Актуально на:
21 ноября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 32-АПУ15-9 от 16.07.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №32-АПУ15-9

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 16 июля 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Истоминой Г.Н судей ТаратутыИ.В. и Кочиной И.Г при секретаре Барченковой М.А с участием государственного обвинителя - прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Федченко Ю.А., защитника осужденного - адвоката Шаповаловой Н.Ю рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу осужденного Кузьмина В.П. и его защитника адвоката Весич О.Ю. на приговор Саратовского областного суда от 31 марта 2015 года, которым

Кузьмин В П родившийся года

в г. области, несудимый осужден по пп. «а», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 19 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 139 УК РФ к штрафу в размере 100 тысяч рублей.

1

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 21 год лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

Наказание в виде штрафа в размере 100 тысяч рублей постановлено исполнять самостоятельно.

Кузьмин осужден за убийство общеопасным способом двух лиц Г и З за умышленное уничтожение и повреждение путем поджога чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба, и за незаконное проникновение в жилище, с угрозой применения насилия.

Преступления совершены им в г. области 12 апреля 2014 года при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора и доводы апелляционной жалобы, выступление защитника осужденного адвоката Шаповаловой Н.Ю., поддержавшей доводы жалоб, выступление государственного обвинителя Федченко Ю.А полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

В апелляционной жалобе и дополнении к ней осужденный Кузьмин В.П. указывает на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора.

Не оспаривая факт незаконного проникновения в квартиру потерпевших, считает неправильной квалификацию его действий по ч. 2 ст. 139 УК РФ, поскольку угроз применения насилия к потерпевшим, угроз расправой он не высказывал, а лишь выражался нецензурной бранью.

Выражает несогласие и с осуждением его по п. «а», «е» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167 УК РФ. Признавая его виновным в совершении этих преступлений суд не учел ряд обстоятельств. Нет ни одного доказательства подтверждающего его причастность к поджогу квартиры. Вывод о его виновности суд основал на предположении.

Полагает, что свидетель Н «сфабриковал в отношении него уголовное дело.

Суд не обратил внимания на то, что ни одно вещественное доказательство не подтверждает его вину в отличие от свидетеля Н на одежде которого обнаружена кровь погибших. Из показаний свидетеля Г следует, что Н просил выбросить его одежду, на которой была кровь погибших, а свою сожительницу Н попросил выбросить обувь, в которой он был в тот вечер, скрывая тем самым следы

2

преступления. Н дал против него показания, стремясь избежать уголовной ответственности.

Суд не учел показания свидетелей о том, что в квартире потерпевших были постоянные пьянки, скандалы, а также показания соседки потерпевших описавшей молодого человека, которого видела в ночь убийства потерпевших и это описание совпадает с приметами Н .

Полагает, что поджог квартиры мог совершить любой, кто находился неподалеку от этой квартиры в ту ночь, однако суд признал его виновным во всем.

Не согласен он и с решением суда о том, что потерпевшие находились в беспомощном состоянии.

Не придал значения суд и тому факту, что когда были задержаны А иМ , они были в нетрезвом виде и странно вели себя.

Его исследование на «полиграфе» показало его непричастность к преступлениям.

Вопреки требованиям ст. 14 УК РФ суд не истолковал все сомнения в его пользу.

Решение суда об уничтожении его куртки считает неправильным просит возвратить ее родственникам.

Наказание назначено ему чрезмерно суровое, несправедливое. Суд не принял во внимание ряд смягчающих обстоятельств: частичное признание им вины в проникновении в жилище, то, что ранее он не судим, был официально трудоустроен, положительно характеризуется по месту работы и жительства, женат, имеет двоих детей, его родители - пенсионеры нуждаются в его помощи, он является единственным кормильцем в семье. Не учел суд и то, что он в течение года содержится под стражей.

Просит приговор отменить, оправдать его по п.п. «а», «е» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167 УК РФ, переквалифицировать его действия с ч. 2 ст. 139 УК РФ на ч. 1 ст. 139 УК РФ и исключить решение суда о назначении ему штрафа поскольку потерпевшие не имели к нему материальных претензий.

В апелляционной жалобе защитник осужденного адвокат Весич О. Ю указывает на несоответствие выводов суда, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

В судебном заседании подсудимый Кузьмин В.П. свою вину признал частично, а именно не признал вину по обвинению по ч. 2 ст. 167, пп. «а», «в», «е», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку данных действий не совершал. В то же время Кузьмин В.П. не отрицал факт незаконного проникновения в квартиру потерпевших, но отрицал совершения данного преступления с угрозой применения насилия, пояснив, что при проникновении в квартиру слов угроз он не высказывал, что подтвердили в судебном заседании потерпевший А и свидетель М которые также пояснили, что Кузьмин выражался нецензурной бранью,

3

угроз не высказывал, однако суд не принял во внимание в этой части показания А иМ .

Полагает, что обвинение Кузьмина В.П. в убийстве и умышленном уничтожении чужого имущества построено лишь на домыслах и догадках косвенных свидетелей по делу.

Доказательств, уличающих Кузьмина В.П. в совершении указанных преступлений не имеется.

Обращает внимание на то, что в показаниях очевидцев преступлений Н ,А иМ имеются существенные противоречия по событиям преступлений относительно обстоятельств ухода из квартиры осужденного и Н и возвращения одного из вышедших в квартиру которые в судебном заседании устранены не были, но суд не истолковал все сомнения в пользу осужденного.

Что происходило в квартире Г , никому не известно очевидцев происходящих там событий не было, однако суд обосновал выводы о виновности Кузьмина В.П. лишь на предположениях, не имея на то доказательств, нарушив тем самым требования ч. 4 ст. 302, ст. 14, ст. 73 УПК РФ.

Каких-либо объективных и достоверных доказательств виновности Кузьмина В.П. в совершении убийства двух лиц не установлено.

По делу объективно имеются лишь прямо противоположенные взаимоисключающие доказательства, которые не могут быть рассмотрены как бесспорные доказательства вины Кузьмина В.П. в совершении инкриминируемого преступления.

Однако предположение в виновности лица не может являться основанием для постановления обвинительного приговора.

Кроме того, полагает, что назначенное Кузьмину наказание является чрезмерно суровым, вследствие чего - несправедливым.

Просит отменить приговор в отношении Кузьмина В.П. о признании его виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.2, ст. 167, ч. 2 ст. 105 УК РФ и назначении наказания в виде лишения свободы на срок 21 год с ограничением свободы на срок 1 год, и штрафа в размере 100 000 рублей.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Лохов Э.А. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

4

Доводы жалоб о непричастности осужденного к убийству потерпевших и умышленному уничтожению имущества не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

Так, из показаний потерпевшего А свидетеля М следует, что в ночь на 12 апреля 2014 года Кузьмин проник в квартиру, в которой находились потерпевшие Г иЗ , а после ухода Кузьмина из квартиры, был обнаружен пожар.

Потерпевший А в частности пояснил суду, что 12 апреля 2014 года около 2 часов Кузьмин начал стучать в окно спальни, а затем в окно зала их квартиры, громко кричал, выражался нецензурно угрожая применением насилия, требовал впустить в квартиру, его мать Г отказалась впустить Кузьмина в квартиру, после чего он услышал удар по оконной раме лоджии, от которого разбилось стекло. Он по совету матери вышел в подъезд, так как боялся Кузьмина, поднялся на площадку третьего этажа, следом туда пришел М . Он слышал из квартиры крики, визг матери, а затем услышал, как из квартиры вышли двое поговорили внизу примерно одну минуту, потом один из них вернулся в квартиру, затем через 2-3 минуты вновь вышел из нее и из подъезда. После этого они почувствовали запах гари, когда спустились, возле квартиры уже находились сотрудники полиции. Зайти в квартиру было невозможно, так как там был огонь. В результате пожара полностью сгорел зал и находившееся в нем имущество, в частности, диван, два кресла, стол, телевизор, тумбочка БУБ-плеер, чем ему был причинен значительный материальный ущерб.

Аналогичные показания потерпевший А дал при проверке показаний на месте и в ходе осмотра с его участием места происшествия (т.4, л.д. 112-114, т. 8, л.д. 1-12).

Свидетель М в суде пояснил, что в ночь на 12 апреля 2014 года около 2 часов в квартиру А иГ , где он распивал спиртное с последними и З , с улицы стали стучать сначала в окно спальни, затем - зала. Г отказалась открыть дверь. Он узнал по голосу Кузьмина, тот стал требовать впустить его в квартиру, выражался нецензурной бранью, угрожая насилием. Затем раздались удары по раме на лоджии, звон бьющегося стекла, Кузьмин стал влезать на лоджию Г сказала ему и А , чтобы они ушли из квартиры. Перед уходом он передал З свой мобильный телефон, чтобы она позвонила в полицию. Испугавшись Кузьмина, который, как он понял, находился в состоянии опьянения, сначала А , а следом он ушли из квартиры и поднялись на площадку третьего этажа. Перед уходом он видел, что Кузьмин выбивает дверь с лоджии в зал. Из квартиры А были слышны грохот и женские крики. Он постучался в квартиру № , и попросил

5

вышедшего парня вызвать полицию. Крики в квартире продолжались около 3-5 минут, потом все стихло, и он услышал, что деревянная дверь в квартире открылась, из квартиры вышли двое мужчин, это он понял по звукам шагов и по тому, что те что-то говорили друг другу. Затем практически сразу же один вернулся в квартиру, где находился около 3 минут, после чего вышел из квартиры и из подъезда. Они с А постояли на третьем этаже не более 5 минут, в течение которых стал чувствоваться запах дыма, который усиливался. Они стали спускаться вниз, где увидели двух сотрудников полиции. В квартире А был пожар, войти туда было невозможно из-за сильного задымления.

В ходе проверки показаний на месте в квартире дома по ул. г. области свидетель М дал аналогичные показания и воспроизвел известные ему обстоятельства произошедшего (т. 4, л.д. 177-185).

Из показаний свидетеля Н на предварительном следствии следует, что он следом за Кузьминым, который разбил стекло сначала в окне квартиры потерпевших, а затем на лоджии, после Кузьмина также залез в квартиру через то же окно. В комнате на диване сидели две женщины, а перед ними стоял Кузьмин и кричал нецензурно, затем Кузьмин ударил два раза ладонью руки по лицу одну из женщин, требуя сказать, где парень, которого он искал, он направился к лоджии и услышал еще звуки ударов, обернувшись, увидел, что Кузьмин наносит удары ладонью руки в область лица той же женщине. Поскольку Кузьмин вел себя агрессивно и избивал женщину, он решил уйти из этой квартиры. В это время обе женщины громко кричали, затем он услышал звук от нескольких ударов повернувшись, увидел, что женщина, сидевшая от Кузьмина по левую сторону, лежала на диване без движения, как он понял, Кузьмин нанес ей удары бутылкой из-под шампанского по голове, от чего она потеряла сознание. В этот же момент он видел, как Кузьмин, намахнувшись, наносит удар бутылкой от шампанского по голове другой женщине, при этом бутылка от удара об голову этой женщины разбилась, а женщина от этого удара сразу же завалилась на другую женщину и более не поднималась, было понятно что от этого удара по голове она потеряла сознание, как и другая женщина Он испугался и вышел из квартиры в подъезд, затем на улицу. Кузьмин вышел следом за ним, спросил, куда он собрался, а он сказал, что пойдет к своему знакомому А . Выйдя из подъезда, он слышал, что Кузьмин кричал ему что-то сзади, но он не откликался, затем завернул за угол дома и направился в сторону железной дороги. Отойдя от этого дома, он видел, что Кузьмина позади нет. Лишь через пять минут его сзади окликнул Кузьмин, он остановился, и Кузьмин догнал его. (т. 4, л.д. 43-57).

6

В судебном заседании свидетель Н указанные показания полностью подтвердил и также пояснил, что после проникновения через лоджию в квартиру Кузьмин в его присутствии избил Г иЗ за то, что они не говорили, где находится А , наносил обеим удары, в том числе, бутылкой из под шампанского, которая от последнего из ударов по голове Г разбилась, после чего он первым покинул квартиру, а Кузьмин вышел следом, но задержался и догнал его минут через пять около железной дороги.

Оценивая показания свидетеля Н суд правильно отметил в приговоре, что на предварительном следствии Н был допрошен с соблюдением требований ст. 188-189 УПК РФ, в связи с чем обоснованно признал их допустимым доказательством и сослался на них в приговоре.

Показания Н об избиении Кузьминым Г иЗ , о том, что он первым вышел из квартиры, а Кузьмин вышел следом за ним, и догнал его на улице минут через пять, соответствуют как приведенным выше показаниям потерпевших А и свидетеля М об обстоятельствах проникновения Кузьмина в квартиру, из которой они слышали грохот и крики женщин, слышали, как из квартиры вышли два человека, один из которых вернулся и минуты через три вновь вышел, так и показаниям самого осужденного Кузьмина, который в судебном заседании признал факт проникновения в квартиру потерпевших через разбитое им окно лоджии, где находились потерпевшие Г иЗ которым он нанес удары, в том числе бутылкой из под шампанского, а также пояснил, что первым из квартиры вышел Н , а он вышел следом за ним и дошел с ним до железнодорожного вокзала.

Вопреки доводам жалоб в показаниях А , М и Н не имеется противоречий относительно обстоятельств ухода из квартиры осужденного и Н .

Потерпевший А и свидетель М пояснили что слышали, как из квартиры вышли два человека, один из которых вернулся и минуты через три вновь вышел.

Свидетель Н пояснил, что он первым вышел из квартиры, а за ним - Кузьмин, который в подъезде спросил его, куда он собрался, при этом Н , хотя и заявил, что не помнит, возвращался ли в квартиру Кузьмин в то же время пояснил, что, когда он вышел из подъезда и завернул за угол дома, он видел, что Кузьмина позади нет, тот минут через пять окликнул его он остановился, и Кузьмин догнал его.

7

Сам Кузьмин, отрицая причастность к поджогу квартиры, в то же время подтвердил в судебном заседании показания Н о том, что тот первым вышел из квартиры, а он - после него.

Показания Н о способе проникновения Кузьмина в квартиру потерпевших, о характере примененного им насилия к потерпевшим с использованием в качестве орудия преступления бутылки из под шампанского соответствуют протоколу осмотра места происшествия заключениям судебно-медицинского эксперта, согласно которым при исследовании трупа З обнаружены 2 ушибленные раны кожи и мягких тканей в правой теменной области; кровоизлияние в мягкие ткани левой теменной области; перелом костей свода и основания черепа справа следы крови под твердой мозговой оболочкой, кровоизлияния под мягкую мозговую оболочку справа и слева, ушиб вещества головного мозга слева которые расцениваются как причинившие тяжкий вред здоровью человека по признаку опасности для жизни и возникли от действия тупых твердых предметов с ограниченной травмирующей поверхностью, прижизненные возникли незадолго до наступления смерти (от нескольких минут до десятков минут); при исследовании трупа Г также установлено, что незадолго до наступления смерти ей было причинено 1 травматическое воздействие режущим предметом в области шеи справа, не менее 3 травматических воздействий тупыми твердыми предметами в область головы, не менее 1 травматического воздействия тупым предметом в область носа, не менее 1 травматического воздействия тупым предметом в лобную область справа, не менее 1 травматического воздействия тупым предметом в область нижней губы, не менее 2 травматических воздействий тупыми твердыми предметами в область передней поверхности шеи, не менее 1 травматического воздействия тупым предметом в область тыла основной фаланги 2 пальца правой кисти.

При дополнительном исследовании эксперт не исключил возможность причинения указанных повреждений потерпевшим в результате действия бутылки из-под шампанского, изъятой у Н , аналогичной той которая была у него 12 апреля 2014 года в квартире потерпевших, и согласно его показаниям такая же бутылка была и у Кузьмина.

Показания потерпевшего А и свидетеля М о том что пожар в квартире был обнаружен сразу после ухода проникших в квартиру лиц, (Кузьмина и Н ) соответствуют другим доказательствам:

- показаниям свидетеля И из которых следует, что примерно в 02 часа 10-15 минут 12 апреля 2014 года он услышал шум с лестничной площадки третьего этажа, открыв входную дверь, на лестничной

8

площадке он увидел А и М , а вернувшись в квартиру, минут через 10-15 минут, почувствовал сильный запах дыма, вместе с И спустился на первый этаж, где увидел М , А и двух сотрудников полиции, в квартире происходил пожар;

- показаниям свидетелей З Н о том, что в дежурную часть отдела МВД России по Аткарскому району, 12 апреля 2014 года в 02 часа 05 минут позвонила женщина, которая представилась А назвала адрес - квартира дома по ул. г. и сообщила, что в квартире выбивают окна по указанному адресу была направлена группа задержания ОВО, а через некоторое время старший группы задержания В доложил что квартира горит;

- показаниям свидетелей В Ч из которых следует, что ночью 12 апреля 2014 года по прибытии в составе группы задержания ОВО по адресу: г. , ул. , д. , кв.

они увидели в окнах квартиры пламя огня, сообщили о пожаре в дежурную часть и ожидали прибытия пожарных. В квартиру из-за сильного задымления войти было нельзя;

- показаниям свидетеля А - сотрудника пожарной части, согласно которым 12 апреля 2014 года примерно в 02 часа 35 минут диспетчер пожарной части сообщил ему о возгорании в д. на ул.

г. прибыв по указанному адресу, он обнаружил что возгорание происходило в квартире, сотрудники пожарной части КиЕ вынесли из квартиры пострадавшую женщину, а затем в большой комнате квартиры был обнаружен труп еще одной женщины, пожарные стали со стороны входной двери и со стороны лоджии ликвидировать возгорание, в квартире горели диван и кресло, а еще один очаг возгорания был на лоджии.

Из материалов дела следует, что сообщение о пожаре в дежурную часть отдела МВД России по Аткарскому району поступило в 02 часа 26 минут 12 апреля 2014 года (т. 1, л.д. 131).

В соответствии с заключением эксперта от 20.08.2014 г. № 63-20-2-01 технической причиной пожара, произошедшего 12 апреля 2014 года по адресу: область, г. ул. , д. № , кв. №,

явилось воспламенение горючей пожарной нагрузки в очагах пожара от действия источника открытого пламени.

9

Возникновению пожара способствовало использование в качестве источника зажигания источника отрытого пламени.

С учетом быстрой динамики развития пожара, наличия трех очагов пожара, местонахождения жертв, их состояния и типа травм эксперт пришел к выводу о том, что причиной пожара явился поджог. Развитию пожара способствовали нормальные условия газообмена с достаточным доступом окислителя (кислорода воздуха) в зону горения, а также большое количество твердых горючих материалов в зоне горения, а также распространение горения одновременно из трех мест.

Доводам стороны защиты о непоследовательности и противоречивости показаний А , М иН суд дал в приговоре надлежащую оценку и правильно отметил, что показания указанных лиц не содержат существенных противоречий, согласуются между собой и с другими исследованными в судебном заседании доказательствами.

Более подробное и детальное изложение свидетелем Н обстоятельств произошедшего в последующих, по сравнению с первоначальными, показаниях, на что обращала внимание в ходе судебного разбирательства сторона защиты, правильно расценено судом как конкретизация и уточнение свидетелем картины произошедшего, что не порождает противоречий, а позволяет более полно и точно восстановить имевшее место в действительности событие.

С учетом того, что показания свидетеля Н , потерпевшего А свидетеля М согласуются между собой соответствуют другим исследованными в судебном заседании доказательствам, оснований не доверять им не имелось, суд правильно признал их достоверными, положил в основу приговора и на основе анализа этих показаний в совокупности с другими доказательствами обоснованно пришел к выводу о том, что именно Кузьмин В.П. после причинения телесных повреждений потерпевшим Г и З на почве возникших личных неприязненных взаимоотношений, решил лишить их жизни, для чего в квартире, где находились потерпевшие, совершил поджог, в результате которого от отравления окисью углерода (угарным газом) наступила смерть последних.

Доводы жалоб об оговоре Кузьмина свидетелем Н со ссылкой на то, что на его одежде обнаружена кровь, опровергаются приведенными выше доказательствами.

Кроме того в судебном заседании показаниями осужденного свидетелей Н , К , В П , М установлено, что перед проникновением в квартиру потерпевших Кузьмин и

10

Н совместно с указанными лицами распивали спиртные напитки в районе железнодорожного вокзала, а затем в кафе « ».

При этом свидетель В пояснил, что у Н возник конфликт с каким-то мужчиной, и они подрались, от этого одежда Н была в крови.

Из показаний свидетеля М также следует, что 12 апреля 2014 года около 0 часов, то есть до проникновения Н в квартиру потерпевших, она обратила внимание на то, что вся одежда Н была в крови.

От кафе « » Кузьмин и Н на автомобиле под управлением Б доехали до дома № по ул. г.,

что следует из показаний свидетеля Б .

Согласно заключению эксперта по результатам исследования одежды Н : толстовки, джинсовых брюк и пальто, на рукавах и кармане толстовки, на передней поверхности правой ножки джинсовых брюк сверху и левой ножке джинсовых брюк, на полах пальто обнаружена кровь имеющая мужскую генетическую половую принадлежность, что исключает происхождение данной крови от З иГ

Генотипические профили ДНК крови на рукавах и на кармане толстовки справа не совпадают с генотипическими профилем ДНК крови Кузьмина В.П. и Н по всем исследованным системам, что исключает происхождение крови на данных объектах от Кузьмина В.П. и Н

Генотипический профиль ДНК крови на кармане толстовки слева совпадает с генотипическим профилем ДНК крови Кузьмина В.П., что формально не исключает происхождение крови на данном объекте от Кузьмина В.П.

Генотипический профиль ДНК крови с задней поверхности правой ножки джинсовых брюк (объект №10) имеет женскую генетическую половую принадлежность и совпадает с генотипическим профилем ДНК крови З по трем из шести исследованных систем, что формально не исключает происхождение крови на данном объекте от З

В судебном заседании свидетель Н , отвечая на вопросы сторон пояснил, что ночью переодевался в связи с тем, что его одежда была вся в крови, принадлежащей мужчине, с которым он подрался.

Указанные показания Н подтверждаются приведенными выше показаниями свидетелей и заключением эксперта.

По поводу крови на джинсовых брюках, происхождение которой не исключено от З Н пояснил, что мог задеть ногой лежавшую на полу потерпевшую, когда выходил из квартиры.

11

Принимая во внимание показания Н и осужденного Кузьмина о том, что Н не применял насилия к потерпевшим, объяснения Н о причине происхождения крови З на его брюках представляются убедительными.

Учитывая данные обстоятельства, а также отсутствие у Н мотива убийства потерпевших, доводы жалоб об оговоре осужденного свидетелем Н с целью избежать уголовной ответственности, нельзя признать обоснованными.

Не может согласиться Судебная коллегия и доводами жалоб о том что Кузьмин В.П. в ходе незаконного проникновения в квартиру потерпевших не высказывал угрозы применения насилия, а лишь выражался нецензурной бранью.

Вопреки доводам жалоб эти показания Кузьмина опровергаются показаниями потерпевшего А и свидетеля М оснований не доверять которым суд не имел.

О том, что находившиеся в квартире потерпевшие воспринимали угрозы Кузьмина реально, свидетельствует и поведение А которой, испугавшись угроз осужденного, по совету матери Г ушел из квартиры.

Поведение Кузьмина в квартире после проникновения, а именно применение им насилия в отношении оставшихся в квартире Г иЗ свидетельствует о реальности его угроз.

При таких данных суд обоснованно пришел к выводу о том, что Кузьмин В.П., действуя умышленно, нарушая неприкосновенность жилища в составе группы с лицом, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, угрожая применением насилия, разбил стекла в раме на лоджии и в двери, ведущей с лоджии в зальную комнату и незаконно проник в указанную квартиру против воли проживающих в ней лиц.

Действиям осужденного суд дал правильную юридическую оценку.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Всем представленным сторонами доказательствам, в том числе и показаниям свидетелей О М - соседей потерпевших на которые обращается внимание в жалобе, суд дал в приговоре надлежащую оценку. Показания указанных свидетелей о том, что они видели у подъезда дома незнакомого мужчину с бутылкой в руках стучавшего в двери, соответствуют другим доказательствам и не опровергают выводы суда о виновности Кузьмина в содеянном.

12

Не может поставить под сомнение вывод суда о виновности Кузьмина и тот факт, что на его одежде не обнаружена кровь потерпевших.

При решении вопроса о виновности осужденного судом приняты во внимание и получили оценку все существенные обстоятельства. В жалобах не приводятся какие-либо обстоятельства, которые судом не учтены. Доводы жалоб сводятся, по существу, к иной оценке доказательств.

По указанным мотивам Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора по доводам жалоб.

Наказание назначено Кузьмину соразмерно содеянному, с учетом данных о его личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на его исправление, на условия жизни его семьи.

При этом смягчающие обстоятельства: признание вины и раскаяние в содеянном в части незаконного проникновения в жилище и причинения телесных повреждений потерпевшим Г и З наличие на иждивении Кузьмина В.П. двух малолетних детей, принятие мер к заглаживанию причиненного потерпевшему А вреда, а также его молодой возраст, отсутствие судимости в полной мере учтены судом при назначении наказания осужденному.

Оснований для признания назначенного Кузьмину наказания несправедливым и для его смягчения, о чем ставится вопрос в жалобах, не имеется.

Вместе с тем приговор в части разрешения судьбы вещественных доказательств подлежит изменению по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 81 УПК РФ при вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела должен быть решен вопрос о вещественных доказательствах. При этом предметы, не представляющие ценности и не истребованные стороной, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть переданы им.

По смыслу данной нормы, уничтожены могут только такие вещественные доказательства, которые не представляют ценности.

Эти требования закона не в полной мере выполнены судом по настоящему делу.

13

Так, принимая решение об уничтожении кожаной куртки черного цвета принадлежащей Кузьмину В.П., суд не обсудил вопрос о возможности возвращения ее осужденному, не привел в приговоре данные свидетельствующие о необходимости уничтожения куртки.

В этой связи доводы жалобы осужденного о незаконности решения суда об уничтожении его куртки являются обоснованными, указание суда об этом подлежит исключению из приговора, а указанная куртка - возвращению Кузьмину.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389 13 , 38920, 38928 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Саратовского областного суда от 31 марта 2015 года в отношении Кузьмина В П в части разрешения судьбы вещественных доказательств изменить.

Исключить из резолютивной части приговора указание об уничтожении кожаной куртки черного цвета Кузьмина В.П., передать данную куртку Кузьмину В.П.

В остальном приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного Кузьмина В.П. и его защитника адвоката Весич О.Ю. - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

14

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...