Актуально на:
21 августа 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 205-КГ17-11 от 15.06.2017 Судебная коллегия по делам военнослужащих, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 205-КГ17-11

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 15 июня;2017 г.

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Крупнова ИВ.,

судей Замашнюка А.Н. и Сокерина С.Г.

при секретаре Рябцевой А.И с участием прокурора отдела управления Главной военной прокуратуры Соколова СБ. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе Макарчука С И на решение Краснодарского гарнизонного военного суда от 29 июля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда от 18 ноября 2015 г. по иску командира войсковой части к гражданину Макарчуку СИ. о взыскании материального ущерба, причиненного при исполнении им трудовых обязанностей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Замашнюка А.Н., изложившего обстоятельства гражданского дела содержание принятых по делу судебных постановлений, доводы кассационной жалобы и возражений на нее, мнение прокурора отдела управления Главной военной прокуратуры Соколова СБ., полагавшего необходимым отменить принятые по делу постановления судов первой и апелляционных инстанций и направить дело на новое рассмотрение в гарнизонный военный суд, Судебная коллегия по делам военнослужащих

установила командир войсковой части обратился в суд с исковым заявлением о взыскании с гражданина Макарчука СИ., работавшего в должности кладовщика вещевого склада воинской части, 610 701 рубля 70 копеек в счет возмещения материального ущерба, причиненного в связи с утратой материальных ценностей.

Решением Краснодарского гарнизонного военного суда от 29 июля 2015 г. иск командира войсковой части о взыскании с Макарчука СИ указанной суммы удовлетворен, с ответчика в пользу названной воинской части взыскано 610 701 рубль 70 копеек.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда от 18 ноября 2015 г. решение гарнизонного военного суда изменено, размер подлежащего взысканию с Макарчука СИ. материального ущерба уменьшен до 610 490 рублей 47 копеек.

Определением судьи Северо-Кавказского окружного военного суда от 3 августа 2016 г. в передаче кассационной жалобы Макарчука СИ. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано.

В кассационной жалобе в Судебную коллегию по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации Макарчук СИ утверждая о существенном нарушении судами первой и второй инстанций норм материального и процессуального права, просит судебные постановления отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

По мнению Макарчука СИ., судья гарнизонного военного суда необоснованно исключил из числа ответчиков начальника вещевой службы воинской части капитана Шудегова Н.Э., который определением Ейского городского суда Краснодарского края от 9 июня 2015 г. был привлечен к участию в деле по ходатайству истца и именно по данному основанию дело было передано по подсудности в Краснодарский гарнизонный военный суд Данное исключение судья осуществил без извещения его об этом, в результате чего он, просивший рассмотреть дело в свое отсутствие, не знал об изменении иска и не мог возражать против нового иска, в том числе против рассмотрения дела в военном суде в связи с подсудностью дела районному суду.

Кроме того, судом оставлено без внимания то обстоятельство, что приказом командира воинской части виновными в причинении ущерба помимо него признаны начальник вещевой службы воинской части капитан Шудегов Н.Э. и помощник командира войсковой части по материально техническому обеспечению майор Борисов Д.В., которые были привлечены к ограниченной материальной ответственности. В связи с этим судом с него взыскана сумма, превышающая общий размер причиненного ущерба.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 24 апреля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы в кассационном порядке извещены своевременно и в надлежащей форме.

Рассмотрев материалы гражданского дела и обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, Судебная коллегия по делам военнослужащих приходит к следующим выводам.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судами при рассмотрении настоящего дела допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Как усматривается из материалов гражданского дела, Макарчук СИ. с марта 2010 года по октябрь 2013 года работал кладовщиком вещевого склада войсковой части и с ним был заключен договор о полной материальной ответственности за недостачу вверенного ему имущества.

В результате проведенной в апреле 2013 года инвентаризации вещевого имущества воинской части была выявлена недостача вещевого имущества на сумму 954 648 рублей 07 копеек.

Приказом командира войсковой части от 22 мая 2013 г. № 432, изданным на основании материалов административного расследования установлено, что недостача вещевого имущества образовалась вследствие халатного исполнения должностных обязанностей Макарчуком СИ. и отсутствия надлежащего контроля со стороны начальника вещевой службы воинской части Шудегова Н.Э., а также слабого контроля за деятельностью подчиненных должностных лиц помощником командира воинской части по материально-техническому обеспечению Борисовым Д.В.

В связи с этим на основании названного приказа Борисов Д.В. и Шудегов Н.Э. привлечены к ограниченной материальной ответственности в размере одного оклада месячного денежного содержания и одной месячной надбавки за выслугу лет в счет частичного возмещения ими причиненного государству материального ущерба.

Приказом командира войсковой части от 22 августа 2013 г. № 882, изданным по результатам проверки хозяйственной деятельности воинской части и инвентаризации материальных средств, действительная сумма недостачи вещевого имущества составила 610 701 рубль 70 копеек, в том числе у Макарчука СИ. - 610 490 рублей 47 копеек, у заведующей вещевым складом Маркиной СА. - 211 рублей 23 копейки.

Удовлетворяя исковое заявление командира воинской части (с учетом уменьшения судом апелляционной инстанции суммы ущерба на 211 рублей 23 копейки), суд исходил из того, что утраченное вещевое имущество было вверено Макарчуку СИ. под отчет, в связи с чем в силу закона он подлежит привлечению к материальной ответственности в размере действительного ущерба, установленного в приказе командира войсковой части от 22 августа 2013 г. №882.

Однако такой вывод сделан судом без учета имеющих значение для дела обстоятельств и основан на неправильном применении норм материального права.

В суде установлено, что недостача вещевого имущества воинской части образовалась вследствие халатного исполнения должностных обязанностей не только Макарчука СИ., но и начальника вещевой службы воинской части Шудегова Н.Э., а также помощника командира воинской части по материально-техническому обеспечению Борисова Д.В., в связи с чем с них в счет частичного возмещения причиненного государству материального ущерба были взысканы по одному окладу месячного денежного содержания и одной месячной надбавке за выслугу лет.

Эти обстоятельства являлись юридически значимыми для дела.

Согласно ст. 238 Трудового кодекса Российской Федерации работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб, под которым понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества, а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Кроме того, в соответствии с ч. 3 ст. 4 Федерального закона от 12 июля 1999 г. № 161-ФЗ «О материальной ответственности военнослужащих» командиры (начальники), нарушившие своими приказами (распоряжениями) установленный порядок учета, хранения, использования расходования, перевозки имущества или не принявшие необходимых мер к предотвращению его хищения, уничтожения, повреждения, порчи, излишних денежных выплат, что повлекло причинение ущерба, несут материальную ответственность в размере причиненного ущерба, но не более одного оклада месячного денежного содержания и одной месячной надбавки за выслугу лет.

Содержание названных законодательных норм в их взаимосвязи указывает на то, что материальный ущерб, возникший в воинской части вследствие ненадлежащего исполнения обязанностей как работником, с которым заключен договор о полной материальной ответственности, так и его командирами (начальниками) - военнослужащими, не принявшими необходимых мер к предотвращению утраты имущества, взыскивается в долевом порядке исходя из установленной степени ответственности каждого из них.

Поскольку по решению командира воинской части на военнослужащих этой же части Шудегова Н.Э. и Борисова Д.В. возложена обязанность по частичному возмещению ущерба, вызванного недостачей вещевого имущества, удержанная с них сумма не может быть повторно взыскана с Макарчука С И . В ином случае размер взысканий в счет возмещения причиненного ущерба превысит прямой действительный ущерб, что не основано на законе.

Следовательно, суду необходимо было установить не только реальную сумму причиненного государству материального ущерба, но и размер суммы взысканной с Шудегова Н.Э. и Борисова Д.В. в счет частичного возмещения указанного ущерба, а также выяснить, учтена ли данная сумма при подаче иска в суд. И только после этого решить вопрос о размере подлежащей взысканию суммы ущерба с Макарчука СИ.

Однако этого по делу сделано не было.

Из представленных в суд и исследованных в судебном заседании материалов остается неясным, в связи с чем была уменьшена сумма материального ущерба в размере 954 648 рублей 07 копеек, установленная по результатам проведенной в апреле 2013 года инвентаризации вещевого имущества воинской части, до 610 490 рублей 47 копеек, и учтены ли при этом суммы, подлежащие взысканию с Шудегова Н.Э. и Борисова Д.В. в счет частичного возмещения указанного ущерба.

В соответствии со ст. 246 Трудового кодекса Российской Федерации размер ущерба, причиненного работодателю при утрате и порче имущества определяется по фактическим потерям, исчисляемым исходя из рыночных цен, действующих в данной местности на день причинения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества.

Между тем в материалах дела отсутствуют данные об учете степени износа утраченного вещевого имущества, а суд первой инстанции это обстоятельство не проверил.

Изложенные нарушения оставлены без внимания и судом апелляционной инстанции.

Кроме того, неправильное определение судом обстоятельств подлежащих доказыванию по делу, повлекло нарушение норм процессуального права и, как следствие, ограничение прав ответчика на справедливое разбирательство.

Из материалов дела следует, что командир войсковой части сначала обратился в Ейский городской суд Краснодарского края с иском к Макарчуку С И . и по нему судом было возбуждено производство.

В судебном заседании 9 июня 2015 г. представитель войсковой части

заявил ходатайство о привлечении к участию в деле в качестве ответчика начальника вещевой службы воинской части - военнослужащего Шудегова Н.Э., которое было удовлетворено Ейским городским судом Краснодарского края и дело по иску войсковой части к Макарчуку С И . и Шудегову Н.Э. о возмещении данными лицами имущественного ущерба передано по подсудности в Краснодарский гарнизонный военный суд.

Однако судья гарнизонного военного суда 15 июля 2015 г. вынес определение о подготовке дела к судебному разбирательству только по исковым требованиям к Макарчуку СИ., а по завершении стадии подготовки дела к судебному разбирательству без выяснения мнения сторон и уточнения заявленных истцом требований своим определением о назначении дела к судебному разбирательству от 22 июля 2015 г. исключил Шудегова Н.Э. из числа ответчиков ввиду того, что к нему не предъявлено исковых требований, тем самым, продолжив рассмотрение дела по существу только в отношении Макарчука СИ.

В нарушение процессуального закона о принципе диспозитивности гражданского судопроизводства судья не учел, что согласно ч. 1 ст. 39, 40, 41, 131 ГПК РФ право выбора конкретного способа защиты и ответчика по спорному материально-правовому требованию принадлежит истцу.

Следовательно, суд был не вправе подменять собой одну из сторон в гражданском судопроизводстве и вместо истца принимать решение об отказе в предъявлении иска к Шудегову Н.Э.

Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 35 ГПК РФ лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела.

Как следует из материалов дела, копия определения судьи об исключении Шудегова Н.Э. из числа соответчиков Макарчуку СИ. не вручалась, а в расписке о назначении дела к рассмотрению в судебном заседании помимо ответчика имеются подписи Шудегова Н.Э. и представителя командира воинской части. Дело рассмотрено в отсутствие Макарчука С И . в связи с его письменным заявлением об этом.

При таких данных состоятельными являются доводы кассационной жалобы о неосведомленности Макарчука С И . относительно изменения количества лиц, участвующих в деле, что повлекло ограничение его права на ознакомление со всеми материалами дела, в том числе, с принятым судом промежуточным решением, имеющим важное значение для ответчика.

Таким образом, принятые судами первой и второй инстанций обжалуемые постановления не соответствуют требованиям ч. 1 ст. 195 ГПК РФ о законности и обоснованности судебного решения, основаны на неправильном применении норм материального и процессуального права.

Допущенные судами нарушения повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов, в связи с чем обжалуемые судебные постановления подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в Краснодарский гарнизонный военный суд со стадии принятии искового заявления к производству суда.

При новом рассмотрении суду первой инстанции следует учесть вышеизложенные обстоятельства, правильно применить положения действующего законодательства, регулирующие спорные правоотношения, а также нормы процессуального права и определить имеющие значение для дела обстоятельства, с учетом которых дать надлежащую правовую оценку материально-правовым требованиям истца.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 386-388, п. 2 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих

определила решение Краснодарского гарнизонного военного суда от 29 июля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Северо-Кавказского окружного военного суда от 18 ноября 2015 г. по иску командира войсковой части к Макарчуку С И о возмещении материального ущерба, причиненного при исполнении им трудовых обязанностей, в связи с существенным нарушением норм материального и процессуального права отменить, дело направить на новое рассмотрение в Краснодарский гарнизонный военный суд в ином составе судей.

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...