Актуально на:
20 мая 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 18-АПУ16-11 от 20.07.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 18-АПУ16-11

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 20 и ю л я 2 0 1 6 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зыкина В.Я.

судей Шамова А.В. и Ведерниковой ОН.

при секретареКарпукове А О с участием прокурора Луканиной Я.Н., осужденных Дащяна С.Н., Томасяна И.И., Чехнолидзе З.Г., их защитников-адвокатов Кротовой СВ., Урусова С.А Шевченко Е М . рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденного Чехнолидзе З.Г. и его защитника-адвоката Демирова Р.А., а также жалобам адвоката Ананьева АС. в защиту осужденного Дащяна С.Н., адвоката Бойко А.В. в защиту осужденного Томасяна И И . на приговор Краснодарского краевого суда от 18 ноября 2015 года, согласно которому

Дащян С Н

ранее не

судимый осужден:

1

по ч. 1 ст. 222 УК РФ - к лишению свободы на срок 2 года;

по пп. «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ - к лишению свободы на срок 13 лет и 9 месяцев с ограничением свободы на 1 год, с возложением ограничений указанных в приговоре;

по ч. 2 ст. 167 УК РФ - к лишению свободы на срок 2 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний Дащяну С.Н. окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 14 лет и 3 месяца с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год, с установлением следующих ограничений: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) с 22.00 до 6.00 часов, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования по избранному им месту жительства после отбывания лишения свободы, не посещать места проведения массовых мероприятий и не участвовать в них, не изменять места жительства, а также места работы без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничений свободы, и являться в данный специализированный орган для регистрации два раза в месяц;

Томасян И И

не судимый осужден:

по ч. 1 ст. 222 УК РФ - к лишению свободы на срок 2 года;

по пп. «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ - к лишению свободы на срок 14 лет и 9 месяцев с ограничением свободы на 1 год и возложением ограничений указанных в приговоре;

по ч. 2 ст. 167 УК РФ - к лишению свободы на срок 2 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний Томасяну И И . окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 15 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением следующих ограничений: не

2

уходить из места постоянного проживания (пребывания) с 22.00 до 6.00 часов не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования по избранному им месту жительства после отбывания лишения свободы, не посещать места проведения массовых мероприятий и не участвовать в них, не изменять места жительства, а также места работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничений свободы, и являться в данный специализированный орган для регистрации два раза в месяц;

Чехнолидзе З Г

ранее не судимый осужден:

по ч. 1 ст. 222 УК РФ - к лишению свободы на срок 2 года;

по пп. «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ - к лишению свободы на срок 14 лет и 3 месяца, с ограничением свободы на 1 год и возложением ограничений указанных в приговоре;

по ч. 2 ст. 167 УК РФ - к лишению свободы на срок 2 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний Чехнолидзе З.Г. окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 14 лет и 9 месяцев, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением следующих ограничений: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) с 22.00 до 6.00 часов, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования по избранному им месту жительства после отбывания лишения свободы, не посещать места проведения массовых мероприятий и не участвовать в них, не изменять места жительства, а также места работы без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничений свободы, и являться в данный специализированный орган для регистрации два раза в месяц.

3

В приговоре разрешены вопросы о мере пресечения в отношении осужденных до вступления приговора в законную силу, а также принято решение о судьбе вещественных доказательств по делу.

Заслушав доклад судьи Зыкина В.Я., выступления осужденного Дащяна С.Н. и его защитника-адвоката Кротовой СВ., осужденного Томасяна И.И. и его защитника-адвоката Трусова С.А., осужденного Чехнолидзе З.Г. и его защитника-адвоката Шевченко Е.М., выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Луканиной Я.Н., судебная коллегия

установила:

Дащян С.Н., Томасян И.И. и Чехнолидзе З.Г. признаны виновными в незаконном ношении и перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов; в убийстве, совершенном общеопасным способом, группой лиц по предварительному сговору, а также в умышленном повреждении чужого имущества, общеопасным способом, повлекшем причинение значительного ущерба.

Судом в приговоре установлено, что в 2012 году между жителями г Чехнолидзе и Дащяном, с одной стороны, и К с другой сложились личные неприязненные отношения, вызванные противоправным поведением последнего: незадолго до указанного времени знакомый К

М проиграл в игровом клубе, взятые там же у хозяина клуба Л в долг деньги, обещая их вскоре вернуть. Но не смог этого сделать вовремя. Чтобы получить у Л отсрочку погашения долга, он обратился за помощью к К - «авторитетному человеку» в криминальных кругах. Тот решил этот вопрос.

Однако затем при встрече М сЛ последний заявил о том, что в случае невозвращения в срок долга, его должен будет погасить сам К Узнав о подобном высказывании Л Казарян встретившись с ним, нанес тому побои и заявил, что теперь сам Л является перед ним должником в размере той денежной суммы, которую не выплатил М

4

О случившемся Л сообщил своему родственнику Чехнолидзе З.Г. с просьбой разрешить возникший конфликт и тот взялся за это.

При встрече днем 28.09.2012. в центре г. участниками которой были Чехнолидзе и его приятель Дащян С.Н., с одной стороны, и К со своим братом А с другой, договоренности не случилось, а К который при этом вел себя грубо и агрессивно, потребовал от своих оппонентов новой встречи, назначив им время и место - у кладбища в с.

района г. .

Данное обстоятельство послужило поводом тому, что Ч и Дащян договорились между собой совершить убийство К к которому привлекли в качестве его соисполнителя своего приятеля Томасяна И.И.

Для реализации задуманного каждый из троих вооружился огнестрельным оружием и боеприпасами к нему: Дащян - пистолетом «ТТ Чехнолидзе - пистолетом «ПМ», а Томасян - автоматом «АК-74», которые они незаконно хранили и перевезли на автомобилях к обозначенному с К

месту встречи - на площадку, прилегающую к территории кладбища в с.

района г. , и стали ожидать того.

Когда в указанное время и место подъехал на своем автомобиле « »К и вышел из машины с пистолетом в руке, Дащян Чехнолидзе и Томасян, действуя группой лиц по предварительному сговору открыли в потерпевшего стрельбу из указанного огнестрельного оружия которое находилось у каждого из них.

В результате совместных действий Дащяна, Чехнолидзе и Томасяна потерпевшему были причинены различные телесные повреждения, в том числе - слепое огнестрельное ранение передней поверхности правого бедра в верхней трети с полным нарушением целостности циркулярной бедренной артерии, а также бедренной вены, квалифицируемое как причинившее тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни, состоящее в прямой причинной связи со смертью К которая наступила при доставлении его с места преступления в больницу.

5

Дащян, Чехнолидзе и Томасян производя неоднократные выстрелы из огнестрельного оружия в сторону потерпевшего в указанном месте непосредственно примыкающем к оживленной автодороге, проходящей вдоль кладбища, действовали общеопасным способом: понимая, что своими действиями создают опасность для жизни и других лиц, находящихся в этот момент в автомобилях, следовавших мимо. Результатом их действий явилось ранение, причинившее легкий вред здоровью, несовершеннолетней Г,

полученное ею, когда она с отцом проезжала в автомобиле по упомянутой автодороге и случайно оказалась в зоне разлета пуль.

Кроме того, при указанных обстоятельствах Дащян, Чехнолидзе и Томасян, стреляя из своего оружия в К , находившегося рядом со своим автомобилем, не менее 25 раз попали в данное транспортное средство умышленно повредили его общеопасным способом, причинив потерпевшему значительный ущерб в размере 342 814 руб. 62 коп.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

Осужденный Чехнолидзе З.Г., его защитник - адвокат Демиров Р.А., а также защитники осужденных Дащяна С.Н. и Томасяна И.И. адвокаты Ананьев А.С. и Бойко А.В. выражают несогласие с приговором, считая его незаконным необоснованным и несправедливым.

Как утверждают защитники, приговор постановлен незаконным составом суда, поскольку дело рассмотрено коллегиально - в составе трех судей, тогда как еще до начала судебного разбирательства стороной защиты суду было направлено заявление об отказе обвиняемых Чехнолидзе, Дащяна и Томасяна от рассмотрения дела коллегией из трех судей.

Суд не провел предварительное слушание по делу, несмотря на то, что сторона защиты через Почту России направила в суд соответствующее ходатайство об исключении недопустимых доказательств - результатов оперативно-розыскных мероприятий (далее ОРМ) «Опрос Томасяна И.И.».

По мнению защитников Демирова Р.А. и Ананьева А С , приговор судом вынесен с нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку уголовное дело по ч.2 ст. 105, ч.2 ст. 167, ч.1 ст.222 УК РФ следователем возбуждено в

6

нарушение требований уголовно-процессуального закона - при отсутствии повода для его возбуждения.

В данном случае, как полагает сторона защиты, суд обязан был вернуть дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Осужденный Чехнолидзе в жалобе утверждает, что доказательств его виновности в инкриминированных ему преступлениях судом в приговоре не приведено; обращает внимание на то обстоятельство, что уголовное дело первоначально было возбуждено по признакам преступления предусмотренного ч.1 ст. 109 УК РФ, то есть причинения смерти потерпевшему К по неосторожности.

Защитники осужденных в жалобах и дополнениях к ним утверждают, что выводы суда, изложенные в приговоре, не подтверждаются доказательствами рассмотренными в судебном заседании; суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на его выводы.

Суд необоснованно пришел к выводу о том, что К не производил выстрелы в подсудимых из имевшегося у него пистолета, похожего на «ПМ».

Приговор не соответствует требованиям закона, поскольку в нем не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств имеющих существенное значение для выводов суда, суд признал достоверными одни из них и отверг другие. Изложенные в приговоре суда выводы являются противоречивыми.

Наличие между подсудимыми предварительного сговора на убийство К не доказано.

В обоснование своих доводов защитники Демиров, Ананьев и Бойко ссылаются на исследованные в судебном заседании доказательства: показания подсудимых Дащяна, Томасяна и Чехнолидзе, данные ими в судебном заседании, сопоставляют их показания с показаниями свидетелей С Г ,Н ,К ,М ,В Т ,Л М и других допрошенных в суде лиц, с результатами следственного эксперимента, проведенного судом, заключениями и показаниями судебно медицинских экспертов и дают этим доказательствам собственную оценку.

7

По мнению стороны защиты, результаты следственного эксперимента подтверждают правдивость и достоверность показаний подсудимых Дащяна С.Н., Томасяна И.И., Чехнолидзе З.Г. и свидетеля С а также опровергают показания свидетеля Н положенные судом в основу приговора; результатам следственного эксперимента судом дана необъективная и односторонняя оценка.

Показания подсудимых об обстоятельствах происшествия, как считают защитники, не опровергнуты судом в приговоре, а вывод суда о заинтересованности свидетелей, показания которых совпадают с показаниями подсудимых, являются голословными и надуманными.

По мнению защитника Демирова Р.А., судом неправильно применен уголовный закон при квалификации действий Чехнолидзе по пп. «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку в его действиях содержатся признаки причинения смерти К по неосторожности.

Адвокаты Демиров, Ананьев и Бойко утверждают, что именно К спровоцировал конфликт, поскольку, подъехав на автомобиле в район кладбища, ничего не говоря, стал первым стрелять из огнестрельного оружия пистолета - по Дащяну и Чехнолидзе.

Суд не принял во внимание показания подсудимых Дащяна и Чехнолидзе о том, что они не имели умысла на убийство К , не совершали в него прицельных выстрелов, а их ответные выстрелы были вызваны необходимой обороной от К . При этом они стали производить выстрелы в землю и в воздух с целью прекратить преступные действия покушавшегося на их жизнь и здоровье К . У Томасяна оружия при себе не было, выстрелов он не производил и участия в данном конфликте не принимал, поскольку даже не был знаком с К

Показания подсудимых Чехнолидзе, Дащяна и Томасяна в этой части судом не опровергнуты в приговоре.

Судом не принято во внимание, что смерть потерпевшего наступила не от прямого попадания в него пуль, а от их рикошета, что, по мнению защиты, в совокупности с поведением подсудимых на месте происшествия свидетельствует об отсутствии у них умысла на убийство К

8

Стороной защиты Дащяна и Чехнолидзе обращается внимание на обнаружение в автомобиле погибшего К охотничьего ружья и пачки патронов калибра 9 мм для пистолета ПМ, что, по мнению защиты свидетельствует о производстве выстрелов К в Чехнолидзе и Дащяна с целью лишения их жизни.

Как заявляет защитник осужденного Чехнолидзе адвокат Демиров, при рассмотрении дела судом нарушен принцип состязательности сторон поскольку в нарушение требований ст. 15 УПК РФ в ходе разбирательства по делу суд проявил свою заинтересованность на стороне обвинения; при допросе свидетелей, экспертов суд вмешивался в процесс допроса свидетелей формулировал ответы свидетелей, указывая как их записывать в протокол, в ходе допроса свидетеля Н суд подсказывал ему не отвечать на вопросы защиты; председательствующий выборочно оглашал показания свидетелей данные ими на предварительном следствии, которые свидетельствовали лишь в пользу обвинения; суд безосновательно отклонял ходатайства стороны защиты в том числе о признании доказательств недопустимыми и о возвращении уголовного дела прокурору. Следственный эксперимент в суде был проведен формально по ходатайству государственного обвинителя, но фактически по инициативе суда, попросившего сторону обвинения заявить такое ходатайство Данный следственный эксперимент, по мнению защиты, был необходим суду чтобы «продемонстрировать участникам процесса правдивость показаний свидетеля Н »; он был проведен по заранее спланированному сценарию и лишь с одной целью - придать значимость показаниям свидетеля Н как доказательствам, достоверность которых вызывает сомнение у стороны защиты.

При этом показания подсудимых, а также свидетелей С Г и К подтверждающих обстоятельства, изложенные подсудимыми, по мнению защитников, необоснованно отвергнуты судом.

Как заявляет защитник Бойко А.В., суд необоснованно не принял во внимание показания свидетелей Г С потерпевшей Г

и представителя потерпевшей Г а также других перечисленных в апелляционной жалобе лиц, которые, по мнению защитника противоречат показаниям основного свидетеля обвинения Н и

9

свидетельствуют о непричастности Томасяна к инкриминируемым ему преступлениям.

В жалобах защитников-адвокатов Демирова Р.А. и Ананьева АС содержится подробное описание следственных действий - результатов фиксации и изъятия следователем с места преступления гильз, патронов и иных предметов, которые впоследствии были предметами экспертного исследования обращается внимание на несовпадение упаковки этих предметов, признанных вещественными доказательствами по делу, делается вывод о недопустимости доказательств, положенных в основу приговора, а также о том, что на экспертизу были представлены иные конверты и пакет, а не те, которые были осмотрены и опечатаны следователем СО района г. , на представленных конвертах и пакете отсутствовали подписи понятых и эксперта; экспертному исследованию подвергались какие-то иные гильзы, а не гильзы, изъятые в ходе осмотра места происшествия в районе кладбища с.

28.09.2012; эксперт Г на момент начала производства экспертного исследования за № от 21.10.2012, в нарушение требований ст.ст.199 и 204 УПК РФ, не был предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, и фактически начал производство экспертного исследования, еще не окончив экспертное исследование за № . Данное обстоятельство, по мнению защиты, влечет за собой признание указанных заключений эксперта недопустимыми доказательствами.

Недопустимыми доказательствами, по мнению защитников, являются также заключения экспертов за № от 20.10.2012, № от 21.10.2012, № от 21.10.2012, поскольку как в ходе расследования уголовного дела так и судебного разбирательства не установлено, подвергнуты ли экспертному исследованию те гильзы, которые были обнаружены и изъяты в ходе осмотра места происшествия 28.09.2012, или которые были осмотрены следователем 30.09.2012.

Приводя в жалобе содержание протоколов следственных действий, и ссылаясь на показания допрошенной в суде понятой Е защитники утверждают, что Е не могла присутствовать при производстве осмотра места происшествия 28.09.2012 в указанное время.

Понятой Т , как утверждает сторона защиты, также не присутствовал постоянно при осмотре места происшествия, поэтому не мог наблюдать за

10

ходом проводимого осмотра и не мог видеть изымаемых с места преступления предметов.

В итоге защитники делают вывод, что протоколы осмотров места происшествия от 28.09.2012 не могут быть признаны допустимыми доказательствами, поскольку данные следственные действия проведены с нарушением уголовно-процессуального закона и понятые не присутствовали при их проведении.

Недопустимыми доказательствами, по мнению защитника Ананьева А.С являются также материалы оперативно-розыскной деятельности по снятию информации с технических каналов связи абонентских номеров телефонов используемых Дащяном и Чехнолидзе, в частности - компакт-диск с информацией о входящих и исходящих телефонных соединениях, смс сообщениях, протокол осмотра документов от 11.02.2014 - детализации на компакт диске, детализации телефонных переговоров с мобильного телефона используемого Дащяном С.Н., протокол осмотра данных предметов от 13.09.2013, - поскольку, как заявляет защитник, они были получены с нарушением требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», Закона РФ «О государственной тайне» и не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ.

Показания свидетеля Н , как считает сторона защиты, не могут быть признаны достоверными, поскольку данный свидетель - заинтересованное лицо; он был другом погибшего К , сам являлся участником конфликта (перестрелки с использованием огнестрельного оружия); его показания являются непоследовательными и противоречивыми.

Показания свидетеля очевидца происшествия С , отвергнутые судом, напротив, с точки зрения защиты, носят последовательный характер, и данный свидетель не заинтересован в исходе дела.

Показания свидетеля Б как считает адвокат Демиров Р.А являются недопустимым доказательством, в связи с чем не могло быть использовано судом.

По мнению адвокатов Ананьева А С . и Бойко А.В., суд в нарушение требований ст.246 УПК РФ вышел за рамки обвинения, поскольку признал

11

установленным наличие у подсудимых прямого умысла на убийство потерпевшего, тогда как государственный обвинитель в прениях высказал свое суждение о том, что убийство подсудимыми было совершено с косвенным умыслом.

Приговор суда, по мнению адвоката Демирова, является несправедливым вследствие чрезмерной суровости назначенного Чехнолидзе наказания.

Осужденный Чехнолидзе полагает, что суд при назначении ему наказания не учел исключительных обстоятельств для применения ст. 64 УК РФ, не принял во внимание наличие у него на иждивении малолетнего ребенка, а также пожилых родителей.

Защитник Демиров указывает, что разрешая в приговоре судьбу вещественных доказательств, суд неправильно принял решение об уничтожении принадлежащих Чехнолидзе двух телефонов « » и телефона модели « », изъятых 11.01.2014 в ходе его личного обыска.

В результате осужденный Чехнолидзе З.Г. и его защитник - адвокат Демиров Р.А. в апелляционных жалобах просят отменить приговор и передать уголовное дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции. В случае несогласия с доводами об отмене приговора, защитник Демиров просит уголовное дело возвратить прокурору на основании ч.1 ст.237 УПК РФ, или же изменить приговор - переквалифицировать действия Чехнолидзе с пп. «е», «ж ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч.1 ст. 109 УК РФ и наказание по совокупности преступлений назначить с применением ст.73 УК РФ.

Адвокат Ананьев АС. в защиту осужденного Дащяна С.Н. просит приговор в отношении Дащяна отменить и передать уголовное дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию. В дополнительной жалобе адвокат Ананьев просит оправдать Дащяна по обвинению в совершении преступления предусмотренного пп. «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при признании его виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.222, ч.2 ст. 167 УК РФ назначить ему минимально возможное наказание с применением ст. 73 УК РФ.

12

Адвокат Бойко А.В. в защиту осужденного Томасяна И.И. просит приговор в отношении Томасяна отменить и вынести оправдательный приговор.

Государственным обвинителем - прокурором отдела управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Южном Федеральном округе Чурковой ВВ. и потерпевшей К поданы письменные возражения на апелляционные жалобы осужденного Чехнолидзе З.Г. и адвокатов Демирова Р.А., Ананьева А С . и Бойко А.В., доводы которых прокурор и потерпевшая считают необоснованными и просят приговор оставить без изменения.

Осужденный Дащян С.Н. и его защитник-адвокат Кротова СВ осужденный Томасян И.И. и его защитник-адвокат Трусов С.А., осужденный Чехнолидзе З.Г. и его защитник-адвокат Шевченко Е.М., выступая в суде апелляционной инстанции, поддержали апелляционные жалобы, поданные в защиту осужденных адвокатами Демировым Р.А., Ананьевым АС. и Бойко А.В.

Кроме того, адвокат Трусов С.А., выступая в защиту Томасяна И.И дополнил жалобу адвоката Бойко А.В., обратив внимание на то обстоятельство что в деле имеется неотмененное постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела от 10.03.2015 в отношении Томасяна, Дащяна и Чехнолидзе по факту беспорядочной стрельбы из неустановленного оружия 28.09.2012 около 16 часов 45 минут у входа на кладбище в с.

района г. (т.7 л.д. 187-188).

Данное обстоятельство, по мнению защитника, исключает производство по данному делу в силу п.5 ч.1 ст.27 УПК РФ и является препятствием для вынесения обвинительного приговора в отношении подсудимых.

Кроме того, как указывает защитник Трусов С.А., на предварительном следствии было нарушено право на защиту Томасяна И.И., поскольку с момента задержания он был лишен возможности пользоваться помощью адвоката (защитника).

Приговор, по мнению адвоката Трусова, вынесен с нарушениями требований ст.9, ч.З ст. 10, п.2 ст.307 УПК РФ; в основу приговора положены

13

недопустимые доказательства: показания свидетелей оперуполномоченных полиции Т С П , Ш , следователей К К , С , экспертов М П Г ; протокол опознания Томасяна от 05.03.2014 (т.4 л.д.25-28), полученный с нарушением ч.4 ст. 193 УПК РФ; при вынесении приговора судом нарушен принцип презумпции невиновности обвиняемого, предусмотренный ч.З ст. 14 УПК РФ, а также принцип свободы оценки доказательств (ч.2 ст. 17 УПК РФ).

По мнению защитника, судом не опровергнуты показания Томасяна ИИ данные в судебном заседании, а также свидетелей защиты, в то время как в основу приговора положены противоречивые показания свидетеля обвинения Н достоверность которых вызывает сомнение в стороны защиты.

Адвокат заявляет, что на предварительном следствии к Томасяну И.И работниками полиции были применены незаконные методы психического и физического насилия (в том числе пытки), с целью добиться от него признания в преступлениях, которые он не совершал.

По мнению адвоката Трусова С. А., представленные сторонами доказательства судом оценены односторонне, с обвинительным уклоном доказательства стороны защиты проигнорированы либо отклонены необоснованно.

Несвоевременное изготовление протокола судебного заседания (свыше 3 суток), которое, как утверждает адвокат, имело место по данному уголовному делу, по мнению защитника Трусова, влечет его недействительность и отмену приговора в соответствии с п. 11 ч.2 ст.38917УПК РФ.

В результате адвокат Трусов просил обвинительный приговор в отношении Томасяна И.И. отменить и вынести в отношении него оправдательный приговор в связи с непричастностью Томасяна И.И. к инкриминированным ему преступлениям, либо направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, либо возвратить прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, поскольку по делу допущены не устранимые в судебном заседании существенные нарушения уголовно процессуального закона.

14

Прокурор Генеральной прокуратуры Российской Федерации Луканина Я Н . в судебном заседании возражала против доводов апелляционных жалоб полагала, что нарушений закона, о которых заявляла сторона защиты органами следствия и судом не допущено, просила приговор оставить без изменения.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения апелляционных жалоб, за исключением доводов стороны защиты о необоснованности принятого судом решения в части вещественных доказательств по делу.

Вывод суда о виновности Дащяна С.Н., Томасяна И.И. и Чехнолидзе З.Г в совершении инкриминируемых им преступлений основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, оценка которым дана в приговоре.

Утверждение защиты о том, что приговор постановлен незаконным составом суда, поскольку дело рассмотрено коллегиально - в составе трех судей, тогда как еще до начала судебного разбирательства стороной защиты суду было направлено заявление об отказе обвиняемых Чехнолидзе, Дащяна и Томасяна от рассмотрения их дела коллегиальным составом суда, нельзя признать обоснованным.

Согласно ч.1 ст.30 УПК РФ рассмотрение уголовных дел осуществляется судом коллегиально или судьей единолично.

По делам о преступлениях, предусмотренных ч.2 ст. 105 УК РФ, дело подлежит рассмотрению коллегией из трех судей федерального суда общей юрисдикции при наличии ходатайства обвиняемого, заявленного до назначения судебного заседания в соответствии со ст.231 УПК РФ (п.З ч.2 ст.30 УК РФ).

Как следует из материалов уголовного дела, каждый из обвиняемых Чехнолидзе, Дащян и Томасян - по окончании предварительного следствия, при ознакомлении с материалами уголовного дела, заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела коллегией из трех судей федерального суда (т.25 л.д. 87,94, 117).

В дальнейшем, до назначения судебного заседания в соответствии со ст.231 УПК РФ, они не заявляли ходатайств о рассмотрении уголовного дела судьей единолично.

15

Обращение с таким ходатайством их защитников-адвокатов не может являться основанием для единоличного рассмотрения дела судьей, поскольку согласно закону ходатайство о составе суда может быть заявлено обвиняемым но не защитником.

Кроме того, как установлено судом, ходатайство защитников, касающееся единоличного состава суда, поступило в суд первой инстанции лишь 08.07.2015, то есть после вынесения судьей постановления о назначении судебного заседания в соответствии со ст.231 УПК РФ, в котором, с учетом имевшихся в материалах уголовного дела ходатайств обвиняемых Чехнолидзе Дащяна и Томасяна о коллегиальном рассмотрении уголовного дела, было принято решение о рассмотрении дела в составе трех судей.

Таким образом, уголовное дело рассмотрено в коллегиальном составе судей законно.

Поскольку при ознакомлении с материалами оконченного расследованием уголовного дела, вплоть до назначения судебного заседания в соответствии со ст.231 УПК РФ, ходатайств о назначении предварительного слушания от обвиняемых и их защитников в суд не поступало, и основания проведения предварительного слушания, предусмотренные ст.229 УПК РФ отсутствовали, то судья правильно принял решение о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания по делу.

Что касается ходатайства стороны защиты об исключении недопустимых доказательств - ОРМ «Опрос Томасяна И.И.», то, как следует из приговора данное ходатайство было удовлетворено, поскольку результаты оперативно розыскных мероприятий под названием «Опрос», проведенный в отношении Томасяна И.И. и С признаны недопустимым доказательством и не использовались судом в качестве доказательства стороны обвинения.

Вопреки утверждению стороны защиты, следователем не допущено нарушений уголовно-процессуального закона при возбуждении уголовного дела.

Данное уголовное дело было возбуждено старшим следователем СО по Хостинскому району г. Сочи СУ СК РФ по Краснодарскому краю 28.09.2012 по признакам преступлений, предусмотренных пп. «е», «ж» ч.2 ст. 105, ч.2

16

ст. 167, ч.1 ст.222 УК РФ по факту гибели К в результате произведенных в него множественных выстрелов из огнестрельного оружия неустановленными в то время лицами 28 сентября 2012 г. в районе кладбища с. района г. (т.1 л.д.1).

Постановление о возбуждении уголовного дела вынесено следователем в соответствии с требованиями статей 140, 145 УПК РФ.

Каких-либо оснований для возвращения уголовного дела прокурору, о чем заявляет сторона защиты, у суда не было.

Приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, в нем приведены доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности Дащяна С.Н., Томасяна И.И. и Чехнолидзе З.Г., а также мотивы, по которым суд отверг доказательства и доводы, приводимые стороной защиты, в том числе показания подсудимых, свидетелей защиты С иК .

Изложенные в приговоре выводы суда не содержат противоречий.

Показания подсудимых Дащяна С.Н., Томасяна И.И. и Чехнолидзе З.Г данные ими в судебном заседании и на предварительном следствии, а также показания свидетелей С Г Н К

М В Т Л М С , Г потерпевшей Г и других допрошенных в суде лиц, о которых упоминается в апелляционных жалобах стороны защиты, судом в приговоре оценены правильно.

Виновность Дащяна С.Н., Томасяна И.И., Чехнолидзе З.Г подтверждается также результатами следственного эксперимента проведенного судом в соответствии с требованиями статей 181, 288 УПК РФ.

Результаты следственного эксперимента, вопреки утверждению стороны защиты, не опровергают показания свидетеля Н которые положены судом в основу приговора наряду с другими доказательствами по делу.

Следственный эксперимент, как видно из материалов уголовного дела был проведен судом в целях проверки достоверности показаний подсудимых,

17

данных ими на предварительном следствии и в суде, а также показаний свидетеля Н - очевидца преступления.

У суда не было оснований ставить под сомнение достоверность показаний свидетеля Н в той части, в которой они подтверждены другими доказательствами по делу, содержание которых подробно изложено в приговоре, в том числе результатами следственного эксперимента проведенного судом с выездом на место преступления.

Судом выяснены причины изменения свидетелем Н показаний, данных на предварительном следствии, и в приговоре приведены мотивы, по которым суд признал достоверными его показания, данные в судебном заседании.

Фактов оговора свидетелем Н подсудимых Дащяна С.Н Томасяна И.И. и Чехнолидзе З.Г. судом не установлено и из материалов уголовного дела таких обстоятельств не усматривается.

То обстоятельство, что свидетель Н был другом погибшего К , само по себе не ставит под сомнение достоверность его показаний и не свидетельствует о том, что он оговорил подсудимых.

Указанный свидетель предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, его показания оценены судом в совокупности с другими доказательствами по делу и признаны достоверными.

Судом также не установлено фактов оговора Дащяна С.Н., Томасяна И.И., Чехнолидзе З.Г. и другими свидетелями, потерпевшими, на показания которых сослался суд в приговоре в обоснование виновности подсудимых.

Суд обоснованно пришел к выводу о совершении подсудимыми Дащяном С.Н., Томасяном И.И. и Чехнолидзе З.Г. преступления группой лиц по предварительному сговору. Об этом свидетельствуют орудия преступления применение заранее подготовленного огнестрельного оружия, а также согласованный характер их действий в ходе совершения убийства К

Делая вывод о наличии предварительного сговора между подсудимыми суд в приговоре правильно обратил внимание на то обстоятельство, что Дащян,

18

Чехнолидзе и Томасян прибыли к месту преступления вооруженными (еще до появления К заняли место на площадке и примыкающей к ней дороге таким образом, чтобы с разных позиций держать потерпевшего в поле зрения под обстрелом. Расстановка автомобилей подсудимыми была произведена способом, который позволял им после производства выстрелов в потерпевшего, не разворачиваясь, быстро скрыться с места преступления.

Как установлено судом, часть выстрелов из пистолетов и автомата, пули от которых прямо попали в кузов автомобиля потерпевшего, были произведены на уровне, примерно, груди и живота стоявшего у своей автомашины К .

Как обоснованно указано в приговоре, то обстоятельство, что потерпевший получил смертельное ранение от рикошета пуль, а не от прямого попадания, не влияет ни на доказанность обвинения, ни на квалификацию их действий, поскольку умысел подсудимых был направлен на убийство К При этом, производя одновременно выстрелы в потерпевшего из имевшегося у них огнестрельного оружия, Дащян С.Н., Томасян И.И. и Чехнолидзе З.Г действовали согласованно и с единым умыслом, направленным на причинение смерти К

Все обстоятельства, которые могли повлиять на выводы суда, в том числе и те, на которые ссылаются в жалобах осужденный Чехнолидзе З.Г., а также защитники-адвокаты Демиров Р.А., Ананьев АС. и Бойко А.В., в приговоре учтены.

Трактовка событий преступления в том виде, в каком она представлена в апелляционных жалобах, не может быть признана обоснованной, поскольку противоречит исследованным в судебном заседании доказательствам правильная оценка которым дана в приговоре.

Доводы подсудимых Дащяна и Чехнолидзе об отсутствии у них умысла на убийство К , о том, что они не производили прицельных выстрелов в потерпевшего, а их ответные выстрелы, якобы, были вызваны необходимой обороной от К , а также их показания о непричастности Томасяна к преступлениям - были проверены судом и обоснованно отвергнуты в приговоре.

19

Наличие у Дащяна С.Н., Томасяна И.И. и Чехнолидзе З.Г. в ходе совершения преступления огнестрельного оружия в приговоре установлено на основании исследованных в судебном заседании доказательств.

В приговоре приведены доказательства и мотивы, по которым суд отверг версию защиты о том, что К производил выстрелы в подсудимых из имевшегося у него пистолета, похожего на «ПМ», а они, якобы, оборонялись от него.

Наличие у К в руке пистолета, похожего на «ПМ», судом установлено. Вместе с тем, судом установлено, что выстрелов из пистолета в подсудимых К не производил.

Суд правильно обратил внимание на то обстоятельство, что согласно заключению эксперта на образцах волос и ногтевых пластин с трупа К

следов продуктов выстрела (сурьмы и дифениламина) не обнаружено, а также не обнаружено гильз от указанного пистолета на месте происшествия и в салоне автомобиля К .

Судом правильно установлено, что когда в указанное время К на своем автомобиле подъехал к месту встречи и вышел из машины с пистолетом в руке, Дащян, Чехнолидзе и Томасян, действуя группой лиц по предварительному сговору, открыли в потерпевшего стрельбу из находившегося у каждого из них огнестрельного оружия, в результате чего потерпевшему были причинены различные телесные повреждения, в том числе - слепое огнестрельное ранение передней поверхности правого бедра в верхней трети с полным нарушением целостности циркулярной бедренной артерии, а также бедренной вены, от которых он скончался при доставлении с места преступления в больницу. При этом, производя выстрелы в потерпевшего, они осознавали общественную опасность своих действий, предвидели возможность наступления общественно опасных последствий и желали их наступления, то есть смерти К

Вопреки утверждению адвокатов Ананьева АС. и Бойко А.В, суд не нарушил требований ст.246 УПК РФ и не вышел за пределы предъявленного подсудимым обвинения.

20

Содержащиеся в жалобе защитника-адвоката Демирова утверждения о нарушении судом принципов состязательности сторон, объективности суда, а также о заинтересованности и обвинительном уклоне суда - неосновательны.

Как видно из протокола судебного заседания, дело было рассмотрено судом беспристрастно, с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон. Заявленные в ходе судебного заседания ходатайства ставились на обсуждение сторон и по результатам их рассмотрения судом были вынесены законные, обоснованные и мотивированные определения.

Неправомерного вмешательства суда в допрос свидетелей, экспертов, а также совершения иных действий, о которых упоминается в жалобе адвоката Демирова, из протокола судебного заседания не усматривается.

Доводы, аналогичные приведенным в апелляционных жалобах защитников-адвокатов Демирова РА. и Ананьева А.С, касающиеся производства следственных действий, результатов фиксации и изъятия следователем с места преступления, гильз, патронов и иных предметов которые впоследствии были предметами экспертного исследования высказанные ими сомнения относительно достоверности представленных экспертам упаковок предметов и следов, изъятых с места происшествия - были проверены судом и обоснованно отвергнуты.

Нарушений закона при проведении экспертиз, результаты которых были положены в основу приговора наряду с другими доказательствами по делу судом не установлено и из материалов уголовного дела не усматривается.

Заключение эксперта ЭКО по району г. Сочи Г,

составленное по результатам осмотра поврежденного выстрелами автомобиля, судом признано недопустимым доказательством, о чем указано в приговоре.

Доводы жалоб стороны защиты о том, что Ермоленко Н.А. не могла присутствовать при производстве осмотра места происшествия 28.09.2012 в указанное время, понятой Т якобы, также не присутствовал постоянно при осмотре места происшествия и не мог наблюдать за ходом проводимого осмотра и видеть изымаемые с места преступления предметы неосновательны, поскольку судом таких обстоятельств не установлено, а

21

протоколы осмотров места происшествия, проведенные с их участием признаны допустимыми доказательствами.

В судебном заседании, будучи допрошенными в качестве свидетелей Т иЕ подтвердили наличие их подписей в протоколах а также правильность сведений, занесенных в протоколы следственных действий - осмотров места происшествия, проведенных с их участием.

Вопреки содержащимся в апелляционных жалобах утверждениям стороны защиты, суд, обосновывая в приговоре свои выводы о виновности подсудимых, не использовал в качестве доказательств результаты оперативно розыскной деятельности, которые были бы получены с нарушением требований закона и не отвечали бы требованиям, предъявляемым к доказательствам в соответствии со ст.89 УПК РФ.

Положенные в основу приговора доказательства, в том числе показания свидетелей и заключения экспертов, протокол опознания Томасяна от 05.03.2014, достоверность которых оспаривается стороной защиты в апелляционных жалобах, являются допустимыми, поскольку были получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Собранные доказательства в приговоре были оценены в совокупности и позволили суду прийти к правильному выводу о виновности Дащяна Чехнолидзе и Томасяна в инкриминированных им преступлениях.

Вопреки мнению защитника Трусова, при вынесении приговора судом не нарушены принципы презумпции невиновности обвиняемого(ч.З ст. 14 УПК РФ), а также свободы оценки доказательств (ст. 17 УПК РФ).

Доводы стороны защиты Томасяна о применении к нему на предварительном следствии работниками полиции незаконных методов ведения следствии - психического и физического насилия, аналогичные тем которые приведены защитником-адвокатом Трусовым, были проверены судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты в приговоре.

Ссылка адвоката Трусова СА. на имеющееся в деле постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела от 10.03.2015 в отношении Томасяна, Дащяна и Чехнолидзе по признакам преступления предусмотренного ч.З ст.30, пп. «а», «е» ч.2 ст. 105 УК РФ (т.7 л.д. 187-188), не

22

может свидетельствовать о наличии оснований для прекращения уголовного дела в отношении Томасяна, Дащяна и Чехнолидзе по обвинению в убийстве потерпевшего К , умышленном повреждении его имущества (автомобиля) и в незаконном ношении и перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов, поскольку указанным постановлением следователя отказано в возбуждении уголовного дела по факту покушения на убийство Н иГ по основаниям, предусмотренным п.2 ч. 1 ст.24 УПК РФ.

Как указано в постановлении следователя, расследованием установлено что 28.09.2012, около 16 часов 45 минут, у входа на кладбище в с.

района г. , Томасян, Дащян и Чехнолидзе произвели из трех экземпляров неустановленного оружия множественные выстрелы в К,

причинив ему телесные повреждения, от которых последний скончался в МБУЗ « » г. .

При этом фактов, указывающих на то, что Томасян, Дащян и Чехнолидзе желали совершить умышленное убийство находившихся на месте происшествия Н и Г , в ходе проведенного расследования не установлено.

Томасяну, Дащяну и Чехнолидзе обвинение в покушении на убийство Н иГ не предъявлено и они не осуждены за данное деяние. Поэтому оснований для прекращения уголовного дела и отмены приговора в отношении них, как об этом просит адвокат Трусов С.А., не имеется.

Право на защиту Томасяна И.И., вопреки утверждению защитника адвоката Трусова С.А., на предварительном следствии при проведении с его участием следственных действий нарушено не было, поскольку, как следует из материалов уголовного дела, он был обеспечен защитником в лице адвоката Бойко А.В., о чем свидетельствуют имеющиеся в деле ордер адвоката (т.4 л.д. 17), а также протоколы следственных действий, проведенных с участием Томасяна и его защитника: протокол допроса в качестве подозреваемого (т.4 л.д. 18-20), протокол опознания Томасяна свидетелем Н (т.4 л.д.25-28), протокол дополнительного допроса в качестве подозреваемого (т.4 л.д.32-37), протокол очной ставки между Томасяном и свидетелем Н (т.4 л.д. 38- 42), протокол допроса Томасяна в качестве обвиняемого (т.4 л.д.50-54).

23

Нарушение права на защиту Томасяна (не предоставление возможностью пользоваться помощью защитника) в момент его фактического задержания оперативными сотрудниками полиции, явилось одним из оснований для признания судом недопустимым доказательством результатов ОРМ под названием «Опрос Томасяна», о чем указано в приговоре. Однако само по себе данное нарушение закона, вопреки мнению защитника Трусова, не может влечь за собой недопустимость всех последующих протоколов следственных действий, проведенных с участием Томасяна И.И., как доказательств поскольку при их проведении право Томасяна пользоваться помощью защитника-адвоката было обеспечено.

Показания свидетелей - работников полиции, о которых упоминает Трусов в своем выступлении, являются допустимыми доказательствами.

Как видно из протокола судебного заседания и содержания приговора сотрудники полиции и следователь, проводивший предварительное расследование по уголовному делу, были допрошены в судебном заседании по обстоятельствам производства отдельных следственных и иных процессуальных действий, для проверки доводов стороны защиты, которая заявляла о недопустимости доказательств, собранных органами предварительного следствия, и о применении к подсудимым незаконных методов ведения следствия. При этом указанные работники полиции проводившие оперативно-розыскные мероприятия, задержание Томасяна, а также следователь, вопреки утверждению защитника Трусова, не допрашивались судом о содержании показаний, данных подсудимыми в ходе досудебного производства в качестве подозреваемых или обвиняемых.

Изготовление протокола судебного заседания по истечении 3 суток после окончания заседания, вопреки мнению защитника-адвоката Трусова, не является существенным нарушением уголовно-процессуального закона влекущим за собой недействительность протокола и отмену приговора.

Как видно из материалов уголовного дела, протокол судебного заседания достаточно объемный (617 страниц текста), и в силу этих причин требует достаточно времени для его изготовления.

Данных о времени подписания протокола в деле не содержится.

24

То обстоятельство, что протокол судебного заседания был направлен сторонам (в том числе осужденным и их защитникам) по частям в феврале и марте 2016 г. (т.30 л.д.281, 289), на что обращает внимание адвокат Трусов, не влечет за собой отмену приговора.

При этом судебная коллегия отмечает, что осужденные и их защитники имели возможность после подписания протокола председательствующим и секретарем и направления им копий протокола ознакомиться с его содержанием и, в случае несогласия с протоколом, подать свои замечания на него.

Судом дана правильная юридическая оценка действиям осужденных Дащяна С.Н., Томасяна И.И. и Чехнолидзе З.Г.

Установленные судом обстоятельства явно свидетельствуют об умышленном характере действий осужденных, направленных на лишение жизни К

Наказание Дащяну С.Н., Томасяну И.И. и Чехнолидзе З.Г. назначено судом в соответствии с требованиями статей 6, 60 УК РФ и является справедливым.

При этом судом были учтены все смягчающие их наказание обстоятельства, в том числе противоправность поведения потерпевшего К , явившегося поводом для преступления.

Наличие малолетнего ребенка и престарелых родителей, на что обращается внимание в жалобе Чехнолидзе З.Г., судом учтено в качестве смягчающих его наказание обстоятельств.

Исключительных обстоятельств, которые бы позволили назначить осужденным Дащяну С.Н., Томасяну И.И. и Чехнолидзе З.Г. наказание с применением ст.64 УК РФ, судом не установлено.

Оснований для смягчения наказания осужденным Дащяну С.Н., Томасяну И.И. и Чехнолидзе З.Г. судебная коллегия не усматривает.

Приговор подлежит изменению в части принятого решения об уничтожении принадлежащих Чехнолидзе З.Г. телефонов.

25

В приговоре принято решение об уничтожении двух телефонов и телефона модели », изъятых у Чехнолидзе 11.01.2014 в ходе личного обыска.

Согласно приговору данные предметы орудием преступления или иными средствами преступления не признаны.

Каких-либо законных оснований для уничтожения принадлежащих Чехнолидзе телефонов не имеется, поэтому данные предметы в соответствии с п.6 ч.З ст.81 УПК РФ подлежат возвращению их законному владельцу.

На основании изложенного и руководствуясь ст.389 ,389 ,389 ,389 ,

33 389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Краснодарского краевого суда от 18 ноября 2015 года в части принятого решения об уничтожении принадлежащих Чехнолидзе З Г двух телефонов и телефона модели « », изъятых у него 11.01.2014 в ходе личного обыска, - изменить: исключить решение суда об уничтожении данных предметов; указанные телефоны возвратить осужденному Чехнолидзе З.Г.

В остальном приговор в отношении Чехнолидзе З Г Томасяна И И и Дащяна С Н оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного Чехнолидзе З.Г., а также адвокатов Демирова Р.А., Ананьева АС. и Бойко А.В. оставить без удовлетворения.

Председательствующий

с?™

26

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...