Актуально на:
05 апреля 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 22-КГ16-6 от 02.08.2016 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №22-КГ 16-6

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 02 августа 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова СВ.,

судей Гетман Е С . и Романовского С В .

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску ООО «Боинг 747» к индивидуальному предпринимателю Караеву АР , Корницкому В К , Кулешовой Т И , Латышеву В В , Мироновой И Д Абаевой Ф Р о расторжении договора соинвестирования признании договоров купли-продажи недействительными и об истребовании имущества из чужого незаконного владения

по кассационной жалобе представителя Караева А Р Кулешовой Т И , Латышева В В , Мироновой И Д , Абаевой Ф.Р. - Находкиной Н Ф на решение Промышленного районного суда г. Владикавказа от 5 июня 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия - Алания от 29 сентября 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., выслушав объяснения представителя Корницкого В.К Рассадкина Д.Б. по доверенности, представителя Караева А.Р., Кулешовой Т.И Латышева В.В., Мироновой И.Д., Абаевой Ф.Р. - Находкиной Н.Ф поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

ООО «Боинг 747» обратилось в Промышленный районный суд г. Владикавказа с иском к ИП Караеву А.Р., Катукову Т.М. о взыскании солидарно процентов за пользование чужими денежными средствами с 13 по 28 января 2014 г. в размере 60 328,12 руб. и расторжении договора соинвестирования № 1/06 от 9 сентября 2006 г., заключенного между ООО «Боинг 747» и ИП Караевым А.Р.

В ходе производства по делу (с учетом изменений и уточнений) истец просил расторгнуть договор соинвестирования № 1/06 от 9 сентября 2006 г признать недействительным договор купли-продажи от 4 октября 2010 г заключенный между ИП Караевым А.Р. и Абаевой Ф.Р. в отношении помещения общей площадью 558,2 кв. м; признать недействительным договор купли продажи от 4 октября 2010 г., заключенный между ИП Караевым А.Р. и Латышевым В В . в отношении помещения общей площадью 139,2 кв. м признать недействительным договор купли-продажи от 27 декабря 2010 г заключенный между Абаевой Ф.Р. и Корницким В.К. в отношении помещения общей площадью 322,2 кв. м; признать недействительным договор купли продажи от 27 декабря 2010 г., заключенный между Абаевой Ф.Р. и Кулешовой Т.И. в отношении помещений площадью 200,8 кв. м и площадью 35,2 кв. м; признать недействительным договор купли-продажи от 20 января 2011 г., заключенный между Латышевым В В . и Мироновой И.Д. в отношении помещения общей площадью 139,2 кв. м.

Истец также просил истребовать из незаконного владения Мироновой И.Д нежилые помещения общей площадью 139,2 кв.м, истребовать из незаконного владения Корницкого В.К. нежилые помещения общей площадью 322,2 кв.м истребовать из незаконного владения Кулешовой Т.И. нежилое помещение общей площадью 35,2 кв.м и принять меры по обеспечению иска в виде ареста спорных объектов недвижимости.

Решением Промышленного районного суда г. Владикавказа от 5 июня 2015 г. исковые требования ООО «Боинг 747» удовлетворены в полном объеме.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия - Алания от 29 сентября 2015 г решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе представитель Караева АР., Кулешовой Т.И Латышева ВВ., Мироновой И.Д. и Абаевой Ф.Р. - Находкина Н.Ф. ставит вопрос об отмене решения Промышленного районного суда г. Владикавказа от 5 июня 2015 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия - Алания от 29 сентября 2015 г., как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С от 30 июня 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Рассмотрев в заседании 2 августа 2016 г. ходатайство представителя ООО «Боинг 747» Парсиева А.К. об отложении судебного разбирательства в связи с невозможностью его явки по причине нахождения на лечении в ГБУЗ «Поликлиника № Министерства здравоохранения РСО - Алания, а также ходатайство генерального директора ООО «Боинг 747» Карпухиной И.Л об отложении судебного разбирательства в связи с невозможностью ее явки по причине нахождения на лечении в ГБУЗ МО ПГКБ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу об отсутствии оснований для их удовлетворения.

В материалах дела имеются сведения о надлежащем извещении ООО «Боинг 747» о времени и месте судебного заседания.

Генеральный директор ООО «Боинг 747» Карпухина И.Л. 11 июля 2016 г была лично ознакомлена со всеми материалами гражданского дела и в этот же день, заблаговременно, получила копию кассационной жалобы и извещение о времени и месте судебного разбирательства. Каких-либо письменных возражений на кассационную жалобу от ООО «Боинг 747» не поступило.

Частью 3 статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными.

Согласно части 2 статьи 48 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дела организаций ведут в суде их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им федеральным законом, иными правовыми актами или учредительными документами, либо представители.

В соответствии со статьей 49 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации представителями в суде могут быть дееспособные лица имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела, за исключением лиц, указанных в статье 51 Кодекса. Лица, указанные в статье 52 Кодекса, имеют полномочия представителей в силу закона.

Таким образом, органы юридического лица могут вести дела в суде через представителя, которым выступает любое лицо, отвечающее требованиям статьи 49 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Нахождение на лечении конкретного представителя юридического лица ООО «Боинг 747» Парсиева А.К., действующего на основании выданной ему доверенности, не свидетельствует о наличии уважительной причины неявки в судебное заседание участвующего в деле юридического лица, поскольку указанное юридическое лицо, в том числе и по причине болезни генерального директора Карпухиной И.Л., не было лишено возможности назначить своим представителем другого представителя и в материалах дела сведения о наличии у юридического лица препятствий для участия в судебном заседании другого представителя отсутствуют.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в отсутствие представителей ООО «Боинг 747».

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные законом основания для удовлетворения кассационной жалобы.

8 соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм права были допущены при рассмотрении данного дела.

Судами установлено и из материалов дела следует, что 10 февраля 2003 г между ООО «Ландер ЛТД» (заказчик-застройщик) и ООО «Боинг 747» (инвестор) заключен договор № 1-02 о взаимодействии по инвестированию строительству и сдаче в эксплуатацию автомоечного комплекса по адресу г. Москва, Дмитровское шоссе, д. 27, площадью 1 322,5 кв.м (л.д. 14-17 т. 1).

9 сентября 2006 г. ООО «Боинг 747» (инвестор) и ИП Караев А.Р. (соинвестор) заключили договор соинвестирования № 1/06 (далее - договор соинвестирования), по условиям которого соинвестор вносит 17 550 000 руб., а взамен получает часть помещений в вышеуказанном объекте недвижимости (л.д. 7-9 т. 1).

Инвестиционный взнос ИП Караева А.Р. составил 17 550 000 руб. и подлежал перечислению на расчетный счет ООО «Боинг 747» по графику указанному в дополнительном соглашении к данному договору.

22 января 2007 г. между ООО «Ландер ЛТД» (заказчик-застройщик) и ООО «Боинг 747» (инвестор) подписан акт о произведении работ по строительству объекта недвижимости по адресу: г. Москва, Дмитровское шоссе д. 16, стр. 1 (л.д. 61-62 т. 1), который принят во исполнение условий договора № 1-02 от 10 февраля 2003 г. Указанным актом установлено, что нежилое здание, расположенное по адресу: г. Москва, Дмитровское шоссе, д. 16, стр. 1, переходит в собственность инвестору - ООО «Боинг 747».

По акту приема-передачи от 23 января 2007 г. ООО «Боинг 747» передало в собственность ИП Караева А.Р. недвижимое имущество площадью 697,4 кв.м расположенное по адресу: г. Москва, Дмитровское шоссе, д. 16, стр. 1.

4 октября 2010 г. Караев А.Р. продал Абаевой А.Р. помещения площадью 558,2 кв.м, а Латышеву В В . - нежилые помещения площадью 139,2 кв.м.

27 декабря 2010 г. Абаева Ф.Р. продала Корницкому В.К. нежилые помещения площадью 322,2 кв.м. В этот же день Абаева Ф.Р. продала Кулешовой Т.И. нежилые помещения площадью 200,8 кв.м.

20 января 2011 г. Латышев В В . продал нежилые помещения площадью 139,2 кв.м Мироновой И.Д.

12 декабря 2013 г. ООО «Боинг 747» уведомило Караева А.Р. о необходимости выплатить предусмотренную договором соинвестирования денежную сумму в размере 17 550 000 руб. в срок до 13 января 2014 г.

Письмом от 27 января 2014 г. истец предложил ответчику Караеву А.Р расторгнуть заключенный договор соинвестирования.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции, с которым согласилась судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия - Алания, исходил из недоказанности того, что Караев А.Р. исполнил обязательства по внесению инвестиционного взноса по договору соинвестирования в полном объеме. Последующие сделки по распоряжению объектами недвижимого имущества суд признал недействительными, указав, что они подлежат истребованию у лиц, которые добросовестными приобретателями не являются.

Суд также пришел к выводу о том, что срок исковой давности истцом не пропущен, поскольку о нарушении своих прав ООО «Боинг 747» узнало лишь 13 февраля 2014 г. - с даты, до которой истец просил ответчика исполнить свои обязательства по перечислению предусмотренной договором соинвестирования денежной суммы.

С судебными постановлениями согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно статье 309 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее статьи Гражданского кодекса Российской Федерации приведены в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

На основании статьи 314 (пункты 1, 2) Гражданского кодекса Российской Федерации, если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или соответственно, в любой момент в пределах такого периода. В случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства. Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства.

Между тем срок исполнения договора соинвестирования судами установлен не был.

В соответствии со статьей 425 (пункт 3) Гражданского кодекса Российской Федерации законом или договором может быть предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору Договор, в котором отсутствует такое условие, признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства.

Окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение (пункт 4).

Пунктом 7.1 договора соинвестирования предусматривалось, что указанный договор действует до полного выполнения сторонами своих обязательств по договору, а именно до сдачи объекта государственной комиссии и последующего оформления права собственности на него.

Согласно пункту 4 акта приема-передачи недвижимого имущества от 23 января 2007 г., подписанного между ООО «Боинг 747» и ИП Караевым А.Р финансовых и иных претензий стороны друг к другу не имеют. Имущественные отношения по договору соинвестирования сторонами исполнены в полном объеме.

Акт приемки законченного строительством объекта составлен приемочной комиссией 21 декабря 2006 г. (т. 1, л.д. 69), свидетельство о государственной регистрации права собственности на объекты недвижимого имущества выдано Караеву А.Р. в феврале 2007 г.

При таких обстоятельствах вывод судебных инстанций о возможности расторжения договора соинвестирования без установления того, прекратил ли действие договор соинвестирования, нельзя признать правильным.

Ссылаясь на то, что договор соинвестирования не был исполнен Караевым А.Р. в полном объеме, суд первой инстанции пришел к выводу о том что нотариально заверенная копия квитанции к приходному кассовому ордеру № 10 от 12 сентября 2006 г., представленная в подтверждение исполнения договора соинвестирования, является ненадлежащим доказательством.

Согласно статье 71 (части 1, 2) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом К письменным доказательствам относятся приговоры и решения суда, иные судебные постановления, протоколы совершения процессуальных действий протоколы судебных заседаний, приложения к протоколам совершения процессуальных действий (схемы, карты, планы, чертежи). Письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии. Подлинные документы представляются тогда, когда обстоятельства дела согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только такими документами, когда дело невозможно разрешить без подлинных документов или когда представлены копии документа различные по своему содержанию.

На основании статьи 67 (часть 7) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд не может считать доказанными обстоятельства подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств.

Из содержания данной нормы вытекает необходимость установления обязательной совокупности указанных выше обстоятельств для признания того что тот или иной факт по делу не установлен.

Такой совокупности обстоятельств судом установлено не было, вследствие чего признание представленного письменного документа ненадлежащим доказательством по мотиву несоответствия статье 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации нельзя признать основанным на законе.

Применяя к требованию о расторжении договора соинвестирования положения статьи 200 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации согласно которой течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, суды пришли к выводу о том, что о нарушении своего права истец узнал 13 февраля 2014 г., то есть спустя более 7 лет после заключения договора соинвестирования.

При этом было оставлено без внимания то, что ранее, до обращения истца в суд общей юрисдикции в 2014 году, споры с участием тех же сторон рассматривались судами арбитражной юрисдикции, в том числе и с указанием на имевшуюся, по мнению истца, неоплату договора соинвестирования.

Так, из решения Арбитражного суда г. Москвы от 22 января 2010 г следует, что ООО «Боинг 747», обращаясь в арбитражный суд за защитой своих прав, мотивировало заявленные исковые требования к ИП Караеву А.Р. о признании договора инвестирования незаключенным, об аннулировании свидетельства о государственной регистрации права собственности Караева А.Р помимо прочего обстоятельствами невнесения ответчиком инвестиционного взноса в размере 17 550 000 руб.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 22 января 2010 г. в иске ООО «Боинг 747» к ИП Караеву А.Р. о признании сделки незаключенной признании права собственности, об аннулировании свидетельства о государственной регистрации права собственности Караева А.Р. и других требованиях было отказано.

Эти обстоятельства имели существенное значение для правильного определения начала течения срока исковой давности по рассматриваемому делу однако оценки судов по правилам статьи 198 (часть 4) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не получили.

Учитывая изложенное, выводы судов о начале исчислении срока исковой давности по требованию о расторжении договора соинвестирования лишь с 13 февраля 2014 г. нельзя признать правильными.

Кроме того, судами не было учтено следующее.

Договоры купли-продажи недвижимого имущества, заключенные между Караевым АР., с одной стороны, Абаевой Ф.Р. и Латышевым ВВ., с другой стороны, суд признал недействительными на основании статьи 10 (пункт 2) и статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с получением продавцом имущественных прав.

Договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей (пункт 1 статьи 420 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 549 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи недвижимого имущества (договору продажи недвижимости) продавец обязуется передать в собственность покупателя земельный участок, здание, сооружение, квартиру или другое недвижимое имущество (статья 130).

Статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривалось, что не допускаются действия граждан и юридических лиц осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке (пункт 1).

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 данной статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права (пункт 2).

В случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются (пункт 3).

Статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривалось, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Между тем суды не только не указали, какому закону противоречило заключение договора купли-продажи недвижимого имущества Караевым А.Рно и в противоречие со статьей 420 Гражданского кодекса Российской Федерации пришли к неправильному выводу о том, что приобретение продавцом имущественных прав по договору купли-продажи являлось злоупотреблением правом.

Не было принято во внимание и следующее.

Как следует из материалов дела, 17 ноября 2008 г., то есть более чем через 2 года после заключения договора соинвестирования, между ООО «Боинг 747» (кредитор) и Кайтуковым Т.М. (поручитель) был заключен договор поручительства на срок до 1 декабря 2016 г., согласно пункту 1.1 которого поручитель обязуется отвечать перед кредитором за исполнение ИП Караевым А.Р. обязательств по договору соинвестирования.

14 июля 2014 г. иск ООО «Боинг 747» к ИП Караеву А.Р. о расторжении договора соинвестирования и взыскании неустойки был принят к производству Промышленного районного суда г. Владикавказа на основании части 10 статьи 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с предъявлением исковых требований по месту жительства Кайтукова Т.М.

14 августа 2014 г. ООО «Боинг 747» изменило исковые требования и дополнительно просило признать недействительными ничтожные договоры купли-продажи недвижимого имущества от 4 октября 2010 г., 27 декабря 2010 г и 20 января 2011 г., а также истребовать из незаконного владения в пользу ООО «Боинг 747» нежилые помещения.

14 ноября 2014 г. определением Промышленного районного суда г. Владикавказа был принят отказ истца ООО «Боинг 747» от части исковых требований, адресованных к ответчику Кайтукову Т.М., с прекращением производства по делу в указанной части (л.д. 7-8 т. 2).

На основании статьи 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

В силу статьи 30 (часть 1) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации иски о правах на земельные участки, участки недр здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей, а также об освобождении имущества от ареста предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов или арестованного имущества.

Согласно статье 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Как разъяснено в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в силу части 1 статьи 30 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации иски о правах на недвижимое имущество рассматриваются в суде по месту нахождения этого имущества (исключительная подсудность).

С учетом изложенного законных оснований для рассмотрения возникшего спора в части заявленных требований о признании недействительными ничтожных договоров купли-продажи недвижимого имущества и его истребовании из чужого незаконного владения Промышленным районным судом г. Владикавказа не имелось.

На основании статьи 33 (пункт 3 части 2) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд передает дело на рассмотрение другого суда если при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности.

Эти требования Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации были нарушены.

Приняв к своему производству измененные исковые требования ООО «Боинг 747» в части признания недействительными ничтожных договоров купли-продажи недвижимого имущества, расположенного в г. Москве, и истребования из незаконного владения в пользу ООО «Боинг 747» нежилых помещений, суд первой инстанции допустил не только грубые нарушения норм процессуального права, но и нарушил конституционные права ответчика.

Судом апелляционной инстанции эти нарушения устранены не были.

При таких обстоятельствах и ввиду того, что допущенные существенные нарушения права повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя решение Промышленного районного суда г. Владикавказа от 5 июня 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия - Алания от 29 сентября 2015 г подлежат отмене, а дело, с учетом требований статьи 30 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции по месту нахождения недвижимого имущества, каковым является Коптевский районный суд г. Москвы.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Промышленного районного суда г. Владикавказа от 5 июня 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия - Алания от 29 сентября 2015 г отменить, направить дело на новое-рассмотрение в Коптевский районный суд г. Москвы.

Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...