Актуально на:
16 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 49-О11-18 от 17.03.2011 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №49-ОИ-18

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 17 м а р т а 2011 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Борисова В.П.,

судей Пейсиковой Е.В. и Ламинцевой С.А.

при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании материал по кассационной жалобе осужденного Рузеева А.М. на постановление Верховного Суда Республики Башкортостан от 27 января 2011 г., которым отказано в удовлетворении представления Федеральной службы исполнения наказаний Министерства юстиции Российской Федерации о передаче Рузеева А.М. для дальнейшего отбывания наказания в Республику Казахстан.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой Е.В., изложившей содержание постановления, мотивы кассационной жалобы осужденного, объяснение осужденного Рузеева А.М. в режиме видеоконференц-связи, поддержавшего доводы своей жалобы выступление адвоката Бицаева В.М. в его защиту, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Аверкиевой В.А полагавшей постановление суда оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения, Судебная коллегия,

установила:

по приговору Верховного Суда Республики Башкортостан от 2 октября 2000 г. с учетом изменений, внесенных кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 3 июля 2001 г. и постановлением Мелеузовского районного суда Республики Башкортостан от 25 декабря 2009 г., Рузеев А.М. осужден по пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы, по п. «в» ч.З ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы. На основании ч.З ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Рузееву А.М наказание в виде 13 лет 5 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, исчисляя срок отбывания наказания с 19 февраля 2000 г.

Заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний Министерства юстиции Российской Федерации Цатуров В.В. в связи с тем что Рузеев А.М. является гражданином Республики Казахстан, обратился в Верховный Суд Республики Башкортостан с представлением о передаче осужденного Рузеева А.М. для отбывания наказания в Республику Казахстан на основании обращений начальника Департамента международного сотрудничества Генеральной прокуратуры Республики Казахстан Досполова С, заместителя директора Департамента международного права и сотрудничества Минюста России Кириченко Ю.В.

Заявление о передаче для дальнейшего отбывания наказания в Республику Казахстан также было направлено осужденным Рузеевым А.М.

В судебном заседании осужденный Рузеев поддержал представление органа, исполняющего наказание, о передаче его для отбывания наказания в Республику Казахстан.

Постановлением судьи Верховного Суда Республики Башкортостан от 27 января 2011 г. отказано в удовлетворении представления заместителя директора Федеральной службы исполнения наказаний Минюста России Цатурова В.В. о передаче осужденного Рузеева А.М. для дальнейшего отбывания наказания в Республику Казахстан.

В кассационной жалобе Рузеев А.М. оспаривает обоснованность вынесенного судом решения, при этом указывает, что оснований препятствующих его выдаче для отбывания наказания в Республику Казахстан, не имеется. Указывает, что в течение всего периода отбывания наказания был лишен возможности видеться со своими родными, поскольку они проживают на территории Республики Казахстан и не имеют возможности приезжать в Россию к нему на свидания. С учетом доводов своей жалобы осужденный просит отменить постановление судьи и удовлетворить представление заместителя директора ФСИН Минюста России.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия полагает, что постановление судьи подлежит отмене.

В соответствии со ст. 469 УПК РФ лицо, осужденное судом Российской Федерации к лишению свободы, может быть передано для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является, на основании решения суда, принятого по результатам рассмотрения представления федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области исполнения наказаний, либо обращения осужденного или его представителя а равно компетентных органов иностранного государства в соответствии с международным договором Российской Федерации либо письменным соглашением компетентных органов Российской Федерации с компетентными органами иностранного государства на основе принципа взаимности.

Это правило корреспондирует положениям Конвенции о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания от 6 марта 1998 г., ратифицированной Россией и Казахстаном, закрепляющей возможность передачи иностранных граждан или лиц без гражданства для отбывания наказания в виде лишения свободы на территорию другого государства, гражданами которого они являются или на территории которого постоянно проживают.

Как следует из представленных материалов и установлено в судебном заседании, по приговору Верховного Суда Республики Башкортостан от 2 октября 2000 г. Рузееву наряду с наказанием в виде лишения свободы назначено дополнительное наказание в виде конфискации имущества Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ конфискация имущества была исключена из уголовного закона. Санкции ч.2 ст. 96 и ч.2 ст. 179 УК Республики Казахстан соответствуют ч.2 ст. 105 и ч.З ст. 162 УК РФ и предусматривают дополнительное наказание в виде конфискации имущества.

Согласно постановлению Мелеузовского районного суда Республики Башкортостан 25 декабря 2009 г. Рузеев считается осужденным по пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы, по п. «в» ч.З ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, на основании ч.З ст. 69 УК РФ окончательно ему назначено 13 лет 5 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Из сообщения Мелеузовского районного суда Республики Башкортостан с разъяснением вышеуказанного постановления следует, что из судебных решений в отношении Рузеева исключена конфискация имущества.

Как видно из постановления судьи Восточно-Казахстанского областного суда от 4 августа 2010 г., назначенное Рузееву по приговору Верховного Суда Республики Башкортостан от 2 октября 2000 г. наказание в виде 13 лет 5 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима признано соответствующим наказанию, установленному УК РК, и подлежащим исполнению на территории Республики Казахстан.

Суд, отказывая в представлении Федеральной службы исполнения наказаний Минюста России о передаче осужденного Рузеева для дальнейшего отбывания наказания в Республику Казахстан и расценивая постановление казахстанского суда как решение об исполнении приговора Верховного Суда Республики Башкортостан в отношении Рузеева подлежащим исполнению на территории Республики Казахстан не только в части основного наказания в виде лишения свободы, но и в части конфискации имущества, которая в Российской Федерации законодательством не предусмотрена, и в соответствии с постановлением Мелеузовского районного суда Республики Башкортостан от 25 декабря 2009 г. не подлежит применению к Рузееву, сослался на положения ст. 12 Конвенции о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания от 6 марта 1998 г., согласно которым, государство исполнения приговора должно обеспечивать продолжение отбывания наказания в соответствии со своим законодательством, не ухудшая положения осужденного.

Между тем в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации и в вышеназванном международном договоре Российской Федерации предусматриваются условия, при которых в передаче осужденного для дальнейшего отбывания наказания в государстве гражданином которого он является, может быть отказано.

Так, согласно ст.6 Конвенции передача осужденного не производится если:

1) наказание не может быть исполнено на территории государства исполнения приговора вследствие истечения срока давности или по иному основанию, предусмотренному законодательством этого государства;

2) на территории государства исполнения приговора за совершенное деяние он понес наказание или был оправдан, либо дело было прекращено, а равно, если лицо освобождено от наказания компетентным органом этого государства;

3) это может нанести ущерб интересам государства вынесения приговора или государства, гражданином которого является осужденный;

4) если осужденным не возмещен ущерб, нанесенный преступлением.

В передаче осужденного к лишению свободы судом Российской Федерации для отбывания наказания в государстве, гражданином которого он является, может быть отказано в случаях, если имеются следующие обстоятельства, указанные в ст. 471 УПК РФ:

1) ни одно из деяний, за которые лицо осуждено, не признается преступлением по законодательству государства, гражданином которого является осужденный;

2) наказание не может быть исполнено в иностранном государстве вследствие:

а) истечения срока давности или по иному основанию предусмотренному законодательством этого государства;

б) непризнания судом или иным компетентным органом иностранного государства приговора суда Российской Федерации либо признания судом или иным компетентным органом иностранного государства приговора суда Российской Федерации без установления порядка и условий отбывания осужденным наказания на территории иностранного государства;

в) несопоставимости с условиями и порядком отбывания осужденным наказания, определенными судом или иным компетентным органом иностранного государства;

3) от осужденного или от иностранного государства не получены гарантии исполнения приговора в части гражданского иска;

4) не достигнуто согласие о передаче осужденного на условиях предусмотренных международным договором Российской Федерации;

5) осужденный имеет постоянное место жительства в Российской Федерации.

Вышеуказанных обстоятельств, препятствующих передаче осужденного для дальнейшего отбывания наказания в Республике Казахстан в ходе рассмотрения вопроса в отношении Рузеева судом не установлено.

Как следует из ч. 2 ст. 12 Конвенции, назначенное осужденному наказание отбывается на основании приговора суда государства вынесения приговора. Суд государства исполнения приговора, исходя из вынесенного приговора, принимает решение о его исполнении, определяя по закону своего государства такой же срок лишения свободы, как и назначенный по приговору.

В таком же порядке согласно ч.5 ст. 12 Конвенции исполняется дополнительное наказание.

Кроме того, ст. 8 Конвенции, определяющая перечень необходимых документов для целей передачи осужденного для отбывания наказания, не содержит в качестве такового решение суда государства, гражданином которого является осужденный, об исполнении приговора на территории данного государства.

Исходя из смысла приведенных положений Конвенции во взаимосвязи с ч. 3 ст. 15 Конвенции, определяющей правило, согласно которому пересмотр приговора в отношении осужденного, переданного государству исполнения приговора, может быть осуществлен только компетентным судом государства вынесения приговора, а также с ч. 1 ст. 16 Конвенции предусматривающей порядок отбывания наказания в случае изменения приговора компетентным судом государства вынесения приговора после передачи осужденного, решение казахстанского суда об исполнении приговора в отношении Рузеева на территории Республики Казахстан следует рассматривать лишь в качестве согласия государства исполнения приговора для продолжения отбывания наказания на своей территории и никоем образом в качестве решения об исполнении наказания в виде конфискации имущества, не предусмотренной уголовным законом Российской Федерации и не применяемой в отношении Рузеева.

Иное противоречило бы принципам взаимности и государственного суверенитета, а также установленным международным договором и федеральным законом положениям, регулирующим передачу осужденного для отбывания наказания в государстве, гражданином которого он является.

Таким образом, решение казахстанского суда по смыслу Конвенции и уголовно-процессуального законодательства не является для российского суда обязательным условием передачи Рузеева для дальнейшего отбывания наказания и не может служить непреодолимым препятствием для учета при исполнении приговора всех тех изменений, которые вносятся в судебные решения в отношении осужденного судами Российской Федерации.

Учитывая вышеизложенное, постановление суда нельзя признать законным и обоснованным, и оно подлежит отмене, а дело с представлением Федеральной службы исполнения наказаний Министерства юстиции Российской Федерации направлению на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует выполнить требования УПК РФ и международных норм в полном объеме и в зависимости от полученных данных принять по нему соответствующее решение.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ Судебная коллегия

определила:

постановление судьи Верховного Суда Республики Башкортостан от 27 января 2011 г. в отношении Рузеева А М отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...