Актуально на:
23 января 2021 г.

Решение Верховного суда: Определение N 205-АПУ17-19 от 12.07.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 205-АПУ17-19

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 12 июля 2017 г.

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Замашнюка А.Н.,

судей Дербилова О. А.,

Сокерина С.Г.

при секретаре Хорняк Г.П с участием военного прокурора 2 отдела 4 управления Главной военной прокуратуры Гутникова Р.А., осужденного Самойленко А.Н. путем использования систем видеоконференц-связи, его защитника - адвоката Тинькова Ю.Н. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Самойленко А.Н. и его защитника адвоката Степанищева ВВ. на приговор Северо-Кавказского окружного военного суда от 28 ноября 2016 г., согласно которому военнослужащий войсковой части 13140 матрос

Самойленко А Н

судимый Крымским

гарнизонным военным судом 24 августа 2015 г. по

п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ к штрафу в размере 20000

рублей, наказание не исполнено осужден к лишению свободы: по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 15 лет без ограничения свободы; по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ сроком на 10 лет без штрафа и ограничения свободы; по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ сроком на 1 год без ограничения свободы, а по совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний - сроком на 17 лет.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Самойленко А.Н. назначено по совокупности преступлений путем полного сложения наказаний, назначенных по приговору Крымского гарнизонного военного суда от 24 августа 2015 г. и по настоящему приговору, в виде лишения свободы сроком на 17 лет в исправительной колонии строгого режима и штрафа в размере 20000 руб. Наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

В счет удовлетворения гражданских исков потерпевшего В о компенсации морального вреда и о возмещении расходов на погребение с Самойленко А.Н. в пользу В взысканы:

- денежная компенсация морального вреда в размере 1000000 руб.;

- расходы на погребение в сумме 23063 руб. 18 коп.

За потерпевшим В признано право на удовлетворение предъявленного им гражданского иска о возмещении материального ущерба в размере стоимости автомобиля «Дэу Ланос», а вопрос о размере возмещения гражданского иска передан для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

В приговоре решены вопросы о вещественных доказательствах и процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Сокерина С.Г., изложившего обстоятельства дела содержание приговора, доводы апелляционных жалоб, выступления осужденного Самойленко А.Н., его защитника - адвоката Тинькова Ю.Н поддержавших доводы апелляционных жалоб, выступление военного прокурора Гутникова Р.А., возражавшего против этих доводов и просившего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

Самойленко признан виновным в убийстве, сопряженном с разбоем, в разбое, совершенном с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и в краже, совершенной с причинением значительного ущерба гражданину.

Эти преступления, как установлено судом, совершены при следующих обстоятельствах.

7 мая 2015 г. Самойленко, находясь в квартире потерпевшего А расположенной в г. Севастополе, тайно похитил его личное имущество общей стоимостью 9515 руб., причинив потерпевшему значительный ущерб.

В тот же день Самойленко договорился с гражданином В занимавшимся частным извозом, о поездке из г. Джанкой в г. Севастополь и обратно, пообещав заплатить последнему за транспортные услуги 3 000 руб.

Не желая платить за проезд, Самойленко решил убить В и завладеть его автомобилем, а также иным имуществом.

Во исполнение задуманного в период между 20 и 21 часом 7 мая 2015 г на безлюдном участке местности в районе км автодороги Харьков-Ялта воспользовавшись остановкой автомобиля, Самойленко напал на В и нанес ему не менее 8 ударов основанием рукоятки пневматического пистолета а также кулаками и ногами по голове, причинив потерпевшему тяжкий вред здоровью в виде открытой черепно-мозговой и черепно-лицевой травм и иные повреждения, повлекшие его смерть.

Затем Самойленко сбросил труп В в находившийся неподалеку колодец, после чего завладел автомобилем и иным имуществом последнего общей стоимостью 151850 руб., которым распорядился по своему усмотрению.

В апелляционных жалобах осужденный Самойленко и его защитник адвокат Степанищев ВВ. выражают несогласие с приговором и просят его изменить: оправдать Самойленко в части обвинения по п. «з» ч. 2 ст. 105 и по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, а в остальной части переквалифицировать содеянное им с п. «в» ч. 4 ст. 162 на ч. 1 ст. 166 УК РФ, по которой назначить минимальное наказание, учитывая раскаяние осужденного в неправомерном завладении автомобилем потерпевшего.

В обоснование своей позиции осужденный и его защитник указывают что версия Самойленко о совершении убийства В иным лицом не опровергнута, орудие убийства - пневматический пистолет, не найдено, на одежде Самойленко не обнаружено биологических следов, свидетельствующих о применении им насилия к потерпевшему В обвинение Самойленко в краже основано лишь на противоречивых показаниях потерпевшего А и его сына.

Суд, как считают осужденный и защитник, неправомерно принял во внимание показания сотрудников правоохранительных органов К П , Ш . В С и других о том, что Самойленко признался им в совершении инкриминированных преступлений поскольку это признание было произведено в отсутствие защитника и не зафиксировано в установленном процессуальным законом порядке.

Фоторобот иного лица, совершившего по версии осужденного убийство В ., был составлен с нарушениями. Поиски этого лица были произведены лишь в одном населенном пункте - с. Арбузовке.

Судом не приняты во внимание положительные характеристики осужденного Самойленко, данные свидетелями М иА

Осужденный Самойленко в своей апелляционной жалобе и дополнениях к ней, кроме того, указывает, что суд не дал оценки противоречиям в показаниях свидетеля В об обстоятельствах передачи ему пневматического пистолета и выбрасывания его в реку. В приговоре не дана оценка действиям указанного свидетеля по уничтожению вещественного доказательства.

Следственный эксперимент был проведен без участия осужденного Самойленко.

Судебно-медицинская экспертиза была проведена лишь по двум предметам, которые представлены следователем как предполагаемые орудия убийства - похожему пневматическому пистолету и ботинкам с высокими берцами. Однако, по выводам эксперта, повреждения В могли быть причинены и иными предметами.

Стороной обвинения не была проверена и не опровергнута версия осужденного о том, что в период проживания с 30 июня по 1 июля 2015 г. в г. Севастополе в гостинице по ул. д. . он встречался с лицом совершившим убийство В что мог бы подтвердить хозяин гостиницы по имени А

Судом необоснованно было отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты о допросе в суде свидетеля С , который мог подтвердить многократное совершение Самойленко сделок по купле-продаже автомобилей, что свидетельствует об отсутствии у него материальных затруднений.

Суд не принял всех мер по вызову в суд свидетеля Бибяева, на чем настаивала сторона защиты.

Продажу автомобиля, как установлено по делу, Самойленко осуществлял совместно с В , о чем показал покупатель В Однако последнему для опознания был представлен лишь Самойленко.

Суд не учел, что свидетели М и А фактически совершили сокрытие преступления, поскольку не сообщили правоохранительным органам о демонстрации им Самойленко места обнаружения трупа.

В приговоре указано, что показания Самойленко противоречивы. Такая оценка, как считает осужденный, не соответствует ст. 49 Конституции Российской Федерации, поскольку он не должен доказывать свою невиновность и может давать любые показания.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Сардинов Р.Т. указывает о своем несогласии с ними, просит приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы стороны защиты - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным и не усматривает оснований для его отмены или изменения.

Судебное разбирательство проведено объективно и всесторонне, в соответствии с положениями глав 35-39 УПК РФ и выяснением всех юридически значимых для правильного разрешения уголовного дела обстоятельств. Предусмотренные ст. 73 УПК РФ обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, установлены.

В приговоре согласно требованиям ст. 307 УПК РФ приведены доказательства, подтверждающие виновность Самойленко в содеянном которым судом дана мотивированная оценка в соответствии со ст. 87 и 88 УПК РФ, а также указано, какие из них суд положил в его основу, какие отвергнуты и изложены убедительные аргументы принятого решения.

Приговор соответствует требованиям ст. 304, 307-309 УПК РФ.

Правильность квалификации совершенных Самойленко преступлений сомнений не вызывает.

Виновность Самойленко в совершении инкриминированных ему преступлений подтверждается следующими доказательствами: показаниями потерпевшего А об обстоятельствах прихода к нему Самойленко 7 мая 2015 г. и исчезновения после его ухода мобильного телефона, татуировочной машинки и пневматического пистолета; согласующимися с ними показаниями сына потерпевшего - свидетеля А заключениями экспертов товароведов от 15 января и 4 февраля 2016 г., согласно которым стоимость похищенного у А имущества составляет в общей сумме 9 515 руб показаниями потерпевшего В о том, что его отец - убитый В оказывал услуги по частному извозу на автомобиле «Дэу Ланос показаниями потерпевшей Ж (матери В о прекращении телефонной связи с сыном не позднее 22 часов 7 мая 2015 г.; показаниями свидетеля Я (знакомой В о том, что последний сообщил ей о перевозке пассажира в г.Севастополь 7 мая 2015 г. и об отсутствии телефонной связи с ним в тот день после 21 часа 40 минут; показаниями свидетеля Велиляева об обстоятельствах обращения к нему Самойленко около 22 часов 7 мая 2015 г. с просьбой о буксировке автомобиля «Дэу Ланос» и о последующей продаже данной машины на запчасти в г. Симферополе, а также о передаче ему последним пневматического пистолета на хранение и о выбрасывании его в реку после получения информации о наличии у правоохранительных органов подозрения по поводу совершения Самойленко убийства; протоколом проверки показаний свидетеля В на месте аналогичными по содержанию показаниями свидетеля К (жены В ); протоколом опознания В иК пневматического пистолета, идентичного тому, который передал Самойленко; показаниями свидетелей Г и В об обстоятельствах продажи Самойленко автомобиля «Дэу Ланос» для разборки на запчасти; протоколами опознания Самойленко указанными свидетелями; протоколом осмотра места происшествия от 9 июля 2015 г., в ходе которого осмотрены кузов и иные детали автомобиля, похищенного у В протоколом осмотра ежедневника свидетеля В с рукописной распиской о получении денег за продажу автомобиля 8 мая 2015 г.; заключением судебно-почерковедческой экспертизы о том, что расписка в ежедневнике свидетеля В составлена Самойленко; показаниями свидетеля Б о том, что 9 мая 2015 г Самойленко подарил ему навигатор, который, как было установлено впоследствии, был похищен у В протоколом опознания навигатора потерпевшим В как принадлежавшего его отцу - В рапортом заместителя начальника ОУР МО МВД России «Джанкойский согласно которому 15 июля 2015 г. на дне колодца, расположенного на расстоянии 500 м от автодороги Краснодольное - Вольное, обнаружен труп мужчины, по внешним данным схожего с пропавшим В протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого были установлены обстоятельства обнаружения трупа В протоколом опознания свидетелем Я обнаруженных в ходе осмотра места происшествия и принадлежавших В туфли и покрывала, которое последний возил в машине; протоколом опознания трупа В заключением молекулярно генетической экспертизы о том, что убитым, чей труп был обнаружен в колодце, является В оглашенными в суде с согласия осужденного и его защитника показаниям свидетеля Б о том, что в период совместного пребывания в ИВС МО МВД России «Джанкойский» Самойленко рассказал ему о совершении им убийства таксиста в районе проживания его родственников, о том, что труп надежно спрятан, а автомобиль таксиста продан; заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которому смерть В наступила от множественных травм головы; показаниями экспертов Т иП о том, что выявленные на голове трупа В.

многочисленные переломы и повреждения могли образоваться от воздействия не менее 8 ударов тупыми твердыми предметами, в том числе представленным на исследование основанием рукоятки пневматического пистолета, а также ботинком, кулаком и т.п.; согласующимися с ними заключениями ситуационной медико-криминалистической и медико криминалистической судебных экспертиз о механизме причинения В телесных повреждений; результатами следственного эксперимента от 7 мая 2016 г., в ходе которого установлено, что 7 мая 2015 г. после 20 часов Самойленко не мог с указанного им места видеть, как, по его версии, иное лицо перетаскивало труп В из автомобиля в сторону колодца; иными доказательствами.

Доводы осужденного и защитника о том, что не опровергнута версия Самойленко о совершении убийства В иным лицом, противоречат приведенным в приговоре доказательствам, совокупность которых свидетельствует о совершении убийства В именно Самойленко. Его показаниям о совершении преступления иным лицом дана мотивированная оценка в приговоре как не соответствующим действительности. В частности суд учел непоследовательные показания Самойленко на предварительном следствии, который сначала вовсе отрицал поездку с В затем выдвинул версию о совершении убийства иным лицом, а впоследствии сообщил о случайной встрече с этим человеком в г. Севастополе. Как пояснила в суде эксперт Б , участвовавшая в проведении судебно-психиатрической экспертизы Самойленко, в ходе исследования тот говорил: «Когда я нанес удар он мне кричал, ... ну, не я, а он нанес удар...». Данная оговорка отражена в заключении. Результаты проведенного обследования Самойленко и материалов дела свидетельствовали о свойственных подсудимому дисгармонических чертах характера в виде раздражительности, вспыльчивости, конфликтности неспособности поддерживать продолжительные связи, равнодушии к чувствам других людей, пренебрежения социальными нормами, правилами обязанностями, низком пороге заряда агрессии. Однако указанные особенности психики Самойленко не сопровождаются болезненными нарушениями мышления, критических способностей и не лишали его возможности правильно прогнозировать свои действия и предвидеть их последствия. Эксперт также пояснила, что, с учетом проведенного исследования и данных о личности Самойленко, его показания о попутчике, якобы убившем водителя В свидетельствуют о попытке ввести суд в заблуждение с целью обвинения других лиц в совершении преступления.

Довод о том, что не обнаружено орудие убийства - пневматический пистолет, не может служить основанием для отмены или изменения приговора поскольку приведенные в приговоре доказательства подтверждают, что удары по голове В могли наноситься как рукояткой пневматического пистолета, идентичный образец которого был представлен на исследование экспертам, так и иными твердыми предметами. В том числе ботинками кулаком и т.д. Свидетелями В и К был опознан представленный им пневматический пистолет аналогичный пистолету переданному на хранения Самойленко. Кроме того, свидетель В дал подробные показания об обстоятельствах выбрасывания в реку пистолета который ему передал Самойленко. В приговоре приведены исследованные судом причины, по которым пистолет не был найден. Однако его отсутствие не может служить опровержением иных доказательств, достоверность которых сомнения не вызывает, свидетельствующих об использовании Самойленко в процессе убийства В именно данного пневматического пистолета.

Довод об отсутствии на одежде Самойленко крови и иных биологических следов, свидетельствующих о применении им насилия к потерпевшему В не ставит под сомнение вывод суда о совершении Самойленко убийства, поскольку, как следует из заключения судебно медицинской экспертизы и показаний экспертов Т иП с учетом характера нанесенных В ударов и образовавшихся повреждений черепа обильного кровотечения могло не произойти.

Обвинение Самойленко в краже основано, вопреки мнению стороны защиты, не только на показаниях потерпевшего А и его сына, но и на иных доказательствах, в частности, на показаниях свидетелей В и К , а также на результатах опознания ими пистолета, идентичного тому который был похищен у А Кроме того, показания потерпевшего А на протяжении всего производства по делу были последовательными, что, наряду с другими данными, свидетельствует об их достоверности.

Утверждение осужденного и защитника о том, что суд принял во внимание показания сотрудников правоохранительных органов К П и других о том, что Самойленко в непроцессуальном порядке признался им в совершении инкриминированных преступлений, не соответствует действительности. В приговоре не содержится ссылки на данные показания.

Мнение о том, что фоторобот иного лица, якобы совершившего по версии осужденного Самойленко убийство В был составлен с нарушениями не соответствует материалам дела, в которых не содержится сведений о нарушениях каких-либо прав осужденного при составлении изображения лица по его показаниям.

Поиски лица, которое по версии осужденного причастно к убийству В производилось в с. Арбузовка потому, что именно в данный населенный пункт, по утверждению Самойленко, оно направлялось. Однако как установлено в ходе судебного разбирательства, никто из жителей с. Арбузовка не располагал сведениями об указанном Самойленко человеке.

Вопреки утверждению стороны защиты, свидетели М и А не сообщили в ходе судебного разбирательства сведений положительно характеризующих Самойленко. Данная ими характеристика носила посредственный характер и, кроме того, они сообщили, что на протяжении длительного времени не общались с осужденным.

Довод осужденного Самойленко о том, что суд не дал оценки противоречиям в показаниях свидетеля В , не соответствует действительности. Как следует из материалов дела, существенных противоречий в показаниях данного свидетеля не было. Что касается отдельных неточностей в датах, то свидетель объяснил их длительностью срока прошедшего с момента исследуемых событий. Данные объяснения обоснованно признаны судом достоверными.

Проведение следственного эксперимента без участия осужденного не противоречит требованиям ст. 181 УПК РФ, положениями которой не предусмотрено обязательное участие в производстве данного следственного действия подозреваемого или обвиняемого.

Выводы судебно-медицинской экспертизы о том, что телесные повреждения В могли быть причинены, помимо представленных на исследование пневматического пистолета и ботинок с высокими берцами, и иными предметами, не свидетельствуют о недостоверности указанного заключения.

Версия осужденного Самойленко о том, что он встречался с лицом, якобы совершившим убийство В в г. Севастополе, вопреки утверждению осужденного, была проверена органами предварительного следствия и не нашла подтверждения.

Ходатайство стороны защиты о вызове и допросе свидетеля С было обоснованно отклонено судом, поскольку обстоятельства, которые, по словам осужденного, могли быть известны указанному свидетелю, не входят в предмет доказывания по настоящему делу в соответствии со ст. 73 УПК РФ.

Как следует из материалов дела, вопреки утверждению стороны защиты судом были приняты исчерпывающие меры к вызову свидетеля Б однако его местонахождение установить не удалось. На принятии каких-либо иных мер по вызову Б , помимо осуществленных судом, сторона защиты не настаивала. Показания указанного свидетеля были оглашены в полном соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ после получения согласия подсудимого Самойленко и его защитника на оглашение этих показаний.

Довод осужденного о том, что на опознание покупателю автомобиля В был представлен лишь он сам, хотя продажу он осуществлял совместно с В , не может служить основанием для признания результатов данного следственного действия недопустимым доказательством. К тому же необходимости проведения опознания В не было, поскольку данный свидетель на протяжении всего производства по делу последовательно подтверждал свое присутствие при продаже автомобиля, похищенного Самойленко.

Оценка действий свидетелей М иА , не сообщивших правоохранительным органам о том, что Самойленко показал им местонахождение трупа В и действий В выбросившего пневматический пистолет в реку после получения информации о возможной причастности Самойленко к убийству, в соответствии со ст. 73 и 252 УПК РФ находится за пределами обвинения, предъявленного Самойленко. Поэтому отсутствие в приговоре в отношении осужденного такой оценки не противоречит требованиям процессуального закона.

Вопреки рассуждениям осужденного, оценка в приговоре его показаний соответствует ст. 307 УПК РФ и не противоречит ст. 49 Конституции Российской Федерации, поскольку выводы суда по оценке всех исследованных доказательств в совокупности, в том числе показаний подсудимого, не свидетельствуют о том, что на него возлагалась обязанность доказывать свою невиновность.

Преступные действия Самойленко квалифицированы правильно.

Оснований сомневаться во вменяемости Самойленко не имеется.

Наказание осужденному Самойленко назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о его личности, в том числе тех, на которые указывается в апелляционных жалобах. Поэтому в силу статьи 6 УК РФ оно является соразмерным и справедливым.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции об отсутствии обстоятельств для изменения категории преступлений на менее тяжкую.

Таким образом, оснований считать приговор несправедливым вследствие его суровости не имеется.

Ввиду изложенного Судебная коллегия приходит к выводу, что оснований для отмены или изменения приговора, в том числе по доводам апелляционных жалоб, не имеется.

Гражданские иски потерпевшего В разрешены правильно с учетом установленных фактических обстоятельств дела, степени перенесенных моральных и нравственных страданий, разумности предъявленных исковых требований.

Руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 38920 и ст. 38913, 38914, 389 28 и 38933 УПК РФ Судебная коллегия

определила приговор Северо-Кавказского окружного военного суда от 28 ноября 2016 г. в отношении Самойленко А Н оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного Самойленко А.Н. и защитника - адвоката Степанищева ВВ. - без удовлетворения Председательствующий А.Н.Замашнюк Судьи .А.Дербилов

СГ.Сокерин

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...