Актуально на:
14 июля 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 14-КГ16-9 от 31.05.2016 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №14-КГ 16-9

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 31 мая 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С В . и Киселева А.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Золотарева А Н к Воробьеву И А и Борисовой Л В о признании договора купли-продажи незаключенным и истребовании имущества из чужого незаконного владения

по кассационным жалобам Воробьева И А и Борисовой Л В на решение Бобровского районного суда Воронежской области от 21 июля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 20 октября 2015 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского СВ., выслушав объяснения представителя Борисовой Л.В Булгакова Е.Ю., представителя Золотаревой Е.В. Лискина А.В., просивших жалобу удовлетворить, Золотарева А.Н., просившего жалобу отклонить,

установила:

Золотарев А.Н. обратился в суд с иском к Воробьеву И.А Борисовой Л.В. о признании договора купли-продажи незаключенным и истребовании имущества из чужого незаконного владения.

Иск мотивирован тем, что 26 сентября 2013 г. Золотарев А.Н. приобрел транспортное средства с использованием частично кредитных денежных средств, полученных в ООО «Русфинанс Банк Исполнение обязательств Золотарева А.Н. по кредитному договору обеспечено договором залога указанной машины от 26 сентября 2013 г.

Золотарев А.Н. с 5 октября 2012 г. находился в браке с Золотаревой Е.В., которая фактически пользовалась спорным транспортным средством. С супругой истец не проживает с 15 марта 2015 г. Каких-либо договоров, направленных на отчуждение принадлежащего ему автомобиля,

Золотарев А.Н. не заключал, намерений на отчуждение транспортного средства также не имел. 1 апреля 2015 г. ему стало известно о том, что собственником автомобиля с 17 марта 2015 г. является Воробьев И.А. Впоследствии 5 апреля 2015 г. последний продал автомобиль Борисовой Л.В., которая в настоящий момент является собственником транспортного средства.

Золотарев А.Н. ссылался на то, что от его имени с Воробьевым И.А заключен договор купли-продажи автомобиля от 17 марта 2015 г., который истец не подписывал, в связи с чем просил признать данный договор незаключенным, а договор купли-продажи от 5 апреля 2015 г., заключенный между Воробьевым И.А. и Борисовой Л.В., признать недействительным истребовать автомобиль из незаконного владения Борисовой Л.В.

Решением Бобровского районного суда Воронежской области от 21 июля 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 20 октября 2015 г., исковые требования Золотарева А.Н удовлетворены частично. Автомобиль истребован у Борисовой Л.В., на которую возложена обязанность передать транспортное средство Золотареву А.Н. В удовлетворении требований о признании договора купли продажи автомобиля от 17 марта 2015 г. незаключенным и о признании недействительным договора купли-продажи от 5 апреля 2015 г. отказано.

В кассационных жалобах Воробьева И.А. и Борисовой Л.В. содержатся просьбы об отмене вышеназванных судебных постановлений в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С В . от 29 апреля 2016 г. кассационные жалобы с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб объяснения относительно кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобы подлежащими удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено, что Золотарев А.Н. являлся собственником автомобиля на основании договора купли-продажи от 26 сентября 2013 г.

Указанным автомобилем пользовалась его супруга Золотарева Е.В., что подтверждается ее распиской о том, что она забрала в пользование совместно нажитое имущество - спорный автомобиль.

17 марта 2015 г. в органах ГИБДД был зарегистрирован договор купли-продажи автомобиля, в соответствии с которым Золотарев Е.В. продал транспортное средство Воробьеву И.А. за 50 000 руб. Сведения о новом собственнике автомобиля внесены в паспорт транспортного средства.

Впоследствии 5 апреля 2015 г. Воробьев И.А. продал автомобиль Борисовой Л.В. за 200 000 руб.

Истец Золотарев А.Н. ссылался на то обстоятельство, что он не подписывал договор купли-продажи от 17 марта 2015 г. и у него также отсутствовало волеизъявление на отчуждение транспортного средства.

Согласно заключению судебной экспертизы подпись от имени Золотарева А.Н. в договоре купли-продажи транспортного средства от 17 марта 2015 г. выполнена не самим Золотаревым А.Н., а другим лицом.

Разрешая спор по существу и удовлетворяя частично исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что автомобиль

выбыл из владения Золотарева А.Н. помимо его воли, в связи с чем транспортное средство подлежит истребованию из незаконного владения Борисовой Л.В.

Позицию суда первой инстанции поддержал суд второй инстанции.

Между тем с выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В силу статьи 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Согласно статье 302 Гражданского кодекса Российской Федерации если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из владения иным путем помимо их воли.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 39 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой прав собственности и других вещных прав», собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражений ответчика о том что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли. Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу.

Таким образом, юридически значимыми по делу об истребовании имущества являются, в частности, обстоятельства утраты собственником владения спорным имуществом (по его воле или помимо его воли).

При этом следует учитывать, что выбытие имущества из владения того или иного лица является следствием конкретных фактических обстоятельств Владение может быть утрачено в результате действий самого владельца направленных на передачу имущества, или действий иных лиц осуществляющих передачу по его просьбе или с его ведома. В подобных случаях имущество считается выбывшим из владения лица по его воле.

Указанные правовые позиции не были учтены судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда.

Суд апелляционной инстанции, применяя положения статей 301-302 Гражданского кодекса Российской Федерации, ограничился лишь тем фактом, что подпись в договоре купли-продажи автомобиля от 17 марта 2015 г. выполнена не истцом. Однако само по себе данное обстоятельство не свидетельствует о том, что имущество выбыло из владения истца помимо его воли и не может служить безусловным основанием для истребования имущества. Иные обстоятельства выбытия спорного автомобиля из владения истца, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора судом на обсуждение не выносились, в связи с чем суд в нарушение положений частей 1 и 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не дал оценку иным представленным сторонами и имеющимся в деле доказательствам.

Так, судом не дана оценка находящимся в представленном отделом МВД России по Бобровскому району Воронежской области материале об отказе в возбуждении уголовного дела № г. объяснениям С составившей договор купли-продажи, и Воробьева И.А. о заключении 17 марта 2015 г. договора купли-продажи автомобиля и его передаче новому собственнику по воле Золотарева А.Н. и при его непосредственном участии.

При этом в рамках рассмотрения дела судом первой инстанции было удовлетворено ходатайство о вызове в качестве свидетеля С однако данный свидетель допрошен не был.

Не был предметом оценки суда тот факт, что ни истец, ни его супруга не заявляли о хищении автомобиля либо о его утрате иным способом и правоустанавливающих документов на него, однако указанные предметы были переданы новому собственнику Воробьеву И.А.

Таким образом, в нарушение положений статьи 198 и пунктов 5 и 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции не установил каким образом автомобиль выбыл из владения Золотарева А.Н., то есть не установил обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, что явилось следствием существенного нарушения норм материального и процессуального права.

Также ответчиками указывалось на то, что истец Золотарев А.Н состоял в зарегистрированном браке с Золотаревой Е.В. с 2012 г. по 14 апреля 2015 г. Между супругами была достигнута договоренность о передаче в фактическое владение Золотаревой Е.В. спорного автомобиля являющегося их общим совместным имуществом, что подтверждается соответствующей распиской от 15 марта 2015 г.

Судом первой инстанции в обоснование вывода о выбытии автомобиля из владения Золотарева А.Н. указано, что расписка о передаче спорного автомобиля супруге Золотаревой Е.В. не имеет правового значения поскольку собственник вправе распоряжаться своим имуществом по своему усмотрению и передавать его в пользование другим лицам. С данными выводами согласился суд апелляционной инстанции.

Однако судом апелляционной инстанции не учтено, что в соответствии с частями 1 и 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

При наличии названной расписки и исходя из приведенных положений Семейного кодекса Российской Федерации, а также статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации судом не были исследованы указанные сторонами, в частности и истцом, обстоятельства нахождения во владении Золотаревой Е.В. спорного автомобиля на момент его продажи Воробьеву И.А.

Удовлетворяя исковые требования об истребовании автомобиля по тем основаниям, что транспортное средство выбыло помимо воли истца, суд первой инстанции исходил из выводов судебной почерковедческой экспертизы о подделке подписи Золотарева А.Н. в договоре купли-продажи от 17 марта 2015 г., с чем согласился и суд апелляционной инстанции.

В силу положений частей 1 -3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Согласно части 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье настоящего Кодекса.

Вопреки указанным нормам без внимания суда апелляционной инстанции были оставлены доводы о том, что судебная экспертиза проведена с нарушениями процессуального закона.

В соответствии с частями 1 и 3 статьи 81 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае оспаривания подлинности подписи на документе или ином письменном доказательстве лицом, подпись которого имеется на нем, суд вправе получить образцы почерка для последующего сравнительного исследования. О необходимости получения образцов почерка выносится определение суда. О получении образцов почерка составляется протокол, в котором отражаются время, место и условия получения образцов почерка. Протокол подписывается судьей лицом, у которого были получены образцы почерка, специалистом, если он участвовал в совершении данного процессуального действия.

В нарушение действующего процессуального закона в качестве сравнительного материала эксперту были представлены экспериментальные образцы почерков без составления соответствующего протокола, в связи с чем установить происхождение экспериментальных образцов почерков именно от истца не представлялось возможным, а также отсутствовали данные об условиях, при которых были получены эти образцы.

В качестве свободных образцов почерка экспертом были исследованы электрофотографические копии паспорта на имя Золотарева А.Н. с датой выдачи 26 июня 2001 г., а также подписи от имени истца в копиях договора дарения от 27 января 2015 г. и договора наряда-заказа на работы СТО от 26 сентября 2013 г. Оригиналы документов для исследования эксперту представлены не были.

Между тем для производства судебной почерковедческой экспертизы представляются документы на бумажных носителях, содержащие непосредственные почерковые объекты и сравнительные образцы Документы представляются в оригиналах (подлинниках), так как электрофотографические копии являются ограниченно пригодным объектом для почерковедческого исследования, что обусловлено возможными искажениями при изготовлении данных копий.

При таких обстоятельствах при назначении и проведении судебной почерковедческой экспертизы были нарушены нормы Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем указанное экспертное заключение не могло рассматриваться судом как допустимое доказательство, имеющее значение при рассмотрении спора по существу.

Таким образом, приводимые суду апелляционной инстанций доводы о том, что автомобиль выбыл из владения Золотарева А.Н. по его воле и в результате его действий, направленных на передачу имущества, не были исследованы судом апелляционной инстанции при разрешении спора и не была дана надлежащая оценка доказательствам, на которые ответчики ссылались в обоснование названных обстоятельств, чем существенно нарушены положения вышеприведенных норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (статья 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Однако по изложенным основаниям Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения названных выше норм материального и процессуального права являются существенными повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав авторов жалоб.

При таких обстоятельствах апелляционное определение подлежит отмене, а дело - направлению в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областногЬхсуда от 20 октября 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в^еуд апелляционной инстанции.

Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...