение и паспорт особо охраняемой природной территории г. Брянска «Роща Соловьи», которая образована с целью сохранения участка широколиственных лесов поймы р. Десны, мест произрастания растений и мест обитания видов птиц, занесенных в Красную книгу Российской Федерации и Красную книгу Брянской области (пункт 1.2 Положения об особо охраняемой природной территории г. Брянска «Роща Соловьи») далее - Положение о памятнике природы).

Паспорт особо охраняемой природной территории г. Брянска «Роща Соловьи» (далее - Паспорт памятника природы) содержит помимо иной информации о названном памятнике природы перечень запрещенных и разрешенных видов деятельности.

Так, к запрещенным видам деятельности относятся:

все виды рубок леса, за исключением санитарных рубок, рубок ухода прочих рубок по обустройству и поддержанию лыжных трасс и иных спортивно-оздоровительных объектов;

уничтожение и повреждение деревьев и кустарников, кроме случаев санитарных рубок, рубок ухода, прочих рубок по обустройству и поддержанию лыжных трасс и иных спортивно-оздоровительных объектов;

строительство жилых, производственных и иных сооружений, кроме сооружений, связанных с благоустройством памятника природы и поддержанием спортивно-оздоровительных объектов.

Одним из видов разрешенной деятельности предусмотрены спортивно оздоровительные мероприятия.

Аналогичные правовые предписания содержатся в пунктах 2.1 и 2.2 Положения о памятнике природы соответственно.

Кочегарова Н.Л., проживающая в г. Брянске, обратилась в суд с заявлением о признании недействующими абзаца «Запрещенные виды деятельности» Паспорта памятника природы в той части, в какой из запрещенных видов деятельности исключены «прочие рубки по обустройству и поддержанию лыжных трасс и иных спортивно-оздоровительных объектов строительство «сооружений, связанных с благоустройством памятника природы и поддержанием спортивно-оздоровительных объектов», и абзаца «Разрешенные виды деятельности» в части слов «спортивно-оздоровительные мероприятия», а также приведенные нормы, содержащиеся в пунктах 2.1 и 2.2 Положения о памятнике природы.

По мнению заявителя, оспариваемые положения противоречат федеральному законодательству, они фактически разрешают на территории памятника природы г. Брянска «Роща Соловьи» осуществление деятельности воздействующей на природную среду, влекущей причинение ущерба природным комплексам и объектам растительного и животного мира.

Кочегарова Н.Л. считает, что приведенные выше правовые предписания нарушают ее право на благоприятную окружающую среду, закрепленное статьей 42 Конституции Российской Федерации и статьей 11 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды».

Решением Брянского областного суда от 6 июля 2015 г. заявление оставлено без удовлетворения.

В апелляционной жалобе Кочегарова Н.Л. просит решение суда отменить, как постановленное с нарушением норм материального права.

Относительно апелляционной жалобы Правительством Брянской области, Департаментом природных ресурсов и экологии Брянской области участвующим в деле прокурором поданы возражения о необоснованности ее доводов и законности судебного постановления.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы извещены своевременно и в надлежащей форме, в судебное заседание не явились.

На основании части 3 статьи 150 и части 1 статьи 307 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации полагает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Суд апелляционной инстанции рассматривает административное дело в полном объеме и не связан основаниями и доводами, изложенными в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы представления (часть 1 статьи 308 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы Судебная коллегия по административным делам считает необходимым оставить решение суда первой инстанции без изменения.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных требований, пришел к правильному выводу о том, что оспариваемые предписания регионального нормативного правового акта приняты в пределах полномочий, предоставленных субъекту Российской Федерации, положениям федерального законодательства не противоречат, права заявителя не нарушают.

При этом суд обоснованно исходил из того, что правоотношения в области природопользования, охраны окружающей среды, особо охраняемых природных территорий на федеральном уровне урегулированы Федеральным законом от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды Федеральным законом от 14 марта 1995 г. № 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях», что создание и обеспечение охраны особо охраняемых природных территорий регионального значения составляют предмет полномочий органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации (подпункт 8 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»).

Законодательство Российской Федерации об особо охраняемой природной территории основывается на соответствующих положениях Конституции Российской Федерации и состоит из Федерального закона от

14 марта 1995 г. № 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» (далее - Федеральный закон от 14 марта 1995 г. № 33-ФЗ), принимаемых в соответствии с ним других законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации. Отношения, возникающие при пользовании землями, водными, лесными и иными природными ресурсами особо охраняемых природных территорий, регулируются соответствующим законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 14 марта 1995 г. № 33-ФЗ).

Статьей 26 Федерального закона от 14 марта 1995 г. № 33-ФЗ предусмотрено, что органы государственной власти Российской Федерации и органы государственной власти субъектов Российской Федерации утверждают границы и определяют режим особой охраны территорий памятников природы, находящихся в их ведении. Передача памятников природы федерального и регионального значения и их территорий под охрану лиц, в чье ведение они переданы, оформление охранного обязательства, паспорта и других документов осуществляются соответственно федеральным органом исполнительной власти в области охраны окружающей среды и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

Согласно положениям статей 7 и 8 Закона Брянской области от 30 декабря 2005 г. № 121-3 «Об особо охраняемых природных территориях в Брянской области» Положение об особо охраняемой природной территории областного значения и паспорт особо охраняемой природной территории утверждаются администрацией Брянской области.

Анализируя приведенное законодательство, суд первой инстанции обоснованно пришел к вводу о принятии оспариваемого нормативного правового акта администрацией Брянской области в пределах ее компетенции правопреемником которой в настоящее время является Правительство Брянской области (часть 1 статьи 27 Закона Брянской области от 20 декабря 2012 г. № 92-3 «О Правительстве и системе исполнительных органов государственной власти Брянской области»).

Исходя из положений статей 2 и 27 Федерального закона от 14 марта 1995 г. № 33-ФЗ памятники природы представляют собой разновидность особо охраняемых природных территорий, на которых и в границах их охранных зон запрещается всякая деятельность, влекущая за собой нарушение сохранности памятников природы.

В соответствии с частью 2 статьи 59 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» запрещается хозяйственная и иная деятельность, оказывающая негативное воздействие на окружающую среду и ведущая к деградации и (или) уничтожению природных объектов имеющих особое природоохранное, научное, историко-культурное эстетическое, рекреационное, оздоровительное и иное ценное значение и находящихся под особой охраной.

В силу статьи 1 названного закона под негативным воздействием на окружающую среду понимается воздействие хозяйственной и иной деятельности, последствия которой приводят к негативным изменениям качества окружающей среды.

Сопоставив названные федеральные нормы, суд первой инстанции правильно констатировал, что законодатель, устанавливая в части 1 статьи 27 Федерального закона от 14 марта 1995 г. № 33-ФЗ запрет для деятельности влекущей за собой нарушение сохранности памятников природы, иных ограничений не предусмотрел.

Судебная коллегия не может не согласиться с выводом суда о том, что действующее законодательство не устанавливает абсолютного запрета на осуществление рубки лесных насаждений на особо охраняемых природных территориях.

Признавая заявленные требования необоснованными, суд правомерно исходил из отсутствия доказательств, подтверждающих массовый характер осуществления рубки насаждений по обустройству и поддержанию лыжных трасс и иных спортивно-оздоровительных объектов и то, что названный вид деятельности влечет за собой нарушение сохранности памятника природы г. Брянска «Роща Соловьи», повреждения и уничтожение мест обитания растений и животных, в том числе занесенных в Красную книгу Российской Федерации и Красную книгу Брянской области, и оказывает негативное воздействие на окружающую среду, что рубка насаждений на территории памятника природы «Роща Соловьи» в г. Брянске для обустройства и поддержания спортивно-оздоровительных объектов, в том числе лыжных трасс, проведения спортивно-оздоровительных мероприятий приводит к уничтожению памятника природы.

Суд первой инстанции правильно признал несостоятельной ссылку заявителя в обоснование требований на распоряжение Советской районной администрации г. Брянска от 7 сентября 2012 г. № 381-р и утвержденный данным распоряжением акт обследования зеленых насаждений от 30 августа 2012 г. № 681, согласно которому при проведении мероприятий по обустройству горнолыжной трассы в Советском районе г. Брянска были проведены работы по валке 85 деревьев, поскольку из указанного акта видно что валке подлежали только деревья, имеющие признаки ослабления (усыхающие, имеющие сухие ветви, признаки болезней, сгнившие стволы), а согласно названному распоряжению работы по валке деревьев проводятся при условии выполнения компенсационного озеленения в количестве 85 деревьев.

Таким образом, Судебная коллегия по административным делам находит правильным суждение суда первой инстанции о необоснованности доводов заявителя о противоречии оспариваемых ею положений нормам федерального законодательства, а решение суда об отказе в удовлетворении требований Кочегаровой Н.Л. законным.

Доводы апелляционной жалобы основаны на неправильном толковании норм материального права и не опровергают выводы суда, основания для ее удовлетворения отсутствуют.

Ввиду изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

определила решение Брянского областного суда от 6 июля 2015 г. оставить без изменения апелляционную жалобу Кочергиной Н Л - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...