Актуально на:
17 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 82-АПУ17-5СП от 07.06.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 82-АПУ17-5сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 7 и ю н я 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зателепина О.К.,

судей Борисова О.В., Эрдыниева Э.Б.

при секретаре Багаутдинове Т.Г.

с участием осужденного Тишабаева У.А., адвоката Толстоноговой Н.Ф прокурора Абрамовой З.Л рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Толстоноговой Н.Ф. на приговор Курганского областного суда вынесенный с участием присяжных заседателей, от 2 марта 2017 года, по которому

ТИШАБАЕВ У А,

несудимый,

осужден по

ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228* УК РФ к 12 годам лишения свободы,

п. «б» ч. 4 ст. 2291 УК РФ к 17 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Тишабаеву У.А. 22 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения Тишабаеву У .А. в виде заключения под стражу до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения.

Срок наказания Тишабаеву У.А. исчислен со 2 марта 2017 года, зачтено в этот срок время его содержания под стражей в порядке задержания и применения меры пресечения в виде заключения под стражу с 30 января 2016 года по 1 марта 2017 года.

Постановлено взыскать с Тишабаева У .А. в федеральный бюджет процессуальные издержки в виде вознаграждения, выплаченного адвокатам за участие в деле в качестве защитников по назначению в ходе предварительного расследования, в сумме 35 880 руб.

Разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств по уголовному делу.

Постановлено снять арест с автомобиля « », имеющего государственный регистрационный номер наложенный постановлением Курганского городского суда Курганской области от 10 августа 2016 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зателепина О.К. о содержании приговора, существе апелляционной жалобы возражений на нее государственного обвинителя; выступление осужденного Тишабаева У.А., адвоката Толстоноговой Н.Ф., поддержавшей доводы жалобы возражения прокурора Абрамовой З.Л., полагавшей необходимым отказать в удовлетворении жалобы, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору суда на основе обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей Тишабаев признан виновным в том, что 30 января 2016 года около 14 часов в тайниках автомобиля « », имеющего государственный регистрационный номер через Государственную границу Российской Федерации на 465 км автодороги федеральной трассы « » скрытно переправил в Российскую Федерацию из Республики вещество в виде смеси, в состав которой входит героин, весом 25 610,8 г для последующей его передачи неустановленным лицам на территории Российской Федерации которая не состоялась, так как в тот же день около 14 час. 30 мин. при проведении пограничного контроля в пункте пропуска « » в

районе области на км автодороги федеральной трассы « », до которого указанный автомобиль после въезда в Российскую Федерацию проехал по ее территории, спрятанное в тайниках этого автомобиля вещество было обнаружено и изъято сотрудниками Пограничного управления ФСБ России по и областям.

С учетом установленных обвинительным вердиктом коллегии присяжных заседателей обстоятельств дела суд квалифицировал действия Тишабаева:

по п. «б» ч. 4 ст. 2291 УК РФ как незаконное перемещение через Государственную границу Российской Федерации с государствами - членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств в особо крупном размере;

по ч.З ст.30, ч.5 ст. 228 УК РФ как покушение на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере.

В апелляционной жалобе (основной и дополнительной) адвокат Толстоногова считает приговор незаконным и подлежащим отмене в соответствии со ст. 38915 УПК РФ.

Утверждает, что судом нарушены требования ч.1 ст.339 УПК РФ к формулировке вопросов. В частности, полагает, что в вопросном листе отсутствуют важные для правильного разрешения уголовного дела обстоятельства, а именно сведения о времени события преступления (день месяц и год).

Обращает внимание, что судья не устранил неясность вердикта в части времени совершения преступления в порядке, предусмотренном ст. 345 УПК РФ а указал в приговоре, что преступление Тишабаев совершил 30 января 2016 года При этом в обвинительном заключении указано, что умысел на совершение преступлений возник до 30 января 2016 года, когда осужденный изготовил тайники и поместил в них наркотическое средство. При таких обстоятельствах считает, что судья вышел за пределы предоставленных ему законом полномочий.

Автор жалобы также указывает на то, что в ответах на вопросы имели место противоречия и неясности в доказанности инкриминируемых Тишабаеву деяний относительно их умысла, которые не были устранены председательствующим.

Полагает, что государственный обвинитель в судебных заседаниях при допросе осужденного Тишабаева, в прениях сторон допускал высказывания которые сформировали негативное отношение присяжных к Тишабаеву оказывал давление на присяжных заседателей. Несмотря на то, что председательствующий реагировал на такое поведение государственного обвинителя, систематичность и существенность этих нарушений привела к вынесению обвинительного вердикта.

Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель Виноградов О.А. считает приговор законным, обоснованным и справедливым, а доводы апелляционной жалобы - не подлежащими удовлетворению в связи с их необоснованностью.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы возражений на нее, Судебная коллегия пришла к следующему.

Согласно ст. 3899 УПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет по апелляционным жалобам, представлениям законность, обоснованность и справедливость приговора.

В соответствии с ч.2 ст.297 УПК РФ приговор признается законным обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Как видно из протокола судебного заседания, сторонам разъяснены их права, предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, в том числе предусмотренные пп.1, 2, 3 ч.5 ст.327 УПК РФ.

Коллегия присяжных заседателей сформирована с соблюдением положений ст. 328 УПК РФ. Все кандидаты в присяжные заседатели правдиво ответили на задаваемые им вопросы и представили необходимую информацию о себе и отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства В соответствии с законом сторонам была предоставлена возможность заявления мотивированных и немотивированных отводов кандидатам в присяжные заседатели. При этом не установлено обстоятельств, препятствующих отобранным присяжным заседателям участвовать в судопроизводстве.

После формирования коллегии присяжных заседателей заявлений о ее тенденциозности от сторон не поступило. Присяжным заседателям были разъяснены права, предусмотренные ст.ЗЗЗ УПК РФ.

Судебное следствие проведено с учетом требований ст.252, 335 УПК РФ определяющих пределы судебного разбирательства и особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, а также положений ст.334 УПК РФ о полномочиях судьи и присяжных заседателей.

Вопросы допустимости и относимости доказательств были исследованы судом в соответствии с требованиями гл. 10 УПК РФ. Сведений о том, что в суде с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, не имеется.

В судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, с участием присяжных заседателей были исследованы все представленные сторонами доказательства.

Из содержания протокола судебного заседания следует, что в необходимых случаях председательствующий останавливал участников судебного разбирательства, принимал меры в соответствии с уголовно процессуальным законом, обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание определенные обстоятельства при вынесении вердикта.

Как видно из протокола судебного заседания, вопреки утверждению адвоката государственным обвинителем не допущены систематические множественные нарушения закона в ходе судебного разбирательства выразившиеся в незаконном воздействии на коллегию присяжных заседателей и повлиявшие на существо их ответов.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили бы право стороны защиты на представление доказательств, судом не допущено.

Как следует из материалов дела, все ходатайства сторон об исключении доказательств и об исследовании доказательств были судом рассмотрены в соответствии с действующим законодательством, принятые по ходатайствам решения судом мотивированы, общие условия судебного разбирательства соблюдены, положения ст. 256 УПК РФ не нарушены.

Участники процесса не были ограничены в правах по участию в прениях сторон и в постановке вопросов перед присяжными заседателями.

Предусмотренные ст. 338 УПК РФ правила постановки вопросов подлежащих разрешению присяжными заседателями, по данному уголовному делу соблюдены. В частности, как следует из протокола судебного заседания судья, с учетом результатов судебного следствия, прений сторон, сформулировал в письменном виде вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, зачитал их и передал сторонам в отсутствие присяжных заседателей.

При этом у сторон, в том числе стороны защиты, замечаний по содержанию и формулировке вопросов, изложенных в вопросном листе предложений о постановке новых вопросов не имелось.

Судья в совещательной комнате окончательно сформулировал вопросы подлежащие разрешению присяжными заседателями, в том числе и с учетом их обсуждения сторонами, и внес их в вопросный лист, который подписал.

Судебная коллегия не находит нарушений требований ч.1 ст.339 УПК РФ к формулировке вопросов, как на это указывается в апелляционной жалобе.

В частности, в вопросе 1 вопросного листа имеются сведения о времени совершения преступлений.

Согласно обвинительному заключению осужденный Тишабаев обвинялся в контрабанде наркотических средств, т.е. незаконном перемещении в 14 час. 30 января 2016 года путем ввоза в Российскую Федерацию из Республики

через Государственную границу Российской Федерации наркотических средств в особо крупном размере, а также в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере, т.е незаконном перемещении с 14 до 14 час. 30 мин. 30 января 2016 года наркотического средства по территории Российской Федерации для последующей передачи неустановленным лицам.

Указанное в обвинительном заключении время совершения преступлений на территории Российской Федерации содержится в вопросном листе.

Само по себе указание в обвинительном заключении на то, что умысел на совершение инкриминируемых ему преступлений возник до 28 января 2016 года когда осужденный, находясь в г. области Республики принял решение переместить в Российскую Федерацию наркотическое средство героин массой 25 610,8 г, в этих целях изготовил тайники и поместил в них наркотическое средство, не свидетельствует о неясности вердикта, а также о том что судья, указав на дату совершения преступлений 30 января 2016 года, вышел за пределы предоставленных ему законом полномочий, как считает адвокат в своей жалобе.

По смыслу п.1 ч.1 ст. 339 УПК РФ, в вопросном листе при описании деяния, имевшего место, следует указывать лишь те фактические обстоятельства дела, которые образуют инкриминируемое подсудимому преступление, в том числе относящиеся ко времени совершения преступления, и установлены с учетом результатов судебного следствия, прения сторон (ч.1 ст. 338 УПК РФ).

Коллегия присяжных заседателей установила, что именно Тишабаев 30 января 2016 года около 14 часов в тайниках автомобиля « » через Государственную границу Российской Федерации скрытно переправил в Российскую Федерацию из Республики героин весом 25 610,8 г для последующей его передачи неустановленным лицам на территории Российской Федерации, которая не состоялась, так как в тот же день около 14 час. 30 мин при проведении пограничного контроля спрятанное в тайниках этого автомобиля вещество было обнаружено и изъято сотрудниками Пограничного управления ФСБ России по и областям. При этом Тишабаев присяжными заседателями признан виновным в совершении указанных деяний.

Вопреки доводам жалобы объективная сторона контрабанды заключается в совершении действий по ввозу на таможенную территорию или территорию Российской Федерации или вывозу с этих территорий товаров или иных предметов незаконным способом.

Как видно, действия, предшествующие незаконному перемещению, в том числе направленные на изготовление тайников, сокрытие в них каких-либо предметов, в объективную сторону контрабанды не входят, поэтому перед присяжными заседателями не могут быть поставлены вопросы о доказанности таких действий.

Исходя из этого судом правильно сформулированы вопросы по каждому из деяний, в совершении которых обвинялся осужденный Тишабаев, при этом неясностей и противоречий в вопросах не имеется.

Принцип объективности при произнесении председательствующим судьей напутственного слова присяжным заседателям нарушен не был. Требования указанные в ст. 340 УПК РФ, соблюдены.

В частности, напоминая об исследованных в суде доказательствах председательствующий не выражал своего отношения к этим доказательствам и не делал выводов из них. При произнесении напутственного слова председательствующий судья не выражал в какой-либо форме свое мнение по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей. Стороны не заявляли в судебном заседании возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения принципа объективности и беспристрастности.

Вердикт коллегии присяжных заседателей, вопреки доводам жалобы является ясным и непротиворечивым. Приговор постановлен в соответствии с вынесенным коллегией присяжных заседателей вердиктом.

Правовая оценка действий осужденного Тишабаева соответствует описанию в приговоре преступных деяний, в совершении которых осужденный признан виновным на основе обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей.

Наказание осужденному Тишабаеву назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, данных о его личности, состояния здоровья и всех обстоятельств дела, в том числе смягчающих наказание, а также с учетом влияния назначенного наказания на исправление осужденного. Оснований для его смягчения не имеется.

Вид исправительного учреждения осужденному назначен правильно.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 38913, 389 15 , 38919, 38920,

л27 \28 \33 389", 389" и 389" УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА приговор Курганского областного суда, вынесенный с участием присяжных заседателей, от 2 марта 2017 года в отношении Тишабаева У А оставить без изменения, а апелляционную жалобу адвоката Толстоноговой Н.Ф. - без удовлетворения Председательствующий

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...