Актуально на:
08 августа 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 5-КГ17-134 от 05.09.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№5-КГ17-134

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 5 сентября 2017 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова ВВ.,

судей Асташова СВ., Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Рахманова А П , Рахмановой К Н к Государственному бюджетному учреждению здравоохранения Московской области «Балашихинская центральная районная больница» о возмещении вреда в связи с потерей кормильца, взыскании расходов на ритуальные услуги по кассационной жалобе Рахмановой К Н на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 ноября 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова ВВ., выслушав Рахманова А.П., Рахманову К.Н., их представителя Захарову Е.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Рахманова К.Н. и Рахманов А.П. обратились в суд с названным иском к ГБУЗ МО «Балашихинская ЦРБ», указав, что в результате оказания сотрудниками ответчика медицинских услуг ненадлежащего качества умер их сын Рахманов А.А. Данные обстоятельства установлены вступившим в законную силу решением суда. Поскольку истцы являются нетрудоспособными родителями Рахманова А.А., полагали, что в силу гл. 59 Гражданского кодекса Российской Федерации имеют право на возмещение ответчиком вреда в связи с потерей кормильца, а также расходов на ритуальные услуги.

Решением Хорошевского районного суда г. Москвы от 25 мая 2016 г иск удовлетворен частично.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 ноября 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, постановлено новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Рахмановой КН., подписанной ее представителем Захаровой Е.А.,. поставлен вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для состоявшихся судебных постановлений.

Поскольку решение Хорошевского районного суда г. Москвы от 25 мая 2016 г. отменено, его законность в силу положений ч. 2 ст. 376 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не может быть проверена Верховным Судом Российской Федерации в порядке гл. 41 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 28 июля 2017 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит, что имеются основания предусмотренные ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены апелляционного определения в кассационном порядке.

Судом при рассмотрении дела установлено, что 26 января 2013 г. умер Рахманов А.А., являвшийся сыном Рахмановой К.Н. и Рахманова А.П.

В 2015 г. Рахманова К.Н., Рахманов А.П., Рахманова Е.А. (сестра) и Рахманов Д.А. (брат) обратились в Хамовнический районный суд г. Москвы с иском к ГБУЗ МО «Балашихинская ЦРБ» и другим о взыскании компенсации морального вреда.

Решением Хамовнического районного суда г. Москвы от 24 июля 2015 г. иск Рахмановой К.Н., Рахманова А.П., Рахмановой Е.А. и Рахманова Д.А. к ГБУЗ МО «Балашихинская ЦРБ» о взыскании компенсации морального вреда удовлетворен частично, при этом суд пришел к выводу, что действия сотрудников ответчика в совокупности послужили причиной ухудшения состояния больного Рахманова А.А. и способствовали наступлению его смерти, что подтверждается заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы ГБУЗ МО «Бюро судебно медицинской экспертизы» от 19 февраля 2014 г.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 января 2016 г. решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 24 июля 2015 г. оставлено без изменения.

Разрешая настоящий спор, суд первой инстанции исходил из того, что факт оказания медицинских услуг ненадлежащего качества в ГБУЗ МО «Балашихинская центральная районная больница» Рахманову А.А., что привело к его смерти, установлен вступившим в законную силу судебным постановлением, в связи с чем применил положения ч. 2 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, и, руководствуясь положениями ст. 1088, 1089, 1094 Гражданского кодекса Российской Федерации, удовлетворил в части исковые требования Рахмановой К.Н. и Рахманова А.П.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в иске, суд апелляционной инстанции, повторно оценив заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы ГБУЗ МО «Бюро судебно медицинской экспертизы» от 19 февраля 2014 г., указал, что экспертное заключение не содержит выводов о прямой причинно-следственной связи между выявленными дефектами оказания медицинской помощи работниками ответчика и непосредственно смертью Рахманова А.А.

Кроме того, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда указала, что при разрешении спора о компенсации морального вреда, юридически значимым обстоятельствами являлись обстоятельства надлежащего (ненадлежащего) оказания медицинской помощи и причинение истцам нравственных страданий в связи со смертью близкого родственника, которые и были установлены судом; юридически значимые обстоятельства, установление которых является условием для возложения ответственности за вред, причиненный по случаю потери кормильца в соответствии с положениями ст. 1064, 1088, 1089 Гражданского кодекса Российской Федерации при разрешении спора между сторонами в Хамовническом районном суде г. Москвы не устанавливались, такие выводы в судебном решении от 24 июля 2015 г. отсутствуют, в связи с чем условий для применения ч. 2 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении настоящего спора у суда не имелось.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что доказательств, свидетельствующих, что ответчик (его работники) является лицом, причинившим смерть сыну истцов, что между наступлением такого вреда и действиями (бездействием) работников ответчика имеется прямая причинная связь, не представлено, в связи с чем в удовлетворении иска отказал.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение принято с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

Согласно ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (пункт 1).

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда (пункт 2).

По смыслу приведенных правовых норм общими основаниями гражданско-правовой ответственности являются наличие вреда противоправность и виновность действий причинителя вреда, а также наличие причинно-следственной связи между указанными действиями и причиненным вредом.

Вступившим в законную силу решением Хамовнического районного суда г. Москвы от 24 июля 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 января 2016 г., установлено, что при своевременном и правильном оказании медицинской помощи Рахманову А.А. прямая причинно-следственная связь между заболеванием и наступлением смерти могла быть прервана. При оказании медицинской помощи больному Рахманову А.А. почти на всех этапах догоспитальной помощи допущены те или иные недостатки.

Согласно ч. 2 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Аналогичные разъяснения даны в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении».

Таким образом, суду апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела следовало дать оценку вопросу о наличии либо отсутствии обязательных условий гражданско-правовой ответственности ответчика, не подвергая сомнению приведенные выше обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда.

Факт оказания ответчиком Рахманову А.А. медицинских услуг ненадлежащего качества, что способствовало наступлению его смерти установлен вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, на основании заключения комиссионной судебно медицинской экспертизы ГБУЗ МО «Бюро судебно медицинской экспертизы» от 19 февраля 2014 г., получившим оценку судов первой и апелляционной инстанций при рассмотрении указанного дела.

Придя к выводу о том, что экспертное заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы ГБУЗ МО «Бюро судебно- медицинской экспертизы» от 19 февраля 2014 г. не содержит выводов о прямой причинно- следственной связи между выявленными дефектами оказания медицинской помощи работниками ответчика и непосредственно смертью Рахманова А.А суд апелляционной инстанции не учел, что данная экспертиза назначена на основании постановления следователя ОВД по г. Балашихе ГСУ СК РФ Московской области от 10 июля 2013 г., т.е. экспертиза для установления юридически значимых обстоятельств, установление которых является условием для возложения ответственности за вред, причиненный по случаю потери кормильца судом первой инстанции при рассмотрении дела не назначалась.

Таким образом, обстоятельства, которые явились бы основанием для возложения ответственности на ГБУЗ МО «Балашихинская ЦРБ», судом апелляционной инстанции установлены или опровергнуты не были.

В силу статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отсутствие указанных выводов в экспертном заключении не освобождает суд от обязанности дать самостоятельную оценку юридически значимому вопросу о наличии либо отсутствии причинно-следственной связи между действиями ответчика и смертью Рахманова А.А., при необходимости поставив на обсуждение сторон вопрос о назначении по делу судебной экспертизы (статья 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены постановления суда апелляционной инстанции.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 ноября 2016 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Московского городского суда.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 30 ноября 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...