Актуально на:
19 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 64-АПУ16-4СП от 10.08.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

дело № 64-АПУ16-4СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 1 о августа 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Шамова А.В.,

судей Ведерниковой ОН. и Зыкина В.Я.,

при секретаре Щукиной Ю.В рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя С.А. Прокофьевой, апелляционным жалобам осужденного Матлака В.В. и в его интересах адвокатов Брыкова О.В. и Шокарева И.В., потерпевшей С на приговор Сахалинского областного суда с участием присяжных заседателей от 23 мая 2016 года, которым

МАТЛАК В В ,,

судимый:

- 23.06.2003 года по пунктам «а», «г» части 2 статьи 161,

пунктам «а», «б» части 2 статьи 158 УК РФ, части 3 статьи 69

УК РФ к лишению свободы на 3 года 6 месяцев условно с

испытательным сроком 2 года 6 месяцев, постановлением от

17.08.2005 года условное осуждение отменено;

- 21.12.2005 года по части 4 статьи 111 УК РФ, 70 УК РФ к 8

лишения свободы, освободился 15.02.2013 года по отбытии

наказания осужден по п. «в» части 2 статьи 105 УК РФ на 16 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

В соответствии со статьей 53 УК РФ в приговоре указаны установленные Матлаку В.В. обязанности и ограничения.

Мера пресечения в отношении Матлака В.В. оставлена без изменения содержание под стражей, срок наказания ему исчислен с 23 мая 2016 года, в срок наказания зачтено время его содержания под стражей с 21 октября 2014 года по 28 октября 2015 года и с 13 по 23 мая 2016 года.

Разрешен вопрос о вещественных доказательствах, процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шамова А.В объяснения осужденного Матлака ВВ., адвокатов Брыкова О.В. и Шокарева И.В. в защиту интересов осужденного, потерпевшей С поддержавших доводы апелляционных жалоб и возражавших против апелляционного представления, мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего приговор суда изменить по доводам апелляционного представления, апелляционные жалобы оставить без удовлетворения оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

приговором, постановленным на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, Матлак ВВ. признан виновным убийстве малолетней М

19 июля 2014 года рождения, совершенном в период с 13 до 17 часов 18 октября 2014 года в квартире дома по ул. в г.

области.

В апелляционном представлении государственный обвинитель С. А Прокофьева просит приговор изменить, указывает, что поскольку в действиях Матлака ВВ. имеется особо опасный рецидив, вне зависимости от признания его присяжными заседателями заслуживающим снисхождения, местом отбывания наказания ему должна быть назначена колония особого режима.

В апелляционных жалобах и дополнениях:

- осужденный Матлак ВВ., не соглашаясь с приговором, указывает, что был установлен факт общения присяжных заседателей с государственным обвинителем также 13 мая 2016 года присяжный заседатель №11 публично высказал свое отношение по делу, была отведена, однако председательствующий судья не обратился к коллегии с просьбой не принимать во внимание прозвучавшую точку зрения, что вызвало у присяжных заседателей предубеждение в отношении него(Матлака). Была нарушена тайна совещания судей, поскольку во время совещания к ним вошел судебный пристав, который пригласил коллегию в зал однако было установлено, что присяжные заседатели были не готовы к оглашению вердикта. Председательствующий судья предложил им вернуться и продолжить совещание, указав, что у них осталось не менее 1 часа 40 минут для обсуждения поставленных вопросов, однако после дополнительных разъяснений присяжные заседатели должны были обсуждать поставленные вопросы в течение 3 часов Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела Государственный обвинитель в выступлениях формировала негативное мнение о нем (Матлаке) у присяжных заседателей. Считает необоснованными выводы суда о неприятии им мер к оказанию помощи пострадавшей. Просит приговор отменить;

- адвокат Брыков О.В. в интересах осужденного Матлака ВВ. считает приговор незаконным. Указывает, что перед коллегией присяжных заседателей не в полной мере исследовались данные о личности Матлака ВВ., что не позволило присяжным заседателям правильно оценить доказательства по делу в их совокупности, в частности, государственным обвинителем как мотив преступления присяжным заседателям было представлено сомнение Матлака ВВ. относительно родства с дочерью Вероникой, однако председательствующий судья не позволил стороне защиты исследовать вопросы отношения осужденного к дочери Председательствующим судьей был нарушен принцип объективности, в ходе разбирательства дела государственный обвинитель неоднократно допускал формулировки, влияющие на формирование у присяжных заседателей мнения о виновности Матлака ВВ. Возражения стороны защиты председательствующим игнорировались. 13 мая 2016 года присяжный заседатель №11 публично высказал свое отношение по делу, была отведена, однако председательствующий судья не обратился к коллегии с просьбой не принимать во внимание прозвучавшую точку зрения, что вызвало у присяжных заседателей предубеждение в отношении Матлака. Судом не было обеспечено соблюдение тайны совещания присяжных заседателей, поскольку во время совещания к ним вошел судебный пристав который пригласил коллегию в зал, однако было установлено, что присяжные заседатели были не готовы к оглашению вердикта. Председательствующий судья предложил им вернуться и продолжить совещание, указав, что у них осталось не менее 1 часа 40 минут для обсуждения поставленных вопросов, хотя, по мнению автора жалобы, после дополнительных разъяснений присяжные заседатели должны были обсуждать поставленные вопросы в течение 3 часов. Просит приговор отменить, дело передать на новое судебное рассмотрение;

- адвокат Шокарев ИВ. в интересах осужденного Матлака ВВ. считает приговор незаконным. Не приводя конкретных фактов, указывает, что перед коллегией присяжных заседателей исследовались данные о личности Матлака ВВ., что не позволило присяжным заседателям правильно оценить доказательства по делу в их совокупности. Председательствующим судьей был нарушен принцип объективности, в ходе разбирательства дела государственный обвинитель неоднократно допускал формулировки, влияющие на формирование у присяжных заседателей мнения о виновности Матлака В В . Возражения стороны защиты председательствующим игнорировались. Не соблюдены судом и требования статьи 333, 341 и 348 УПК РФ. Просит приговор отменить, дело передать на новое судебное рассмотрение;

- потерпевшая С не соглашаясь с приговором, указывает, что государственный обвинитель формировала у присяжных заседателей негативное к ней отношение, 13 мая 2016 года был установлен факт общения присяжных заседателей с государственным обвинителем, в связи с чем имелись основания для роспуска коллегии присяжных заседателей; кроме того была нарушена тайна совещания судей. Ее заявление об отводе государственного обвинителя от 23 мая 2016 года надлежащим образом судьей не было разрешено. Полагает, что допущенные нарушения процессуального закона являются основанием для отмены приговора суда. Указывает также на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство;

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель С.А Прокофьева указывает о своем несогласии с ними, просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, возражений на них, выслушав пояснения осужденного Матлака В В . и адвокатов в защиту его интересов, выступление прокурора Митюшова В.П., полагавшего приговор изменить по доводам апелляционного представления, судебная коллегия приходит к следующему.

Расследование уголовного дела проведено с соблюдением требований УПК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона в ходе судебного разбирательства, влекущих отмену приговора суда с участием присяжных заседателей, судом допущено не было. Судебное разбирательство проведено в соответствии с положениями главы 42 УПК РФ.

Коллегия присяжных сформирована с соблюдением положений статьи 328 УПК РФ. После формирования коллегии присяжных заседателей заявлений о ее тенденциозности от участников судопроизводства не поступило (т. 9 л.д. 161).

Вопреки доводам апелляционных жалоб, судебное следствие проведено в соответствии с требованиями и с учетом особенностей рассмотрения дела с участием присяжных заседателей, закрепленных статьями 252, 335 УПК РФ.

В судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд сохраняя объективность и беспристрастность, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, были исследованы доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты при этом все основанные на законе ходатайства участников процесса были судьей удовлетворены.

Данных, об исследовании судом перед коллегией присяжных заседателей недопустимых доказательств, материалы дела не содержат.

В соответствии с требованиями главы 10 УПК РФ, в порядке, определяемом частью 2 статьи 334 УПК РФ, судом были исследованы вопросы допустимости и относимости доказательств.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, данные о личности Матлака В.В перед коллегией присяжных заседателей обоснованно исследовались лишь в той мере, в которой этого требовало установление фактических обстоятельств дела наличие у Матлака ВВ. малолетнего ребенка, в убийстве которого он обвинялся взаимоотношения в семье, послужившие причиной конфликта между М

иД

Сомнение Матлака ВВ. относительно родства с дочерью В как мотив преступления был сформулирован в предъявленном обвинении. В ходе судебного разбирательства его участниками, в том числе и со стороны защиты, исследовались вопросы как отношения Матлака ВВ. к дочери, так и позиция стороны защиты о возможной причастности к преступлению других лиц, о чем давали пояснения в судебном заседании Д П З и другие свидетели, потерпевшая С

Таким образом, позиция стороны защиты до присяжных заседателей была доведена.

Председательствующим правильно снимались вопросы, которые не были связаны с установлением фактических обстоятельств по делу, а были направлены на формирование у коллегии присяжных заседателей мнения о событиях по делу на основании не фактических обстоятельств, а данных, характеризующих личность Матлака ВВ.

Материалы дела не содержат сведений о том, что в ходе разбирательства дела государственный обвинитель незаконно допускал формулировки, влияющие на формирование у присяжных заседателей мнения о виновности Матлака ВВ. Во вступительном слове государственный обвинитель лишь высказал свое отношение к предъявленному Матлаку В В . обвинению, а в ходе исследования доказательств выяснял вопросы, которые имели непосредственное отношение к событиям преступления.

Судебное следствие было окончено при отсутствии возражений и дополнений участников процесса (т. 10 л.д. 236).

Стороны довели до коллегии присяжных заседателей свои позиции также и при выступлении в прениях.

Из содержания протокола судебного заседания не следует, что государственный обвинитель в прениях в нарушение закона доводил до присяжных заседателей данные, способные вызвать у присяжных заседателей предубеждение к подсудимому. Возражений со стороны защиты в связи с выступлением государственного обвинителя в прениях заявлено не было.

Установив наличие обстоятельства, которое могло бы поставить под сомнение объективность присяжного заседателя, председательствующий принял решение об удовлетворении отвода и освободил присяжного заседателя №11 от участия в деле.

Вместе с тем, содержание протокола судебного заседания не содержит данных о том, что присяжный заседатель высказала свое мнение по фактическим обстоятельствам дела, как она сама пояснила в судебном заседании, она указала на необоснованность заявлений участников со стороны защиты о ее внепроцессуальном общении с государственным обвинителем. Каких-либо оснований обращаться к коллегии присяжных заседателей с просьбой не принимать во внимание мнение присяжного заседателя по вопросу заявленного отвода, у председательствующего судьи не имелось.

При произнесении напутственного слова председательствующим судьей принципы объективности нарушены не были. Председательствующий, как это и предусмотрено законом, напомнил присяжным заседателям исследованные доказательства, разъяснил необходимые положения закона.

Возражений по содержанию напутственного слова председательствующего судьи от участников процесса не поступило (том 11 л.д. 27).

Председательствующим вопросный лист сформулирован в соответствии с положениями статей 338, 339, 341-345 УПК РФ, с учетом результатов судебного следствия и прений сторон. Вердикт коллегии присяжных является ясным и непротиворечивым.

Судебная коллегия находит несостоятельными заявления в апелляционных жалобах о нарушении тайны совещания судей. По смыслу части 2 статьи 341 УПК РФ, присутствие в совещательной комнате иных лиц, за исключением коллегии присяжных заседателей, не допускается.

Как следует из протокола судебного заседания, в ходе совещания присяжных заседателей в 15 часов 35 минут по их просьбе о выходе из совещательной комнаты, участники процесса прибыли в зал судебного заседания. В 16 часов 24 минуты присяжные заседатели покинули совещательную комнату, в присутствии сторон в зале судебного заседания председательствующий судьей разъяснил им закон - положения статьи 344 УПК РФ, старшина присяжных заседателей сообщил что дополнительных разъяснений им не требуется, после чего коллегия вернулась в совещательную комнату и продолжила совещание.

Сам по себе факт того, что в совещательную комнату к присяжным заседателям вошел судебный пристав, который пригласил коллегию в зал, не свидетельствует о нарушении тайны совещания судей.

Указанное обстоятельство имело место, хотя и не в рамках непосредственного судебного разбирательства, но при осуществлении организационных действий, что признано судом и указано в постановлении по результатам рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания.

Установлено, в том числе и с учетом данных зафиксированных аудиозаписью что в тот момент, когда все участники судебного разбирательства находились в зале судебного заседания, судебный пристав, приглашая присяжных заседателей вошел к ним и прикрыл за собой дверь в совещательную комнату и через несколько секунд вернулся в зал судебных заседаний, куда проследовали и присяжные заседатели.

Таким образом, представленные в обоснование доводов жалоб данные указывают на то, что судебный пристав не присутствовал при совещании присяжных заседателей, а лишь на несколько секунд вошел в совещательную комнату в связи с необходимостью приглашения коллегии присяжных заседателей в зал судебного заседания, и указанное обстоятельство не может расцениваться как нарушение положений части 2 статьи 341 УПК РФ.

Из содержания протокола судебного заседания также не следует, что кем либо из участников процесса были заявлены соответствующие возражения.

Не основаны на законе и доводы апелляционных жалоб о нарушении судом требований части 1 статьи 343 УПК РФ.

Поскольку после возвращения присяжных заседателей из совещательной комнату председательствующим судьей им не давались разъяснения по поставленным вопросам или возникшим у них сомнениям по поводу фактических обстоятельств дела, председательствующий судья лишь напомнил им положения закона, вернувшись в совещательную комнату к принятию решений по поставленным вопросам путем голосования присяжные заседатели могли приступить по истечении трех часов, начало которых исчислялось с момента первоначального удаления коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату.

Приговор постановлен председательствующим в соответствии с требованиями статьи 351 УПК РФ, определяющей особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Оснований, для принятия решений, указанных в частях 4-5 статьи 348 УПК РФ, председательствующим судьей не установлено.

Судебная коллегия отмечает, что вопросы достоверности исследованных с участием коллегии присяжных заседателей доказательств относится к компетенции присяжных заседателей, которые оценивают все представленные им доказательства в их совокупности. Стороны в апелляционных жалобах не могут ссылаться и оспаривать принятое коллегией присяжных заседателей решение на предмет надлежащей оценки присяжными заседателями допустимых доказательств исследованных с их участием.

27

В силу статьи 389 УПК РФ несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, не является основанием отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей.

Доводы апелляционных жалоб о том, что выводы суда в приговоре о виновности Матлака ВВ. в совершении убийства потерпевшей, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не являются предметом рассмотрения суда апелляционной инстанции. Фактические обстоятельства установлены вердиктом коллегии присяжных заседателей, коллегией присяжных заседателей Матлак ВВ признан виновным по предъявленному ему обвинению.

Заявление потерпевшей С на стадии обсуждения последствий вердикта 23 мая 2016 года об отводе государственного обвинителя судьей разрешено надлежащим образом.

Выслушав мнение участников процесса, не установив обстоятельств, которые свидетельствовали бы о необъективности государственного обвинителя председательствующий судья принял мотивированное решение об отказе в удовлетворении заявления потерпевшей об отводе государственного обвинителя (т. 9 л.д. 124-125).

Психическое состояние Матлака ВВ. было проверено, судом в отношении инкриминируемого деяния он признан вменяемым.

Действия осужденного Матлака ВВ. квалифицированы председательствующим судьей в соответствии с установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей фактическими обстоятельствами, содеянное им получило надлежащую юридическую оценку.

При назначении осужденному наказания, в соответствии с положениями части 3 статьи 60 УК РФ, судом были учтены характер и степень общественной опасности преступления, данные о личности виновного, влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни семьи, а также решение присяжных заседателей о том, что Матлак ВВ. заслуживает снисхождения.

В полной мере учтены судом характеризующие Матлака ВВ. данные.

Смягчающим наказание обстоятельством суд признал наличие у него малолетнего ребенка.

В связи с признанием присяжными заседателями Матлака ВВ. заслуживающим снисхождения, суд правильно указал, что отягчающие наказание Матлака ВВ обстоятельства - рецидив преступлений и совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, не учитываются при назначении наказания.

Оснований для применения положений статьи 64 УК РФ, а также части 6 статьи 15 УК РФ, исходя из требований, содержащихся в указанной норме закона ни судом, ни судебной коллегией не установлено.

Назначенное Матлаку ВВ. наказание является справедливым, оснований для смягчения назначенного наказания не имеется.

Сторонам по делу была предоставлена возможность ознакомления с протоколом судебного заседания, аудиозаписью хода процесса.

Поданные замечания на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим судьей в соответствии с требованиями УПК РФ, принятое решение мотивировано, основано на законе.

Основанием изменения судебного решения в апелляционном порядке, в силу положений статьи 38915 УПК РФ, является неправильное применение уголовного закона и таким нарушением, в силу пункта 1 части 1 статьи 389|8УПК РФ, является нарушение требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия находит обоснованными доводы апелляционного представления государственного обвинителя о необходимости изменения приговора в части назначения вида исправительного учреждения.

При исследовании данных о личности Матлака ВВ. установлено, что он ранее судим, в том числе, и за совершение особо тяжкого преступления предусмотренного частью 4 статьи 111 УК РФ, имея непогашенную судимость за которое, вновь совершил особо тяжкое преступление, в связи с чем, в соответствии с п. «б» части 3 статьи 18 УК РФ, в действиях Матлака ВВ. имеется особо опасный рецидив преступлений.

Требования части 4 статьи 65 УК РФ суд правильно учел, не признав особо опасный рецидив, имеющийся в действиях Матлака ВВ., в качестве отягчающего обстоятельства при назначении наказания.

Вместе с тем, наличие в действиях Матлака ВВ. особо опасного рецидива суд был обязан учитывать при назначении вида исправительного учреждения, вывод суда о необходимости назначения Матлаку ВВ. местом отбывания наказания в виде лишения свободы колонии строгого режима не основан на законе.

Отбывание Матлаку В.В. наказания в виде лишения свободы в соответствии с п. «г» части 1 статьи 58 УК РФ необходимо назначить в исправительной колонии особого режима.

Иных оснований для изменения приговора, отмены приговора суда присяжных по доводам апелляционных жалоб осужденного, адвокатов в защиту его интересов апелляционной жалобы потерпевшей, не имеется.

Руководствуясь статьями 389'\ 389^, 389* 389^, 389^ УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

апелляционное представление государственного обвинителя С.А. Прокофьевой удовлетворить.

Приговор Сахалинского областного суда с участием присяжных заседателей от 23 мая 2016 года в отношении МАТЛАКА В В изменить:

назначить ему местом отбывания наказания в виде лишения свободы исправительную колонию особого режима.

В остальном приговор в отношении Матлака ВВ. оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...