Актуально на:
23 сентября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 56-АПУ16-5СП от 15.04.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 56-АПУ16-5СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 15 а п р е л я 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Зеленина С Р . и Фроловой Л.Г.

при секретаре Карпукове АО. рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Тараненко В.И., Тараненко Вл.И Фобъянчука О.А., Якупова А.Ф., Касьянова С.А., Кожарова А.Н Островского Е.А., защитников Гончаренко А.А., Мартынюк СО Коротченко Н.Г., Загоруйко О.Б., Клейменова Д.М., Попова Д.А Михеевой АО., Ананьева А.Г., Еремина А.А. на приговор Приморского краевого суда с участием присяжных заседателей от 27 октября 2014 года по которому

Тараненко В И ,,

судимый

02.10.2010 года Артемовским городским судом по ч.1 ст. 105 УК РФ к

8 годам 10 месяцам лишения свободы,

осужден по

4.2 ст.209 УК РФ к лишению свободы сроком на 12 лет, с ограничением свободы сроком на 1 год;

4.3 ст.222 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет,

п.п. «а, з» ч.2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы,

4.3 ст.30 п.п. «а, е, з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет,

п.п. «а, б, в» ч.З ст. 162 УК РФ к лишению свободы сроком на 9 лет,

п.п. «а, в» ч.З ст. 126 УК РФ к лишению свободы сроком на 9 лет, без ограничения свободы,

4.4 ст. 166 УК РФ к лишению свободы сроком на 6 лет,

п. «а» ч.З ст. 162 УК РФ к лишению свободы сроком на 9 лет,

п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ к лишению свободы сроком на 7 лет, без ограничения свободы.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено пожизненное лишение свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год.

В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору Артемовского городского суда от 02.12.2010 окончательно назначено пожизненное лишение свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. После отбывания наказания установлены следующие ограничения: не покидать место жительства в период с 23 до 7 часов, не выезжать за пределы края и не изменять место жительства без согласия уголовно исполнительной инспекции по месту жительства, а также возложить обязанность - являться на регистрацию два раза в месяц в дни установленные уголовно-исполнительной инспекцией;

Тараненко Вл И,

не

судимый,

осужден по

4.2 ст.209 УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет, с ограничением свободы сроком на 1 год,

4.3 ст.222 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет,

п.п. «а, е, з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 16 лет,

ч.З ст.30 п.п. «а, з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 19 лет лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

После отбывания наказания установлены следующие ограничения: не покидать место жительства в период с 23 до 7 часов, не выезжать за пределы края и не изменять место жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства, а также возложить обязанность - являться на регистрацию два раза в месяц в дни установленные уголовно-исполнительной инспекцией;

Мушаряпов А В ,,

не судимый,

осужден по

4.2 ст.209 УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет, с ограничением свободы сроком на 1 год,

4.3 ст.222 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет,

п. «а» ч.З ст. 162 УК РФ к лишению свободы сроком на 9 лет,

п.п. «е, з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 14 лет,

п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 16 лет лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

После отбывания наказания установлены следующие ограничения: не покидать место жительства в период с 23 до 7 часов, не выезжать за пределы края и не изменять место жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства, а также возложить обязанность - являться на регистрацию два раза в месяц в дни установленные уголовно-исполнительной инспекцией;

Ростоцкий А А,

судимый 25.09.2001

года по п.п. «а,б» ч.2 ст.213 УК РФ к 2 годам лишения свободы с

применением ст. 73 УК РФ на 2 года,

осужден по

4.2 ст.209 УК РФ к лишению свободы сроком на 9 лет, с ограничением свободы сроком на 1 год,

4.3 ст.222 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет 3 месяца,

п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 14 лет,

ч.З ст.30 п.п. «а, е, з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 14 лет,

п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет,

п. «а» ч.З ст. 162 УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет.;

в соответствии с ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено 22 года лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год;

на основании ч.5 ст.74 УК РФ условное осуждение по приговору Артемовского городского суда от 25.09.2001 отменено, в соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору Артемовского городского суда от 25.09.2001, окончательно назначено 23 года лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Ростоцкому А.А. наряду с наказанием в соответствии с ч.2 ст.22, п. «в» ч.1 ст.97, ч.2 ст.99 УК РФ назначено амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;

после отбывания наказания установлены следующие ограничения: не покидать место жительства в период с 23 до 7 часов, не выезжать за пределы края и не изменять место жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства, а также возложить обязанность - являться на регистрацию два раза в месяц в дни установленные уголовно-исполнительной инспекцией;

Якупов А Ф,

не судимый,

осужден по

4.2 ст.209 УК РФ к лишению свободы сроком на 9 лет, с ограничением свободы сроком на 1 год,

4.3 ст.222 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет 3 месяца,

п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 14 лет,

ч.З ст.30 п.п. «а, з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 13 лет,

п. «а» ч.З ст. 162 УК РФ к лишению свободы сроком на 9 лет.

8 соответствии с ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 21 год лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 1 год, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

После отбывания наказания установлены следующие ограничения: не покидать место жительства в период с 23 до 7 часов, не выезжать за пределы края и не изменять место жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства, а также возложить обязанность - являться на регистрацию два раза в месяц в дни установленные уголовно-исполнительной инспекцией;

Кожаров А Н ,,

судимый

26.05.1999 года по п.п. «а,б,в,г» ч.2 ст. 158 УК РФ к 3 годам 6 месяцам

лишения свободы, на основании постановления ГД РФ от 26.05.2000

срок сокращен на Уг, освободившийся 02.10.2000 условно-досрочно на

9 месяцев 5 дней,

осужден по

п. «в» ч.З ст. 126 УК РФ к лишению свободы сроком на 7 лет;

п.п. «б, в» ч.З ст. 163 УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 12 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Островский Е А,

не судимый,

осужден по

ч.З ст.33 п.п. «а, е, ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 15 лет,

ч.З ст.ЗЗ ч.З ст.30 п.п. «а, ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 20 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Фобъянчук О А,

не судимый,

осужден по

ч. 1 ст.222 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года, освободив на основании ст. 83 УК РФ от наказания в связи с истечением сроков давности;

ч.З ст.ЗЗ п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 15 лет,

ч.З ст.ЗЗ ч.З ст.30 п.п. «а, е, з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 14 лет.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 20 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Касьянов С А

осужден по ч.З ст.ЗЗ ч.З ст.30 п.п. «е, з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 11 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Он же оправдан по ч.1 ст.222 УК РФ на основании п.п. 1 и 4 ч.2 ст.302 УПК РФ - в связи с неустановлением события преступления.

По данному делу осуждены также Авилов С В и Корольков П В приговор в отношении которых не обжалован.

Заслушав доклад судьи Зеленина СР., выступления с использованием систем видеоконференц-связи осужденных Ростоцкого А.А., Тараненко В.И., Тараненко Вл.И., Фобъянчука О.А., Якупова А.Ф Касьянова С.А., Кожарова А.Н., Островского Е.А., Авилова СВ выступления защитников Кузнецовой А С , Волобоевой Л.Ю., Мартьшюка А.Н., Болеско Ю.А., Бондаренко В.Х., Живовой Т.Г., Кротовой СВ Подмаревой Е.В., Чаплыгина М.В., Тараненко В.С, Меркушевой Л.В Усова В.Г., Усовой О.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Шаруевой М.В возражавшей против удовлетворения апелляционных жалоб и просившей о применении сроков давности к осужденным Тараненко В.И., Тараненко Вл.И., Островского Е.А., судебная коллегия

установила:

Тараненко В.И., Тараненко Вл.И., Авилов СВ., Мущаряпов А.В Ростоцкий А.А. и Якупов А.Ф. осуждены за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и совершаемых ею нападениях;

Тараненко В.И., Тараненко Вл.И. и Мушаряпова А.В. - за незаконное хранение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершенные организованной группой;

Авилов СВ., Ростоцкий А.А. и Якупов - за незаконные приобретение передача, хранение, перевозка и ношение огнестрельного оружия боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершенные организованной группой;

Авилов СВ. - за незаконное изготовление взрывных устройств совершенное организованной группой;

Тараненко В.И. - за убийство четырех лиц, из корыстных побуждений, по найму, сопряженное с разбоем и бандитизмом,

разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

покушение на убийство, то есть умышленные действия непосредственно направленные на совершение убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, трех лиц совершенного общеопасным способом, по найму, сопряженного с бандитизмом, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам,

похищение человека, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении заведомо несовершеннолетнего организованной группой, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего,

неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон совершенное организованной группой, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья;

Фобъянчук О.А. - за организацию убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, из корыстных побуждений, по найму.

Тараненко В.И. и Якупов А.Ф. - за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в иное хранилище, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой;

Тараненко В.И. и Ростоцкий - за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное организованной группой;

Тараненко Вл.И. - за убийство двух лиц, совершенное общеопасным способом, по найму, сопряженное с бандитизмом,

покушение на убийство, то есть умышленные действия непосредственно направленные на совершение убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, двух лиц, по найму сопряженного с бандитизмом, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам;

Островский Е.А. - за организацию убийства двух лиц, совершенное общеопасным способом, организованной группой, по найму,

организацию покушения на убийство, то есть умышленные действия непосредственно направленные на совершение убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, двух лиц совершенного организованной группой, по найму, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам;

Якупов А.Ф. - за убийство из корыстных побуждений, сопряженное с бандитизмом,

покушение на убийство, то есть умышленные действия непосредственно направленные на совершение убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, трех лиц, из корыстных побуждений, сопряженного с бандитизмом, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам;

Мушаряпов А.В. и Ростоцкий А.А. - за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в помещение, организованной группой;

Мушаряпов А.В. - за убийство, совершенное общеопасным способом сопряженное с бандитизмом,

умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное общеопасным способом, организованной группой,

Ростоцкий А.А. - за убийство из корыстных побуждений, по найму сопряженное с бандитизмом,

покушение на убийство, то есть умышленные действия непосредственно направленные на совершение убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, четырех лиц совершенного общеопасным способом, из корыстных побуждений, по найму, сопряженного с бандитизмом, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам;

Кожаров А.Н. - за похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья и с угрозой применения такого насилия, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего,

вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в целях получения имущества в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

Фобъянчук О.А. - за организацию покушения на убийство, то есть умышленные действия, непосредственно направленные на совершение убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку двух лиц, совершенного общеопасным способом, из корыстных

побуждений, по найму, если при этом преступление не было доведено до

конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам;

Касьянов С.А. - за организацию покушения на убийство, то есть

умышленные действия, непосредственно направленные на совершение

убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку,

совершенного общеопасным способом, из корыстных побуждений, по

найму, если при этом преступление не было доведено до конца по не

зависящим от этого лица обстоятельствам.

Преступления были совершены в период с 1998 года по 2010 год на территории края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

Осужденный Якупов А.Ф. утверждает, что суд незаконно отказал ему в рассмотрении ходатайства о допуске наряду с адвокатом защитника Дурегиной К.А.

Считает, что адвокат Гончаренко А.А. не мог осуществлять его защиту, поскольку в 2004 году, будучи заместителем Приморского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, осуществлял надзор за процессуальной деятельностью органа дознания, выполнявшего поручения следователя по делу об убийстве М Адвокаты Китаев А.М. и Левин Л.С не могли осуществлять защиту Тараненко Вл.И., поскольку по другому делу защищали Шинкаренко С.А., интересы которого противоречат интересам Тараненко Вл.И. По этим же основаниям не может быть признано законным составленное следователем обвинительное заключение.

Обвинительное заключение было согласовано заместителем руководителя следственного органа Г который до 19 мая 2009 года являлся супругом родной сестры Д включенного в 2010 году в состав следственной группы. Полагает, что расторжение брака не повлияло на отношения бывших супругов.

Оспаривает отказ суда в признании заключения эксперта № от 22 августа 2002 года недопустимым доказательством, ссылаясь на нормы ст. 80, 204 УПК РФ и на отсутствие подписей эксперта, а также на отсутствие соответствующего запроса в ЭКЦ УМВД и ответа о направлении копии заключения эксперта. Также не отвечают требованиям закона копии заключений экспертов № и № которые были оглашены в присутствии присяжных заседателей.

Утверждение председательствующего в напутственном слове о том что согласно ответу ГИБДД владельцем автомашины С является Б не соответствует действительности.

Присяжным заседателям было предъявлено недопустимое доказательство - протокол проверки показаний на месте, фотосъемку в этом следственном действии осуществлял не специалист, а не имеющий специальных познаний следователь, негативы к делу не приобщены Оружие и боеприпасы, изъятые при обыске в гараже А , пос.,

ул. приобщены к делу и предъявлены присяжным заседателям незаконно, поскольку они были приобщены к делу ранее, чем осмотрены, а достоверность сведений о понятых сомнительна.

20 февраля 2013 года потерпевшие Б и свидетель У были допрошены с участием защитника Тараненко Вл.И. адвоката Шпалова который ранее в качестве оперуполномоченного ОУР принимал участие в расследовании дела, о чем было сообщено председательствующим который, однако, не признал данные показания недопустимыми, не разъяснил об этом присяжных заседателям и сослался на них в напутственном слове.

Свидетели Г были допрошены судом с нарушением требований закона, без разъяснения им ответственности по ст. 307, 308 УК РФ, поэтому их показания должны быть признаны недопустимыми Незаконно были оглашены их показания, данные в качестве обвиняемого и подозреваемого, при этом суд сослался на ст. 281 УПК РФ, которая предусматривает оглашение показаний свидетеля.

Повторяет доводы других апелляционных жалоб о незаконности состава суда в связи с тем, что присяжные заседатели К С Р , Б и К не являлись на момент формирования коллегии кандидатами в присяжные заседатели.

Утверждает, что изложенные в приговоре обстоятельства не соответствуют вердикту присяжных в части действий Тараненко В.И. и дат. На листе приговора 5 указано, что Тараненко не входили в банду созданную Г а на листах 35-36 признано доказанным, что они участвовали в банде, поэтому приговор является противоречивым, как и вердикт. Вопреки ст. 252 УПК РФ в приговоре указано, что присяжные установили факты преступной деятельности Г .

Считает, что лишение Тараненко В.И. жизни С К Ф и О не может быть квалифицировано как убийство четырех лиц по п. «а» части 2 ст. 105 УК РФ, поскольку ему вменялось убийство двух и более лиц.

Указывает, что срок привлечения его к уголовной ответственности по ст. 222 ч.З УК РФ в настоящее время истек, находит назначенное наказание чрезмерно суровым, после последнего преступления прошло значительное время.

Просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Защитник Гончаренко А.А. в интересах осужденного Якупова А.Ф. выражает несогласие с приговором, указывает, что вина осужденного не доказана.

Коллегия присяжных заседателей была сформирована 22 января 2013 года незаконно, поскольку в состав коллегии, которая вынесла вердикт вошли присяжные С С Р , С Б К и К , полномочия которых истекли 31 октября 2012 года.

Осужденный Касьянов С.А. считает приговор незаконным и несправедливым. Считает, что его обвинение основано на предположениях, оспаривает достоверность показаний свидетелей ссылается на показания потерпевшего Е , подсудимого Авилова и осужденного Г

Государственный обвинитель, обращаясь к присяжным заседателям 23 июня 2014 года, ссылался на обстоятельства, которые не имели место, а председательствующий не устранил данное нарушение. Суд необоснованно отклонил его ходатайство о приобщении к делу письма Я и его допросе в суде.

Просит приговор отменить и провести дополнительное следствие ссылаясь также на решения Европейского суда по правам человека, на возобновление производства ввиду новых обстоятельств и на решение Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 7 октября 2015 года.

Защитник Попов Д.А. просит об отмене приговора в отношении Касьянова С.А. и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Кожаров АН. просит об отмене приговора, ссылаясь на то, что суд отказал в допросе в присутствии присяжных заседателей специалистов Д П о недопустимости имеющейся в деле судебно-медицинской экспертизы, и в допросе свидетеля (участкового) Б , который занимался розыском М Эксперт А не имел допуска к проведению экспертизы фотосовмещения однако суд отклонил ходатайство о признании экспертизы недопустимым доказательством.

Суд отказал в постановке вопросов, предложенных защитой, о совершении похищения и вымогательства отдельно, и поставил вопрос объединяющий оба деяния, что не позволило присяжным заседателям объективно решить вопрос о его виновности.

Эти его действия квалифицированы неверно, поскольку вердиктом не установлено, что он перемещал потерпевшего с целью последующего удержания, поэтому кроме вымогательства, его действия подлежат квалификации по ст. 127 ч.З УК РФ. Причинение тяжкого вреда здоровью при вымогательстве вменено ему неосновательно, поскольку вердикт это не установил. В этой части его действия должны быть квалифицированы пост. 163ч.2УКРФ.

Назначенное наказание считает излишне суровым, поскольку он признан заслуживающим снисхождения, и у него имеются только смягчающие наказание обстоятельства. Исковые требования потерпевшей удовлетворены необоснованно.

Просит приговор отменить или переквалифицировать его действия освободив от ответственности в связи с истечением сроков давности исковые требования оставить без рассмотрения.

Защитник Мартынюк С О . в интересах осужденного Кожарова А.Н. повторяет доводы об отказе суда в допросе специалистов Д и П , в проведении повторной экспертизы, в допросе участкового Б в признании заключения эксперта А недопустимым доказательством, как и заключения комиссионной экспертизы.

Считает, что дело в отношении К по ст. 126 УК РФ было возбуждено без повода и оснований, в удовлетворении ходатайства о признании всех доказательств недопустимыми в связи с этим было отказано необоснованно.

В нарушение закона вопрос № 93 содержит описание двух деяний похищения человека и вымогательства, а также юридический термин «похищение», защите было отказано в постановке дополнительных вопросов, детализирующих событие преступления. Вопросы 93, 94 и 97 содержат предположение о причинении потерпевшему телесных повреждений. Ответ на вопрос 97 не содержит указания на изъятие человека и его перемещение, нет указания на мотив преступления, поэтому действия осужденного должны быть квалифицированы по ст. 127 ч.З УК РФ. Его действия также следует переквалифицировать на часть 2 ст. 163 УК РФ, поскольку оценка тяжести причиненных потерпевшему повреждений в вердикте отсутствует.

Назначенное осужденному наказание является чрезмерно суровым исходя их вердикта о снисхождении и наличия смягчающих обстоятельств.

Гражданский иск удовлетворен необоснованно, поскольку в исковом заявлении нет указания на Кожарова, на сумму взыскания. Истица не доказывает в нем причинение ей материального вреда. Поскольку по показаниям С и Г между М к тому времени отсутствовали семейные отношения, иск должен быть рассмотрен в порядке гражданского судопроизводства.

Просит приговор отменить или переквалифицировать действия осужденного, освободив от ответственности в связи с истечением сроков давности, исковые требования оставить без рассмотрения.

Осужденный Фобъянчук О.А. просит приговор отменить, считая его незаконным и необоснованным, дело направить на новое судебное рассмотрение, прекратить уголовное преследование по эпизоду от 5 января 2001 года в отношении потерпевшего К в связи с истечением сроков давности, а также отменить приговор в связи с решением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 17 сентября 2015 года.

Защитник Еремин А.А. в интересах осужденного Фобъянчука О.А. указывает, что документы, изъятые при обыске у Фобъянчука осмотрены и упакованы в отсутствии понятых, однако суд отказал в ходатайстве о признании документов недопустимыми доказательствами ходатайство о допросе понятых удовлетворено частично - допрошен лишь один из них.

Суд отказал также в признании недопустимым заключения эксперта № , которое нечитаемо, не имеет подписей экспертов, не указано, кем заверены копии.

Необоснованно отказано в проведении Фобъянчуку повторной судебно-психиатрической экспертизы. В ходе следствия медицинские документы в полном объеме не истребовались, заключение носит противоречивый и неполный характер, в 1994 году перенес тяжелую черепно-мозговую травму, лечился также во время нахождения его в следственном изоляторе. Суд не удовлетворил ходатайство защиты об истребовании медицинских документов на осужденного.

Просит приговор суда отменить, дело передать на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Тараненко В.И. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, обязать краевой суд провести ему дополнительную комплексную психолого-психиатрическую экспертизу.

Ссылается на то, что обвинением присяжным была предъявлена для осмотра фототаблица осмотра места происшествия и трупа с явными признаками насильственной смерти, что могло вызвать предубеждение у присяжных заседателей. Последнее обстоятельство подтверждается тем что сразу после осмотра одна из присяжных вышла из зала судебного заседания, поскольку ей стало плохо, однако председательствующий отклонил позицию стороны защиты, продемонстрировав предвзятость.

Повторяет доводы других апелляционных жалоб о незаконности допроса свидетелей Г без предупреждения их об ответственности по ст. 307 и 308 УК РФ, а также осмотра места происшествия и трупа без участия специалиста в области судебной медицины.

Указывает также, что суд незаконно огласил перед присяжными заседателями протоколы следственных действий, проведенных в отношении обвиняемых Г поскольку в судебном заседании они были допрошены в качестве свидетелей и перестали быть обвиняемыми.

Считает, что было нарушено его право на ознакомление с вещественными доказательствами - оружием и боеприпасами, при доставлении в суд на которых не было упаковки, а защитник Плиско АС не оказала ему должной помощи. В повторном осмотре вещественных доказательств его защитнику Загоруйко ОБ. было отказано.

Также суд не предоставил ему по его просьбе два месяца для подготовки к прениям, а имевшийся месяц он был вынужден слушать других участников прений.

Полагает, что вопросы перед присяжными были постановлены не в соответствии со ст. 338 УПК РФ, о чем свидетельствуют разъяснения председательствующего.

Считает незаконным отказ суда в допуске в качестве его защитника наряду с адвокатом Гросса СВ. лишь по мотиву того, что его защиту уже осуществлял профессиональный адвокат.

Защитник Загоруйко О Б . в интересах осужденного Тараненко В.И. считает, что приговор постановлен на недопустимых доказательствах.

Так,

в протоколе осмотра места происшествия указано, что следователь прибыл в пос. , а протокол составлен в г.

протокол осмотра места происшествия и трупа не содержит указания о применении пишущей машинки и компьютера, примененных при изготовлении протокола, из него же видно, что врач при осмотре трупа не присутствовал, куда направлен труп в протоколе не указано, фототаблица к протоколу не подписана следователем, но подписана экспертом,

в протоколе осмотра микроавтобуса участвующие лица не уведомлены о применении пишущей машинки и компьютера, адрес УВД где проводился осмотр, не указан,

в протоколе осмотра места происшествия и трупа до начала осмотра участвующие лица не уведомлены о применении фотосъемки, в протоколе не указано количество сделанных кадров, протокол не подписан заместителем прокурора Юртаевым, фототаблица не подписана понятыми специалистом, следователем,

в заключении эксперта с иллюстрациями - эксперты не предупреждены об уголовной ответственности, подписей экспертов нет где находится оригинал неизвестно.

Оснований для производства выемки одежды у потерпевшего М не было, поскольку до этого он не допрашивался, во что был одет и где находятся вещи.

Указывает, что срок давности по ст. 162 ч.З УК РФ истек 3 декабря 2014 года, поэтому Тараненко подлежит освобождению от наказания назначенного за это преступление. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Осужденный Островский Е.А. считает приговор чрезмерно суровым. Просит освободить его от уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ст. 33 ч.З, 30 ч.З, 105 ч.2 пп. «а», «ж», «з УК РФ в связи с истечением сроков давности.

Защитник Ананьев А.Г. в интересах осужденного Островского Е.А. просит о смягчении наказания, ссылаясь на то, что осужденный непосредственного участия в совершении насильственных действий не принимал, фактически следовал указаниям Г которому назначено более мягкое наказание, преступление в отношении Поплавского стало следствием аморального и преступного поведения потерпевшего вымогавшего у Островского деньги.

Осужденный Тараненко Вл.И. просит приговор отменить направить дело на новое судебное рассмотрение, прокурору.

Повторяет доводы других апелляционных жалоб о нарушении его права на защиту в связи с тем, что защитники Китаев А.М. и Левин Л.С не могли представлять его интересы, поскольку по другому делу защищали Шинкаренко, которого он изобличал, будучи свидетелем обвинения Кроме того, указанные адвокаты ранее осуществляли защиту Г . .,

осужденного 15 октября 2009 года Октябрьским районным судом Приморского края, который являлся основным свидетелем по его делу.

В приговоре вопреки вердикту (вопрос № 149) утверждается, что он и после 2003 года входил в состав банды. Ссылаясь на вердикт присяжных заседателей, утверждает, что окончание преступления, предусмотренного ст. 222 ч.З УК РФ, пришлось на март 2003 года, а покушение на убийство П иН произошло 29 января 2001 года, поэтому сроки давности привлечения к уголовной ответственности за эти преступления истекли, назначенное судом наказание подлежит исключению из приговора.

Приводит свои расчеты назначенного наказания, полагает, что наказание, назначенное по совокупности преступлений, должно быть снижено до 11 лет 9 месяцев, иначе будет ухудшено его положение.

Защитник Клейменов Д.М. в интересах осужденного Тараненко Вл.И. просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что суд безмотивно отверг доводы защиты о применении к осужденному ст. 64 УК РФ. При назначении наказания суд не учел в должной мере личность Тараненко Вл.И., который работал, имел устойчивые социальные связи.

Кроме того, поставленные перед присяжными заседателями вопросы громоздки, трудно воспринимаемы, что повлекло принятие ими необоснованного обвинительного вердикта. Во второй день совещания один из присяжных был заменен на запасного, после чего вердикт был вынесен в течение четырех часов, что вызывает у защиты сомнение в ознакомлении его со всеми поставленными вопросами.

Защитник Коротченко Н.Г. в интересах осужденного Ростоцкого А.А. просит о снижении срока наказания, ссылаясь на инвалидность и тяжелые заболевания осужденного, а также иные смягчающие обстоятельства, установленные приговором.

Защитник Михеева АО. в интересах осужденного Мушаряпова А.В. просит о смягчении наказания осужденному с применением ст. 64 УК РФ, ссылаясь на то, что суд не оценил весь положительно характеризующий осужденного материал, не признал смягчающими обстоятельствами отсутствие у него судимости, частичное признание вины, то, что он не стоит на учете в специализированных диспансерах Мушаряпов А.В. вел нормальный образ жизни, имел постоянное место работы, устойчивые социальные связи, проживал с семьей.

Государственный обвинитель Чепцова (Алексова) А.В. возражает на апелляционные жалобы осужденных и их защитников, просит оставить их без удовлетворения.

Потерпевший Е возражает на апелляционную жалобу осужденного Касьянова С.А. Потерпевший М возражает на апелляционную жалобу осужденного Тараненко В.И. об отмене приговора и проведении ему повторной психолого-психиатрической экспертизы.

Осужденный Тараненко Вл.И. возражает на апелляционную жалобу защитника Ананьева А.Г.

Осужденный Островский Е.А. обжалует постановления Приморского краевого суда от 3 февраля 2015 года и от 16 марта 2015 года об отклонении его замечаний на протокол судебного заседания, указывая что в протоколе частично изменен смысл и суть его показаний, просит разобраться.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены приговора суда.

Судебное разбирательство по делу проведено в соответствии с требованиями закона, регулирующими особенности судопроизводства с участием присяжных заседателей.

Доводы апелляционных жалоб о неправильном установлении фактических обстоятельств дела, о недоказанности выводов суда, о об отсутствии доказательств совершения осужденными преступлений не являются основаниями для отмены приговора суда, постановленного в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, поскольку эти вопросы относятся к исключительной компетенции присяжных заседателей и не могут быть предметом проверки в суде апелляционной инстанции.

В соответствии со ст. 347, 348 УПК РФ правильность вердикта не подлежит оспариванию сторонами, а несоответствие выводов суда изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, не является основанием для отмены приговора суда, вынесенного с участием присяжных заседателей (ст. 389-27 УПК РФ).

Коллегия присяжных заседателей была сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.

Доводы апелляционных жалоб о незаконности включения в коллегию присяжных заседателей С и С не могут повлиять на оценку законности приговора суда, поскольку указанные заседатели в коллегию присяжных заседателей, выносившую вердикт, не вошли.

Присяжные заседатели К ,С и другие, на которые указано в апелляционных жалобах, включенные в списки кандидатов в присяжные заседатели на 2009-2012 годы, были вызваны для участия в формировании коллегии присяжных заседателей в течение 2012 года, что не противоречит требованиям закона, и не были освобождены от участия в деле в результате отбора.

Поскольку дело неоднократно откладывалось слушанием из-за того что в результате отводов количество кандидатов в присяжные заседатели становилось меньшим, чем было необходимо для продолжения формировании коллегии, председательствующий принимал меры в соответствии со ст. 327 ч.З, ст. 328 чч. 12, 20 УПК РФ - постановлял вызвать дополнительное количество кандидатов.

Как видно из смысла закона, кандидаты в присяжные заседатели, не выбывшие при отборе, продолжают в этом случае участвовать в формировании коллегии присяжных заседателей.

В судебном заседании 22 января 2013 года коллегия была сформирована.

Поскольку закон не предполагает отстранения от дальнейшего формирования коллегии тех кандидатов, которые не выбыли в результате предыдущего отбора, а напротив, указывает на необходимость вызова дополнительного к этим кандидатам количества лиц из списков утвержденных администрацией, нарушения порядка формирования коллегии, предусмотренного ст. 328 УПК РФ, допущено не было.

Как видно из протокола судебного заседания, вступительное слово государственного обвинителя соответствует требованиям ст. 335 ч.2 УПК РФ, в нем он изложил предъявленное подсудимым обвинение.

Оснований для утверждения о наличии оснований для отвода следователя Д участвовавшего в расследовании данного дела в 2010 году, или руководителя следственного органа Г согласовывавшего обвинительное заключение по делу, не имеется поскольку из доводов защиты усматривается, что еще до этих событий, в 2009 году, Г расторг брак с сестрой Д

Иных оснований полагать, что указанные лица лично, прямо или косвенно заинтересованы в результатах дела, не имеется.

Суд первой инстанции рассмотрел ходатайства подсудимых о допуске к их защите иных лиц, наряду с адвокатами.

Частично эти ходатайства были удовлетворены. Отказывая в удовлетворении других ходатайств, суд, вопреки доводам апелляционных жалоб не ссылался лишь на то, что защиту подсудимых осуществляют профессиональные адвокаты, а оценил характер, особенности обвинения, а также возможность указанных подсудимыми лиц осуществлять в установленном законом порядке защиту их прав и интересов и оказывать им юридическую помощь при производстве по делу.

Д о допуске которой ходатайствовал Якупов А.Ф., в судебное заседание не явилась, поэтому суд первой инстанции был лишен возможности рассмотреть заявленное подсудимый ходатайство по существу, что не лишало его возможности вновь заявить указанное ходатайство при явке лица, о допуске которого он просил.

Таким образом, отказы в удовлетворении ходатайств Якупова А.Ф Тараненко В.И. по указанным вопросам, являются законными и обоснованными.

Право на защиту подсудимых допущено не было.

Обстоятельств, исключающих участие адвоката Гончаренко А.А. в защите Якупова А.Ф., из материалов дела не усматривается.

То обстоятельство, что органа дознания, выполнив поручение следователя по расследованию преступления, которое Якупову А.Ф. не вменяется, направил копию сопроводительного письма об этом заместителю прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, не может свидетельствовать о том, что указанный прокурор осуществлял надзор за расследованием указанного уголовного дела. Каких-либо данных о том, что прокурор Гончаренко А.А давал по данному делу указания, участвовал в следственных действиях принимал по делу процессуальные решения, в деле не имеется.

Осуществление защиты Тараненко Вл.И. адвокатами Китаевым А.М и Левиным Л.С, которые участвовали в деле по ходатайству обвиняемого Тараненко Вл.И., не противоречит требованиям закона.

Установленное в части 1 статьи 72 УПК РФ ограничение относится к случаям, когда защитник в рамках данного или выделенного из него дела оказывает или ранее оказывал в ходе досудебного производства либо в предыдущих стадиях судебного производства и судебных заседаниях юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого. По материалам данного дела установлено и не оспаривается стороной защиты, что интересы Ш указанные адвокаты представляли по другому уголовному делу.

Вопреки доводам жалобы осужденного Тараненко Вл.И., из приговора по делу Горбачева А.В. (т. 10 л.д.229) видно, что адвокаты Китаев А.М. и Левин Л.С. участия в рассмотрении дела Г не принимали.

В присутствии присяжных заседателей исследовались только допустимые доказательства.

Оснований для признания показаний потерпевших Б и Б а также свидетеля У недопустимыми доказательствами не имеется. Они были допрошены в судебном заседании с соблюдением надлежащей процедуры.

Впоследствии председательствующий предложил стороне защиты подсудимому Тараненко Вл.И. и его защитнику обсудить вопрос о повторном допросе указанных лиц в связи с отсутствием во время первого допроса надлежащего защитника Тараненко Вл.И.

Тараненко Вл.И. и его защитник Клейменов Д.М. от повторного допроса потерпевших отказались (т.73 л.д.179). учитывая, что Б были признаны потерпевшими от преступления, совершение которого Тараненко Вл.И. не вменялось, наличие указанного отказа свидетельствует об отсутствии нарушения прав стороны защиты на участие в исследовании доказательств.

Оснований для признания недопустимыми показаний Г допрошенных в судебном заседании, и их показаний, ранее данных в ходе предварительного расследования дела, не имеется.

Оглашение показаний, ранее данных лицом в ходе производства по делу, при наличии противоречий между ними и показаниями, данными в суде, предусмотрено как ст. 276 УПК РФ, так и ст. 281 УПК РФ, поэтому не имеется оснований для утверждения о том, что показания Г были оглашены в судебном заседании незаконно.

При допросе Г и Г судом первой инстанции не было допущено таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы поставить под сомнение допустимость их показаний. Ответственность по ст. 307, 308 УПК РФ указанным лицам не разъяснялась обоснованно, поскольку они осуждены за совершение тех же преступлений, о которых были допрошены в судебном заседании суда первой инстанции.

Ссылки осужденных на решение Европейского Суда по правам человека и постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 7 октября 2015 года при оспаривании обжалованного приговора не могут быть признаны состоятельными, поскольку данные решения свидетельствуют о незаконности постановлений, кассационных и апелляционных решений судов, вынесенных в ходе предварительного расследования дела, о продлении сроков содержания Касьянова СА, и Фобъянчука О.А. под стражей.

Таким образом, указанные решения не могут быть приняты во внимание при оценке законности вынесенного судом на основании вердикта присяжных заседателей приговора, разрешившего дело по существу.

Доводы стороны защиты о незаконном возбуждении уголовного дела в отношении Кожарова А.Н. по ст. 126 УК РФ были проверены судом первой инстанции и отвернуты обоснованно. Наличие повода и оснований для возбуждения уголовного дела установлено судом достоверно Обстоятельств, препятствующих возбуждению дела, не имелось постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по тем же обстоятельствам, отсутствует.

Утверждения апелляционных жалоб о том, что демонстрацией фототаблиц, приложенных к протоколам осмотра места происшествия было оказано недопустимое воздействие на присяжных заседателей являются несостоятельными.

Само содержание изображений трупов, зафиксированных фотосъемкой, не свидетельствует о том, что оно может вызвать у присяжных заседателей предубеждение против подсудимых или необъективность при вынесении вердикта. Доводы защиты о том, что одной из присяжных заседателей стало плохо от просмотра указанных фотографий, проверены судом и отвергнуты обоснованно, поскольку состояние здоровья присяжного заседателя не было связано с содержанием исследованных доказательств.

Материалы уголовного дела свидетельствуют о том, что судом первой инстанции тщательно проверялись доводы стороны защиты о недопустимости доказательств.

Решения председательствующего об отклонении ходатайств о признании доказательств недопустимыми соответствуют требованиям закона и являются обоснованными.

Так, судом проверялись доводы стороны защиты о недопустимости заключения эксперта № с этой целью был допрошен эксперт О

проводивший экспертизу и предоставивший копию своего заключения, исследованы другие доказательства, свидетельствующие о том, что заключение отображает ход и результаты экспертного исследования, а также соблюдение предусмотренных законом требований к производству экспертизы.

Стороны не были лишены возможности оспаривать данное доказательство, ходатайствовать о проведении дополнительной или повторной экспертизы, а также реализовать иные права, предусмотренные ст. 198, 206 УПК РФ.

По аналогичным мотивам отсутствуют основания для сомнений в допустимости заключений экспертов №

Заключение эксперта № присяжным заседателям не предъявлялось.

Ряд доводов апелляционных жалоб о недопустимости доказательств в том числе протоколов осмотров, проверок показаний на месте, не основан на требованиях закона - о необходимости производства фотосъемки лишь специалистом, а не следователем, о последовательности производства следственных действий с вещественными доказательствами о необходимости указывать в протоколе технические средства примененные при его изготовлении, тогда как должны быть указаны лишь технические средства, примененные при производстве следственного действия (части 2 и 5 ст. 166 УПК РФ), о необходимости указания количества сделанных при осмотре кадров, о подписании приложенных к протоколу фототаблиц всеми участниками следственного действия, об обязательности предварительного допроса лица, у которого впоследствии проводится выемка, об обязательности указания адреса осмотра, если место осмотра указано иным способом.

Доводам защиты о технической ошибке в указании места составления протокола осмотра (т.52 л.д.7) и об отсутствии при осмотре места происшествия и трупа судебно-медицинского эксперта или врача судом первой инстанции дана исчерпывающая оценка свидетельствующая о том, что указанные обстоятельства, исследованные судом в совокупности с иными доказательствами, не могут быть расценены как влекущие признание доказательств недопустимыми.

Утверждения представителей защиты о недопустимости документов изъятых у Фобъянчука при обыске, были проверены. Выводы суда об отсутствии нарушений закона при изъятии указанных документов являются обоснованными. Для проверки обстоятельств изъятия были вызваны оба понятых, участвовавших в обыске. Явившийся понятой П был допрошены и подтвердил как обстоятельства обнаружения и изъятия документов, так и участие в обыске другого понятого. Понятой Г в судебное заседание не явился, его привод исполнен не был, после чего сторона защиты не заявляла ходатайств о его допросе. Факт отсутствия подписей понятых на конверте в котором документы были доставлены в суд, не свидетельствует о недопустимости доказательства.

Ходатайство о признании недопустимым доказательством заключения, составленного экспертом А отклонено судом обоснованно, поскольку при проведении экспертизы нарушений уголовно процессуального закона допущено не было.

Таким образом, указанные, а также иные вынесенные судом по данному делу решения об отклонении ходатайств сторон о признании доказательств недопустимыми являются обоснованными и соответствующими требованиям закона.

Не имеется оснований сомневаться и в правильности рассмотрения ходатайства стороны защиты о приобщении к делу письма, написанного от имени Я . Поскольку предусмотренный уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации порядок получения показаний гражданина соблюден не был, данное письмо не может быть расценено как его пояснения по существу дела и положены в основу выводов суда. Допрос Я при наличии данных о том, что он не желает посещать с этой целью Российскую Федерацию, не представляется возможным.

Ходатайства подсудимых и защитников о допросе в присутствии присяжных заседателей специалистов Д иП суд отклонил обоснованно, поскольку эти лица намеревались давать оценку допустимости заключений экспертов, что является компетенцией суда, а не специалистов или экспертов. Участковый уполномоченный Б проводивший оперативно-розыскные действия по факту исчезновения потерпевшего М не мог быть допрошен в качестве свидетеля в присутствии присяжных заседателей в силу требований части 7 ст. 335 УПК РФ.

Каких-либо данных о том, что сообщения в средствах массовой информации повлияли на объективность присяжных заседателей, в деле не имеется. Заявления стороны защиты об этом проверялись председательствующим и подтверждения не нашли.

Оснований для утверждения о том, что допрашиваемые в суде лица сообщали сведения, способные вызвать у присяжных заседателей предубеждение против Касьянова С.А., не имеется. Так, свидетель С сообщил о причинах, по которым следовало сместить Касьянова с должности, именно отвечая на вопрос защитника Касьянова адвоката Игнатюк Ю.В. Потерпевший Е давал пояснения относительно обстоятельств, касающихся мотива совершенного Касьяновым преступления, что не противоречит требованиям ст. 335 чч.7 и 8 УПК РФ.

Вещественные доказательства - оружие и боеприпасы были осмотрены в судебном заседании в соответствии с требованиями ст. 284 УПК РФ. Стороны не были лишены возможности обратить внимание присяжных заседателей на обстоятельства, имеющие значение для дела с соблюдением требований ст. 335 УПК РФ. Доводы стороны защиты касающиеся упаковки вещественных доказательств проверялись судом оснований ставить под сомнение допустимость вещественных доказательств, установлено не было. Каких-либо данных свидетельствующих о том, что защитником Плиско АС. было допущено нарушение прав подсудимого Тараненко В.И., в деле не имеется, в судебном заседании защитник участвовала с согласия подсудимого.

По смыслу части 3 ст. 52 УПК РФ вступление в дело защитника не влечет за собой повторения процессуальных действий, которые к этому моменту уже были произведены, поэтому суд обоснованно отказал защитнику Загоруйко ОБ. в повторном осмотре вещественных доказательств в судебном заседании, разъяснив право ознакомиться с ними по месту их хранения.

Право подсудимого Тараненко В.И. на участие в прениях сторон нарушено не было. Указанное право он реализовал, время предоставленное ему для подготовки к выступлению, является достаточным и разумным.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. В нем он напомнил присяжным заседателям об исследованных в суде доказательствах, представленных сторонами, не выражая своего отношения к этим доказательствам. При этом присяжным было разъяснено также, что при ответах на вопросы присяжные заседатели должны опираться лишь на доказательства, которыми не являются мнения и выступления сторон, а также сказанное председательствующим в самом напутственном слове. Кроме того, председательствующий разъяснил присяжным заседателям, что факт нахождения подсудимых под стражей также не является обстоятельством, которым они могут руководствоваться при вынесении вердикта. Позиции обвинения и стороны защиты изложены в напутственном слове в соответствии с п. 4 части 2 ст. 340 УПК РФ.

Формулирование вопросного листа проведено в соответствии с положениями ст. 338, 339 УПК РФ. Постановка одного вопроса по деянию объединяющему совершение двух преступлений - похищения человека и вымогательства не противоречит требованиям ст. 339 УПК РФ Председательствующим было разъяснено присяжным заседателям о том что в случае недоказанности каких-либо обстоятельств, они вправе исключить их из вердикта. Оснований для утверждения о том, что вопросы были непонятны присяжным заседателям, не имеется. Как видно из вердикта, перед присяжными заседателями не ставились вопросы требующие собственно юридической оценки.

Стороны воспользовались своей возможностью высказать замечания по содержанию и формулировке вопросов и внести предложения о постановке новых вопросов. Те замечания и предложения, которые не соответствовали требованиям закона, были отклонены председательствующим.

Вопреки доводам защитника Клейменова Д.М., порядок принятия решения присяжными заседателями и время их совещания предусмотренные ст. 343 УПК РФ, по данному делу соблюдены. После замены одного из присяжных заседателей запасным, требования части 1 ст. 343 УПК РФ нарушены не были.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым. Квалификация действий осужденного, данная судом в приговоре, соответствует обстоятельствам, установленным вердиктом.

Как видно из приговора, в нем содержатся ссылки на то, что Г и Г ранее были осуждены за совершение преступлений и приговоры в отношении них вступили в законную силу что не противоречит требованиям ст. 252 УПК РФ.

Действия Тараненко В.И., квалифицированные как участие в банде и совершаемых ею нападениях изложены в приговоре в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей. Существенных противоречий в описании фактических обстоятельств дела не имеется.

Так, на листе приговора 5 в соответствии с вердиктом указано, что Тараненко В.И., наряду с другими участниками банды принимал участие в приобретении огнестрельного оружия, патронов и взрывчатых веществ для вооружения банды и использования их при совершении нападений на граждан и организации. Аналогичные выводы о содержании вердикта содержатся на листах приговора 35-36.

Утверждения Тараненко Вл.И. о том, что вердиктом установлено окончание преступлений, предусмотренных ст. 209 и 222 УК РФ, в 2003 году, опровергаются материалами дела. Как видно из вердикта, банда существовала и сохраняла свою вооруженность до тех пор, пока в 2010 году оружие не было изъято сотрудниками правоохранительных органов То обстоятельство, что некоторое время до этого бандой не совершались нападения, не свидетельствует о прекращении ее деятельности. Уголовная ответственность по ст. 209 ч.2 УК РФ предусмотрена не только за участие в совершаемых бандой нападениях, но и за участие в банде, которое было установлено вердиктом.

Суд первой инстанции, оценив фактические обстоятельства свидетельствующие об организованности банды, продолжительном времени ее существования, множественности совершенных ею вооруженных нападений, пришел к обоснованному выводу о ее устойчивости. Указанные обстоятельства отражены в вердикте коллегии присяжных заседателей, следовательно, приговор в этой части является законным.

Убийство Т потерпевших С , К ,Ф и О правильно квалифицировано по пункту «а» части 2 ст. 105 УК РФ как убийство четырех лиц. Эта квалификация не противоречит диспозиции уголовного закона, вмененного Тараненко В.И.

Действия осужденного Тараненко В.И. в отношении С правильно квалифицированы как убийство, поскольку соучастники заранее договорившись о нападении, совместно применили к С насилие (выстрелы из огнестрельного оружия и удары) с целью причинения ему смерти. При таких обстоятельствах для квалификации убийства как оконченного преступления не имеет значение, от чьих именно действий наступила смерть потерпевшего. Вопреки доводам Тараненко В.И вердиктом не было признано доказанным, что он произвел выстрел в потерпевшего Ю с целью убийства. Его действия правильно квалифицированы как разбойное нападение с указанными в приговоре квалифицирующими признаками. Каких-либо неясностей или противоречий в ответе присяжных заседателей на вопрос № 2 не имеется.

Также обоснованными являются выводы суда о совершении Тараненко В.И. убийства К иФ Из ответов на вопросы №№ 13 и 27 видно, что действуя в составе организованной группы, осужденный согласно заранее достигнутой договоренности об убийстве указанных лиц, участвовал в нападении на них и применял к ним с этой целью насилие.

Квалифицирующий признак проникновения в хранилище вменен Якупову А.Ф. по разбою, совершенному 20 сентября 2001 года обоснованно. Хранилищем, в частности, в соответствии с примечанием к ст. 158 УК РФ, являются участки территории, предназначенные для хранения материальных ценностей. Под незаконным проникновением понимается противоправное вторжение с целью совершения разбоя Именно такие обстоятельства были установлены ответом на вопрос № 62 вердикта, согласно которому Якупов подыскал автостоянку с целью хищения хранившей на ней автомашины, согласно заранее разработанному плану ночью дождался, когда охранники закроют ворота автостоянки перелез через забор, незаконно проникнув на охраняемую территорию, и принял участие в разбойном нападении на охранников.

Действия Касьянова С.А. как организатора покушения на убийство Е квалифицированы судом правильно. Как видно из вердикта (вопрос № 112), именно Касьянов решил лишить потерпевшего жизни обратился к Фобъянчуку, нанимая его для выполнения этого преступления и предлагая подыскать исполнителей, предоставил ему информацию о месте жительства потерпевшего, его автомашине и иные сведения необходимые для совершения преступления, дал согласие на разработанный план убийства. Эти действия предусмотрены частью 3 ст. 33 УК РФ, поэтому доводы защиты о несоответствии квалификации его действий вердикту, являются несостоятельными.

Квалификация действий Кожарова А.Н. по ст. 126 ч.З п. «в» УК РФ является правильной. Вердиктом установлено, что он действовал с целью истребования у потерпевшего денежных средств, обманом привез М в безлюдное место, связал его руки и ноги, оттащил в лесной массив, требовал передачи денег, избивая, заклеил рот и оставил там связанным, в результате чего наступила смерть потерпевшего. Захват человека путем обмана и его перемещение с последующим насильственным удержанием не противоречит диспозиции ст. 126 УК РФ.

Таким образом, доводы апелляционных жалоб о том, что вердиктом не установлено изъятие М и его перемещение опровергаются материалами уголовного дела.

В то же время, действия Кожарова АН. и Авилова СВ., приговор в отношении которого пересматривается в этой части в порядке предусмотренном частью 2 ст. 38919 УПК РФ, в отношении М,

квалифицированные как вымогательство, не могут быть признаны совершенными с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

В силу положений части 3 ст. 348 УПК РФ председательствующий квалифицирует содеянное подсудимым в соответствии с обвинительным вердиктом, а также установленными судом обстоятельствами, не подлежащими установлению присяжными заседателями и требующими собственно юридической оценки.

Как видно из вердикта, Кожаров А.Н. и Авилов СВ., требуя у потерпевшего передачи денег, нанесли ему множество ударов ногами и руками по голове и телу, в результате которых М могли быть причинены телесные повреждения в виде закрытой черепно мозговой травмы с повреждением оболочек и вещества головного мозга закрытой тупой травмы груди и живота с повреждением ребер, внутренних органов и кровоизлияниями в соответствующие полости, а также ссадины и кровоподтеки. Таким образом, причинение потерпевшему телесных повреждений, повлекших тяжкий вред здоровью, достоверно не установлено, а лишь предполагается вердиктом.

Поскольку обвинительный приговор не может быть основан на предположениях (часть 4 ст. 302 УПК РФ), у председательствующего не было оснований для квалификации вымогательства как совершенного с причинением тяжкого вред здоровью потерпевшего.

Судебная коллегия по изложенным мотивам исключает из осуждения Кожарова А.Н. и Авилова СВ. за вымогательство в отношении потерпевшего М квалифицирующий признак причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего и снижает наказание, назначенное за это преступление.

Судебная коллегия принимает также во внимание, что преступления предусмотренные ст. 162 ч.З пп. «а», «б», «в», 126 ч.З пп. «а», «в», 166 ч.4 УК РФ были совершены Тараненко В.И. в декабре 1999 года, а преступление, предусмотренное ст. 223 ч.З УК РФ, совершено Авиловым СВ. в феврале 2006 года.

Указанные преступления, совершенные Тараненко В.И., согласно части 5 ст. 15 УК РФ, являются особо тяжкими, срок привлечения к уголовной ответственности за них, предусмотренный п. «г» части 1 ст. 78 УК РФ, составляет пятнадцать лет, которые истекли в декабре 2014 года.

Предусмотренный пунктом «в» части 1 ст. 78 УК РФ срок давности привлечения Авилова СВ. к уголовной ответственности за указанное преступление, являющееся тяжким (часть 4 ст. 15 УК РФ), истек в феврале 2016 года.

Таким образом, Тараненко В.И. и Авилов СВ. подлежат освобождению от наказания, назначенного им за совершение указанных преступлений, на основании пункта 3 части 1 ст. 24 УПК РФ.

Оснований для проведения Фобъянчуку О.А. повторной судебно психиатрической экспертизы суд не установил правильно и мотивированно отклонил ходатайство стороны защиты. Экспертиза с целью проверки психического состояния обвиняемого Фобъянчука и его вменяемости была проведена в ходе предварительного расследования дела Как видно из заключения экспертов, они располагали всеми необходимыми для исследования данными, в том числе о полученной обвиняемым в 1994 году черепно-мозговой травме. Выводы экспертов являются научно обоснованными. С учетом адекватного поведения подсудимого во время судебного разбирательства, у суда не было оснований поставить под сомнение достоверность выводов комиссии врачей-экспертов.

Данные о психическом здоровье и имевшем место у Тараненко В.И в 1990-91 гг. заболевании были предметом исследования при проведении ему судебно-психиатрической экспертизы. Выводы экспертов об отсутствии у Тараненко В.И. на момент совершения инкриминируемых деяний психического расстройства и о его способности осознавать характер своих действий и руководить ими являются научно обоснованными. Оснований ставить под сомнение выводы суда о вменяемости осужденного не имеется.

Суд назначил осужденным наказание в соответствии с требованиями главы 10 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений и данных о личности.

В частности, в отношении Якупова А.Ф. суд учел при назначении наказания характеризующие его данные, в том числе за период прошедший со времени последнего совершенного в составе банды преступления, семейное положение, наличие ребенка.

Расчеты, приведенные в апелляционной жалобе Тараненко Вл.И., не основаны на законе, поэтому не могут являться основанием для снижения назначенного ему срока наказания. Вопреки доводам жалоб защитника суд учел при назначении Тараненко Вл.И. наказания данные о его личности, семейное положение, положительную характеристику с места работы. Оснований для применения к Тараненко Вл.И. положения ст. 64 УК РФ суд первой инстанции не усмотрел обоснованно, поскольку указанные в этой норме закона исключительные обстоятельства отсутствуют.

Наказание назначено ему как за отдельные преступления, так и по их совокупности, в соответствии с требованиями закона, в том числе ст. 69 ч.З УК РФ.

Не имеется оснований и для смягчения наказания, назначенного Ростоцкому А.А. При определении ему срока наказания суд первой инстанции учел обстоятельства, на которые ссылается защитник осужденного: состояние здоровья Ростоцкого А.А., в том числе с учетом перенесенной им черепно-мозговой травмы, иные смягчающие обстоятельства, приведенные в приговоре.

Назначенное осужденному Мушаряпову А.В. наказание соответствует тяжести совершенных им преступлений и данным о его личности. При этом, вопреки доводам защитника, суд учел совершение им преступлений впервые, а также активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников двух преступлений, а также его семейное положение положительные характеристики с места работы. То, что осужденный не состоит на учете в диспансерах, не предусмотрено частью 1 ст. 61 УК РФ в качестве обстоятельства, подлежащего признанию в качестве смягчающего. Исключительных обстоятельств, указанных в ст. 64 УК РФ в отношении Мушаряпова А.В. не имеется.

При определении меры наказания Островскому Е.А. суд, как видно из приговора, учел характер и степень общественной опасности совершенным им преступлений, в том числе в отношении П.,

его роль в их совершении. Оснований для смягчения наказания не имеется.

Назначенное Кожарову А.Н. по ст. 126 ч.З п. «в» УК РФ наказание является справедливым и по своему размеру соответствует требованиям ст. 65 ч.! УК РФ.

Поскольку Кожаров А.Н. признан виновным в причинении смерти М с него обоснованно взыскана компенсация причиненного М морального вреда.

Кожаров А.Н. был признан гражданским ответчиком в связи с иском М иск рассмотрен в пределах заявленных требований оснований для передачи его для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства не имелось.

Оснований для освобождения Якупова А.Ф. и Ростоцкого А.А. от уголовной ответственности по ст. 222 ч.З УК РФ не имеется, поскольку временем окончания этого преступления, согласно вердикту (вопросы №№ 145, 155 и 158), является 2010 год, а срок давности привлечения к уголовной ответственности за данное преступление составляет 10 лет (ст. 78ч.1п. «в» УК РФ).

Также не истекли сроки давности по совершенным в сентябре 2003 года Кожаровым А.Н. особо тяжким преступлениям, предусмотренным ст. 126 ч.З п. «в» и ст. 163 ч.З п. «б» УК РФ.

Обсудив вопрос о применении сроков давности к Тараненко В.И Фобъянчуку О.А., Тараненко Вл.И., Островскому Е.А. в соответствии со ст. 78 ч.4 УК РФ, судебная коллегия не находит возможным освободить указанных лиц от уголовной ответственности за совершенные ими в период с 3 декабря 1999 года по 29 января 2001 года преступления наказуемые пожизненным лишением свободы (убийства С К Ф покушение на убийство П и Н в связи с истечением сроков давности. При этом судебная коллегия учитывает конкретные обстоятельства, характер и последствия указанных преступлений, которые предполагают неотвратимость ответственности для достижения целей уголовного законодательства, указанных в части 1 ст. 2 УК РФ.

Вместе с тем, судебная коллегия принимает во внимание, что наказание в виде пожизненного лишения свободы было назначено Тараненко В.И. по ст. 105 ч.2 пп. «а», «з» УК РФ за убийство потерпевших С К Ф иО

Поскольку в силу требований части 4 ст. 78 УК РФ убийства С

К Ф после истечения указанного в законе срока не могут повлечь назначение Тараненко В.И. наказания в виде пожизненного лишения свободы, судебная коллегия считает необходимым снизить назначенное ему по ст. 105 ч.2 пп. «а», «з» УК РФ наказание до лишения свободы на определенный срок.

Замечания осужденного Островского Е.А. на протокол судебного заседания были рассмотрены председательствующим в соответствии со ст. 260 УПК РФ. В вынесенных судом постановлениях указаны мотивы, по которым замечания отвергнуты. Оснований для отмены указанных судебных решений не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 38920, 38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Приморского краевого суда от 27 октября 2014 года в отношении Тараненко В И изменить:

от назначенного по ст. 162 ч.З пп. «а», «б», «в», 126 ч.З пп. «а», «в ст. 166 ч.4 УК РФ наказания освободить на основании ст. 24 ч.1 п. 3 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования,

снизить назначенное Тараненко В И по ст. 105 ч.2 пп. «а», «з» УК РФ наказание до 20 лет лишения свободы.

Тараненко В И на основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.2 ст.209, ч.З ст.222, пп. «а, з» ч.2 ст. 105, ч.З ст.30, пп. «а», «е», «з» ч.2 ст. 105, п. «а» ч.З ст. 162, п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить 23 года лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год,

в соответствии с ч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности с наказанием назначенным приговором Артемовского городского суда от 2 декабря 2010 года, окончательно назначить наказание в виде 24 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год, установив следующие ограничения: не покидать место жительства в период с 23 до 7 часов, не выезжать за пределы муниципального образования и не изменять место жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства, являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц.

Этот же приговор в отношении Кожарова А Н и Авилова С В изменить, исключить из их осуждения за вымогательство в отношении потерпевшего М квалифицирующий признак причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего, снизить назначенное наказание Кожарову А.Н. по ст. 163 ч.З п. «б» УК РФ до 7 лет 8 месяцев лишения свободы, Авилову СВ. по ст. 163 ч.З пп. «а», «б» УК РФ до 8 лет 8 месяцев лишения свободы.

Кожарову А.Н. на основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 126 ч.З п. «в», ст. 163 ч.З п. «б» УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначить по совокупности 11 лет 8 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Освободить Авилова С В от назначенного по ст. 223 ч.З УК РФ наказания на основании ст. 24 ч.1 п. 3 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Авилову СВ. на основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.2 ст.209, ч.З ст.222, п.п. «е, з» ч.2 ст. 105, ч.З ст.30 пп. «е», «з» ч.2 ст. 105, пп. «а», «в» ч.З ст. 126 (в редакции от 07.12.2011), пп. «а», «б» ч.З ст. 163, п. «г» ч.2 ст. 112, п. «а» ч.З ст.111 (в редакции от 07.03.2011) УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначить по совокупности 21 год 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, установив следующие ограничения: не покидать место жительства в период с 23 до 7 часов, не выезжать за пределы муниципального образования и не изменять место жительства без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства, являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию два раза в месяц.

В остальной части указанный приговор в отношении Тараненко В И Тараненко В И , Якупова АФ Фобъянчука О А Ростоцкого А А Касьянова С А Кожарова А Н , Мушаряпова А В Островского Е А и Авилова С В оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...