Актуально на:
20 января 2022 г.

Решение Верховного суда: Определение N 5-АПУ17-40 от 03.08.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №5-АПУ 17-40

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Москва 3 августа 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кулябина В.М.

судей Борисова О. В. и Дубовика Н.П при секретаре Багаутдинове Т.Г. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Дарсании В.В., Шенгелии Р.Р. и их защитника адвоката Головина С.Н адвокатов Шевцова П.Н. в защиту осужденного Гергедавы Б.С. и адвоката Чичилейшвили Г.Г. в защиту осужденного Димитриадиса Л.Н. на приговор Московского городского суда от 24 января 2017 года, по которому

Гергедава Б С

осужден:

по ч.2 ст.209 УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ (за преступление от 12.11.2014 г.) к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

по п.п. «а, б» ч.4 ст. 162 УК РФ (за преступление от 14.10.2014 г.) к 11 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

по ч.З ст.222 УК РФ к 7 годам лишения свободы;

по п. «б» ч.4 ст. 162 УК РФ (за преступление от 01.10.2014 г.) к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

по ч.2 ст. 162 УК РФ (за преступление от 30.10.2014 г.) к 8 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

по п. «б» ч.4 ст.226 УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Гергедаве Б.С. 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 2 года с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности предусмотренных ст.53 УК РФ;

Дарсания В В ,,

осужден:

по ч.2 ст.209 УК РФ к 10 годам лишения свободы;

по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ (за преступление от 12.11.2014 г.) к 9 годам лишения свободы;

по п.п. «а, б» ч.4 ст. 162 УК РФ (за преступление от 14.10.2014 г.) к 11 годам лишения свободы;

по ч.З ст.222 УК РФ к 7 годам лишения свободы;

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Дарсании ВВ. 14 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Димитриадис Л Н,

осужден:

по ч.2 ст.209 УК РФ к 10 годам лишения свободы;

по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ (за преступление от 12.11.2014 г.) к 9 годам лишения свободы;

по п.п. «а, б» ч.4 ст. 162 УК РФ (за преступление от 14.10.2014 г.) к 11 годам лишения свободы;

по ч.З ст.222 УК РФ к 7 годам лишения свободы;

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Димитриадису Л.Н. 14 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Шенгелия Р Р,

осужден:

по ч.2 ст.209 УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ (за преступление от 12.11.2014 г.) к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год

по п.п. «а, б» ч.4 ст. 162 УК РФ (за преступление от 14.10.2014 г.) к 11 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

по ч.З ст.222 УК РФ к 7 годам лишения свободы;

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Шенгелии Р.Р. 14 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности предусмотренных ст.53 УК РФ.

Разрешены гражданские иски потерпевших. Постановлено взыскать с осужденных Гергедавы Б.С, Дарсании В.В., Шенгелии Р.Р. и Димитриадиса Л.Н. солидарно в счет возмещения материального ущерба 13 912 159,5 рублей и по 250000 рублей с каждого в счет компенсации морального вреда в пользу потерпевшего Ш с осужденного Гергедавы Б.С. 5958000 рублей в счет возмещения материального ущерба в пользу потерпевшего П и 250000 рублей в пользу потерпевшего С для компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Кулябина В.М., выступления осужденных Дарсании, Гергедавы, Димитриадиса, Шенгелии, их защитников адвокатов Есеновой, Герасимова, Романова, Мащенко, мнение прокурора Тереховой СП., просившего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

осужденные признаны виновными в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и совершенных в ее составе разбойных нападениях на потерпевших Ш и Б и незаконном хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия.

Кроме того Гергедава признан виновным в разбойных нападениях по предварительному сговору в группе с неустановленными лицами на потерпевших К и С , а также в хищении у С огнестрельного оружия. Преступления совершены в г. в октябре ноябре 2014 года.

В апелляционных жалобах (основных и дополнительных)

осужденный Дарсания ВВ. просит оправдать его по обвинению в нападении на Ш участии в банде и снизить наказание. Указывает о несправедливости приговора вследствие чрезмерной суровости, назначении наказания без учета смягчающих обстоятельств и его влияния на условия жизни семьи. Его вина в нападении на Ш и в участии в банде не доказана, суд необоснованно отверг показания свидетеля К о его алиби, хотя они могли быть подтверждены путем запроса медицинских документов, детализации телефонных соединений. Без внимания остались доводы о том, что с другими осужденными он был незнаком. Суд необоснованно взыскал с него причиненный Ш ущерб, размер которого надлежащим образом не подтвержден;

адвокат Шевцов П.Н. в защиту осужденного Гергедавы Б.С. указывает что его опознание потерпевшими происходило с нарушением закона,

поскольку Гергедаве не был предоставлен адвокат и переводчик, а статисты,

предъявленные вместе с Гергедавой для опознания, имели с ним существенные

различия по одежде и национальности. Так, потерпевшие К иС

показали, что статисты, в отличии от Гергедавы, были одеты в тюремные

робы. Видеозапись нападений на Ш и Б лица Гергедавы не

отображает. Опознание с участием свидетеля Ж было проведено спустя год после случившегося. Других доказательств виновности Гергедавы не имеется. Выводы суда о его участии в банде, в приобретении и хранении оружия основаны на предположениях и не подтверждены материалами дела При назначении наказания суд не учел наличие у Гергедавы близких родственников, нуждающихся в его помощи, а также состояние его психического здоровья. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Чичилейшвили Г.Г. в защиту осужденного Димитриадиса Л.Н указывает о незаконности и необоснованности приговора, поскольку виновность его подзащитного не доказана, а выводы об этом являются лишь предположением. Опознание Димитриадиса потерпевшими Б и Ш происходило без участия адвоката и переводчика, статисты отличались от него национальностью, телосложением и одеждой. Указание в протоколе о том, какое место занял Димитриадис, было сделано уже после составления и подписания протокола. Протокол обыска в доме в д составлен с нарушением закона, а лица, указанные в нем в качестве понятых не допрошены, что позволяет усомниться в том, что они присутствовали при обыске. К показаниям свидетеля Л следует отнестись критически в виду условий, при которых она наблюдала момент нападения. В протоколе следственного действия с ее участием имеются ее замечания, сделанные после ознакомления, что свидетельствует о попытке следователя внести в него факты, которые не были озвучены. Свидетель Ж подтвердила наличие подобного факта при составлении протокола ее допроса. Свидетели обвинения сообщили много несоответствующей действительности информации. Имеются основания сомневаться в психическом здоровье Димитриадиса. Просит приговор отменить и вынести в отношении Димитриадиса оправдательный приговор;

адвокат Головин СН. в защиту осужденных Шенгелии Р.Р. и Дарсании ВВ. просит приговор отменить ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушения уголовно-процессуального закона. Указывает, что в основу приговора положены противоречивые доказательства. До проведения опознания потерпевший Ш отрицал наличие среди нападавших Гергедавы. Свидетель А также показал, что Ш ему говорил, что не видел нападавших, все они были в масках Происхождение похищенных у Ш денежных средств материалами дела не подтверждено, сам М , от которого якобы получил деньги Ш ,а также А иА проживали на территории РФ нелегально;

осужденный Шенгелия Р.Р. указывает о незаконности и необоснованности приговора, отмечает, что его вина не доказана. Наказание назначено без учета смягчающих наказание обстоятельств и данных о личности, в том числе положительных характеристик, наличия несовершеннолетнего ребенка и престарелых родителей, просит приговор отменить и вынести оправдательный приговор;

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель Смирнов А.Б. просит приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных и их защитников - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений, Судебная коллегия находит приговор законным обоснованным и справедливым, а апелляционные жалобы не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности осужденных соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности исследованных судом доказательств.

Так судом исследовались показания потерпевших Ш Б К , П , С свидетелей Ш , С Г Ц ,Л , Ж ,У и других, протоколы следственных действий и иные доказательства, все они получили надлежащую оценку, а их анализ и существо подробно изложены в приговоре.

Доводы осужденных о невиновности, в том числе и изложенные в апелляционных жалобах, являлись предметом тщательного рассмотрения и проверки на предмет достоверности. Они обоснованно были отвергнуты, как противоречащие совокупности доказательств, представленных стороной обвинения, оснований не доверять которым не имеется.

Так, при проверке заявления осужденного Дарсании о том, что 14.10.2014 года он не мог совершить преступление, поскольку в это время находился в больнице, где проводилась хирургическая операция его сестре К , судом было установлено, что согласно ответу от 18.08.2015 года (том 6 л.д.155-156) на запрос о посещении осужденного ЗАО « », учет граждан, посещающих больных, данное медучреждение не осуществляет, а пациентка К находилась в отделении гинекологии с 14.10.2014 года по 16.10.2014 года, 14.10.2014 года с 11.20ч. до 12.00 часов проведено оперативное вмешательство. Других доказательств, которые бы ставили под сомнение выводы суда о виновности Дарсании, стороной защиты представлено не было, в том числе и ходатайств об их истребовании в ходе судебного следствия не заявлялось. Показания свидетеля К являющейся сестрой подсудимого Дарсании, о том, что Дарсания мог находиться на протяжении всего дня в больнице, где ей делали операцию суд обоснованно отверг, как противоречащие совокупности доказательств, не доверять которым нет оснований.

Вопреки доводам жалоб оснований для признания недопустимыми протоколов обыска в доме в д. , протоколов опознаний потерпевшими и свидетелями осужденных вследствие нарушения уголовно процессуального закона Судебная коллегия не находит. Данные обстоятельства проверялись в судебном заседании при рассмотрении дела по существу, в том числе и путем допроса понятых, однако не нашли своего подтверждения и были опровергнуты материалами дела. Мотивы, по которым суд пришел к данному выводу, подробно приведены в приговоре, оснований ставить их под сомнений не имеется.

Процедуры опознаний осужденных производились с соблюдением требований ст. 193 УПК РФ, в каждом случае надлежащим процессуальным лицом, в присутствии двух понятых, вместе с двумя другими лицами, о результатах опознаний в соответствии со ст.ст. 166-167 УПК РФ составлены соответствующие протоколы, которые были подписаны всеми участниками следственного действия, замечаний и заявлений относительно порядка проведения опознаний от участвующих лиц, в том числе и от осужденных Дарсании, Шенгелии и Димитриадиса, не поступало, как и ходатайств об участии адвокатов и переводчика. При этом следует иметь в виду, что оспариваемые следственные действия были проведены 25 ноября 2014 года следователем Г в рамках расследования, находящегося в его производстве (т.1 л.д.31-32) уголовного дела, возбужденного по факту разбойного нападения, по которому Дарсания, Шенгелия или Димитриадис не задерживались и обвинение им не предъявлялось. На это время все они являясь обвиняемыми по ч.2 ст.222 УК РФ по другому уголовному делу возбужденному (т.1 л.д.31-32) по факту приобретения, перевозке и хранения ими оружия и боеприпасов следователем Ш , от дачи показаний отказывались, каких-либо сведений о себе не сообщали, после разъяснения им права пользоваться услугами переводчика и защитника, таких ходатайств не заявляли.

Потерпевшие Ш , Б предварительно были допрошены об обстоятельствах, при которых каждый из них видел предъявленные для опознания лица, а также о приметах и особенностях, по которым они могут их опознать.

Вопреки доводам защиты, отказ Димитриадиса, Шенгелии и Дарсании от подписи в протоколе следователем удостоверялся в каждом случае в соответствии с требованиями ч.2 ст. 167 УПК РФ.

Достоверность результатов опознаний подтверждаются показаниями потерпевших и свидетелей, в том числе присутствовавших при данных следственных действиях в качестве понятых.

Все участвующие лица были ознакомлены с содержанием протоколов о чем свидетельствуют их подписи. Замечаний от участников следственных действий о полноте и правильности составления протоколов, а также по поводу действий следователя не поступало.

Изложенные обстоятельства были подтверждены в судебном заседании в том числе и показаниями свидетелей Ш , Г З , С , К , подтвердивших ход и результаты следственных действий, отраженных в протоколах.

В судебном заседании потерпевшие К , С , Ш Б , и свидетели Л и Ж также подтвердили участие в разбойных нападениях опознанных ими осужденных.

Оснований ставить под сомнение выводы экспертов о вменяемости осужденных, вопреки доводам жалоб, у суда не имелось. Экспертные исследования проведены специалистами соответствующих государственных учреждений, обладающими специальными познаниями, необходимым стажем работы. Порядок назначения и производства экспертиз соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, выводы экспертов основаны на материалах уголовного дела и соответствующих медицинских документах и мотивированы надлежащим образом.

Всем действиям осужденных дана надлежащая юридическая оценка которая соответствуют установленным фактическим обстоятельствам.

Доводы жалоб о неправильной квалификации их действий по ч.2 ст.209 УК РФ являются безосновательными.

Так судом установлено, что разбойные нападения на потерпевших Ш и Б незаконное хранение, перевозка, ношение огнестрельного оружия были совершены в составе организованной группы, о чем свидетельствуют сплоченность и организованность осужденных, совместность и согласованность их действий, направленных на достижение общего преступного результата.

Об устойчивости данной группы свидетельствует постоянство форм и методов преступной деятельности, быстрота и слаженность во время совершения разбойных нападений, тщательная подготовка и планирование преступлений, выполнение каждым отведенной ему роли, использование специальных мер защиты от разоблачения, а также система конспирации, в целях которой осужденные использовали специально приобретенные для совершения преступлений автомашины, которые регистрировали на других лиц, использовали поддельные государственные регистрационные знаки, в том числе, номера-двойники государственных регистрационных знаков для установки на автомобили, использовали не менее 21 мобильного телефона, а также маски, перчатки, головные уборы, помогающие скрывать лица, и заранее приобретенное огнестрельное и иное оружие. Поэтому суд обоснованно квалифицировал указанные действия осужденных еще и как участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и совершаемых ею нападениях на потерпевших Ш иБ

Вопреки доводам жалоб, наказание осужденным назначено в полном соответствии со ст.ст. 6,43,60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, роли и степени участия и данных о личности каждого осужденного, в том числе смягчающих наказание обстоятельств, влияние назначенного наказания на исправление каждого осужденного, условия жизни их семей. Все эти обстоятельства применительно к каждому из осужденных подробно изложены и мотивированы в приговоре.

В качестве обстоятельства, смягчающего наказание осужденного Дарсании, суд учел наличие у него малолетних детей. Данных об обстоятельствах, подлежащих в соответствии с ч.1 ст.61 УК РФ учету при назначении наказания Гергедаве, Шенгелии, Димитриадису, в материалах дела не содержится и судом установлено не было. Не содержится таковых и в доводах апелляционных жалоб.

Гражданский иск разрешен правильно. Мотивы принятого судом решения в части размера денежных сумм, подлежащих взысканию с осужденных за причинение материального ущерба, в приговоре приведены Они полностью основаны на материалах дела.

Размер компенсации морального вреда определен исходя из фактических обстоятельств, при которых он был причинен, на основе принципов разумности и справедливости, а также степени вины причинителей вреда индивидуальных особенностей потерпевших и характера причиненных им физических и нравственных страданий, что в полной мере соответствует требованиям ст.ст. 151,1101 ГК РФ.

ч20 \28 33

Руководствуясь ст.389 , 389 , 389" УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского городского суда от 24 января 2017 года в отношении осужденных Гергедавы Б С Дарсании В В Димитриадиса Л Н Шенгелии Р Р оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи:

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...