Актуально на:
19 июня 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 308-ЭС17-8172 от 11.09.2017 Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация

79014_995129

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 308-ЭС17-8172

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 11.09.2017

Судья Верховного Суда Российской Федерации Чучунова Н.С., изучив материалы истребованного дела и кассационную жалобу Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Белгородской области на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 09.09.2016 (судья Алферовская В.В.), постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.12.2016 (судьи Пономарева И.В Величко М.Г., Еремина О.А.) и постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20.03.2017 (судьи Алексеев Р.А., Кухарь В.Ф Трифонова Л.А.) по делу № А32-7122/2016,

УСТАНОВИЛ:

Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Белгородской области (далее – Управление) обратилось в Арбитражный суд Белгородской области с иском, в котором просило обязать общество с ограниченной ответственностью «Зерно Белогорья» (далее Общество) восстановить нарушенное право Российской Федерации на результат геодезической деятельности: восстановить пункт государственной геодезической сети «Молочный» (пункт триангуляции, пирамида 3 класса, 5.0 м, центр 146) с помощью организаций, имеющих лицензию на осуществление геодезических и картографических работ федерального значения, за счет собственных средств и с учетом требований законодательства по размещению таких пунктов в составе государственной геодезической сети передать технических отчет о восстановлении указанного пункта в федеральный картографо-геодезический фонд Управления.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 09.09.2016, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.12.2016 и постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20.03.2017, в удовлетворении требований отказано.

Не согласившись с принятыми судебными актами, заявитель обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просит их отменить и удовлетворить заявленные требования, ссылаясь на существенное нарушение судами норм материального и процессуального права.

Письмом Верховного Суда Российской Федерации от 17.07.2017 дело № А32-7122/2016 истребовано из Арбитражного суда Краснодарского края.

По смыслу части 1 статьи 291.1, части 7 статьи 291.6, статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) кассационная жалоба подлежит передаче для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации, если изложенные в ней доводы подтверждают наличие существенных нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

По результатам изучения материалов дела и доводов кассационной жалобы заявителя суд приходит к выводу о наличии оснований для передачи жалобы вместе с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и обжалуемых актов, на основании договора от 10.04.2012 № 10/12 Общество приняло в аренду земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения с кадастровым номером 31:07:0000000:116 площадью 10 866 020 кв. м, расположенный по адресу Белгородская область, Красненский район, в границах земель общества с ограниченной ответственностью «Земское». Срок действия договора – до 09.04.2037; соглашением от 16.12.2014 стороны досрочно расторгли указанный договор.

В период действия договора при проведении сельскохозяйственных работ был поврежден пункт государственной геодезической сети «Молочный» (далее – пункт ГГС), вследствие наезда на него сельскохозяйственной техники.

Данное обстоятельство зафиксировано в акте о повреждении (уничтожении) геодезического пункта от 23.09.2014, составленном в результате выявленного административного правонарушения.

В отношении главного агронома Общества Фомина А.П. составлен протокол от 30.10.2014 по части 3 статьи 7.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП).

Управление 12.11.2014 вынесло представление и обязало Общество принять меры по устранению причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения.

При проведении 29.06.2015 внеплановой выездной проверки административным органом установлено неисполнение Обществом ранее выданного предписания.

Постановлениями мирового судьи судебного участка № 1 Красненского района Белгородской области от 23.07.2015 по делу № 5-202/2015 и от 28.01.2016 Общество признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.5 КоАП.

Поскольку Общество не предприняло меры для восстановления пункта ГГС в добровольном порядке, Управление обратилось в арбитражный суд с указанными требованиями.

Исследовав, оценив по правилам статьи 71 АПК РФ представленные доказательства, руководствуясь статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс), положениями Федерального закона от 26.12.1995 № 209-ФЗ «О геодезии и картографии» (далее – Закон № 209-ФЗ и Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», а также приняв во внимание правовую позицию Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенную в Постановлениях от 07.03.2000 № 3486/1999 и от 14.08.2001 № 9162/2000, суд отказал в удовлетворении заявленных требований ввиду избрания истцом ненадлежащего способа защиты нарушенного права.

По мнению судебных инстанций, восстановление пункта ГГС возможно производить только силами организаций, имеющих лицензию на осуществление геодезических и картографических работ федерального назначения. Избрав присуждение исполнить обязанность в натуре как способ защиты, истец не учел отсутствие возможности реального исполнения решения при удовлетворении предъявленного иска.

Судами также был сделан вывод, что Управлением заявленные требования не конкретизированы в части указания действий, которые необходимо совершить Обществу для восстановления нарушенного права истца в связи с чем в случае их удовлетворения в ходе исполнения судебного акта судебный пристав-исполнитель не сможет определить подлежащие выполнению ответчиком действия, что сделает невозможным исполнение судебного акта.

Выражая свое несогласие с выводами судов, заявитель указывает, что постановлениями мирового судьи судебного участка № 1 Красненского района Белгородской области от 23.07.2015 по делу № 5-202/2015 и от 28.01.2016 Общество привлечено к административной ответственности за уничтожение пункта ГГС и на него возложена обязанность восстановить пункт ГГС силами организаций, имеющих лицензию на осуществление геодезических и картографических работ федерального назначения.

В связи с тем, что до настоящего времени пункт ГГС не восстановлен Управление как правообладатель исключительных прав Российской Федерации обратилось в суд за защитой нарушенных интересов.

Согласно правовой позиции, выраженной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2011 № 30-П признание преюдициального значения вступившего в законную силу судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела.

Как полагает Управление, вышеуказанные судебные акты мирового суда являются преюдициальными по отношению к обжалуемым судебным актам так как в них установлена вина Общества в повреждении пункта ГГС и возложена обязанность по его восстановлению силами организаций имеющих лицензию на осуществление геодезических и картографических работ федерального назначения, что соответствует требованиям пункта 42 статьи 12 Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности».

Таким образом, обжалуемые судебные акты незаконно освобождают виновное лицо от обязанности восстановить пункт ГГС, что нарушает принцип общеобязательности судебных актов.

В нарушение статьи 4 Гражданского кодекса судами к спорным правоотношениям применен пункт 15 статьи 8 Федерального закона от 30.12.2015 № 431-ФЗ «О геодезии, картографии и пространственных данных и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон № 431-ФЗ), который не действовал на момент спорных правоотношений.

Оспаривая вывод судебных инстанций о том, что действующее законодательство в области геодезии и картографии не предполагает возложения на виновное лицо обязанности восстановления геодезических пунктов, а предусматривает возмещение затрат федерального органа на их восстановление, Управление указывает, что ни Закон № 209-ФЗ, ни Закон № 431-ФЗ не связывают возмещение вреда, причиненного пунктам государственной геодезической сети, исключительно с возмещением затрат виновным лицом федеральному органу на их восстановление.

Из буквального содержания вышеуказанных норм следует, что возмещение Российской Федерации вреда, причиненного пунктам государственной геодезической сети, государственной нивелирной сети и государственной гравиметрической сети, осуществляется лицами причинившими вред, в соответствии с гражданским законодательством.

Следовательно, при отсутствии специальной нормы Управление вправе выбрать любой способ защиты своего права.

В силу статьи 12 Гражданского кодекса одним из способов защиты нарушенного права является восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

По смыслу статьи 304 Гражданского кодекса собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Из содержания указанных норм и их системного толкования следует, что собственник вправе требовать устранения нарушения его прав, в том числе и путем возложения обязанности по восстановлению ранее существующего уничтоженного объекта.

Кроме того, Управление обращает внимание, что, в соответствии с пунктом 7.6.1 Положения об Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Белгородской области, утвержденного Приказом Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии от 28.01.2017 № П/0027, Управление является получателем средств федерального бюджета.

Согласно пункту 2 статьи 161 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее – Бюджетный кодекс) финансовое обеспечение деятельности казенного учреждения осуществляется за счет средств соответствующего бюджета бюджетной системы Российской Федерации и на основании бюджетной сметы.

Из статьи 162 Бюджетного кодекса следует, что получатель бюджетных средств принимает и (или) исполняет в пределах доведенных лимитов бюджетных обязательств и (или) бюджетных ассигнований бюджетные обязательства.

Заключение и оплата казенным учреждением государственных (муниципальных) контрактов, иных договоров, подлежащих исполнению за счет бюджетных средств, производятся от имени Российской Федерации субъекта Российской Федерации, муниципального образования в пределах доведенных казенному учреждению лимитов бюджетных обязательств, если иное не установлено настоящим Кодексом, и с учетом принятых и неисполненных обязательств.

Таким образом, в бюджетную смету Управления не включаются расходы на восстановление пунктов ГГС, а расходование финансовых средств, не предусмотренных сметой расходов согласно статье 306.4 Бюджетного кодекса рассматривается контролирующими органами как нецелевое использование бюджетных средств, ответственность за которое предусмотрена статьей 15.14 КоАП.

Кроме того, суды не применили пункт 2 статьи 16 Закона № 209-ФЗ согласно которому собственники, владельцы и пользователи земельных участков, на которых размещены геодезические пункты, обязаны предоставлять возможность подъезда (подхода) к геодезическим пунктам при проведении геодезических и картографических работ.

Следовательно, вывод судов о зависимости исполнения решения от действий третьих лиц сделан без учета норм действующего законодательства.

Приведенные заявителем в кассационной жалобе доводы заслуживают внимания, в связи с чем данную жалобу с делом следует передать для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Руководствуясь пунктом 2 части 7 статьи 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья

ОПРЕДЕЛИЛ:

кассационную жалобу Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Белгородской области на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 09.09.2016, постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.12.2016 и постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20.03.2017 по делу № А32-7122/2016 передать для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Назначить судебное заседание по рассмотрению указанной кассационной жалобы на 17 октября 2017 года на 10 часов 00 минут в помещении суда по адресу: Москва, улица Поварская, дом 15, зал № 3048 (подъезд 5).

Судья Верховного Суда Н.С. Чучунова Российской Федерации

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...