Актуально на:
18 февраля 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 67-АПУ15-30 от 14.09.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 67-АПУ15-30

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва «14» с е н т я б р я 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Русакова В.В.

судей Ермолаевой Т.А.,Зыкина В.Я.

при секретарях Смирновой О.П.,Ивановой А.А.

рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Ладошкиной Н.В., апелляционные жалобы осужденных Гончарова Е.В., Устиновой О.В.,адвокатов Куканова В.В.,Черкасова Г.Х., (и дополнениями к ней адвоката Данильченко В.Н Данилина Ю.К., Марковского ОН., на приговор Новосибирского областного суда от 15 декабря 2014 года, по которому

ГОНЧАРОВ Е В ,

ранее не судимый осужден к наказанию в виде лишения свободы сроком:

- по ч. 4 ст. 159 УК РФ ( в редакции закона от 7 марта 2011 года) на 5/ пять/ лет со штрафом в размере 70 000 / семьдесят/ рублей и без ограничения свободы, - по ч. 3 ст. 30 - ч. 4 ст. 159 УК РФ ( в редакции закона от 7 марта 2011 года на 4 / четыре/ года со штрафом в размере 50 000 /пятьдесят/ рублей и без ограничения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Гончарову Е В наказание в виде лишения свободы сроком на 6/ шесть/ лет со штрафом в размере 100 000 / сто тысяч /рублей и без ограничения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Гончарову ЕВ. наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком на 3 /три / года.

Наказание, назначенное Гончарову Е.В. в виде штрафа в размере 100 000 рублей,постановлено исполнять самостоятельно.

Возложены на Гончарова Е.В. обязанности: являться на регистрацию в специализированный государственный органа, осуществляющей исправление осужденного, не менять место жительства и место работы, без уведомления данного органа.

По ч. 3 ст. 210, ч. 3 ст. 174-1 УК РФ Гончаров Е.В., на основании п. 3 ч. 2 ст.302 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления оправдан.

ГОРДЕЕВА О А

ранее не судимая,

оправдана по предъявленному ей обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 210, ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 174-1 УК РФ, на основании п. 3 ч. 2 ст.302 УПК РФ, за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Признано за Гордеевой О.А. право на реабилитацию в связи с уголовным преследованием и разъяснить ей порядок возмещения вреда.

ТИМОШЕНКО Н Н ,

ранее не судимая,

оправдана по предъявленному ей обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 210, ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 30 - ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 174-1 УК РФ, на основании п. 3 ч. 2 ст.302 УПК РФ. за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Признано за Тимошенко Н.Н. право на реабилитацию в связи с уголовным преследованием и разъяснен ей порядок возмещения вреда.

РУСАКОВА И В

ранее не судимая ,

осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ ( в редакции закона от 7 марта 2011 года к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 / три/ года со штрафом в размере 50 000 / пятьдесят тысяч / рублей и без ограничения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Русаковой И.В наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком на 2 / два / года.

Возложены на Русакову И.В. обязанности: являться на регистрацию в специализированный государственный органа, осуществляющей исправление осужденного, не менять место жительства и место работы, без уведомления данного органа.

Наказание, назначенное Русаковой И.В. в виде штрафа в размере 50 000 рублей постановлено исполнять самостоятельно.

По ч. 3 ст. 210, ч. 3 ст. 174-1 УК РФ Русакова И.В., на основании п. 3 ч. 2 ст.302 УПК РФ за отсутствием в ее действиях состава преступления оправдана.

ВАШНЕВ В И,

ранее не судимый,

осужден к наказанию в виде лишения свободы :

- по ч. 4 ст. 159 УК РФ ( в редакции закона от 7 марта 2011 года) на 4 / четыре/ года со штрафом в размере 70 000 / семьдесят / рублей без ограничения свободы, - по ч. 3 ст.30 - ч. 4 ст. 159 УК РФ ( в редакции закона от 7 марта 2011 года на 3 / три/ года со штрафом в размере 50 000 /пятьдесят тысяч / рублей и без ограничения свободы, - по ч. 1 ст.222 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 6 / шесть месяцев без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Вашневу В И , наказание в виде лишения свободы сроком на 5 / пять/ лет со штрафом в размере 100 000 / сто тысяч / рублей и без ограничения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Вашневу В.И. наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком на 3 /три / года.

Возложены на Вашнева В.И. обязанности: являться на регистрацию в специализированный государственный органа, осуществляющей исправление осужденного, не менять место жительства и место работы, без уведомления данного органа.

Наказание, назначенное Вашневу В.И. в виде штрафа в размере 100 000 рублей постановлено исполнять самостоятельно.

По ч. 3 ст. 210 УК РФ Вашнев В.И., на основании п. 3 ч. 2 ст.302 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления оправдан.

УСТИНОВА О В ,

не судимая осуждена к наказанию в виде лишения свободы:

- по ч. 4 ст. 159 УК РФ ( в редакции закона от 7 марта 2011 года) на 4 / четыре / года со штрафом в размере 70 000 / семьдесят тысяч/ рублей и без ограничения свободы, - по ч. 3 ст.30 - ч. 4 ст. 159 УК РФ ( в редакции закона от 7 марта 2011 года) 3 /три/ года со штрафом в размере 50 000 / пятьдесят тысяч / рублей и без ограничения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Устиновой О В наказание в виде лишения свободы сроком на 5 / пять/ лет со штрафом в размере 100 000 / сто тысяч / рублей и без ограничения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Устиновой О.В наказание в виде лишения свободы, постановлено считать условным с испытательным сроком на 3 /три/ года.

Возложены на Устинову О.В. обязанности: являться на регистрацию в специализированный государственный органа, осуществляющей исправление осужденного, не менять место жительства и место работы, без уведомления данного органа.

Наказание, назначенное Устиновой О.В. в виде штрафа в размере 100 000 рублей постановлено исполнять самостоятельно.

По ч. 3 ст. 210 УК РФ Устинова О.В., на основании п. 3 ч. 2 ст.302 УПК РФ за отсутствием в ее действиях состава преступления, оправдана.

УСТИНОВ В С ,

ранее не судимый осужден к наказанию в виде лишения свободы:

- по ч. 4 ст. 159 УК РФ ( в редакции закона от 7 марта 2011 года) на 4/ четыре / года со штрафом в размере 70 000 / семьдесят тысяч / рублей и без ограничения свободы, - по ч. 3 ст.30 - ч. 4 ст. 159 УК РФ ( в редакции закона от 7 марта 2011 года на 3 /три/ года со штрафом в размере 50 000 / пятьдесят тысяч / рублей и без ограничения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Устинову В С наказание в виде лишения свободы сроком на 4 / четыре/ года 6 / шесть/ месяцев со штрафом в размере 100 000 / сто тысяч / рублей и без ограничения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Устинову ВС. наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком на 3 /три / года.

Возложены на Устинова ВС. обязанности: являться на регистрацию в специализированный государственный органа, осуществляющей исправление осужденного, не менять место жительства и место работы, без уведомления данного органа.

Наказание, назначенное Устинову ВС. в виде штрафа в размере 100 000 рублей, постановлено исполнять самостоятельно.

По ч. 3 ст. 210 УК РФ Устинов В С , на основании п. 3 ч. 2 ст.302 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления оправдан.

В соответствии со ст. 134 УПК РФ признано за Гончаровым Е.В Русаковой ИВ., Вашневым В.И., Устиновой О.В., Устиновым В С . право на реабилитацию в части оправдания.

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., выступления адвокатов Панченко О.В.,Живова И.В.Достановой А.Ю.,Прохоровой С.А.,Арутюновой И.В.,Живовой Т.Г.,Черкасова Г.Х.,Данильченко В.Н., поддержавших доводы апелляционных жалоб и возражавших против доводов апелляционного представления, выступление прокурора Митюшова В.П. возражавшего против доводов апелляционных жалоб и просившего об отмене приговора по доводам апелляционного представления, судебная коллегия

установила:

согласно приговору суда:

Гончаров совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием своего служебного положения, организованной группой, в особо крупном размере и покушение на мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием своего служебного положения, организованной группой, в особо крупном размере, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.

Русакова совершила мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием своего служебного положения, организованной группой, в особо крупном размере.

Вашнев В.М. совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием с использованием своего служебного положения, организованной группой, в особо крупном размере, покушение на мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием своего служебного положения, организованной группой, в особо крупном размере, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам, а также совершил незаконное приобретение, перевозку и хранение боеприпасов.

Устинова О.В. совершила мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием своего служебного положения, организованной группой, в особо крупном размере и покушение на мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием своего служебного положения, организованной группой, в особо крупном размере, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.

Устинов В С . совершил мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием своего служебного положения, организованной группой, в особо крупном размере и покушение на мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, совершенное с использованием своего служебного положения, организованной группой, в особо крупном размере, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.

Гончаров, Тимошенко, Гордеева, Русакова оправданы по обвинению в легализации (отмывании) денежных средств, приобретенных в результате совершения ими преступлений.

Преступления совершены при изложенных в приговоре обстоятельствах в период 2006-2009гг.в федеральном округе.

В апелляционном представлении (кратком) и дополнительном апелляционном представлении государственный обвинитель Н.ВЛадошкина полагает приговор подлежащим отмене.

Приговор, по мнению государственного обвинителя, является незаконным, необоснованным и несправедливым, поскольку судом нарушены положения ст.389.16, 389.17, 389.18 УПК РФ.

Как указано в представлении, выводы суда, изложенные в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, суд неправильно применил уголовный закон и постановил несправедливый приговор.

Государственный обвинитель указывает, что органом предварительного следствия Гончаров, Устинова, Тимошенко, Гордеева Устинов, Русакова и Вашнев обвинялись в совершении в составе преступного сообщества совместно с неустановленными лицами в период с ноября 2006 по ноябрь 2009, с использованием своего служебного положения, хищений на сумму рублей копеек и покушений на хищение в размере рублей копеек путем обмана и злоупотребления доверием имущества ФГУП «»

в особо крупном размере; Гончаров, Тимошенко, Гордеева, Русакова обвинялись в легализации (отмывании) денежных средств, приобретенных в результате совершения ими преступлений. В судебном заседании,по мнению государственного обвинителя, исследованы достоверные и допустимые доказательства, полностью подтверждающие вину указанных лиц в совершении преступлений. Однако суд неправильно оценил представленные стороной обвинения доказательства и незаконно оправдал всех подсудимых в совершении преступления, предусмотренного ст.210 УК РФ, а также Гончарова - по ч.З ст. 174.1 УК РФ, Тимошенко - по ч.4 ст. 159, ч.З ст.30, 4.4 ст. 159, ч.З ст. 174.1 УК РФ, Гордееву - по ч.4 ст. 159, ч.З ст. 174.1 УК РФ.

Суд, по мнению государственного обвинителя, постановил в отношении всех осужденных несправедливый приговор. Назначенное наказание не соответствует тяжести совершенных преступлений, личности виновных. Несмотря на то, что наказание не выходит за пределы предусмотренные санкцией ч.4 ст. 159 УК РФ, по своему размеру оно является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости. Суд нарушил требования ст.ст.6,60 УК РФ, не в должной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, личность виновных Назначенное осужденным наказание не сможет обеспечить достижение целей наказания.

К осужденным, совершившим тяжкие преступления с использованием служебного положения, похитившим в составе организованной группы деньги государства в особо крупном размере, суд необоснованно применил положения ч.1 СТ.73 УК РФ. Государственный обвинитель полагает, что осужденным необходимо назначить более строгое наказание в виде лишения свободы, без применения положений СТ.73 УК РФ, и назначить дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности. По мнению государственного обвинителя, не обеспечивает достижение целей наказания и размер назначенного судом дополнительного наказания в виде штрафа. Кроме того, суд допустил противоречия при указании суммы штрафа, назначенного Гончарову (цифрами указано 70000 прописью - семьдесят рублей, цифрами указано 50000, прописью - пятьдесят рублей) и Вашневу (цифрами указано 70000, прописью - семьдесят рублей).

Судом необоснованно оставлен без рассмотрения гражданский иск заявленный представителем ФГУП « ».

В нарушение п. 12 ч.1 ст.299 УПК РФ судом неправильно разрешена судьба вещественных доказательств.

В дополнительном апелляционном представлении государственный обвинитель приводит анализ доказательств, которые по его мнению свидетельствуют о доказанности вины лиц, которые привлекались к ответственности по настоящему делу. В частности, приводится анализ показаний осужденного Вашнева.

Государственный обвинитель указывает, что из показаний Вашнева признанных судом достоверными, следует, что все участники преступной группы подчинялись Б и М они отдавали приказы и исполнять их нужно было беспрекословно. Он подчинялся Тимошенко и она также требовала от него подчинения. Из анализа исследованных в судебном заседании письменных материалов дела (выписки движения денежных средств, заключения экспертиз о движении денежных потоков) следует, что денежные средства ФГУП « » похищались длительное время (с ноября 2006 по ноябрь 2009); на протяжении всего периода действия членами преступного сообщества было похищено рублей копеек; всех членов преступного сообщества связывала общая цель - хищение денежных средств, а также личные и родственные отношения.

В силу п.1 ч.1 ст.73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию событие преступления, а именно время, место и другие обстоятельства совершения преступления.

Суд в описательно-мотивировочной части приговора (стр.5 копии приговора), не указав оснований, установил иное, чем в предъявленном обвинении, время совершения преступления.

Суд неправильно установил, что Гончаров был вовлечен в организованную преступную группу в период до августа 2007 года, тогда как в предъявленном Гончарову обвинении указано, что он вошел в организованную группу в период с 16.11.2006 г. до 10.08.2007 г., что подтверждается исследованными в суде доказательствами. Суд установил что Устинов вошел в состав организованной преступной группы в период до 07.04.2008 г., а Вашнев - 09.11.2006 года,тогда как в предъявленном обвинении указано и из исследованных доказательств следует, что Устинов вошел в состав преступного сообщества в период с 01.01.2007 г. до 07.04.2008 г.; а Вашнев - во втором полугодии 2006 г., но не позднее 08.11.2006 г.

В соответствии с п.4 ч.1 ст.305, и п.2 ч.1 ст.307 УПК РФ в описательно мотивировочной части обвинительного либо оправдательного приговора должны содержаться мотивы, по которым суд отверг представленные доказательства. В нарушение указанных требований закона суд в приговоре не дал оценку показаниям 196 свидетелей, часть из которых были допрошены в судебных заседаниях (приводится перечисление фамилий свидетелей).

Государственный обвинитель считает, что без анализа всех представленных стороной обвинения доказательств, в том числе и показаний перечисленных в представлении 196 свидетелей, суд не мог постановить законный и обоснованный приговор.

В апелляционном представлении указано, что допрошенный в судебном заседании в качестве эксперта Н разъясняя заключение экспертов, пояснял, что перечисленные ФГУП денежные средства очень быстро распределялись по другим организациям затем аккумулировались на счете ООО « , директором которого была М , а бухгалтером - Гордеева, после чего опять распределялись по карточным счетам и обналичивались. Все операции от момента перечисления денег со счета ФГУП « » до обналичивания происходили в течении 1-2 дней, что дает основание ему, как эксперту с огромным опытом работы утверждать, что все счета контролировались одними и теми же лицами и расчеты происходили с использованием системы банк-клиент, т.е. с удаленным доступом к расчетным счетам организаций Показания эксперта Н в совокупности с данными о том, что доступ к расчетным счетам охранных предприятий имела только Тимошенко к расчетному счету ООО « - Тимошенко и Гордеева, ООО «»,

ООО « » - Русакова, ООО Гордеева дает основание утверждать, что Тимошенко, Гордеева и Русакова причастны не только к хищениям денежных средств ФГУП « », но и к легализации похищенных денежных средств.

Судом также не дана оценка показаниям свидетелей С и Г которые поясняли, что С являлся учредителем ООО « », с 2008 г. директором которого стал Р , а участником Г (его гражданская жена). ООО « б» руководила М .В первой половине 2008 г. Медведева передала ему несколько векселей ОАО « » на общую сумму рублей в качестве предоплаты за поставку строительных материалов по договору с « ». Он в этот же день предъявил векселя в банк и банк перечислил по безналичному расчету на расчетный счет ООО « » стоимость предъявленных векселей Позднее договор поставки стройматериалов был расторгнут по обоюдному решению М иГ а в 2009 г. ООО « было продано Денежные средства были возвращены в ООО « ». С также пояснил, что владел 30% уставного капитала в ООО остальными владел Устинов В С . Он вместе с Устиновым В.С. оформляли поручительство на рублей за « » по договору кредитной линии.

Кроме того, суд в приговоре сослался на показания свидетелей С (стр. 120 копии приговора), Н (стр. 141 копии приговора К (стр.211 копии приговора), Г (стр. 116 копии приговора^которые не были допрошены в судебном заседании, их показаний нет в материалах уголовного дела,а также суд сослался на показания свидетеля Л якобы оглашенные в судебном заседании и содержащиеся на л.д.229-230 в т.9 (стр.142 копии приговора). Однако на указанных листах дела содержатся показания свидетеля Л которые действительно были оглашены в судебном заседании 25.06.201 г.

Суд незаконно установил, что в период с 14.02.2007 Г. по 23.08.2007 г Устинова и неустановленные участники преступного сообщества, под общим руководством Б М и Гончарова изготовили фиктивный договор № 79 от 10.08.2007 г. (стр. 17 копии приговора). Однако судом уголовное дело в отношении Б иМ не рассматривалось, суд был не вправе устанавливать их причастность к совершению преступлений Кроме того, в резолютивной части приговора все подсудимые были оправданы по ч.З ст.210 УК РФ, а при описании вышеуказанных действий суд указал, что Устинова и Гончаров действовали как участники преступного сообщества. Таким образом, суд в приговоре пришел к взаимоисключающим выводам.

Суд признал недоказанным, что под руководством Устиновой и при ее непосредственном участии изготавливались договоры аутсорсинга (стр. 168-

169 копии приговора). Однако из показаний свидетелей Д К следует, что информацию для изготовления указанных договоров приложений к договорам и актов выполненных работ они, не осведомленные о преступных намерениях членов преступной группы, получали именно от Устиновой (стр. 167 копии приговора). Свидетель Б пояснил в судебном заседании, что вся документация по объектам недвижимости хранилась в отделе у Устиновой. Устинова контролировала работу по вовлечению объектов недвижимости в хозяйственный оборот и без ее ведома кто-либо из сотрудников филиала привлекать сторонние организации для выполнения данных работ не смог бы. Таким образом, суд в приговоре пришел к взаимоисключающим выводам. Именно информация, полученная от Устиновой, согласно показаниям свидетелей Д иК закладывалась в тексты договоров, приложений к ним и актов выполненных работ, что, несомненно, является «руководством и непосредственным участием при изготовлении договоров аутсорсинга», однако суд, без достаточных к тому оснований исключил из обвинения Устиновой данные преступные действия.

Суд необоснованно оправдал Тимошенко и Гордееву по обвинению в совершении преступлений.

Государственный обвинитель указывает, что Тимошенко Н.Н. являлась бухгалтером охранных предприятий ООО ОП « », ООО ОП ООО «ОП « », ООО «ОП « », зная, что обязательства по фиктивным договорам охраны имущества ФГУП « » не выполняются, составляла фиктивные акты выполненных работ и предоставляла их в ФГУП « » по СФО, тем самым участвовала в хищении денежных средств ФГУП « ». Из показаний подсудимого Вашнева, признанными судом достоверными, именно Тимошенко составляла и приносила ему на подпись фиктивные договоры охраны и акты выполненных работ, распоряжалась денежными средствами, находящимися на расчетных счетах охранных предприятий. Сама Тимошенко не отрицала что производила перечисления денежных средств всех охранных предприятий. Суд не указал причин, по которым он признал недостоверными показания Вашнева в части, уличающей Тимошенко в совершении преступлений. Свидетель Ч пояснял, что он непродолжительный период времени осуществлял руководство охранным предприятием ОП « » и подписывал документы на оплату (акты выполненных работ). И Вашнев, и Тимошенко убеждали его в том, что работы по охране объектов выполняются. Ч также пояснил, что Тимошенко обладала всей информацией по охранным предприятиям, все держала у себя на контроле (знала количество сотрудников, движение денежных средств, объем выполненных охранными предприятиями работ и т.д.) и находилась в тесных взаимоотношениях с М и Гордеевой (стр. 175, 176 копии приговора). Надлежащей оценки показаниям Ч , суд также не дал Таким образом, суд неправильно оценил представленные стороной обвинения доказательства и сделал необоснованный вывод об отсутствии в ее действиях состава преступления.

В приговоре суд не привел и не дал оценку всем доказательствам вины Гордеевой, Тимошенко, Устиновых и Гончарова в хищении денежных средств по фиктивному договору от 01.11.2008 г. на комплексное обслуживание зданий и сооружений, расположенных по адресу г. ул. заключенного между ФГУП по СФО и ООО « », а перечисленным доказательствам дал неправильную юридическую оценку.

Так, договор от 01.11.2008 г. на комплексное обслуживание зданий и сооружений, расположенных по адресу г. , ул был подписан со стороны ФГУП « по СФО Гончаровым, а со стороны ООО « - Гордеевой. Этими же лицами были подписаны сметы на выполнение работ. Доступ к расчетному счету имела Тимошенко.

Из показаний свидетеля К следует, что стоимость услуг ООО « » составляла рублей в месяц и деньги по указанию М ежемесячно перечислялись до ноября 2009 года, т.е. до смены руководства ФГУП « по СФО. В декабре 2009 - январе 2010 гг директор ФГУП « » по СФО М заключил подобный договор с другой организацией - ООО « » и тот же комплекс работ, что и ООО « », выполняется за рублей в месяц. До настоящего времени (2011 г.) на объекте: г. ул требуется выполнить работы: по ремонту кровли, дорог, канализации и т.д Данные виды работ на указанном объекте никогда не проводились, (т.22 л.д. 123-127) Указанные показания свидетель К подтвердила в судебном заседании.

Протоколом выемки от 19.01.2012 г. у Тимошенко П.П. изъят пакет документов о приеме на работу и увольнении лиц, проходящих по заявлению обвиняемой Тимошенко П.П. по учетам ООО «Т », (т. 134 л.д. 113, 114, 117-122). Тимошенко выдала приказы, заявления и другие документы о приеме на работу и увольнения с работы: Б Л М С С М С

К К К Л К Ф М И С К иБ (т. 134 л.д.226-232, 233- 238).

Протоколом выемки от 17.01.2012 г. у Гордеевой О.А. изъят пакет документов, отражающих, по мнению Гордеевой О.А., финансово хозяйственную деятельность ООО « (т. 147 л.д. 122, 123, т. 136 л.д.29-33), (т. 136 л.д.222-228, 229-234).

Исследованные судом документы, представленные Тимошенко Н.Н. и Гордеевой О.А. подтверждают факт хищения денежных средств принадлежащих ФГУП « » путем заключения фиктивного договора с ООО « т».

Из показаний К Л К иК

установлено, что данные лица не имели никакого отношения к деятельности ООО « по исполнению договора, заключенного с филиалом ФГУП « » по СФО на комплексное обслуживание территории складского комплекса по адресу: гул. Данные лица, согласно документам, представленным обвиняемыми Тимошенко и Гордеевой, получали заработную плату в ООО « ». Однако из показаний этих свидетелей следует, что фактически они заработную плату не получали, а следовательно, денежные средства якобы выдаваемые Тимошенко указанным лицам, похищались. При этом установлено, что Гордеева, Тимошенко, Устинова совершали преступления в составе преступного сообщества (т. 110 л.д. 12).

Несмотря на то, что показания Л К К и других указанных выше лиц, были представлены суду стороной обвинения в качестве доказательств вины Тимошенко, Гордеевой и других подсудимых, суд не привел данных доказательств в приговоре и не дал им оценку.

Показания С К И и У ( ) ,по мнению государственного обвинителя, также подтверждают выводы о виновности Устинова, Гордеевой и Тимошенко в хищении денежных средств.

Помимо вышеизложенного, анализ представленных Тимошенко Н.Н. и Гордеевой О.А. документов позволяет, по мнению государственного обвинителя, сделать вывод о том, что условия договора, заключенного между ООО « и филиалом ФГУП « » по СФО, изначально не могли быть выполнены со стороны ООО « » ввиду отсутствия в штате указанного общества необходимого количества работников. Так, из представленных Тимошенко и Гордеевой документов, в том числе зарплатных ведомостей, следует, что основная масса работников была включена в штат ООО « в период с июня 2009 года по октябрь 2009 года (в этот период согласно ведомостям в штате числилось в среднем 10 человек) с целью создания видимости исполнения договорных обязательств со стороны общества, поскольку в это время проводились проверки деятельности филиала ФГУП « » по СФО со стороны Росимущества и органов прокуратуры, а 07.09.2009 года было возбуждено настоящее уголовное дело.

При этом, как следует из документов, представленных Тимошенко и Гордеевой, большая часть лиц, указанных в данных документах, числилась в ООО « непродолжительное время или их работа в данной организации изначально не подразумевала выполнение каких либо работ на объекте, расположенном по адресу: г. , ул. по ДОГОВОРУ от 01.11.2008 г., заключенному с ФГУП « » по СФО.

Согласно выпискам движения денежных средств ФГУП « » по СФО ежемесячно перечисляло в ООО « по рублей Распоряжалась денежными средствами ООО « и имела доступ к расчетным счетам только Тимошенко. Денежные средства со счетов ООО « », также как с многих других, перечислялись на счета различных организаций, аккумулировались на счете ООО « и в последующем обналичивались.

Свидетели К Б Ч М.,

К К К С К Б Н пояснили, что арендовали различные помещения и открытые площадки на территории комплекса ул. в г. и в период с октября 2008 по ноябрь 2009 г. снег зимой на своих территориях они убирали самостоятельно уборку территорий, вывоз мусора производили самостоятельно, никакой диспетчерской службы на данной территории не было, снег на общей дороге не чистился (т.21 л.д.181-182, 183-184, 185-186, 187-188, 189-190, 191-192, 193-194, 201-202, 203-205, 226-227, т.22 л.д.52-73)

Из показаний Ф следует, что фактическим руководителем ООО « » являлся Устинов В.С, а бухгалтером Тимошенко, он устроился на работу в апреле 2009 г., дороги были разбиты, помещения не убирались, мусор не вывозился, территория не чистилась. В мае 2009 г. он начал организовывать работы по вывозу мусора и уборке территории, в том числе от дикорастущих зарослей кустарника. Заработную плату ему и его подчиненным работникам привозил Устинов.

Из вышеперечисленных доказательств, по мнению государственного обвинителя, следует, что суд необоснованно оправдал Гордееву, Тимошенко и исключил из обвинения Устинова, Гончарова хищение рублей по договору от 01.11.2008 г. между ФГУП « и ООО « ».

Государственный обвинитель считает, что суд, не проанализировав все доказательства вины Тимошенко, Гордеевой и Русаковой в легализации похищенных денежных средств, сделал неправильный вывод о невиновности указанных лиц в совершении преступления. Сделав такой вывод, суд не принял во внимание показания свидетелей, в том числе С о том, что соглашение на получение кредита давал он и Устинов В.С, заключения экспертиз, пояснения эксперта Н и другие доказательства представленные стороной обвинения.

При этом государственный обвинитель указывает, что из заключения эксперта № 1946-1947/6-1 от 17.11.2011 г. следует, что в результате анализа источников поступления денежных средств на расчетные счета ООО « и направлений их расходования, установлено: на оплату инвестиционных договоров, покупку векселей, на перечисления в организации ООО « », ООО « », ООО », ООО « » и ООО « », а также перечисления в другие организации движение денежных средств через которые исследовалось в экспертизе № 536/6-1 - 561/6-1 от 20.07.2011 г., в основном расходовались денежные средства, полученные от филиала ФГУП « » по СФО, ООО ОП « », ООО ОП « », а также от организаций, которые связаны денежными потоками с филиалом ФГУП « по СФО (т.66 л.д.89- 220).

Об одной из схем обналичивания денежных средств поясняли в судебном заседании свидетели Р Е К а.

Из показаний указанных лиц следует, что обналиченные денежные средства получала Гордеева.

Показания свидетелей в совокупности с установленными в суде данными о том, что именно Тимошенко управляла расчетными счетами охранных предприятий ООО ОП « », ООО ОП « » и ООО Гордеева являлась бухгалтером ООО « » и обналичивала денежные средства через Р и Е Русакова была директором ООО « » и бухгалтером ООО « », дает основания утверждать о виновности Тимошенко, Гордеевой и Русаковой в совершении финансовых операций и других сделок с денежными средствами приобретенными лицом в результате совершения преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами (легализация).

При квалификации действий осужденных Гончарова, Устиновой Устинова, Вашнева, Русаковой суд указал, что они совершили умышленные действия, непосредственно направленные на мошенничество, т.е. хищение чужого имущества путем обмана и злоупотреблением доверия, тогда как диспозиция ст. 159 УК РФ предусматривает альтернативный состав преступления обман или злоупотребление доверием.

Суд постановил в отношении всех осужденных несправедливый приговор. Назначенное наказание не соответствует тяжести совершенных преступлений, личности виновных. Несмотря на то, что наказание не выходит за пределы, предусмотренные санкцией ч.4 ст. 159 УК РФ, по своему размеру оно является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости. Суд нарушил требования ст.ст.6,60 УК РФ, не в должной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений личность виновных. Назначенное осужденным наказание не сможет обеспечить достижение целей наказания.

К осужденным, совершившим тяжкие преступления с использованием служебного положения, похитившим в составе организованной группы деньги государства в особо крупном размере, суд необоснованно применил положения ч.1 ст.73 УК РФ. Государственный обвинитель полагает, что осужденным необходимо назначить более строгое наказание в виде лишения свободы, без применения положений ст. 73 УК РФ, и назначить дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности. Не обеспечивает, по мнению государственного обвинителя достижение целей наказания и размер назначенного судом дополнительного наказания в виде штрафа. Кроме того, суд допустил противоречия при указании суммы штрафа, назначенного Гончарову (цифрами указано 70 ООО, прописью - семьдесят рублей, цифрами указано 50000, прописью пятьдесят рублей) и Вашневу (цифрами указано 70000, прописью - семьдесят рублей).

Судом необоснованно оставлен без рассмотрения гражданский иск заявленный представителем ФГУП « ».

Довод о неправильном разрешении вопроса о вещественных доказательствах отозван в дополнительном апелляционном представлении.

Государственный обвинитель просит приговор в отношении Гончарова Тимошенко, Гордеевой, Русаковой, Устиновой, Устинова, Вашнева отменить. Уголовное дело направить для рассмотрения в тот же суд в ином составе суда.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

Адвокат Марковский О.Н. в защиту осужденного Устинова В.С считает, что приговор подлежит отмене ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Ссылаясь на Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.07 г. «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» адвокат указывает, что для признания Устинова В.С. виновным по ст. 159 УК РФ суду необходимо было установить, что он своими действиями, выразившимися в подписании актов выполненных по договору № 75/1 от 15.08.2007 г., ввел в заблуждение руководство ФГУП « », внес заведомо ложные, не соответствующие действительности сведения либо умолчал об истинных фактах, чем убедил руководство ФГУП « » осуществить расчеты по договору от 15.08.2007 г.Однако, никакого факта обмана и введения в заблуждение руководства ФГУП « » в действительности не было.На момент заключения данного - и дополнительного соглашения к нему Устинов В.С. еще не являлся руководителем ООО « (он стал директором только лишь 7.04.2008 г.), указанные действия были совершены иными лицами, и судом в приговоре не приведено ни единого доказательства, указывающего на то, что Устинов В.С. принимал в этом участие.

Данные обстоятельства подтверждаются допрошенными в судебном заседании свидетелями, показания которых нашли свое отражение в приговоре: К М Да , Т Ш Ч Ф П К ( ) . ,К Адвокат указывает, что в судебном заседании относительно договора № 75/1 от 15.08.2007 г. с достоверностью установлено, что заключение данного договора, включая его стоимость, было согласовано с руководством ФГУП « », договор исполнен должным образом и в соответствии с обязательствами, им предусмотренными. Тот факт, что фактические действия по исполнению договора производились не работниками ООО « », а работниками организации (ООО « »), не образует состав мошенничества. Кроме того, законодатель напрямую предусматривает возможность выполнения подрядных работ силами дополнительно привлеченных сторонних организаций и работников (субподрядные работы). Данные правомочия установлены ст.706 ГК РФ предусматривающей правоотношения подрядчика и субподрядчика.

Что касается выводов суда первой инстанции относительно недоказанности стороной обвинения в отношении Устинова В.С. эпизода по исполнению договора с ООО « », участия в составлении фиктивных договоров с ООО « », ООО « », а также в части оправдания Устинова В.С. по ч.З ст.210 УК РФ, то адвокат находит выводы суда первой инстанции состоятельными соответствующими фактическим обстоятельствам дела, подтвержденными исследованными в судебном заседании доказательствами, и не находит оснований для их оспаривания.

Адвокат просит обвинительный приговор в отношении Устинова отменить и Устинова оправдать по всем предъявленным ему обвинениям.

Осужденная Устинова О.В. просит отменить приговор и вынести в отношении оправдательный приговор. Суд необоснованно, по ее мнению посчитал, что она участвовала в мошенничестве и покушении на него поскольку, действуя совместно с другими лицами, участвовала в составлении подложных актов выполненных работ по договорам аутсорсинга. Помимо того, в тексте приговора имеются необоснованные ссылки на то, что она передавала информацию, на основании которой участники организованной группы принимали решения о фактических действиях в отношении регистрируемых объектов.

Утверждает, что к составлению актов выполненных работ она никакого отношения не имела. Ни один из допрошенных свидетелей в суде не сказал что она каким-то образом имела отношение к подготовке актов выполненных работ(приводит показания К ( ) , Д К

Другие свидетели вообще вопросов, связанные с актами выполненных работ по аутсорсингу, и не касались. Равно по делу отсутствуют и иные доказательства, из которых можно делать вывод о ее участии в составлении актов выполненных работ и руководстве в составлении таких актов.

В части предоставления информации и последующего использования ее некими неназываемыми лицами при принятии решения относительно оформления объектов недвижимости нет ни одного свидетеля, касающегося этого вопроса.

Таким образом, суд сделал неправильные выводы из имевшихся доказательств, не принял во внимание оправдывающие ее доказательства сделал вывод о ее виновности в отсутствие доказательств. По мнению Устиновой, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного следствия. Поскольку доказательства не подтверждают ее виновность, то приговор подлежит отмене, а она оправданию.

Адвокат Черкасов Г.Х. в защиту осужденной Устиновой О.В. с приговором в части признания Устиновой О.В. виновной не согласен, просит его отменить.

Указывает, что действия Устиновой О.В., выразившиеся в том, что в период с августа 2007 года по сентябрь 2007 года она, используя свое служебное положение, действуя совместно с другими лицами, участвовала в составлении подложных актов выполненных работ по договорам аутсорсинга от 15.01.2007 г. б/н, №№ 24а, 75/1, 109, 79, 85, 85/1 и 91, с помощью которых путем обмана и злоупотребления доверием были похищены деньги ФГУП»,

превышающие рублей, суд квалифицировал по ч.4 ст. 159 УК РФ (стр.214 приговорами эти же самые действия (кроме актов по договору аутсорсинга б/н от 15.01.2007 г.), в части оставшейся неоплаченной задолженности по тем же самым актам - суд необоснованно квалифицировал по ч.З ст.30, ч.4 ст. 159 УК РФ. В тексте приговора имеются ссылки на то, что Устинова передавала информацию, на основании которой участники организованной группы принимали решения о дальнейших фактических действиях в отношении регистрируемых объектов.При этом суд исходил из показаний свидетелей Б , К Д К ( ), М В (стр.167 приговора).Однако, «прямые» показания в отношении Устиновой отсутствуют, никто и никогда не сказал, что она руководила либо непосредственно участвовала в подготовке актов; никто и никогда не сказал, что она передавала кому-либо какую-либо служебную информацию.

Ситуация с документооборотом на предприятии не делает необходимым обязательное участие Устиновой в составлении актов и руководстве такой процедурой, без этого можно было обойтись, поскольку документы на объекты были в открытом доступе. Равно в ее должностных обязанностях, документы по которым исследовались в суде( должностная инструкция, трудовой договор) такие обязанности ей не вменены Информация об объектах имела на предприятии общедоступный характер соответственно, в отсутствие прямых показаний на Устинову О.В., такие действия мог произвести любой из сотрудников. По делу это обстоятельство не исключено.

Анализируя показания свидетеля Б о том, что Ф приносил Устиновой документы по объектам, адвокат считает, что нельзя сделать вывод о руководстве Устиновой составлением актов, а также об участии в составлении актов, либо о том, что она передавала информацию.

Не свидетельствуют об этом и показания К приведенные судом в приговоре. Адвокат считает, что суд неверно оценил показания самой К поскольку ее информированность носит характер догадок и она говорит о вещах, свидетелем которых не была, что свидетельствует о недопустимости ее показаний.

Свидетель Д ,как указывает адвокат, четко и однозначно говорит о том, что Устинова никакого отношения к подготовке актов выполненных работ не имела, что опровергает показания К , которая свои показания строит на догадках.

Показания Д об уточнении ею у Устиновой перечня работ по приложениям к договорам, не доказывают, что Устинова руководила и участвовала в подготовке актов выполненных работ.

Показания Д о том, что Устинова не имела отношения к актам , по делу не опровергнуты.

Показания К М В не относятся к изготовлению актов.

Ошибочным является вывод суда о том, что поскольку Устинова знала, какие объекты оформлены, то это влечет за собой руководство и участие в составлении актов. Тезис о предоставлении информации также ничем не подтвержден в ходе судебного следствия.

Адвокат полагает, что в части признания Устиновой О.В. виновной в мошенничестве и покушении на мошенничество выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного следствия, приговор подлежит отмене, а сама Устинова О.В оправданию.

Адвокат просит приговор отменить и вынести в отношении нее оправдательный приговор.

В дополнениях адвокат Черкасов Г.Х. указывает также, что в обвинении отсутствуют указания на мошеннический характер действий или злоупотребление доверием, что делает невозможным осудить Устинову по данной статье, и обвинение не доказало наличие обмана, так сама возможность такого обмана была прямо опровергнута показаниями руководства « », которые пояснили, что никто их не обманывал и доверием не злоупотреблял.

Таким образом, по мнению адвоката, по делу, помимо отсутствия формального вменения мошенничества, нет и доказательств наличия вообще какого-либо обмана и злоупотребления доверием.

Адвокат считает, что нельзя согласиться и с одновременным осуждением Устиновой О.В. как по оконченному составу мошенничества так и по покушению на него за одно и тоже единое продолжаемое действие нельзя признавать и наличие идеальной совокупности, поскольку часть 2 статьи 17 Уголовного кодекса говорит о том, что совокупностью преступлений признается одно действие, содержащее признаки преступлений, предусмотренный двумя и более статьями. Судом сделаны необоснованные выводы о наличии состава преступления в части исполнения отдельных договоров. Устинова О.В. осуждена за последствия, которые и не были предметом рассмотрения в суде в соответствии с предъявленным обвинением. Договор на консультационные услуги с ООО не имеет никакого отношения к фактическим действиям по регистрации объектов. Далее, необоснованно оставлен ряд актов выполненных работ по завладению земельных участков, при том, что оформление земельных участков и не вменялось в вину, везде в обвинении указаны фактические действия по оформлению зданий и помещений.

Излишне оставлены по приговору осужденным и результаты выполнения оценочных работ, это несколько миллионов рублей, и нигде не вменялось по тексту обвинения.

Не были вменены работы по так называемому «второму этапу» получение согласия в отношении имущества на совершение сделки), между тем Устинова наряду с остальными по этому направлению признана виновной в несколько десятков миллионов рублей.

В суде не добыто доказательств и совершения Устиновой О.В фактических действий, за которые суд признал ее виновной. Выводы суда носят предположительный характер.

Судом неправильно применен уголовный закон, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам, допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона.

Кроме того, адвокат указывает, что нельзя признать мошенничеством обстоятельства, при которых потерпевший не только соглашается на передачу имущества, но и сам активно осуществлял их. При этом потерпевший был полностью осведомлен о характере проводимых операций по оформлению объектов недвижимости.

Финансовая организация Сибирского филиала и занятость его сотрудников имела прозрачный характер.

Договоры филиала на оформление объектов недвижимости не могли иметь и не имели тайного, скрытого характера для головного предприятия, и в силу действующего порядка их визирования в г. Москве и в силу необходимости согласовать в г. Москве оплату по каждому конкретному договору в рамках месячного бюджета.

Сам объем работ по каждому из договоров носит очевидный и прозрачный характер в силу законодательного урегулирования процесса регистрации недвижимости.

У головного предприятия имелась полная информация о штатной структуре, ее загрузке, а также работало подразделение в центральном аппарате предприятия, непосредственно занимавшееся контролем за филиалами.При таких обстоятельствах обмануть кого-либо в принципе очень сложно,а в отсутствие обманутых - говорить о мошенничестве нельзя.

В обвинении отсутствует указание на конкретных обманутых руководителей ФГУП « ». Но те, которые были допрошены в суде показали об отсутствии какого-либо обмана или заблуждения.

Нельзя согласиться с выводом суда о наличии обмана и злоупотребления доверием неназванных руководителей предприятия.

По мнению защиты, обвинение в мошенничестве не сформулировано поскольку отсутствует указание на завладение имуществом под влиянием обмана и злоупотребления доверием. Рассматривать растрату в качестве обмана нет оснований, поскольку оплата осуществлена с согласия потерпевшего, что свидетельствует о том,что состава преступления нет.

Сам обман и злоупотребление доверием, в виде предоставления в головной офис ФГУП « «копии договора, дополнительного соглашения и заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений, об организации - контрагенте Филиала по заключаемому договору относительно возможности выполнения данным юридическим лицом договорных обязательств» не могут являться по существу мошенническим обманом.

Посыл о том, что головная организация введена в заблуждение относительно возможности выполнения договорных обязательств каким либо контрагентом изначально ложен, по мнению адвоката. У задействованных контрагентов, как и любых иных субъектов предпринимательской деятельности по российскому праву, имелись все возможности по оформлению объектов. Какой-либо аргументации, в чем именно заключалась эта невозможность исполнения договорных обязательств, обвинение не содержит.

Как указано в жалобе, с одной стороны в основу приговора положен тезис об обмане, состоящем в невозможности выполнить работу конкретным юридическим лицом, с другой стороны по материалам дела четко видна выполненная работа юридическим лицом.

Адвокат считает, что нельзя было обмануть насчет организации контрагента, поскольку любые юридические лица могли оформлять объекты каких-либо запретов в законе нет, а с организационной точки зрения процедура не представляет особой сложности.

Замена исполнителя, пусть даже и не согласованного сторонами, не образует состава мошенничества, коль скоро предмет договора исполнен.

В данном конкретном случае, привлечение третьих лиц прямо прописано в договорах на оформление имущества.

То есть, потерпевшим заранее согласована возможность привлечения третьих лиц (хотя договоры подписаны от филиала, но все они завизированы руководством предприятия).

Замена фигуры исполнителя по надлежащим образом исполненному договору состава мошенничества не образует.

Отсутствие безвозмездности в событиях по оформлению объектов недвижимости исключает хищение

В соответствии с примечанием к ст. 158 УК РФ под хищением понимаются безвозмездные действия по завладению чужим имуществом Мошенничество - разновидность хищения и признак безвозмездности завладения ему необходим.

В соответствии с обстоятельствами, признанными судом установленными, договорная практика ФГУП « », связанная с привлечением сторонних организаций и ценовой политикой по этим обязательствам никоим образом не поставлена под сомнение.

В качестве обмана судом признано предоставление не соответствующих действительности данных по контрагентам.

Но если договор и цена не поставлены под сомнение, тогда надлежащее исполнение договора,во всяком случае исключает возможность причинения ущерба.

Все оплаченные договоры исполнены надлежащим образом, в полном соответствии с их условиями. Во всяком случае, доказательств обратного нет, да и не вменялось в вину.

Свидетельства о регистрации, которые и составляли предмет оказания услуг по договорам, получены. Ущерб у потерпевшего не возник, что исключает возможность хищения. Работа за счет сил заказчика в вину не ставилась, да и таковая по делу практически отсутствует, а поэтому нет хищения в силу отсутствия безвозмездности и ущерба.

Адвокат указывает, что суд признал его подзащитную виновной и при отсутствии формулирования фактических действий кого-либо из участников события.Нет описания по оценке вообще в принципе, время, место, способ ничего нет. Нет попыток обозначить здесь исполнение через штатных сотрудников или как-либо иначе мотивировать обман при наличии выполненных работ. Оценочные работы не вменены вообще, но общая сумма через акты выполненных работ по приговору вменена на несколько миллионов рублей.

В обоснование своих доводов адвокат приводит исключительно подробный анализ отдельных договоров, вмененных в вину его подзащитной (процедура их оформления, анализ условий договора и порядка его выполнения, расчетов по договору, актов ),делает вывод о том мошенничество в связи с оказанием консультационных услуг по договору и не вменялось никому по делу.

Адвокат обращает внимание на отсутствие в действиях Устиновой квалифицирующего признака использования служебного положения ссылаясь на п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 51 от 27 декабря 2007 г. «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» .

По его мнению, .для того, чтобы делать вывод об использовании служебного положения, констатации факта занятия должности начальника отдела не достаточно, поскольку определяющим является наличие управленческого полномочия (распорядительного по большей части случаев и использование ими такого полномочия для достижения результата.

Адвокат обращает внимание на показания свидетелей М Г В во взаимосвязи с анализом обстоятельств заключения и выполнения обязательств по договорам.

По убеждению защиты, по правилам формального вменения, одно из деяний вменено Устиновой излишне.

Суд одно и то же продолжаемое действие - исполнение договора по оформлению объектов расценивает одновременно и как оконченный состав и как покушение.

Устинова осуждена по одной статье, предусматривающей ответственность за мошенничеством разделение на преступления прошло по стадиям совершения при наличии одного и того же действия.

Адвокат не согласен с выводами суда о причастности его подзащитной к оконченному событию преступления,поскольку доказательств, указывающих на нее, по делу нет.

Действия Устиновой О.В. по руководству составлением приложений отсутствуют среди описания деяния, признанного судом доказанным.

Защита не согласна с выводом суда о причастности Устиновой О.В.к составлению актов.

Суд оценивает обстоятельства с точки зрения информированности последней о ходе оформления объектов, но это не опровергает доводы Устиновой о том, что в силу своих должностных обязанностей она должна была контролировать оформления объектов ,и она этим занималась.

При этом контроль за ходом оформления объектов не ведет к тому, что лицо становится осведомленным об условиях работы другой стороны на условиях соответствующих договоров об оформлении недвижимости и оплате за осуществленные услуги.

Прямые улики в отношении Устиновой, говорящие о том, что она принимала участие в подготовке актов - отсутствуют.

Косвенные, из которых исходит суд, могут вести к выводу об осведомленности Устиновой О.В. по оформлению объектов, что ею и не отрицается.

Вывод о каком-либо участии Устиновой О.В. в составлении актов из приведенных судом обстоятельств следовать не может.

Адвокат критически оценивает показания свидетеля К ,как доказательство вины Устиновой , поскольку та говорит о вещах, свидетелем которых она не была и дает показания , исходя из принципа «потому что так должно было быть»,исходя из названия должности Устиновой.

Вывод о том, что Устинова должна была принимать работы, свидетель делает из должностной инструкции Устиновой, и названия ее должности однако, инструкцию она не читала.

Адвокат считает, что формальное возложение обязанности - это не подтверждение того, что фактически что-то происходило, т.е. что Устинова контролировала, докладывала, принимала.

В должностной инструкции, представленной в суд, нет таких обязанностей Устиновой, о которых показывает свидетель К

В целом практически все показания К являются недопустимыми ,как доказательства, основанного на догадке .

Изложенное судом со слов К никак не подтверждает участие Устиновой О.В. в составлении актов выполнения работ. Сам контроль за оформлением объектов таким подтверждением является.

Помимо того, личная доступность информации о движении объектов взаимодействие с исполнителем не являются сами по себе доказательств участия Устиновой О.В. в составлении актов выполненных работ Выполненные работы по каждому объекту имели на предприятиях общеизвестный характер и не были известны лишь Устиновой. Помимо этого часть из актов выполненных работ носит не конкретизированный характер в них в общем виде указано на выполнение условий договора. Для составления достаточно просто знать, что получены соответствующие свидетельства из регистрирующего органа.

В части ссылки суда на пояснения свидетеля Б адвокат обращает внимание на период работы самого Б , непродолжительный имевший место до начала работ по оформлению объектов недвижимости с привлечением сторонних организации. К моменту подготовки актов Б уже давно в филиале не работал и отношения к нему не имел Соответственно, показания его никак не изобличают Устинову.Суд не принял во внимание показания Д опровергающие выводы о причастности Устиновой О.В. к составлению актов и оценки им не дал.

Не имеется ни одной подписи Устиновой О.В. среди завизированных документов, при том что были обыски на работе и дома, а документы по «аутсорсингу» ведь все изъяты,что подтверждает вывод о том, что часть деятельности предприятия, в виде финансового исполнения договоров аутсорсинга», проходила без участия Устиновой.

Также не приведены в приговоре доказательства и не мотивирована дача Устиновой указаний по оформлению объектов.

Не мотивирован и не обоснован признак использования служебного положения моей подзащитной. Если исходить из использования служебного положения при составлении актов, то Устинова фактически не использовала свои распорядительные полномочия, как начальника отдела. Поэтому данный квалифицирующий признак во всяком случае излишен.

Корыстная составляющая действий Устиновой по делу не доказана и судом в приговоре не мотивирована. Доказательств предварительного сговора по делу не имеется.

Адвокат полагает, что в части признания Устиновой О.В. виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ и ч. 3 ст. 3- УК РФ, суд неправильно применил уголовный закон, выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судебного следствия.

Адвокат просит приговор в отношении Устиновой в части признания ей вины в ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 30- ч. 4 ст. 159 УК РФ - отменить, вынести в отношении нее оправдательный приговор.

Адвокат Данильченко В.Н.в защиту Устиновой О.В.полностью поддерживая доводы апелляционной жалобы адвоката Черкасова Г.Х. в защиту Устиновой, дополнил ее суждениями относительно решения суда о квалификации действий Устиновой по ч.4 ст. 159 УК РФ. Адвокат ссылаясь на то,что в установочной части приговора суд указал, что филиал ФГУП « » по Сибирскому федеральному округу был создан 11 июля 2007 г. и являлся обособленным подразделением ФГУП осуществляющим свои полномочия на данной территории. При этом организация, в которой работали все осужденные, по своей природе являлась коммерческой, поскольку все ее подразделения занимались предпринимательской деятельностью.Поскольку Федеральным законом от 29 ноября 2012 года (№207-ФЗ) в Уголовный кодекс Российской Федерации была внесена ст. 159 , предусматривающая квалифицированный вид мошенничества мошенничество в сфере предпринимательской деятельности а также со ссылкой на Постановление Конституционного Суда РФ от 11 декабря 2014 года (№32-п),на Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 года № 4 где указано следующее: «Разъяснить судам, что преступления, предусмотренные ст.ст. 159-159.6, 160 и 165 УК РФ, следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность самостоятельно или участвующим в предпринимательской деятельности осуществляемой юридическим лицом, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью. К таким лицам относятся индивидуальные предпринимателя в случае совершения преступления в связи с осуществлении ими предпринимательской деятельности и (или управлением принадлежащим им имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, а также члены органов управления коммерческой организации в связи с осуществлением ими полномочий по управлению организаций либо при осуществлении коммерческой организацией предпринимательской деятельности, адвокат делает вывод о том, что установив, что деятельность филиала ФГУП « являлась предпринимательской, и при наличии в Уголовной кодексе Российской Федерации на момент вынесения приговора специального состава преступления, суд проигнорировал это обстоятельство^ также обращает внимание на то,что 19 января 2011 г. кассационная инстанция Верховного Суда РФ при решении вопроса об изменении Тимошенко Н.В. меры пресечения (при отсутствии на тот момент специального состава мошенничества), установила наличие в ее действиях по заключению фиктивных договоров об охране объектов недвижимости, договоров на оказание филиалу ФГУП « » по СФО юридических и иных услуг предпринимательской деятельности.Деятельность Устиновой О.В., кроме как по предмету договоров, ничем существенным от деятельности Тимошенко Н.В. не отличалась. При наличии таких данных суд при условии достаточных доказательств (а защита их не усматривает) должен был рассмотреть вопрос о возможности квалификации ее действий по ст. 159.4 УК РФ.Адвокат просит приговор в отношении Устиновой в части признания ее виновной по ч.4 ст. 159, ч.З ст.30, ч 4 ст. 159 УК РФ - отменить и вынести в отношении ее оправдательный приговор.

В апелляционных жалобах и дополнениях:

- осужденный Гончаров просит отменить приговор и вынести в отношении его оправдательный приговор.

- адвокат Куканов В.В. в защиту осужденного Гончарова не оспаривая приговор суда в части оправдания Гончарова Е.В. по ч.З ст.210 и ч.З ст. 174-1 УК РФ за отсутствием в его действиях преступления, в то же время полагает, что в части признания Гончарова виновным в совершении преступлений, предусмотренного ч.З ст.30 ч.4 ст. 159 и ч.4 ст. 159 УК РФ выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела установленным - следствия, а следовательно приговор в отношении Гончарова Е.В. подлежит отмене с прекращением уголовного преследования. Подробно приводя в жалобе обстоятельства дела, показания Гончарова по актам выполненных работ по объекту по ул. и нормативные документы, показания свидетелей П Ч М П и ряда других сотрудников офиса ФГУП работавших в 2007-2009 годах,указывает,что суд пришел к выводу об исключении из обвинения Гончарова эпизода хищения денег путем заключения договора от 4 сентября 2007 года между филиалом ФГУП «»

и ООО « »,но не понятно по каким основаниям суд пришел к выводу о том что, Гончаров достоверно знал что работы для ООО « » по второму этапу оформления объекта по ул. не выполнялись, тогда как в ходе судебного следствия было установлено все договоры аутсорсинга заключались в 2007 году и со стороны Сибирского филиала ФГУП «»

были подписаны Б который на тот момент являлся директором этого филиала. Гончарову они достались уже в «наследство когда в сентябре 2008 года он стал директором филиала. К этому времени практически вся работа по исполнению заключенных договоров аутсорсинга уже была выполнена и основная часть денежных средств была сторонним организациям выплачена, причем к переводу этих денег на счета сторонних организаций Гончаров не имел отношения. Ни в ходе следствия, ни в судебном заседании какая-либо его причастность к заключению договоров или перечислению денежных средств не установлена. Будучи заместителем директора филиала он не подписал ни одного акта выполненных работ . Все акты подписаны тогдашним директором филиала ФГУП ФТ федеральному округу Б считает, что Гончаров был введен в заблуждение руководители Головного предприятия ФГУП В и Б ввели Гончарова в заблуждение, умышленно или нет судом не установлено. Гончаров не мог не выполнить данных ему указаний в силу своей служебной зависимости от указанных выше руководителей однако судом - обстоятельству оценке не дано.

При этом адвокат подробно излагает обстоятельства, связанные с заключением и реализацией условий договоров аутсорсинга, на оказание охранных услуг, указывает относительно признания Гончарова Е.В виновным в совершении хищения денег ФГУП « » путем заключения фиктивных договоров на оказание охранных услуг,что в судебном заседании было установлено, что все договоры охраны были заключены в 2007- начале 2008 годов будущим директором, т.е. Б.

со всеми охранными предприятиями, ссылается на показания свидетеля В жены Вашнева В.И.,( директора вышеперечисленных предприятий), данные ею в судебном заседании 05.11.2013 года, из которых видно, что все распоряжения Вашнев получал от заместителя директора Сибирского филиала ФГУП ФТ « » , обращает внимание суда на то, что на каждом акте приема работ стоит подпись М свидетельствующая о том, что она проверила соответствие акта с выполненными работами. Каких-либо оснований у Гончарова не доверять заместителю на тот момент не было, так как на сентябрь 2008 года, когда Гончаров был директором Филиала, в актах ничего не добавилось. В них были те же объекты, что и при директоре - Б Кроме этого сотрудники Филиала, допрошенные в судебном заседании, выезжавшие в командировки или проверявшие объекты в г. докладывали, что охрана на объектах имеется,вводя в заблуждение Гончарова, который считал что объекты охраняют работники охранного предприятия Вашнева. Сам же Гончаров проверить такое количество объектов (около трехсот) не мог физически, да и для этого у него был штат сотрудников. В 2007-2008 гг., в то время подписывались и оплачивались договоры охраны, Гончаров занимал должности начальника, а затем заместителя директора Филиала и отвечал за работу с арендаторами, в связи с чем никакого отношения к расходованию денежных средств за оказание охранных услуг не имел и не контролировал.

Показания допрошенных свидетелей В К К которые суд положил в основу приговора, как изобличающие Гончарова в совершении преступлений, по существу таковыми не являются так как эти показания носят предположительный характер и из них никаким образом нельзя сделать вывод об осведомленности Гончарова по поводу совершения противоправных действий кем-либо из сотрудников ФГУП « », а тем более о причастности самого Гончарова к каким-либо преступлениям.Ни в суде, ни в ходе предварительного следствия ни Вашнев и никто из допрошенных свидетелей не давали показаний о том, что ставили Гончарова в известность о том, что на объектах отсутствует охрана, а тем более о том, что акты выполненных работ по договорам охраны не соответствуют , действительности. Свидетель К никогда не давала показаний о том, что она когда-либо уведомляла Гончарова о фиктивности составленных актов, либо о необоснованности перечисления денежных со счетов предприятия, она этим и занималась в силу своих обязанностей как главный бухгалтер, другие допрошенные свидетели никогда не давали показаний, изобличающих Гончарова.

Вывод суда об осведомленности Гончарова об отсутствии охраны и фиктивности актов выполненных работ не соответствует установленным обстоятельствам по делу.

Адвокат просит приговор в отношении Гончарова отменить и вынести в отношении него оправдательный приговор.

Адвокат Данилин Ю.К. в защиту осужденной Русаковой.С приговором суда не согласен. Он обращает внимание на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; указывает, что выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда; в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности осужденного, на правильность применения уголовного закона или на определение меры наказания. Без достаточных доказательств суд сделал вывод, что Русакова И.В. действуя совместно с другими лицами изготовила договор на оказание возмездных услуг от 4.09.2007 года, а также иные документы.Адвокат ссылается на заключения экспертов, согласно которых в части данных документов подпись, выполнена вероятно Русаковой И.В., анализирует их в жалобе и указывает,что не установлено когда, где, при каких обстоятельствах и кем, были изготовлены указанные выше документы Отношение Русаковой И.В. к изготовлению данного договора- это предположение, доказательств которому, стороной обвинения предоставлено не было.Русакова как в ходе предварительного расследования, так и в суде указывала, что обстоятельств подписания данного договора (других документов) не помнит, и есть все основания утверждать, что это возможно одни из тех листов бумаги без текста, которые ранее ею были подписаны Указанное (подписание чистых листов бумаги) было сделано в целях непрерывной деятельности ООО « », т.к возможности у Русаковой И.В. подписывать срочно, необходимые документы - отсутствовали. Это также подтверждает факт того, что к деятельности ООО « » Русакова И.В отношения не имеет.

Необоснованным является вывод суда о том, что Русаковой ИВ действующей совместно с другими лицами, с помощью указанных выше документов, путем обмана и злоупотреблением доверия были похищены деньги ФГУП « » в размере рублей копеек - также не понятно(адвокат подробно анализирует текст приговора ,в частности о том что созданная организованная группа характеризовалась, в том числе едиными способами хищения денег путем заключения фиктивных договоров оказания филиалу ФГУП « » по СФО услуг. И также приводит подробное изложение и анализ обстоятельств, связанных с заключением реализацией договоров).В ходе допроса свидетелей, в том числе и руководителей Предприятия, оглашения материалов уголовного дела установлено, что обмануть руководителей Предприятия было просто невозможно, т.к. введения об организациях - контрагентах Филиала по заключаемым договорам направлялись в головное Предприятие; каждый договор проходил установленный на предприятии порядок согласования цена каждого договора защищалась перед руководителями Предприятия, и соответствовала расценкам установленным Предприятием, а часть договоров требовала и одобрения учредителей; факт выполненных работ подтверждался документально (факт фальсификации данных документов не установлен).Цитируя приговор,в котором указано, что «... вина подсудимых Гончарова Е.В., Русаковй И.В., Устиновой О.В., Устинова В.С, Вашнева В.И. в хищении и покушении ФГУП « » по СФ путем заключения фиктивных договоров аутсорсинга ..установлена. Оценивая вышеизложенные доказательства в совокупности, суд находит их достаточными и достоверными. До совершения данных преступлений часть свидетелей с подсудимыми знакома не была, а другие свидетели не находились с подсудимыми в неприязненные отношениях, поэтому суд считает, что у свидетелей нет оснований для оговора подсудимых. Показания вышеуказанных свидетелей не противоречат друг другу и исследованным письменным доказательствам, а являются взаимодополняемыми, при этом все исследованные доказательства получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. ...»,полагает,что согласиться с тем, что Русакова И.В., совершила преступление, и доказано это исследованными доказательствами, которые не противоречат друг другу, нельзя.

Выводы суда, что в период июня-августа 2007 года в организованную преступную группу лицом №3 была вовлечена Русакова, которая стала, по предложению лица №2, исполнять обязанности бухгалтера ООО « » без официального трудоустройства, не подтверждаются доказательствами рассмотренными в судебном заседании. Доказательств, не только вступления в преступный сговор Русаковой И.В. с лицом №3, но и личного знакомства, и общения между ними в материалах уголовного дела нет. Доказательств исполнения Русаковой И.В. обязанностей бухгалтера ООО « » в материалах уголовного дела также нет.

Из показаний свидетеля В в судебном заседании следует что указаний об организации выполнения комплекса работ по подготовке инженерных систем к отопительному сезону в здании по ул. в г. ему никто не давал, соответственно он этого и не делал. С кем были договорные отношения у ООО « по выполнению комплекса работ по подготовке инженерных систем к отопительному сезону пояснить не смог. Со слов М , смету на производство работ составлял он лично, без какого-либо участия Филиала; был произведен расчет, но в какой форме М ему не говорил.

Из показаний свидетеля Г в судебном заседании следует что всеми вопросами по подготовке инженерных систем к отопительному сезону в здании по ул. в г. занимался его работник М каких-либо денег на расчетный счет ООО « с

расчетного счета ФГУП « » никогда не поступало. Об участии в организации работ В ему ничего не известно.

Из показаний свидетеля М в судебном заседании следует, что осенью 2007 года при подготовке инженерных систем к отопительному сезону в здании по ул. 1 в г. они провели работы всего на

рублей. Кто составлял смету на данные работы, он не знает. От представителя ФГУП « » В он никаких договоров или документов не получал, но ему известно, что ФГУП рассчитался с ООО « , о чем ему сказал Г Доводы Русаковой И.В. о том, что она с предъявленным обвинением не согласна, и указанных преступлений не совершала, суд,по мнению адвоката необоснованно посчитал способом защиты.

Адвокат считает, что в ходе предварительного расследования, и при рассмотрении дела в суде были нарушены права Русаковой И.В предусмотренные ст. 88 УПК РФ , п.2 ч.1 ст.6 УПК РФ, п.4 ч.2 ст. 171 УПК РФ в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должно быть описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с пунктами 1- 4 части первой статьи 73 УПК. Доводы Русаковой о невиновности не опровергнуты стороной обвинения, хотя подтверждаются допрошенными в ходе судебного заседания свидетелями, исследованными материалами уголовного дела.

Поэтому адвокат считает, что вина Русаковой И.В. в совершении преступления не доказанный факт, а предположения стороны обвинения принятые судом.Кроме того, суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда.Являясь номинально учредителем и директором ООО « », к хозяйственной деятельности организации Русакова И.В отношения не имела, периодически готовила, и направляла отчетность в налоговый орган, подписывала предоставленные ей документы,о чем свидетельствует, что в ходе предварительного следствия компьютер Русаковой И.В. изымался, но был возвращен, т.к. он не содержит информации касающейся данного дела, в налоговом деле ООО « », состоящем из 264 листов, подписи Русаковой И.В. оказались лишь на 10 листах Согласно выписки ООО « »-135 листов, более 1600 финансовых операций, (вещ.док-ва (кор.1)). Контрагентами ООО «»

были крупнейшие налогоплательщики города и области. Но никаких претензий с их стороны не было. Поэтому Русаковой И.В. и был сделан вывод, что ООО « » вела законную деятельность. Из опрошенных свидетелей, Русакову И.В. никто не опознал, как директора ООО « ». Расчетный счет ООО « » Русакова И.В не контролировала. Такая услуга, как удаленный доступ к расчетному счету в ООО « », не была подключена. Ни одного платежного поручения с подписью Русаковой ИВ., в оглашенных материалах дела нет. При оформлении дебетовой карты в в графе место работы Русакова И.В. указала - бухгалтер ООО . Из копии решения №2 учредителя ООО « и приказа №1 от 1.12.2006 года следует, что учредитель Строкова (Русакова) И.В освободила себя от должности директора ООО «»

и назначила директором данного общества Т (т-100 л.д.218-219, 203). Тогда зачем ей подписывать от своего имени договор на оказание возмездных слуг от 4.09.2007 г. на выполнение работ по подготовке инженерных систем здания по ул. в г. к отопительному сезону, и иные документы? О решении №2 Русакова И.В узнала в ходе ознакомления с материалами уголовного дела.С документами по сделке - выполнение работ по подготовке инженерных систем здания по ул. в г Русакова И.В. ознакомилась на предварительном следствии. О том, что 26.09.2007 года ООО «»

перечислило на расчетный счет ООО « рублей в качестве оплаты по договору от 4.09.2007 год за услуги, Русакова И.В. узнала в ходе ознакомления с материалами уголовного дела. Если бы она знала о сделке от 4.09.2007 года то данный факт, опровергающий ее виновность, был бы заявлен Русаковой И.В. с первых ее допросов. Если Русакова И.В., по мнению суда действительно была вовлечена в организованную преступную группу невозможно объяснить тот факт, что ООО «»

был заключен только один договор аутсорсинга с ФГУП « » по СФО.Квалифицирующий признак мошенничества, как с ое лицом с использованием своего служебного положения отсутствует,^ к. в интеллектуальный элемент умысла, должно входить осознание факта использования соответствующим субъектом своих служебных полномочий, его влияния исходя из значимости и авторитета занимаемой должности на других лиц в целях совершения определенных действий в интересах организованной группы.

Адвокат просит обвинительный приговор в отношении Русаковой И В отменить, вынести в ее отношении оправдательный приговор.

На апелляционное представление принесены возражения:

Адвокат Зубачев М.Н. в защиту оправданной Тимошенко И.Н. полагает что приговор суда в отношении Тимошенко Н.Н. не подлежит отмене, а апелляционное представление удовлетворению .Просит приговор в части оправдания Тимошенко Н Н оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя без удовлетворения.

Адвокат Черкасов Г.Х. в защиту Устиновой О.В. с представлением не согласен.Просит в апелляционном представлении отказать.

Адвокат Патерик А.О. в защиту оправданной Гордеевой О.А возражает на доводы представления.

Адвокат Данильченко В.Н. в защиту Устиновой О.В. просит апелляционное представление оставить без удовлетворения.

Адвокат Данилин Ю.К. в защиту Русаковой И.В. считает, что нет законных оснований передавать уголовное дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции. С дополнениями к апелляционному представлению не согласен, поскольку доказательств вины стороной обвинения предоставлено не было, доводы представления не основаны на положениях ст.30З УПК РФ,считает необоснованной ссылку на показания эксперта Н и просьбу о назначении более сурового наказания без применения положений ст.73 УК РФ. В дополнениях к возражениям обращает внимание на состояние здоровья Русаковой И.В.

Адвокат Зубачев М.Н. в защиту оправданной Тимошенко Н.Н полагает, что приговор суда в отношении Тимошенко Н.Н. не подлежит отмене, а апелляционное представление не подлежит удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены приговора по доводам в них изложенным.

Дело судом рассмотрено с соблюдением принципа состязательности сторон, предусмотренного ст. 15 УПК РФ. Судом созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Все доказательства представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты исследованы. Заявленные сторонами ходатайства разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, принятые судом по ходатайствам решения мотивированы и аргументированы.

Все доводы осужденных и защиты о невиновности в преступлениях проверялись судом первой инстанции, результаты проверки отражены в приговоре с указанием мотивов принятых решений.

Судебная коллегия, проверив аналогичные доводы, приведенные в жалобах и в ходе рассмотрения дела в апелляционном порядке, также приходит к выводу о том, что они полностью опровергаются исследованными судом и изложенными в приговоре достоверными и допустимыми доказательствами, которые не содержат существенных противоречий и согласуются между собой.

Суд привел в приговоре мотивы, по которым он принял вышеперечисленные доказательства в качестве допустимых и достоверных и отверг доводы осужденных в свою защиту. Все принятые судом решения по оценке доказательств основаны на законе и материалах дела. Не устраненных существенных противоречий в исследованных судом доказательствах сомнений в виновности осужденных, требующих истолкования их в пользу последних , судебной коллегией по делу не установлено.

В судебном заседании исследованы все существенные для дела доказательства, представленные сторонами, все заявленные сторонами ходатайства, разрешены судом в соответствии с требованиями закона принятые по этим ходатайствам решения суда достаточно мотивированы и являются правильными.

Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов стороне защиты и обвинения в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Приговор вынесен с соблюдением требований уголовно процессуального закона, нарушений требований ст. 252 УПК РФ при описании преступных деяний судом не допущено.

При таких обстоятельствах, вопреки доводам апелляционного представления и апелляционных жалоб, судебная коллегия считает, что фактические обстоятельства дела судом установлены правильно и им дана надлежащая юридическая оценка.

Согласно требованиям закона каждое из доказательств, положенное в обоснование приговора оценено с точки зрения относимости, допустимости достоверности, а все собранные доказательства в совокупности достаточности для разрешения уголовного дела, в связи с чем, доводы апелляционного представления и апелляционных жалоб о нарушениях судом уголовно-процессуального закона безосновательны.

Не усматривает судебная коллегия оснований согласиться с доводами апелляционного представления об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст.389.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора в апелляционном порядке являются несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции существенное нарушение уголовно-процессуального закона; неправильное применение уголовного закона; несправедливость приговора;выявление обстоятельств, указанных в части первой и пункте 1 части первой.2 статьи 237 настоящего Кодекса.

Приговор ,согласно ст. 389.16 УПК РФ ,признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если: выводы суда не подтверждаются доказательствами рассмотренными в судебном заседании;суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда; в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие;выводы суда, изложенные в приговоре содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или на определение меры наказания.

Несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

Проверив материалы дела, судебная коллегия приходит к выводу о том что в апелляционном представлении не приведено обстоятельств свидетельствующих о наличии обстоятельств, предусмотренных вышеуказанными статьями уголовно- процессуального закона, влекущих отмену приговора.

Описательно-мотивировочная часть приговора содержит описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления; доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Содержащиеся в апелляционном представлении ссылки на неточность указания времени вхождения в состав организованной группы Гончарова Устинова, Вашнева; употребление словосочетания «преступное сообщество» при описании преступного деяния, совершенного организованной группой с учетом того обстоятельства, что именно за такие действия вышеуказанные лица были осуждены, указание в приговоре при квалификации действий осужденных как хищения государственного имущества путем обмана и злоупотребления доверием (без альтернативно);неточности при указании штрафа Гончарову (цифрами указано - 70000, прописано - 70 рублей, цифрами указано - 50000, прописью пятьдесят рублей) и Вашневу (цифрами указано - 70000, прописью - 70 рублей)с учетом содержания диспозиции уголовного закона о размерах штрафа и то, что судом необоснованно, оставлен без рассмотрения гражданский иск, заявленный представителем ФГУП « », не являются в силу положений ст.389.17 УПК РФ существенными нарушениями уголовно-процессуального закона и с учетом положений ст.389.15 УПК РФ не влекут отмену приговора, поскольку не ставят под сомнение выводы суда по существу дела и в части оценки доказательств.

Неясности в приговоре, возникающие при его исполнении могут быть устранены судом, постановившим приговор ,при его исполнении в порядке ст.ст.396,397 УПК РФ.

Довод апелляционного представления о том, что суд неправильно установил время событий (когда Гончаров был вовлечен в организованную преступную группу ,когда Устинов и Вашнев вошли в состав организованной преступной группы ) ,указав иные временные периоды, чем в обвинительном заключении не может быть признан основанием к отмене приговора, поскольку установленные в приговоре судом даты указанных событий не выходят за рамки периодов предъявленного обвинения и на правильное разрешение дела не влияют.

Вопреки доводам апелляционного представления об отсутствии в деле показаний свидетелей С Н , Г К на которые сослался суд, такие показания в материалах дела имеются, а изложение их в приговоре - соответствует существу их показаний.

Так, в т . 13 на л.д. 245-246 имеется допрос свидетеля С (в приговоре указан как С Показания С оглашены в судебном заседании 4 июля 2013 года (том 209 л.д. 157).

Показания Н оглашены в судебном заседании 23 мая 2013 года (том 209 л.д. 84).В томе 7 на листах дела 158-159 имеется протокол допрос свидетеля Н (в приговоре указана как Н

В томе 133 на листах дела 85-89 имеется допрос свидетеля К (в приговоре указана как К Показания К оглашены в судебном заседании 24 сентября 2013 года (том 211 л.д. 32).

Г (в приговоре указан как Г был допрошен в судебном заседании 2 июля 2013 года (том 209 л.д. 145-147).

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу о том, что имеет место техническая ошибка, связанная с неправильным написанием фамилии свидетелей, в приговоре показания свидетелей изложены в соответствии с содержанием протоколов допросов, расположенных в томах и на листах дела, указанных судом.

При этом неточное указание в приговоре фамилий свидетелей не затрагивает существо их показаний и выводов суда, сомнений в соответствии изложенного в приговоре самим показаниям, исследованным и полученным в ходе судебного разбирательства судебная коллегия не усматривает.

Вопреки доводам апелляционного представления, показания свидетеля Л оглашались в судебном заседании 18 июля 2013 года (том 209 л.д. 173). Как следует из протокола судебного заседания (и соответствует материалам дела), показания Л находятся в т. 9 лд. 216-217.

То обстоятельство, что в приговоре имеется ссылка на лд. 229-230 ,а не лд. 216-217, также не влияет на существо сделанных судом выводов поскольку показания Л изложены в приговоре в соответствии с материалами дела, а техническая ошибка в указании нумерации листов дела не ставит под сомнение существо изложения показаний свидетеля и факта их исследования.

Ссылка в апелляционном представлении на показания в суде эксперта Н не может быть признана убедительной, поскольку в апелляционном представлении его показания изложены неточно и не содержат тех обстоятельству которых указывается в представлении.

Как следует из протокола судебного заседания(лд. 184-190 т. 214), эксперт, отвечая на вопрос государственного обвинителя :«Возможно ли и какие должны быть условия, чтобы из ООО « » денежные средства были перечислены на карты физических лиц за два дня?»,показал:«Я могу только анализировать цифры, а если говорить о моем личном мнении, то это могло произойти, если денежные средства перечислялись с помощью системы «интернет-банк», и всем организациям должно быть известно, какая сумма должна перечисляться, либо это определенное стечение обстоятельств».

При таких данных ссылка в апелляционном представлении на показания эксперта несостоятельна, поэтому доводы о том, что суд не изложил и не проанализировал в приговоре показания эксперта, имеющие значение для выводов о виновности лиц, привлекавшихся к ответственности по настоящему делу, необоснованны.

Доводы апелляционного представления о том, что суд неправильно оценил представленные стороной обвинения доказательства и незаконно оправдал подсудимых по ч. 3 ст. 210 УК РФ, также нельзя признать убедительными.

В описательно-мотивировочной части приговора содержится изложение мотивов, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения в обоснование выводов о виновности вышеуказанных лиц поч.Зст.210УКРФ.

Проанализировав и оценив исследованные в судебном заседании доказательства, а также проанализировав нормы уголовного права, суд пришел к правильному выводу о том, что обвинение в отношении Гончарова Е.В. в руководстве преступным сообществом, в отношении Тимошенко Н.Н. и Устиновой О.В. в руководстве структурными подразделениями преступного сообщества, а также участие Гордеевой О.А., Вашнева В.И., Устинова В С , Русаковой И.В. в преступном сообществе (преступной организации), не нашло достаточного подтверждения.

Как правильно указал суд в приговоре, по смыслу закона под преступным сообществом ( преступной организацией) понимается структурно оформленная преступная группа, которая помимо присущих организованной группе признаков, характеризуется сплоченностью и создана для совершения одного или нескольких тяжких и особо тяжких преступлений.

Признаками как организованной группы, так и преступного сообщества ( преступной организации) являются группа лиц и устойчивость, но отличие преступного сообщества( преступной организации) от организованной группы состоит в степени организованности, которая достигает своего высшего показателя.

Таким образом, преступное сообщество ( преступная организация предполагает наличие обязательных признаков - сплоченность и организованность.

По смыслу закона под сплоченностью понимается наличие у членов организации общих целей, намерений, превращающих преступное сообщество в единое целое, наличие устоявшихся связей, организационно управленческих структур, финансовой базы, единой кассы из взносов от преступной деятельности, конспирации, иерархии подчинения, единых и жестких правил взаимоотношений и поведения с санкциями за нарушение неписанного става сообщества. Признаки организованности - четкое распределение функций между соучастниками, тщательное планирование преступной деятельности, наличие внутренней жесткой дисциплины.

Однако достаточных оснований и доказательств для вывода о бесспорном наличии в этих обязательных признаков, присущих преступному сообществу, стороной обвинения не представлено.

Доводы Гончарова о том, что он не руководил преступным сообществом, не координировал действий других лиц по хищению денег, не получал за это какого -либо вознаграждения, а также доводы Гордеевой О.А., Русаковой И.В., Устинова В С , Вашнева В.И. о том, что они ни в каком преступном сообществе не состояли, доводы Тимошенко Н.Н. и Устиновой О.В. о том, что они не руководили структурными подразделениями преступного сообщества, как правильно суд указал в приговоре, стороной обвинения не были в ходе судебного разбирательства опровергнуты.

Стороной обвинения не приведено доказательств осознания исключительно всеми подсудимыми их осведомленности о наличии какого либо преступного сообщества, своей принадлежности к данному сообществу структуре преступного сообщества, масштаба совместной преступной деятельности, едином умысле на совершение преступлений.

Указание в обвинении о наличии трех структурных подразделений под руководством Тимошенко Н.Н. и Устиновой О.В. под общим руководством Гончарова Е.В., то есть о наличии организационно -управленческих структур, а также указание в обвинение о наличии между подсудимыми жесткой внутренней дисциплины, установленных правил взаимоотношения и поведения, долгосрочным планированием преступных действий, круговой порукой и конспирацией преступной деятельности, а также о наличие общей материально-финансовой базы, образованной от преступной деятельности не нашло своего подтверждения.

Сам по себе факт родственных отношений Устиновой О.В., Устинова ВС. с одним из неустановленных лиц, являвшимся одним из руководителей преступного сообщества, а также то , что Гордеева О.А., Тимошенко Н.Н ранее работали совместно с неустановленными лицами на разных должностях в различных организациях, не является бесспорным доказательством сплоченности участников преступного сообщества поскольку каких-либо доказательств, того, что помимо совместной работы участники сообщества имели между собой какие -либо постоянные доверительные отношения или постоянные совместные времяпрепровождением, стороной обвинения не предоставлено.

Не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства и указанные органами следствия в обвинительном заключении такие постоянные функции Гончарова Е.В. как осуществление общего руководства преступным сообществом, координация действий его участников.

При таких обстоятельствах ,суд правильно указал в приговоре, что выводы органов следствия о создании преступного сообщества для совершения на территории Сибирского федерального округа для совершения хищения денег, принадлежащих федеральному государственному унитарному предприятию «

( ФГУП « »), являются предположительными и не могут быть положены в основу приговора.

Оспаривая решение суда по оправданию всех подсудимых по ч.З ст.210 УК РФ, государственный обвинитель в представлении ссылается на показания осужденного Вашнева В.И. о том, что все подсудимые подчинялись Б и М и исполняли все их указания беспрекословно.

Однако, такую ссылку в апелляционном представлении нельзя признать основанной на материалах дела.

Как следует из протокола допроса Вашнева, (т. 155 л.д. 232-235). исследованного в судебном заседании в связи с его отказом от дачи показаний в судебном заседании «Из описанного им случая он сделал вывод что М , Гордеева, Тимошенко и Б это одна команда. Старшим в команде, безусловным лидером являлся Б он отдавал всем указанным лицам распоряжения о подготовке той или иной информации либо о выполнении конкретного действия. Все перечисленные им лица, в том числе и он всегда точно и безоговорочно выполняли все указания Б при этом отказаться от исполнения указаний никто не мог»

Как правильно указал суд в приговоре, это обстоятельство бесспорно свидетельствует лишь о характере трудовых взаимоотношений руководителей и подчиненных, а не о сложившейся иерархии участников преступного сообщества (преступной организации).

Кроме того из показаний Вашнева следует, что «до его трудоустройства в ООО ОП « » он не был знаком с Б М и Тимошенко и всеми остальными участниками преступного сообщества» (том 156 л.д. 240-243).

В суде Вашнев отказался от дачи показаний, при этом заявил, что поддерживает все свои показания, кроме тех, которые касаются ч. 3 ст. 210 УК РФ (л.д. 70 том 214).

Наличие умысла у всех привлекавшихся к ответственности по делу лиц на хищение денежных средств, как об этом указано в апелляционном представлении, бесспорно не свидетельствует о наличии преступного сообщества, поскольку такую цель предусматривают все преступления против собственности.

Утверждение государственного обвинителя, что помимо общей цели хищение денежных средств, некоторых подсудимых связывали личные и родственные отношения, также бесспорно не свидетельствует о наличии признаков преступного сообщества.

Достаточных доказательств наличия общей кассы и финансирование членов преступного сообщества из нее, не имеется и в представлении не приведено.

Как видно из показаний Вашнева, на показания которого, как на доказательство преступного сообщества, ссылается в апелляционном представлении государственный обвинитель:«За период его работы в вышеуказанных охранных предприятиях он получал вознаграждение только в виде заработной платы в размере тыс. в ООО ОП « », тыс рублей в 0 0 0 ОП « » тыс. руб. в 0 0 0 ОП « т», тыс. руб. в 0 0 0 ОП « », никаких премий у него не было» (т. 155 л.д. 29-34). Аналогичные показания им даны при допросе (т. 156 лд. 240- 243).

Из показаний Вашнева проанализированных в приговоре и приведенных в представлении, нельзя сделать и бесспорный вывод об общем тщательном планировании деятельности преступного сообщества, и о его сплоченности ,а сама по себе длительность преступного деяния не свидетельствует о деятельности именно преступного сообщества.

Таким образом, анализ показаний Вашнева ,на которые имеется ссылка в представлении, и других доказательств позволил суду обоснованно придти к выводу об отсутствии каких бы то ни было оснований для утверждения о наличии в действиях Устиновой и других лиц состава преступления, предусмотренного ст.210 УК РФ.

При этом судебная коллегия отмечает, что в апелляционном представлении не приведено каких-либо обстоятельств, которые суд не принял во внимание

Доводы апелляционного представления о том, что суд в приговоре не указал причин, по которым он признал недостоверными показания Вашнева в части уличающей Тимошенко в совершении преступлений, нельзя признать убедительными, поскольку в описательно-мотивировочной части приговора(л. 174-175) суд подробно изложил мотивы оценки показаний Вашнева в совокупности с другими представленными стороной обвинения доказательствами указал, в какой части признает их достоверными,а в какой части находит их не подтвержденными иными доказательствами по делу, в связи с чем не может положить их в обоснование приговора.

Показания Вашнева не могли быть положены в основу обвинительного приговора в отношении Тимошенко, поскольку данные показания, как обоснованно указал суд в приговоре, не подтверждаются совокупностью исследованных других доказательств.

Вопреки доводам апелляционного представления, суд в приговоре дал надлежащую оценку и показаниям свидетеля Ч , который являлся заместителем Вашнева на протяжении длительного времени

Из показаний свидетеля Ч в судебном заседании следует,что

он не смог указать источник своей осведомленности относительно близких доверительных отношений между М Тимошенко и Гордеевой никаких достаточных данных о наличии между ними близких доверительных отношений не привел,указав лишь, что «...однажды видел их выходящими вместе из здания один раз видел как они вместе ели торт Кроме того, Ч не указал источник известной ему информация о том что «..Тимошенко обладала всей информацией по работе охранных предприятий и держала под своим контролем, все финансовые вопросы связанные с их деятельностью...», о чем он показывал при допросе на предварительном следствии.

В судебном заседании он пояснил, что Тимошенко выполняла только функции бухгалтера все объекты ОП « » реально охранялись (об этом ему говорил Вашнев).

Все вышеуказанные факты проанализированы судом в приговоре и им дана соответствующая правильная оценка.

В апелляционном представлении не приведено каких-либо не принятых во внимание судом доказательств, которые содержали бы данные свидетельствующие о наличии при знаков преступного сообщества, и могли поставить под сомнение выводы суда в этой части.

При таких обстоятельствах доводы апелляционного представления о необоснованности оправдания подсудимых по ч. 3 ст. 210 УК РФ нельзя признать убедительными.

Нельзя согласиться и с доводами апелляционного представления о том что основанием к отмене приговора является то обстоятельство, что судом отвергнуты представленные стороной обвинения доказательства и не дана оценка показаниями 196 свидетелей.

В приговоре приведена совокупность доказательств, на основании которых судом был вынесен приговор по настоящему делу.

Перечисление в апелляционном представлении фамилий 196 свидетелей и довод государственного обвинителя о том, что суд их показания не оценил, не может быть признано основанием к отмене приговора, поскольку представление не содержит ссылок на конкретные показания свидетелей, которым суд не дал оценки и не указано, для выяснения каких обстоятельств перечисленные свидетели необходимы, на какие выводы суда их показания могли повлиять либо повлияли и не содержится обоснования необходимости изложения и анализа показаний перечисленных в представлении свидетелей, в приговоре.

Излагая показания свидетелей С и Г в апелляционном представлении, государственный обвинитель не мотивировал и не обосновал доводы о том, отсутствие показаний этих лиц в приговоре каким-либо образом повлияло на выводы суда и не привел обстоятельств подлежащих доказыванию, которые подлежат установлению на основании показаний данных лиц.

Показания С К и Н государственным обвинителем приведены в списке 196 свидетелей, которые суд не оценил Однако, вопреки доводам апелляционного представления, суд привел показания этих лиц в приговоре и дал им оценку, допустив лишь технические ошибки в написании их фамилий,о чем указано выше.

Выводы суда о недоказанности участия Устиновой при изготовлении договоров аутсорсинга также основаны на анализе совокупности приведенных в приговоре доказательств ,а доводы государственного обвинителя в представлении о несогласии с таким решением суда не могут быть признаны убедительными.

Доводы государственного обвинителя в апелляционном представлении о причастности Устиновой О.В. к изготовлению договоров аутсорсинга и необоснованно исключении данных фактов из ее обвинения, несостоятельны.

Вопреки утверждениям государственного обвинителя из показаний Д и К , изложенных в приговоре (л.п. 167),не следует бесспорный вывод о том, что информацию для изготовления указанных договоров, приложений к договорам они получали от Устиновой.

В апелляционном представлении указано, что суд необоснованно исключил из обвинения Устиновой О.В, утверждение о том, что под ее руководством и при ее непосредственном участии изготавливались договоры аутсорсинга.

При этом государственный обвинитель ссылается на показания свидетелей Д , К , Б ,(л.п. 167) которые по ее мнению, уличают Устинову в том, что суд посчитал необходимым исключить из обвинения осужденной. Государственный обвинитель полагает, что суд пришел к взаимоисключающим выводам.

Однако, с такими доводами согласиться нельзя, поскольку содержание и оценка показаний свидетелей, на которые имеется ссылка в апелляционном представления приведены в описательно- мотивировочной части приговора при оценке судом показаний Устиновой О.В. в части обвинения, по которому суд признал ее виновной.

При этом в приведенных в представлении показаниях указывается об информированности Устиновой О.В. по выполнению договоров аутсорсинга и ее контроле в этой части.

Доводы апелляционного представления о необоснованности оправдания Гордеевой, Гончарова и Тимошенко по хищению по договору с ООО « » ,судебная коллегия не может признать обоснованными.

Как следует из приговора,указанным лицам предъявлено обвинение в том, в октябре 2008 года Гордеева, Тимошенко, Устинов ВС. и неустановленные лица под руководством Гончарова и других лиц изготовили подложный договор от 01 ноября 2008 года с приложениями на комплексное обслуживание, который от филиала ФГУП подписал Б а от лица ООО « - Гордеева, которая являлась директором. После этого, Б предоставил заведомо ложные сведения об организации ООО « », а также копию договора с приложениями в ФГУП « ».

4 февраля 2009 года 100% доли уставного капитала ООО приобрел Б и своим решением № 2 от 4 февраля 2009 года назначил себя директором ООО « », а фактически контроль над данной организацией сохранили Гордеева и бухгалтер Тимошенко.

При этом , Гончарову, Гордеевой, Тимошенко и другим неустановленным лицам было достоверно известно, что объекты недвижимости расположенные по ул. переданы в аренду другим организациям, в связи с чем отсутствовала какая то необходимость в привлечении ООО « для оказания услуг, у которого отсутствовала какая- либо материальная -техническая база, что позволило бы исполнять условия договора.

В период действия договора Устинов ВС. совместно с другим лицом, в целях создания видимости выполнения работ со стороны «транзита прибывал на объекты, представляясь руководителем данной организации вступал в контакт с обслуживающим персоналом и работниками организаций -арендаторов.

В период с ноября 2008 года по ноябрь 2009 года слуги по данному договору объектов недвижимости, ООО « не выполнял.

Несмотря на это неустановленные лица в период с ноября 2008 года до ноября 2009 года ежемесячно изготавливали заведомо подложные акты о выполнении работ, которые подписывались Гончаровым со стороны филиала ФГУП « с ноября 2008 по январь 2009 года Гордеевой, а с февраля 2009 года до ноября 2009 года Б не осведомленным о совершаемом преступлении.

После подписания актов выполненных работ сотрудники бухгалтерии филиала ФГУП « в период с ноября 2008 года по ноябрь 2009 года перечислили деньги в сумме рублей, то есть в особо крупном размере, на счета ООО « ».

Проанализировав все представленные стороной обвинения доказательства, суд пришел к правильному выводу о том, что стороной обвинения не представлено достаточных и бесспорных доказательств того что договор на комплексное облуживания складского комплекса по ул.

в гор. заключенный между Филиалом ФГУП « » и ООО « являлся фиктивным, и в период с ноября 2008 года по ноябрь 2009 года на расчетный счет ООО « » с целью хищения были переведены деньги в сумме рублей, то есть в особо крупном размере.

Гончаров в судебном заседании отрицал свою причастность к руководству при изготовлении договора от 4 сентября 2008 года и к дальнейшему хищению денег.

Гордеева в судебном заседании показала, что в конце 2008 года она продала ООО « и поскольку шло переоформление документов и Б не имел право подписи, она, как еще директор, подписала договор с филиалом ФГУП « и акты выполненных работ, а также из документов видела, что ООО « имел штат сотрудников, уплачивал налоги и заработную плату, выполнял работу по содержанию помещений на ул.

Кроме того суд проанализировал и показания подсудимых, данные ими на стадии расследования дела.

При допросе в качестве подозреваемой 25 июня 2010 года Гордеева показывала, что летом 2008 года она организовала ООО « », чтобы заняться бизнесом. В конце 2008 года она сообщила ранее не знакомому Б , что может продать данную организацию и примерно через 10 дней к ней пришел незнакомый мужчина, который заниматься внесением изменений в учредительные документы. В ноябре 2008 года она, по просьбе данного мужчины, подписала договор на комплексное обслуживание между ООО « » и филиалом ФГУП « », так как документы о перерегистрации не были готовы. После этого, она, возможно, подписывала какие-то акты, так как была уверена, что работы выполняются, об этом она также слышала от работников филиала ФГУП « ». Последний раз она проводила банковские операции по ООО « » в январе 20009 года В январе 2009 года к ней обратилась Тимошенко, являющаяся бухгалтером ООО « », с просьбой снять с расчетного счета ООО деньги, пояснив, что данные деньги нужны для выплаты зарплаты. Она согласилась и сняла два раза деньги в сумме по рублей. По ведомости о начислении зарплаты она видела, что в штате ООО « » имеются сотрудники

При дополнительных допросах в качестве обвиняемой Гордеева показывала, что в период с ноября 2008 года по январь 2009 года она подписывала акты выполненных работ ООО « ». В ноябре 2009 года она в комнате № по ул. в гор. обнаружила документы имеющие отношении к ООО « », о чем рассказала следователю , обнаружив в комнате документы ООО « », она поняла что в 2008 -2009 годах организация реально работала, так как из документов следовало, что ООО « имел штат сотрудников, уплачивал налоги заработную плату, фактически выполнял работы по содержанию помещений на ул. .

Устинов В С . в судебном заседании показал, что М обещала ему должность директора ООО « » и, по ее указанию, он ездил на ул.

где встречался с работниками и арендаторами, но трудоустроен в данное предприятие не был и каких-либо документов не подписывал.

Тимошенко в судебном заседании показала, что она работала бухгалтером в ООО « » и по документам видела, что в данном предприятии имелись работники, которым выдавалась зарплата, что приобретались материалы и на территории по ул проводились работы.

Доводы Тимошенко, Устинова, Гордеевой о существовании ООО « » и о выполнении данной организацией работ по комплексному обслуживанию складского комплекса, подтверждены показаниями свидетелей Б , Б о том, что на территории складского комплекса действовали управляющая компания ООО показаниями свидетелей Ф ,С о том, что они устраивались на работу в ООО « », которое занималась обслуживанием складского комплекса на ул. производило ремонт помещений устраняло аварии, и они получали заработную плату за свой труд.

Показаниями свидетелей Н , Ч , К ,К К Б ,К Б К установлено что на территории складского комплекса проводились работы по обслуживанию территории и они знали, что старшим на данной территории является Ф

Таким образом судом были исследованы и проанализированы и оценены все доказательства, которые были положены в основу обвинения подсудимых и приведены в обвинительном заключении и стороной обвинения в судебном заседании.

Суд, учитывая требования закона о том, что неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого, пришел к обоснованному выводу о том, что вышеуказанные доказательства не являются достаточным основанием для признания Гончарова, Гордеевой Тимошенко, Устинова В С . виновными в предъявленном ему обвинению по данному эпизоду и правильно исключил это обвинение за отсутствием в их действиях состава преступления.

То обстоятельство, что арендаторы складского комплекса воспринимали Ф как представителя ФГУП « не опровергает доводов вышеуказанных лиц, поскольку, как следует из показаний свидетелей Н , Ч К К К ,Б ,К Б ,К , они заключали договора аренды с ФГУП « » и о том, какие именно работники выполняют работы по обслуживании административного здания и территории по ул. , не знали, что также подтверждается и показаниями свидетеля Б о том, что с появлением управляющей компании на данном объекте, жалоб от арендаторов стало меньше.

Что касается доводов апелляционного представления о том, что «в приговоре суд не привел и не дал оценку всем доказательствам вины Гордеевой, Тимошенко, Устиновых и Гончарова в хищении денежных средств по фиктивному договору от 01.11.2008 на комплексное обслуживание зданий и сооружений, расположенных по адресу г.,

ул. заключенного между ФГУП по СФО и ООО « », а перечисленным доказательствам дал неправильную юридическую оценку», то в части обвинения Устиновой О.В государственный обвинитель по этому договору отказался от обвинения и этот отказ судом был принят.

Вопреки доводам апелляционного представления, суд обоснованно не давал оценку показаниям свидетеля К по обстоятельствам исполнения договора между ФГУП « по СФО и ООО т. 22 лд. 123-127),на которые имеется ссылка в представлении, поскольку в судебном заседании эти показания не оглашались, а по ходатайству государственного обвинителя были оглашены иные показания этого свидетеля(тт. 16, 17 и 142 ,л.д. 285-291 т. 210, л.д. 1-24 т. 211).

Что касается ссылок в апелляционном представлении на показания свидетелей К Л К иК то они не относимы к исполнению договора между ФГУП « и ООО «

Показания свидетелей К Л К и К не доказывает существо обвинения по исполнению договора между ФГУП « » и ООО « »

Ссылки на показания свидетелей К Л К К как на то, что «При этом установлено, что Гордеева, Тимошенко, Устинова совершали преступления в составе преступного сообщества (т. ПО л.д. 12) неубедительны, поскольку обвинению по регистрации объекта недвижимости г. , й

которое отношения к событиям по ООО « Устиновой в этой части прокурор отказался.

Таким образом, доводы государственного обвинителя о том, что показания вышеуказанных свидетелей могли повлиять на выводы суда, не убедительны.

Утверждение государственного обвинителя о том, что показания С К И иУ ( )

также подтверждают обвинение, не мотивировано ,и государственным обвинителем не указано в апелляционном представлении, в чем именно они подтверждают обвинение и в какой части.

Свидетели К Б Ч М,

К К В., К С К.,

Б Н давали показания об обслуживании внутри арендованного ими имущества. Их показания подробно изложены и и проанализированы судом в приговоре(л.п. 192-198)

В обоснование своей позиции о несогласии с выводами суда в этой части обвинения государственный обвинитель приводит в апелляционном представлении лишь показания этих свидетелей данных ими в ходе предварительного следствия.

Однако, выводы суда в части оценки показаний свидетелей, основаны на исследовании их показаний, как в ходе расследования дела так и в судебном заседании, надлежаще мотивированы ,а поэтому не согласиться с ними оснований не имеется.

Все вышеуказанные показания свидетелей изложены проанализированы и оценены судом в приговоре (л.п. 193- 196),каких-либо новых данных в апелляционном представлении не приведено.

Исследованные в судебном заседании доказательства свидетельствуют о наличии в штате ООО « достаточного количества работников, чтобы исполнять обязательства по договору, о расходах, которые несла организация при исполнении условий договора на обслуживание (вывоз мусора, ремонт крыши административного здания покупка необходимых всевозможных материалов, инвентаря и т.д.).

Доводы обвинения о том, что в штате ООО « состояло не более 10 человек и указанные лица не имели возможности осуществить обслуживание всей территории несостоятельны, поскольку из исследованных в судебном заседании документов ООО « », выданных Тимошенко Н.Н., к исполнению договорных обязанностей привлекались различные подрядные организации.

Таким образом доводы апелляционного представления по этим обстоятельствам являются несостоятельными и противоречащими материалам дела.

Доводы апелляционного представления о необоснованном оправдании Гордеевой, Тимошенко, Русаковой, Гончарова в части легализации похищенных денежных средств, а Гордеевой и в хищении денежных средств Необоснованны.

В приговоре в соответствии с требованиями закона изложены обстоятельства предъявленного подсудимым обвинения,из которых усматривается, что Гордеева, как бухгалтер ООО « », Тимошенко, как бухгалтер ООО 0 0 « » и ООО ОП « », и с августа 2007 года Русакова, как бухгалтер и директор ООО «»

под непосредственным руководством лица № 3 и под общим руководством лица № 1 и Гончарова, обвинялись в том,что совершили действия по легализации похищенных денег, при следующих обстоятельствах:

После поступления с расчетных счетов данных организаций денежных средств в общей сумме рублей, ранее похищенных у Предприятия, на расчетный счет ООО «Г », М и Гордеева О.А., действуя совместно и согласованно с Тимошенко Н.Н Русаковой И.В. и неустановленными лицами, под руководством Б

и Гончарова ЕВ., путем проведения финансовых операций с указанными денежными средствами, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами, в период с 29.03.2007 по 26.06.2008, погасили задолженность по договору кредитной линии № 56.Ф23/07 от 23.03.2007 с учетом банковских процентов в общей сумме рублей копеек.

Таким образом, Гордеева О.А., Русакова ИВ., Тимошенко Н.Н., а также неустановленные лица, под руководством М Б и Гончарова ЕВ., в составе(как указано в приговоре) преступного сообщества осуществлявшего преступную деятельность в форме структурированной организованной группы, с использованием своего служебного положения путем финансовых операций легализовали денежные средства в сумме

рублей, в крупном размере, похищенные у ФГУП «»,

придав правомерный вид владения, пользования и распоряжения указанными денежными средствами.

В обоснование вывода о виновности Тимошенко, Гордеевой, Русаковой в указанном преступлении органы следствия и сторона обвинения привели ряд доказательств, изложенных в обвинительном заключении.

Все эти доказательства, в частности, протоколы выемок документов сообщение из МРУ «Росфинмониторинга» о том, что Росфинмониторинг располагает сведениями о сомнительных финансовых операциях с денежными средствами совершенными с участием ООО ОП « », »,»,

ООО « », ООО « », ЗАО « », ООО « », ООО « УК « », выписки о движении денежных средств по расчетным счетам 0 0 « », 0 0 0 « », 0 0 0 « », ООО », 0 0 0 « » ,000 « », 0 0 0 « », ООО « , ООО « », ООО «»,

Р А Н,

С протоколы выемок в ОАО КБ « » документов послуживших основанием для открытия счетов К М Б Б З К В К С Р.,

Д Б Н Б С Ч заключения почерковедческих экспертиз о том, что подписи в документах от имени Б С,

В С Б З Ч Н Р С выполнены не Б не С не В , не С не Б не З не Ч не Н,

а другим лицом или решить вопрос кем выполнена подпись не представляется возможным , платежные поручения, выписки о движении денежных средств, документы, послужившие основанием открытия счета ООО « », заключения бухгалтерской экспертизы, показания свидетелей К Ч Д О , В , и других, вопреки доводам апелляционного представления были исследованы в судебном заседании подробно .изложены и оценены в приговоре ,в связи с чем нет оснований для вывода о том, что при решении вопроса об оправдании подсудимых судом не были приняты во внимание обстоятельства дела, имеющие существенное значение, на что указывается в апелляционном представлении.

Суд принял правильное решение об оправдании подсудимых по данному обвинению, приведя при этом в приговоре, вопреки доводам представления, совокупность доказательств, исследованных в судебном заседании, на основании которых пришел к такому выводу.

Суд в приговоре проанализировал доказательства, которые были представлены стороной обвинения в этой части.

Свой вывод о виновности в указанном преступлении Тимошенко и других органы следствия обосновывали, в частности, показаниями Вашнева о том, что летом 2007 года Тимошенко принесла ему на подпись договора на охрану объектов ФГУП « », осмотрев которые он понял, что ООО ОП « » не в состоянии выполнить их охрану, о чем он докладывал М . В дальнейшем Тимошенко стала приносить ему на подпись акты выполненных работ с субподрядчиками и остальные документы по данным договорам, требуя их подписать. Летом 2007 года Тимошенко принесла ему учредительные документы на ООО ОП « », а в апреле 2008 года Тимошенко принесла документы на регистрацию ООО ОП « »и ООО ОП « ». Затем именно Тимошенко приносила ему договоры по охране объектов ФГУП « », заключенные с « и « », по этому, он считает, что Тимошенко находилась в доверительных отношениях с М и Б знала все о движении денег и тщательно от него это скрывала, не предоставляя никаких отчетов.

Сама Тимошенко ,как следует из приговора и материалов дела, свою вину никогда не признавала и показывала, что в 2007 года от Вашнева ей стало известно, что ООО ОП « » будет заниматься охраной объектов ФГУП « » и именно Вашнев принес ей договора №№ 11-СФО, 12,-СФО„ 13 -СФО, 14 -СФО с приложениями, к изготовлению которых она не имела никакого отношения.

От Вашнева она знала, что вопросы охраны от ФГУП курировала М и в, ее присутствии, Вашнев никогда не говорил, что ООО ОП « » не в состоянии охранять данные объекты и что охрана будет фиктивной.

В связи с тем, что ООО ОП « » стало не рентабельным, Вашнев зарегистрировал ООО ОП « », а затем зарегистрировал ООО ОП и ООО ОП « » и делал это потому, что она, контролируя выручку видела, что данная сумма выходит за пределы упрощенного налогообложения, о чем говорила Вашневу, а тот принимал решения об открытии новых предприятий.

Кто заключал договора субподряда она не знает, но их приносил Вашнев и оснований сомневаться в их подлинности у нее не было. За время работы она выполняла свои обязанности, а именно начисляла зарплату оплачивала налоги, платила за коммунальные услуги и действиями Вашнева не руководила.

Проанализированы в приговоре вышеуказанные договоры на оказание охранных услуг, подписанные Б и Вашневым, акты выполненных работ подписанные Б Гончаровым с одной стороны и Вашневым Ч с другой стороны, протоколы осмотров объектов, подлежащих охранею

Также приведены в приговоре и показания свидетелей М А о том, что они по указанию руководства Филиала ФГУП «»

заключали договора охраны с ООО ОП « », а затем приступали к охране объектов, показания свидетеля С о том, что по предложению Б она заключала договора охраны с ООО ОП « ».

Как обоснованно указал суд в приговоре, эти представленные стороной обвинения доказательства не свидетельствуют о том, что Тимошенко принимала участие в составлении фиктивных договоров охраны а также принимала участие в изготовлении или под ее руководством изготавливались какие-либо договора и акты выполненных работ.

Из показаний свидетеля Ч вопреки доводам представления надлежаще, как уже указывалось выше проанализированных и оцененных в приговоре, следует, что бухгалтером в ООО ОП « » являлась Тимошенко, которая занималась составлением ведомостей, начислением зарплаты, и он не видел, чтобы она выполняла не свойственные ей обязанности, а выполняла только то, что ей было положено. При этом Тимошенко, как и он, подчинялись директору предприятия - Вашневу и он не видел, чтобы Тимошенко руководила действиями Вашнева, а напротив Вашнев был в подчинении у Б и М и все свои действия совершал по их указаниям. Летом 2007 года Вашнев стал готовить документы на регистрацию ООО ОП « » и создавал видимость работы данного предприятия. В мае 2008 года Вашнев вновь стал готовить документы на открытие нового охранного предприятии - ООО ОП При этом, именно у Вашнева он, как директор « », просил показать ему договора, заключенные с ООО ОП « », которые Вашнев ему так и не предоставил. Сам он подписывал документы на оплату, поскольку Вашнев и Тимошенко говорили, что работы выполняются.

Свидетель К показал, что Тимошенко, работая бухгалтером в ООО ОП « », по указанию М проверяла его финансовую отчетность, что в судебном заседании не оспаривала и сама Тимошенко показав, что она проводила проверку по итогам отчетного года.

Из показаний свидетеля Г в судебном заседании видно, что бухгалтером в ООО ОП « » являлась Тимошенко и он не видел, чтобы она занималась какой-либо другой деятельностью. Задачи по работе он получал от Вашнева, при этом он заметил, что Вашнева по несколько раз в неделю вызывала к себе М работающая финансовым директором филиала ФГУП « » и именно от Вашнева и М он получал указания об организации охраны и получения трудовых договоров от охранников.

Из показаний свидетеля В следует, что она занималась регистрацией и постановкой на учет в налоговом органе ООО ОП « »,»

и все необходимые документы получала от Вашнева.

Таким образом, суд пришел к обоснованному выводу о том, что бесспорных доказательств, свидетельствующих о виновности Тимошенко в том, что она, достоверно зная о невозможности организации охраны объектов ФГУП « », принимала участие в изготовлении, а также под ее руководством изготавливались фиктивные договора охраны и акты выполненных работ, с помощью которых совершались хищения денег ФГУП « », стороной обвинения не предоставлено.

Показания Вашнева о том, что Тимошенко приносила ему данные договора, акты выполненных работ, учредительные документы на открытие охранных предприятий и заставляла их подписывать, как правильно указал суд на основании совокупности проанализированных доказательств, не могут быть положены в основу обвинительного приговора в отношении Тимошенко, поскольку данные показания не подтверждаются другими доказательствами, в связи с чем вывод суда о том, что Тимошенко подлежит оправданию в данной части обвинения за отсутствием в ее действиях состава преступления, признается правильным.

Показания свидетеля Ч данные на следствии, о том, что М Тимошенко, Гордеева были близкими подругами, поскольку вместе обедали, ходили по магазинам и были одной командой, при этом Тимошенко обладала всей информацией по охранным предприятиям и все держала под контролем, не могли быть положены в основу обвинения в отношении Тимошенко.

В судебном заседании свидетель Ч показал, что видел обедающих М Гордееву, Тимошенко только один раз, и предполагает, что они ходили вместе по магазинам, так как они вместе выходили с работы, а также считает, что раз они работали в одном коллективе и на одном этаже, то значит они состоят в одной команде, а также Тимошенко следовательно обладала всей информацией, знала количество сотрудников, объем выполненной работы, движение денежных средств, то есть была в курсе хозяйственной деятельностью как бухгалтер, в связи с чем суд пришел к правильному выводу о том, что данные показания свидетеля Ч основаны на его предположениях и не могут быть положены в основу приговора.

Доказательств того, что Тимошенко занимается бухгалтерским обслуживанием этих организаций судом установлено не было, не приведено их и в апелляционном представлении.

При таких обстоятельствах апелляционное представление в данной части также является неубедительным.

По смыслу уголовного закона ответственность по ст. 174-1 УК РФ наступает тогда, когда лицу, совершившему финансовые операции или другие сделки, было достоверно известно, что денежные средства или иное имущество приобретено преступным путем, а также тогда, когда лицо приобрело денежные средства или иное имущество в результате совершения преступления и использовало эти денежные средства и иное имущество для совершения финансовых операций и других сделок.

Русакова, Гордеева, Тимошенко, как на следствии, так и в суде отрицали свою вину в том, что они совершали какие-либо финансовые операции с денежными средствами, добытыми преступным путем, а подсудимый Гончаров отрицал, что он руководил действиями остальных подсудимых при совершении финансовых операций с целью легализации денежных средств, добытых преступным путем.

Проанализировав представленные доказательства, суд указал, что доказательств, подтверждающих то, что Гончаров руководил действиями Русаковой, Тимошенко и Гордеевой при легализации денежных средств похищенных у филиала ФГУП « », а Русакова, Гордеева Тимошенко, действуя под руководством Гончарова и лица № 1, лица № 3, достоверно зная, что перечисляемые ими деньги получены в результате хищений, выполняли действия по их перечислению на счета различных организаций, чтобы в дальнейшем под предлогом совершения гражданскоправовых сделок в период с августа 2007 года по 26.06.2008 перечислить их с целью легализации на расчетный счет ООО « » и, таким образом погасить кредит, имеющийся у ООО « » перед стороной обвинения не предоставлено, и пришел к выводу о том, что Гончаров, Русакова, Тимошенко, Гордеева подлежат оправданию по обвинению в совершении преступления , предусмотренного ч. 3 ст. 174-1 УК РФ.

Вопреки доводам апелляционного представления, выводы суда о невиновности Гордеевой, Гончарова, Русаковой, Тимошенко соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции.

Оснований для отмены приговора в отношении указанных лиц по доводам апелляционного представления, с учетом вышеизложенных обстоятельств, судебная коллегия не усматривает.

Утверждение государственного обвинителя в апелляционном представлении о том, что судом не приняты во внимание показания свидетелей, которые дают основание для вывода о виновности подсудимых безосновательны, поскольку именно анализ показаний как допрошенных так и оглашенных в судебном заседании показаний свидетелей, позволил суду положить их в основу обвинительного приговора по ч.4 ст. 159 и ст.ст.30 ч.3,159 ч.4 УК РФ.

Каких-либо иных доказательств, которые не были бы учтены судом при разрешении данного вопроса в апелляционном представлении не указано, а поэтому оснований для отмены оправдательного приговора коллегия не усматривает.

Судебная коллегия ,с учетом совокупности приведенных в приговоре доказательств, находит несостоятельными и доводы апелляционных жалоб осужденных и адвокатов о необоснованности осуждения.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, вывод суда о доказанности вины Гончарова Е.В., Русаковой И.В., Устиновой О.В., Устинова В С Вашнева В.И. в хищении и покушении ФГУП « » по СФ путем заключения фиктивных договоров аутсорсинга и на оказание охранных услуг, установлена приведенными в приговоре доказательствами.

К таким доказательствам относятся показания Вашнева о фактических обстоятельствах дела, данные им в ходе предварительного расследования .и подробно изложенные в приговоре(л.п.155-165) о его работе в охранных предприятиях, отношениях с Б и М о наличии договоров охраны и отсутствия охраны на объектах филиала ФГУП « -».

Суд обоснованно признал их достоверными в той части , в которой они не противоречат иным доказательствам собранным по делу.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, оценивая показания свидетеля И в судебном заседании, о том, что она только формально числилась директором ООО « », оформлением объектов не занималась, был ли бухгалтер в ООО « он не знает, и все документы подписывала по указанию Витязева, в том числе и пустые бланки, суд правильно указал , что к ним нужно отнестись критически.

Из показаний свидетеля Д следует, что она, являясь бухгалтером ООО « », ставила в известность И - директора ООО « » о перечислении денег с ООО « », а также, после получения от И как директора, подтверждения того, что деньги надо перечислить обратно, перечислила их в филиал ФГУП показаниями свидетеля М о том, что она работала в ООО « », занималась оформлением объектов с помощью ООО « » и только почту в ФГУП « » она передавали через его представителя

Витязева, из копий договоров № 38/08 на выполнение комплекса геодезических и землеустроительных работ, № 282/07 на выполнение схемы временных границ объекта по ул. № , видно, что данные договора заключала И , как директор ООО « », а также из актов № 587/р-07 и № 38/08 следует, что документы по указанным договорам также получала И как директор ООО « ».

Из показаний свидетеля В следует , что И являясь директором ООО « », занималась оформлением объектов недвижимости в гор. что подтверждается и показаниями И данных на следствии, о механизме оформления объектов филиала ФГУП « » по ул взаимоотношениях между филиалом ФГУП « и ООО « и между ООО « и В

При таких обстоятельствах суд правильно признал показания И данные на следствии, достоверными и положил в основу приговора, так как они подтверждаются совокупностью вышеприведенных доказательств.

Доводы апелляционных жалоб о невиновности Гончарова, о том, что акты выполненных работ по объекту по ул. и документы, где указывалось ООО « », по договорам оказания охранных услуг, он подписал на основании письменного распоряжения В , и Б ему пояснил, что сумма, указанная в акте учтены в бюджете и регламентируются приказом, достоверных сведений о том, что по подписанным им актам выполненных работ никакие работы не выполнялись или выполнялись другими лицами, у него не было, поскольку они были завизированы подписью М и, доверяя ей, он подписывал счета и акты, поскольку М заверяла его, что все работы, указанные в актах выполнены, несостоятельны.

Как правильно указал суд, они опровергаются показаниями свидетеля В о том, что, получив письмо, Гончаров должен был проверить выполнение работ, указанных в актах о выполненных работах, и данное письмо не являлось приказом, изъятой перепиской между ФГУП «»

иВ из которой следует, что в период с 14.08.2007 года по октябрь 2007 года В просит Гончарова выдать новую доверенность так как он не может получить документы по земельным участкам, просит оплатить государственную пошлину за регистрацию права хозяйственного ведения и регистрацию охранных обязательств по объекту сообщает, что по объекту: сданы документы на регистрацию права собственности, сообщает, что по объекту: получены выписки из государственного земельного кадастра, направляет в

документы и свидетельства о праве собственности.

Эти доказательства свидетельствуют о том, что Гончаров достоверно знал, что работы по оформлению объекта по ул. выполняются В и работниками ООО « », но тем не менее, подписал акт № 2 от 29.01. 2009 года о том, что работы по объекту: ул. на сумму рублей выполнены ООО ».

Из показаний свидетеля К следует, что перед подписанием акта выполненных работ Гончаров вызывал к себе Устинову, которая давала ему полную информацию о выполненных работах.

Показаниями свидетеля К установлено, что Гончаров давал ей поручения по изготовлению приложений к договорам, а показаниями свидетеля Б установлено, что он, проверяя объекты, составляя акты проверки и Гончарову все было известно о состоянии объектов, что подтверждается актами проверок, в которых указано, что его охрана не осуществляется.

Из показаний Вашнева следует, что Гончаров, перед проверкой из Москвы, сказал ему, чтобы охрана на момент проверки, на объектах стояла, а поэтому доводы о невиновности Гончарова безосновательны.

Доводы апелляционных жалоб в защиту Устиновой О.В. о том, что какой либо информации по объектам она никому не предоставляла действиями каких-либо лиц по составлению подложных актов и приложений не руководила и сама их не составляла, аналогичны позиции стороны защиты в судебном заседании суда первой инстанции.

Они были исследованы и обоснованно признаны несостоятельными поскольку опровергаются показаниями свидетеля Б показавшего что он видел, что Ф приносил Устиновой документы по объектам показаниями свидетеля К о том, что Устинова по объектам взаимодействовла только с Ф директором ООО « » и Устинова получала всю информацию о выполненных договорах аутсорсинга а также она контролировла выполнение всех работ с организациями, с которыми были заключены данные договора и сообщала руководству о выполнении конкретных видов работ тем или иным исполнителем, в том числе ООО « », ООО « », ООО «»,

а также перед подписанием акта выполненных работ Гончаров вызывал к себе Устинову, которая давала ему полную информацию о выполненных работах, показаниями Б о том, что Устинова контролировала работу по вовлечению объектов недвижимости в хозяйственный оборот и без ее ведома кто либо из сотрудников филиала не смог бы привлечь сторонние организации, показаниям свидетеля Д о том, что она, выполняя указание М составляла приложения к договорам, которые были стандартными, а так же у Устиновой она уточняла по поводу работ, показаниями свидетеля К о том, что договора аутсорсинга согласовывались с Устиновой, показаниям свидетелей М В о том, что о своей работе они отчитывались перед Устиновой и Устиновой было известно кто именно выполняет все работы, а также их объем, в связи с чем судебная коллегия соглашается с их оценкой судом первой инстанции как способа защиты.

Оснований не доверять показаниям свидетелей, положенных в обоснование обвинительного приговора не имеется. Оснований для оговора осужденных свидетелями судом первой инстанции не установлено.Не усматривает таких оснований и судебная коллегия.

Не имеется оснований, предусмотренных ст. 7 5 УПК РФ для признания положенных в обоснование приговора доказательств, недопустимыми.

Вместе с тем, изложенные в апелляционных жалобах в защиту Устиновой доводы о том, что ее действия могут расцениваться как мошенничество в сфере предпринимательской деятельности и квалифицироваться по ст. 159.4 УК РФ, безосновательны, поскольку судом по настоящему делу установлено, что полученные в результате мошенничества денежные средства или иное имущество не оставались в предпринимательской сфере, а переводились в рамках сформировавшегося заранее единого умысла в пользу в физических лиц.

При этом ссылку в апелляционной жалобе о том, что ранее при разрешении вопроса о мере пресечения в отношении Тимошенко Н.Н. судебная коллегия указала о том, что инкриминируемое ей преступление связано с предпринимательской деятельностью, в связи с чем предъявленное обвинение не дает оснований для применения к ней меры пресечения в виде заключения под стражу, судебная коллегия не может признать убедительным основанием для переквалификации действий Устиновой, поскольку при разрешении вопроса о мере пресечения доказательства по существу предъявленного обвинения, на основании которых сделан и вывод о юридической квалификации действий осужденных, не исследовались..

Вопреки доводам апелляционных жалоб осужденных и адвокатов выводы суда о наличии состава мошенничества и покушения на него в приговоре надлежаще мотивированы

Поскольку, как установлено судом, лицо № 1, исполняло свои обязанности на основании доверенностей, выданных руководителями ФГУП « », предоставляло им сведения не соответствующие действительности сведения об ООО « », ООО « », ООО « », 0 0 « », ООО ОП « », « », « », « », а Гончаров Устинова, Устинов, Русакова, Вашнев, другие и неустановленные лица достоверно зная, что работы по договорам аутсорсинга, договорам по оказанию охранных услуг выполнены другими лицами, предоставляли сведения для составления фиктивных приложений и актов выполненных работ якобы выполненных указанными организациями, составляли и подписывали их, суд пришел к правильному выводу о том, что осужденные действовали путем обмана и злоупотребления доверием, при этом осознавали общественную опасность своих действий, предвидели, что путем обмана они похищают чужое имущество, и желали этого.

Поскольку часть денежных средств была похищена, а часть денежных средств по независящим от них обстоятельствам(изложенным в приговоре похищена осужденными не была, действия осужденных правильно квалифицированы по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст.159 ч.4 и ч.З ст.30,159 ч.4 УК РФ.

При этом то обстоятельство, что хищение денежных средств и покушение на их хищение было совершено в рамках одних договоров, не ставит под сомнение квалификацию действий осужденных по совокупности преступлений.

Данная квалификация с учетом фактических обстоятельств дела, не противоречит положениям ст. 17 УК РФ.

Вопреки доводам апелляционных жалоб выводы суда о том, что мошенничество совершено с использованием служебного положения надлежаще мотивированы.

Гончаров, Устинова, Русакова, Устинов, Вашнев принимали участие в совершении хищения денег филиала ФГУП « », используя свои должностные полномочия: Гончаров и Устинова как должностные лица филиала ФГУП « » по СФО, Устинов как руководитель ООО « », Русакова как руководитель ООО «»,

Вашнев как руководитель ООО ОП « », « », « », « »,а поэтому квалифицирующий признак мошенничества с использованием служебного положения» вменен им в вину правильно.

Вопреки доводам апелляционных жалоб в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого содержится описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств подлежащих доказыванию в соответствии с пунктами 1-4 части первой статьи 73 УПК, в связи с чем нет оснований согласиться с доводами апелляционных жалоб о нарушении процессуальных прав осужденных.

При постановлении обвинительного приговора получили оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства по каждому из преступлений, в которых подсудимые обвинялись.

Иные изложенные в апелляционных жалобах ссылки на, якобы имевшие место нарушения норм уголовно-процессуального закона, не ставят под сомнение выводы суда первой инстанции о допустимости доказательств положенных в основу приговора, не свидетельствуют о существенных нарушениях прав участников уголовного судопроизводства, которые могли повлиять на законность и обоснованность приговора по настоящему делу, а поэтому не могут быть признаны основанием к отмене обвинительного приговора.

Доводы апелляционного представления о том, что суд постановил в отношении всех осужденных приговор, который является несправедливым поскольку назначенное наказание не соответствует тяжести совершенных преступлений и личности виновных, нельзя признать обоснованными.

Наказание, назначено осужденным в пределах, предусмотренных санкцией ч.4 ст. 159 УК РФ.

Судом учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности осужденных.

Все они положительно характеризуются, ранее ни в чем предосудительном замечены не были.

Приняты судом во внимание условия их жизни и воспитания, уровень психического развития, обстоятельства дела, влияние назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семей.

Отягчающие наказание обстоятельства в отношении осужденных не установлены.

Вместе с тем, в отношении каждого из осужденных установлена совокупность смягчающих обстоятельств, подробно изложенная в приговоре.

При назначении наказания Гончарову ЕВ., Русаковой ИВ., Вашневу В.И., Устиновой О.В., Устинову В.С.суд учел ,что все они впервые привлекаются к уголовной ответственности.

Осужденный Вашнев В.И. вину в содеянном признал, страдает ишемической болезнью сердца, сахарным диабетом, нестабильной стенокардией, гипертонической болезнью 3 стадии. Обоснованно принята во внимание судом и его безупречная служба в органах внутренних дел.

Также судом принято во внимание наличие у Русаковой И В . на иждивении двух малолетних детей, а у Гончарова -несовершеннолетнего ребенка.

Устинова с 30 ноября 2010 года и до вынесения приговора, т.е. более четырех лет находилась под стражей, на настоящий момент достигла пенсионного возраста, страдает рядом серьезных заболеваний.

Состояние здоровья Русаковой И.В.также учитывалось при назначении наказания.

Ссылка в апелляционном представлении на то, что в результате преступлений были похищены «деньги государства» ,как на основание для ужесточения наказания ,не основана на положениях уголовного закона.

При таких обстоятельствах с учетом фактических обстоятельств совершенных Гончаровым ЕВ., Русаковой ИВ., Вашнева В.И., Устиновой О.В., Устинова ВС. преступлений, того, что после совершения преступлений прошел значительный период времени, в течение которого ни в чем предосудительном они замечены не были, конкретной роли каждого из осужденных при совершении преступлений, степени их общественной опасности и наличии обстоятельств, смягчающих наказание, вывод суда о том, что осужденным возможно назначить наказание с применением положений ст.73 УК РФ, вопреки доводам апелляционного представления является обоснованным.

Со ссылкой на то, что наказание Гончарову ЕВ., Русаковой И.В Вашневу В.И., Устиновой О.В., Устинову В С . назначается с применением положений ст.73 УК РФ суд мотивировал и свой вывод о том, что при назначении наказания им также возможно не применять дополнительного наказания. С учетом вышеприведенных данных судебная коллегия не может признать основанием к отмене приговора и ссылку на то, что суд не обсудил вопрос о назначении дополнительного наказания в виде запрета занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

При таких обстоятельствах нет оснований согласиться с тем, что назначенное наказание не отвечает положениям ст.ст. 6,7,60 УК РФ, а поэтому судебная коллегия не усматривает оснований для отмены приговора ввиду чрезмерной мягкости назначенного осужденным наказания.

Доводы апелляционного представления о том, что судом необоснованно оставлен без рассмотрения гражданский иск, заявленный представителем ФГУП « »,нельзя признать основанием к отмене приговора поскольку в соответствии с ч.2 ст.309 УПК РФ при необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворении гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения гражданского иска для его рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Суд в приговоре по настоящему делу мотивировал свое решение о передаче иска для его рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, не согласиться с приведенными в приговоре суда суждениями, оснований не имеется.

Довод о неправильном разрешении вопроса о вещественных доказательствах отозван в дополнительном апелляционном представлении.

Вместе с тем, судебная коллегия находит необходимым внести изменения в приговор по следующим основаниям.

По смыслу закона, поскольку разбирательство дела в суде производится только в отношении подсудимых, суд не должен допускать в приговоре формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступления других лиц.

В тех случаях, когда отдельные участники преступного деяния, в совершении которого обвиняется подсудимый, освобождены от уголовной ответственности по предусмотренным в законе основаниям, суд, если это имеет значение для установления роли, степени и характера участия подсудимого в преступлении, квалификации его действий или установления других существенных обстоятельств дела, может сослаться в приговоре на роль этих лиц в деянии с обязательным указанием оснований прекращения дела.

Если дело в отношении некоторых обвиняемых выделено в отдельное производство, в приговоре указывается, что преступление совершено подсудимым совместно с другими лицами, без упоминания их фамилий.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание фамилий «Б и М » при описании преступного деяния совершенного в период 14.02.07 по 23.08.07 г».

4 ^

В силу изложенного, руководствуясь ст.38913, 38920 38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Новосибирского областного суда от 15 декабря 2014 года в отношении Гончарова Е В , Гордеевой О А Тимошенко Н Н , Русаковой И В Вашнева В И , Устиновой О В , Устинова В С изменить: исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание фамилий «Б и М » при описании преступного деяния, совершенного в период с 14.02.07 г. по 23.08.07 г».

В остальном приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы и апелляционное представление без удовлетворения.

Председательствующий

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...