Актуально на:
27 мая 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 57-АПГ13-7 от 27.11.2013 Судебная коллегия по гражданским делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №57-АПГ13-7

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

2 7

г. Москва ноября 2013 года.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Горчаковой Е В . и Ксенофонтовой О. А.

при секретаре Акулове Д.Г рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционному представлению прокурора Белгородской области на решение Белгородского областного суда от 30 августа 2013 года, которым отказано в удовлетворении заявления прокурора о признании недействующими и не подлежащими применению частей 1, 2, 3 статьи 3, частей 1, 3, 4, 5, 6, 7 статьи 4, частей 1, 2, 3, 4 статьи 5, статей 6 и 7 закона Белгородской области от 26 февраля 2013 года № 176 «О мерах по предупреждению управления транспортными средствами в состоянии опьянения».

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ксенофонтовой О.А., объяснения представителей Губернатора Белгородской области Поповой И В . и Петрова ЕВ., представителя Белгородской областной Думы Кремневой ОН., возражавших против доводов апелляционного представления, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Засеевой Э.С., полагавшей, что решение суда подлежит отмене Судебная коллегия по административным делам Верховного суда Российской Федерации

установила:

19 февраля 2013 года Белгородской областной Думой принят, 26 февраля 2013 года Губернатором Белгородской области подписан закон Белгородской области № 176 «О мерах по предупреждению управления транспортными средствами в состоянии опьянения».

Закон опубликован в газете Белгородские известия от 1 марта 2013 года №36.

Прокурор Белгородской области обратился в Белгородский областной суд с заявлением о признании недействующими и не подлежащими применению частей 1, 2, 3 статьи 3, частей 1, 3, 4, 5, 6, 7 статьи 4, частей 1, 2, 3, 4 статьи 5, статей 6 и 7 закона Белгородской области от 26 февраля 2013 года № 176 «О мерах по предупреждению управления транспортными средствами в состоянии опьянения».

Статья 3 названного закона предусматривает обязанность органа исполнительной власти Белгородской области в сфере здравоохранения по согласованию с Управлением Министерства внутренних дел Белгородской области разработать и утвердить методики выявления лиц, управляющих транспортным средством в состоянии опьянения (часть 1); обязанность Правительства Белгородской области проводить комплекс мероприятий направленных на внедрение этих методик в деятельность должностных лиц которым предоставлено право осуществления надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортных средств, в том числе на обучение должностных лиц совершению действий и проведению иных манипуляций, предусмотренных методикой (часть 2); обязанность водителей транспортных средств выполнять законные требования должностных лиц по совершению действий и проведению иных манипуляций, предусмотренных методикой; отказ водителей от выполнения этих требований влечет ответственность, предусмотренную законом Белгородской области (часть 3).

Частью 1 статьи 4 закона установлено, что о факте привлечения лица к ответственности за совершение правонарушения в области дорожного движения при управлении транспортным средством в состоянии опьянения мировые судьи и должностные лица, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях, сообщают в специализированное учреждение здравоохранения по оказанию наркологической помощи подведомственное органам государственной власти, после вступления в силу постановления о назначении административного наказания. Такие лица в рамках проведения профилактического наблюдения проходят в специализированном учреждении здравоохранения по оказанию наркологической помощи, подведомственном органам государственной власти специальные курсы и занятия по профилактике и преодолению алкоголизма и наркомании (часть 3 статьи 4).

Согласно части 4 статьи 4 закона специализированное учреждение здравоохранения по оказанию наркологической помощи, подведомственное органам государственной власти, участковые уполномоченные полиции обязаны направлять сведения о фактах уклонения водителей от профилактического наблюдения в органы прокуратуры и иным должностным лицам, уполномоченным инициировать дела о прекращении действия права на управление транспортными средствами и изъятии водительских удостоверений.

В случае выявления симптомов заболевания, препятствующего в соответствии с федеральным законодательством управлению транспортными средствами, специализированное учреждение здравоохранения по оказанию наркологической помощи, подведомственное органам государственной власти обязано направить информацию об этом в органы прокуратуры и иным должностным лицам, уполномоченным инициировать дела о прекращении действия права на управление транспортными средствами, а в отношении лиц лишенных права на управление транспортными средствами, - также в орган исполняющий постановление о лишении права управления транспортными средствами (часть 5 статьи 4).

Часть 6 статьи 4 закона предусматривает повышенный на 30 процентов размер платы за выдачу новой медицинской справки лицам, лишенным права управления транспортными средствами за совершение правонарушений в области дорожного движения при управлении транспортными средствами в состоянии опьянения.

Частью 7 статьи 4 закона установлена обязанность органов Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел РФ по предложению водителям после истечения срока лишения права управления транспортными средствами пройти дополнительный курс лекций в уполномоченных образовательных учреждениях, направленный на восстановление знаний Правил дорожного движения и обеспечение его безопасности, а также на получение информации о произошедших изменениях в указанных Правилах за период, когда водитель был лишен права управления транспортными средствами, с последующим контролем полученных знаний в форме зачетов с применением порядка, определенного постановлением Правительства РФ от 15 декабря 1999 года № 1396 «Об утверждении правил сдачи квалификационных экзаменов и выдачи водительских удостоверений».

Согласно части 1 статьи 5 закона при привлечении водителя к ответственности за совершение правонарушений в области дорожного движения при управлении транспортным средством в состоянии опьянения он на весь срок лишения его права управления транспортными средствами, а водитель, не имеющий права управления транспортным средством, - на два года со дня вступления в силу постановления о назначении административного наказания обязан поместить на принадлежащие ему на праве собственности транспортные средства специальный знак, представляющий собой квадрат оранжевого цвета со стороной 150 мм, который помещается спереди и сзади транспортного средства.

При привлечении водителя к ответственности за совершение правонарушения в области дорожного движения при управлении транспортным средством в состоянии опьянения мировым судьей может быть принято решение о возложении на водителя обязанности помещать специальный знак и после истечения указанных сроков. Основанием для принятия подобного решения служит наличие достаточных данных, свидетельствующих о склонности лица к злоупотреблению спиртными напитками и немедицинскому употреблению наркотических или психотропных средств (часть 2 статьи 5).

Неисполнение водителем обязанностей, предусмотренных частями 1 и 2 статьи 5, влечет ответственность, предусмотренную законом Белгородской области (часть 3 статьи 5). Меры, направленные на распространение специальных знаков, осуществляются Правительством Белгородской области (часть 4 статьи 5).

В соответствии со статьей 6 закона плата за перемещение и хранение на специализированной стоянке транспортного средства, задержанного в связи с совершением административных правонарушений, предусмотренных частями 1, 3 и 4 статьи 12.8, статьей 12.26, частью 3 статьи 12.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях, устанавливается уполномоченным органом исполнительной власти Белгородской области дифференцированно по муниципальным образованиям в размере от 80 до 100 рублей за километр перемещения и от 60 до 160 рублей за каждый час хранения транспортного средства в зависимости от его категории.

Статья 7 закона вносит изменения в закон Белгородской области от 4 июля 2002 года № 35 «Об административных правонарушениях на территории Белгородской области», дополняя его статьями 6.26 и 6.27, устанавливающими административную ответственность за невыполнение требований должностных лиц по совершению действий, предусмотренных методикой выявления лиц, управляющих транспортным средством в состоянии опьянения, и за невыполнение требований о помещении специального знака на транспортном средстве.

Оспаривая приведенные нормы, прокурор указывает, что они приняты с превышением полномочий субъекта Российской Федерации и противоречат федеральному законодательству.

Решением Белгородского областного суда от 30 августа 2013 года в удовлетворении заявления прокурора отказано.

В апелляционном представлении прокурора Белгородской области ставится вопрос об отмене решения суда как постановленного с нарушением норм материального права и вынесении нового решения об удовлетворении заявления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда подлежащим отмене в полном объеме.

Отказывая в удовлетворении заявления прокурора, суд исходил из того что оспариваемые нормы приняты в пределах полномочий субъекта Российской Федерации и не противоречат федеральному законодательству, преследуют социально значимую цель.

Судебная коллегия не может согласиться с выводами суда, полагая, что они основаны на неверном толковании и применении норм материального права.

В соответствии с пунктами «б», «к» части 1 статьи 72, частями 2 и 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации защита прав и свобод человека и гражданина, обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности, административное, административно-процессуальное законодательство находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации; по предметам совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации; законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам.

В силу статьи 1.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях законодательство об административных правонарушениях состоит из настоящего Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

К ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление общих положений и принципов законодательства об административных правонарушениях; перечня видов административных наказаний и правил их применения; административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации; порядка производства по делам об административных правонарушениях, в том числе установление мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях; порядка исполнения постановлений о назначении административных наказаний (статья 1.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях).

К ведению субъектов Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях административной ответственности за нарушение законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления; организация производства по делам об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации; определение подведомственности дел об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, в соответствии с частью 2 статьи 22.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях; создание комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав; создание административных комиссий иных коллегиальных органов в целях привлечения к административной ответственности, предусмотренной законами субъектов Российской Федерации определение перечня должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации; регулирование законами субъектов Российской Федерации иных вопросов в соответствии с Кодексом РФ об административных правонарушениях (статья 1.3.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях).

Таким образом, вопросы установления порядка производства по делам об административных правонарушениях, а также порядка исполнения постановлений о назначении административных наказаний, перечня видов административных наказаний и правил их применения находятся в исключительном ведении Российской Федерации.

Выявление лиц, управляющих транспортным средством в состоянии опьянения, следовательно, подлежащих привлечению к административной ответственности по статьям 12.8, 12.26, 12.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях, должно осуществляться в рамках производства по делам об административных правонарушениях.

Так, в соответствии с частью 1.1 статьи 27.12 Кодекса РФ об административных правонарушениях лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с частью 6 названной статьи. При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинское освидетельствование на состояние опьянения и оформление его результатов осуществляются в порядке установленном Правительством РФ (часть 6 статьи 27.12).

Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 года № 475 утверждены Правила освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов и Правила определения наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством. Правилами установлены порядок освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления на медицинское освидетельствование, медицинского освидетельствования и оформления его результатов; основания, являющиеся достаточными полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения; порядок определения наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Таким образом, предписывая принятие на региональном уровне дополнительных методик выявления лиц, управляющих транспортным средством в состоянии опьянения, указывая на обязательность этих методик и предусматривая административную ответственность за их несоблюдение субъект Российской Федерации вышел за пределы своих полномочий, что является основанием для признания статьей 3 и 7 (в части установления административной ответственности за невыполнение водителем транспортного средства требований должностных лиц по совершению действий предусмотренных методикой выявления лиц, управляющих транспортным средством в состоянии опьянения) недействующими.

Судебная коллегия не может согласиться с суждением суда о том, что названные Правила имеют пробел в правовом регулировании в связи с тем, что не устанавливают, каким образом сотрудники органов внутренних дел выявляют перечисленные в Правилах признаки, допуская тем самым неограниченную возможность усмотрения должностных лиц при решении вопроса о направлении водителя на медицинское освидетельствование.

Правилами определены четкие признаки, дающие основания полагать что водитель транспортного средства находится в состоянии алкогольного опьянения, и направить его в связи с этим на освидетельствование. Кроме того пробел в правовом регулировании (если согласиться с позицией суда) не может служить основанием для осуществления субъектом Российской Федерации правового регулирования за пределами его полномочий.

Статьей 32.6 Кодекса РФ об административных правонарушениях установлен порядок исполнения постановления о лишении специального права который не предусматривает направления мировыми судьями и должностными лицами, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях, сообщений о фактах привлечения лиц к ответственности за совершение правонарушений в области дорожного движения при управлении транспортными средствами в состоянии опьянения в учреждения здравоохранения по оказанию наркологической помощи после вступления в силу постановления о назначении административного наказания.

В связи с этим установление такового требования в части 1 статьи 4 закона Белгородской области от 26 февраля 2013 года № 176 «О мерах по предупреждению управления транспортными средствами в состоянии опьянения» также должно быть расценено как выход за пределы полномочий.

Как не предусмотренная статьей 32.6 Кодекса РФ об административных правонарушениях подлежит признанию недействующей и часть 7 статьи 4 закона, согласно которой органы Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел РФ предлагают водителям по истечении срока лишения их права управления транспортными средствами (перед возвратом водительских удостоверений) пройти дополнительный курс лекций, направленный на восстановление знания Правил дорожного движения.

То обстоятельство, что с 1 сентября 2013 года введена в действие часть 4.1 статьи 32.6 Кодекса РФ об административных правонарушениях обязывающая водителей по истечении срока лишения права управления транспортными средствами пройти проверку знаний Правил дорожного движения, лишь подтверждает правильность приведенного вывода.

Нельзя согласиться и с утверждением суда о том, что нормой части 3 статьи 4 закона предусмотрено право, а не обязанность водителей по прохождению профилактического наблюдения в специализированном учреждении здравоохранения по оказанию наркологической помощи подведомственном органам государственной власти. Последствия несоблюдения требований указанной нормы предусмотрены частью 4 этой же статьи, что указывает на ее обязательность. Как следует из части 4 статьи 4 закона при уклонении водителя от профилактического наблюдения специализированное учреждение здравоохранения, участковый уполномоченный полиции направляют сведения об этом факте в органы прокуратуры и иным должностным лицам, уполномоченным инициировать дела о прекращении действия права на управление транспортными средствами и изъятии водительских удостоверений.

Возложение на водителей обязанности по прохождению профилактического наблюдения в конкретном медицинском учреждении является нарушением прав гражданина на выбор врача и выбор медицинской организации, а также права на отказ от медицинского вмешательства закрепленных в части 5 статьи 19 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Требования частей 4 и 5 статьи 4 закона, обязывающих специализированное учреждение здравоохранения по оказанию наркологической помощи направлять информацию об уклонении водителей от профилактического наблюдения, а также о наличии у них симптомов заболевания, препятствующего управлению транспортными средствами, в органы прокуратуры и иным должностным лицам, уполномоченным инициировать дела о прекращении действия права на управление транспортными средствами, а в отношении лиц, лишенных права на управление транспортными средствами, - также в орган, исполняющий постановление о лишении права управления транспортными средствами противоречат статье 13 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ о соблюдении врачебной тайны, не допускающей сообщения такой информации, в том числе и органам прокуратуры, без соответствующего запроса.

Вывод суда о том, что таковые сведения не являются врачебной тайной опровергается частью 1 статьи 13 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ, предусматривающей, что врачебную тайну составляют сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении.

Суждение суда о том, что симптомы заболеваний, препятствующих управлению транспортными средствами (алкоголизма и наркомании), имеют не медицинский, а социальный характер, а потому не могут составлять врачебную тайну, является следствием неправильного толкования закона.

Установление в части 6 статьи 4 закона повышенной платы (за 30 %) за новую медицинскую справку, выдаваемую лицам, лишенным права управления транспортными средствами за совершение правонарушений в области дорожного движения при управлении транспортными средствами в состоянии опьянения, свидетельствует об установлении субъектом Российской Федерации дополнительной меры ответственности за совершение административного правонарушения.

В силу статьи 1.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях установление перечня видов административных наказаний и правил их применения находится в ведении Российской Федерации, этот перечень не может быть дополнен субъектами Российской Федерации.

Кроме того, следует согласиться с доводами апелляционного представления прокурора о несоответствии нормы части 6 статьи 4 закона Белгородской области части 3 статьи 9 Федерального закона от 27 июля 2010 года № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», пункту 2 Правил определения размера платы за оказание услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления федеральными органами исполнительной власти государственных услуг, пункту 27 Перечня услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления федеральными органами исполнительной власти государственных услуг и предоставляются организациями, участвующими в предоставлении государственных услуг (оба документа утверждены постановлением Правительства РФ от 6 мая 2011 года № 352). Согласно названным нормам размер платы за оказание услуг, которые являются необходимыми и обязательными для предоставления федеральными органами исполнительной власти государственных услуг (к их числу согласно пункту 27 Перечня относится медицинское освидетельствование с выдачей справки), устанавливается федеральными органами исполнительной власти.

Нельзя согласиться с выводом суда о наличии у субъекта Российской Федерации права на определение размера платы за предоставление названной государственной услуги в связи с тем, что медицинское освидетельствование включено в содержание первичной медико-санитарной помощи (приказ Минздрава России от 15 ноября 2012 года № 929н). То обстоятельство, что организация предоставления первичной медико-санитарной помощи находится в ведении органов государственной власти субъектов Российской Федерации не свидетельствует о наличии у последних права на установление размера платы за медицинское освидетельствование с выдачей справки.

Превышением полномочий субъекта Российской Федерации является и предусмотренное статьей 5 закона Белгородской области от 26 февраля 2013 года № 176 «О мерах по предупреждению управления транспортными средствами в состоянии опьянения» требование об обязании водителя привлеченного к ответственности за совершение правонарушений в области дорожного движения при управлении транспортными средствами в состоянии опьянения, поместить на принадлежащие ему на праве собственности транспортные средства специальный знак, представляющий собой квадрат оранжевого цвета со стороной 150 мм, который помещается спереди и сзади транспортного средства. Размещение указанного знака является последствием совершения административного правонарушения и представляет собой меру ответственности, не предусмотренную действующим федеральным законодательством.

Следует согласиться с доводами апелляционного представления о том что размещение на основании статьи 5 закона специального знака не соответствует Правилам дорожного движения, утвержденным постановлением Правительства РФ от 23 октября 1993 года № 1090.

Правила устанавливают единый порядок дорожного движения на всей территории Российской Федерации. Другие нормативные акты, касающиеся дорожного движения, должны основываться на требованиях Правил и не противоречить им (пункт 1.1 Правил).

В соответствии с пунктом 2.3.1 водитель обязан обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденными тем же, что и Правила, постановлением Правительства РФ.

Основными положениями (пункт 8) определены опознавательные знаки которые могут быть размещены на автомобиле (в их числе не указан такой опознавательный знак как квадрат оранжевого цвета со стороной 150 мм), и запрещена эксплуатация транспортных средств с нанесенными на наружные поверхности специальными цветографическими схемами, надписями и обозначениями, не соответствующими государственным стандартам Российской Федерации (пункт 11).

Изложенное свидетельствует о незаконности установления региональным законодателем в статье 7 оспариваемого закона административной ответственности за невыполнение требований о помещении специального знака на транспортом средстве.

Помимо этого, часть 2 статьи 5 оспариваемого закона относит к полномочиям мировых судей решение вопроса о возложении на водителя обязанности помещать на транспортное средство специальный знак, что противоречит пунктам 1 и 2 статьи 1 Федерального закона от 17 декабря 1998 года № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации», которыми предусмотрено, что полномочия, порядок деятельности мировых судей устанавливаются Конституцией Российской Федерации, Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации иными федеральными конституционными законами, Федеральным законом «О мировых судьях в Российской Федерации» и другими федеральными законами Порядок осуществления правосудия мировыми судьями устанавливается федеральным законом.

Согласно части 10 статьи 27.13 Кодекса РФ об административных правонарушениях (в редакции Федерального закона от 25 декабря 2012 года № 252-ФЗ) перемещение транспортных средств на специализированную стоянку, за исключением транспортных средств, указанных в части 9 настоящей статьи, их хранение, оплата расходов на перемещение и хранение возврат транспортных средств их владельцам, представителям владельцев или лицам, имеющим при себе документы, необходимые для управления данными транспортными средствами, осуществляются в порядке, устанавливаемом законами субъектов Российской Федерации.

В связи с тем, что утратила силу часть 5 статьи 27.13, предусматривавшая полномочие Правительства РФ по установлению порядка задержания, возврата транспортного средства, оплаты расходов за хранение, не подлежат применению Методические указания по расчету тарифов на транспортировку и хранение задержанных транспортных средств, утвержденные приказом Федеральной службы по тарифам от 7 апреля 2006 года № 37-а.

Согласно статье 5 закона Белгородской области от 14 июня 2012 года № 111 «О порядке перемещения задержанных транспортных средств на специализированную стоянку, их хранения, оплаты расходов на перемещение и хранение, а также возврата задержанных транспортных средств», принятого в соответствии со статьей 27.13 Кодекса РФ об административных правонарушениях, плата за перемещение и хранение задержанного транспортного средства взимается в размере, установленном органом исполнительной власти Белгородской области, уполномоченным осуществлять регулирование цен и тарифов на продукцию (услуги).

Таким органом в соответствии с постановлением Правительства Белгородской области от 3 июня 2013 года № 204-пп (ранее постановление от 12 октября 2009 года № 325-пп) является комиссия по государственному регулированию цен и тарифов в Белгородской области, к полномочиям которой отнесено установление тарифов за перемещение и хранение задержанных транспортных средств.

Между тем, оспариваемый закон Белгородской области в числе мер направленных на предупреждение случаев управления транспортными средствами лицами, находящимися в состоянии опьянения, предусмотрел введение повышенной оплаты расходов на перемещение и хранение задержанных транспортных средств в отношении лиц, совершивших административные правонарушения при управлении транспортными средствами в состоянии опьянения (пункт 4 статьи 2 закона Белгородской области от 26 февраля 2013 года № 176 «О мерах по предупреждению управления транспортными средствами в состоянии опьянения).

Во исполнение приведенного положения в статье 6 закона Белгородской области «О мерах по предупреждению управления транспортными средствами в состоянии опьянения» установлен специальный порядок определения уполномоченным органом исполнительной власти Белгородской области платы за перемещение и хранение транспортных средств, задержанных в связи с совершением административных правонарушений, предусмотренных частями 1, 3 и 4 статьи 12.8, статьей 12.26, частью 3 статьи 12.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях, с указанием размеров платы.

Кроме того, следует отметить, что в порядке, устанавливаемом законами субъектов Российской Федерации, осуществляется в соответствии с частью 10 статьи 27.13 Кодекса РФ об административных правонарушениях оплата расходов на перемещение и хранение транспортных средств, которые не могут зависеть от характера совершенного правонарушения, в частности, от нахождения лица, его совершившего, в состоянии алкогольного опьянения.

При таких данных постановленное судом решение об отказе в удовлетворении заявления прокурора нельзя признать законным, оно подлежит отмене с вынесением нового решения об удовлетворении заявления прокурора в полном объеме.

Руководствуясь статьями 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса РФ, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Белгородского областного суда от 30 августа 2013 года отменить, приняв по делу новое решение о признании недействующими со дня вступления решения суда в законную силу частей 1, 2, 3 статьи 3, частей 1, 3, 4, 5, 6, 7 статьи 4, частей 1, 2, 3, 4 статьи 5, статей 6 и 7 закона Белгородской области от 26 февраля 2013 года № 176 «О мерах по предупреждению управления транспортными средствами в состоянии опьянения».

Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...