Актуально на:
21 октября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 48-О16-1СП от 24.02.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№48-016-1СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 24 ф е в р а л я 2 0 1 6 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Земскова ЕЮ.,

судей Дубовика Н.П., Эрдыниева Э.Б.

при секретаре Воронине М.А рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе Шехова Н.Д. на приговор Челябинского областного суда с участием присяжных заседателей от 8 октября 2003 года, по которому

Шехов Н Д ,,

судимый:

- 9 октября 1995 года по ст. 103, ч. 1, 2 ст. 218 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы, освобожден 13 февраля 2002 года условно-досрочно на основании постановления Карымского районного суда Читинской области от 6 февраля 2002 года,

осужден по п. «к, н» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы;

по ч. 3 ст. 30, п. «к, н» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 11 годам 6 месяцам лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 25 годам лишения свободы;

на основании ч. 7 ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение Шехова Н.Д. по приговору от 9 октября 1995 года;

в соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно Шехову Н.Д. назначено 25 лет 11 месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Земскова ЕЮ., выступление осужденного Шехова Н.Д., адвоката Шаповаловой Н.Ю., поддержавших доводы кассационной жалобы и дополнений к ней, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ Тереховой СП. об изменении приговора Судебная коллегия

установила:

вердиктом коллегии присяжных заседателей Шехов признан виновным в убийстве П , а также с целью сокрытия этого преступления - в убийстве О и покушении на убийство Я .

Преступления совершены 14 марта 2002 года в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 23 января 2004 года приговор Челябинского областного суда от 8 октября 2003 года изменен, действия Шехова переквалифицированы с п. «н», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на п. «а», «к ч. 2 ст. 105 УК РФ и смягчено наказание до 17 лет 6 месяцев лишения свободы, исключено осуждение Шехова по ч. 3 ст. 30, п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в отношении потерпевшего Я ). На основании ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения Шехову назначено 24 года 6 месяцев лишения свободы. На основании ст.70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытого наказания по приговору от 9 октября 1995 года окончательно Шехову назначено 25 лет 5 месяцев лишения свободы.

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2015 года кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 23 января 2004 года в отношении Шехова за исключением решения об исключении его осуждения по ч.З ст.30, п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ отменено, дело направлено на новое кассационное рассмотрение.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Шехов оспаривает обоснованность осуждения, указывает на недоказанность вины в убийстве О и цели сокрытия преступления, поскольку ранее он с ней не был знаком; после причинения ей ранений она совершала активные самостоятельные действия, ходила по дому и выходила в огород, что подтверждается показаниями допрошенных по делу свидетелей, ее смерть наступила от обильной кровопотери в результате того, что не была оказана своевременная медицинская помощь;

Также Шехов высказывает несогласие с осуждением за покушение на убийство Я поскольку он нанес ему легкие телесные повреждения, не повлекшие расстройства здоровья, в результате самообороны;

обращает внимание, что ножом, осмотренным в судебном заседании, не могли быть причинены ранения потерпевшему Я ;

заключение эксперта по изъятому ножу считает неконкретным и недостоверным;

материалы уголовного дела представлены в суд не в полном объеме, из них изъяты видеозапись следственного эксперимента и обнаруженные на месте происшествия ножи;

при рассмотрении дела не были приняты во внимание показания свидетеля Б , считает, что имелись основания для проведения повторной экспертизы по изъятому ножу, а также почерковедческой экспертизы в связи с фальсификацией протокола следственного эксперимента;

оспаривая вину в убийстве П , осужденный ссылается на то, что в ходе предварительного следствия не было достоверно установлено место совершения преступления, указывает, что нанес повреждения П в ходе самообороны и в состоянии аффекта;

судом исследовались недопустимые доказательства, потерпевшим задавались наводящие вопросы, дело рассмотрено с обвинительным уклоном его ходатайства не были приняты к рассмотрению, он и его защитник неоднократно прерывались председательствующим в ходе выступлений и допроса потерпевших, в напутственном слове председательствующий склонял присяжных заседателей к вынесению обвинительного вердикта;

государственный обвинитель неоднократно в присутствии присяжных заседателей сообщал о том, что Шехов ранее судим, преступление было им совершено в присутствии детей;

председательствующий необоснованно отклонил заявления стороны защиты о внесении изменений в вопросный лист;

при назначении наказания суд необоснованно учитывал ранее имевшиеся у него судимости по приговорам от 1973, 1975, 1976, 1982, 1993 годов, поскольку они были погашенными, неверно установил в его действиях рецидив преступлений и назначил наказание по правилам ст. 70 УК РФ.

По делу поступили возражения государственного обвинителя Геринг Т.Е., в которых она просит в удовлетворении кассационной жалобы осужденного и дополнений к ней отказать.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, Судебная коллегия приходит к следующему.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь незаконное осуждение Шехова, не усматривается, что подтверждается протоколом судебного заседания, из содержания которого Судебная коллегия исходит при оценке доводов кассационной жалобы и дополнений к ней.

Согласно материалам дела после изготовления протокола судебного заседания осужденный Шехов был ознакомлен с ним (т. 3 л.д. 62).

Поданные им замечания были рассмотрены председательствующим в соответствии со ст. 260 УПК РФ. Оснований не согласиться с решением председательствующего о частичном удовлетворении замечаний Шехова на протокол судебного заседания Судебная коллегия не усматривает, поскольку постановление вынесено в предусмотренном уголовно-процессуальном законом порядке и мотивировано (т. 3 л.д. 71).

Доводы Шехова о проведении судебного разбирательства с обвинительным уклоном, нарушении принципов состязательности и равноправия сторон являются несостоятельными, поскольку из содержания протокола судебного заседания усматривается, что председательствующий руководил судебным заседанием в соответствии с требованиями ст. 243 УПК РФ, принимая все предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон с учетом особенностей судопроизводства с участием присяжных заседателей. Данные о том, что председательствующий каким-либо образом выражал свое мнение в поддержку стороны обвинения, в деле отсутствуют.

При этом сторона защиты активно пользовалась правами предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Основанные на законе мнения и возражения стороны защиты принимались судом во внимание.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный ссылается на то, что ряд заявленных им ходатайств не были рассмотрены по существу, они произвольно отклонялись председательствующим без обсуждения со сторонами. Однако сведений о каких-либо ходатайствах, заявленных стороной защиты и не разрешенных председательствующим, в протоколе судебного заседания не имеется. Не указывал об этом осужденный Шехов и в своих замечаниях на протокол судебного заседания. При таких обстоятельствах оснований считать, что сторона защиты была ограничена в праве заявлять ходатайства, не имеется.

Доводы жалобы Шехова о том, что председательствующий неоднократно и необоснованно прерывал его и адвоката в ходе их выступлений, а также при допросе потерпевших и свидетелей, чем нарушил право на защиту, являются несостоятельными.

Как видно из протокола судебного заседания, при сообщении присяжным заседателям фактов, не подлежащих исследованию с их участием, председательствующий обоснованно останавливал участников судебного разбирательства, в необходимых случаях делал им замечания обращаясь к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание такие обстоятельства при вынесении вердикта.

Данные разъяснения нельзя расценить как незаконное воздействие председательствующего на присяжных заседателей, способное вызвать у них предубеждение против Шехова, поскольку председательствующий судья руководствуясь статьями 243 и 258 УПК РФ, обязан принимать необходимые меры, исключающие возможность исследования вопросов, не входящих в их компетенцию.

Указанные меры председательствующим применялись не только к стороне защиты, но и по отношению к государственному обвинителю свидетелям и потерпевшей (т. 3 л.д. 26, 27, 33, 59, 75).

Поскольку органами предварительного расследования Шехову было предъявлено обвинение по п. «к, н» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30, п. «а, к, н» ч. 2 ст. 105 УК РФ, с учетом того, что ранее он был осужден по ст. 103 УК РФ государственный обвинитель, излагая сущность предъявленного Шехову обвинения, правомерно упомянул о наличии у него судимости за убийство.

Кроме того, вопреки доводам жалобы осужденного, не имеется в материалах дела и данных о том, что в судебном заседании исследовались доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона.

Согласно материалам дела, доказательства, оспариваемые осужденным в жалобе (показания на предварительном следствии и протоколы следственных действий), получены в соответствии с требованиями закона. Вопрос о допустимости этих доказательств был исследован в ходе судебного следствия в установленном законом порядке. При этом, вопреки жалобе осужденного, у председательствующего не имелось оснований для их исключения из числа доказательств. Обоснованные выводы председательствующего об отказе в признании перечисленных в жалобе осужденного доказательств недопустимыми содержатся в мотивированном постановлении, с которым соглашается Судебная коллегия (т. 2 л.д. 283).

Также Судебная коллегия считает несостоятельными доводы осужденного о фальсификации материалов уголовного дела, изъятии из них части процессуальных документов в ходе предварительного следствия. Как видно из протокола ознакомления осужденного Шехова с материалами уголовного дела в порядке ст.217 УПК РФ (т.1 л.д. 357-358), по окончании ознакомления с делом он заявил ряд ходатайств, которые были разрешены следователем. При этом ни Шехов, ни его защитник не указывали о неполноте представленных им документов. Впоследствии Шехов также неоднократно знакомился с материалами уголовного дела (т.2 л.д. 247) и не заявлял об отсутствии в нем каких-либо документов.

В ходе судебного разбирательства сторонам была обеспечена возможность представить коллегии присяжных заседателей доказательства исследование которых отвечало требованиям ст.334, 335 УПК РФ, а судебное следствие объявлено оконченным лишь после того, как стороны сообщили суду об отсутствии у них ходатайств по исследованию других доказательств и дополнений к судебному следствию.

При выслушивании прений сторон председательствующим обеспечено соблюдение требований, предусмотренных ст.336 УПК РФ, и ограничений установленных ст.334, 335 УПК РФ. Речь государственного обвинителя в прениях соответствовала исследованным в суде доказательствам, а поддержанное им обвинение соответствовало требованиям ст.252 УПК РФ не ухудшало положение осужденного и не нарушало его право на защиту.

Подсудимому Шехову была обеспечена возможность выступить перед присяжными заседателями в прениях и с последним словом.

Вопросы, поставленные судом перед присяжными заседателями в вопросном листе, полностью соответствуют обвинению, предъявленному осужденному и поддержанному в суде государственным обвинителем, и вопреки доводам жалоб содержат понятные присяжным заседателям формулировки, поскольку за их разъяснением присяжные заседатели к председательствующему не обращались (т. 2 л.д. 306-312).

Тот факт, что председательствующий не нашел оснований для удовлетворения всех предложений стороны защиты и обвинения при окончательном формулировании вопросного листа, текст которого был оглашен в судебном заседании, не может свидетельствовать о нарушении требований закона и прав сторон, на что указывается в жалобе Шехова, так как это относится к реализации полномочий председательствующего предусмотренных ст.ЗЗ8,339 УПК РФ. Нарушения требований ч.2 ст.338 УПК РФ Судебная коллегия не усматривает. Председательствующим в числе других были поставлены вопросы, исходя из версии стороны защиты, о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих за собой его ответственность за менее тяжкое преступление.

Напутственное слово председательствующего, как это следует из его содержания, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, в нем не имеется каких-либо комментариев и разъяснений, способных вызвать у присяжных необъективность при обсуждении поставленных вопросов. В нем кратко изложено содержание исследованных в суде доказательств как уличающих так и оправдывающих осужденного, при этом председательствующий не выражал своего отношения к этим доказательствам и не делал никаких выводов об их достаточности (т. 2 л.д. 294-305). Возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности стороны не заявили.

Каких-либо нарушений закона при постановлении вердикта допущено не было. Присяжные заседатели находились в совещательной комнате свыше трех часов. Повторное совещание присяжных заседателей в течение 5 минут ввиду их возращения председательствующим в совещательную комнату для устранения противоречий в вердикте закону не противоречит.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым.

Таким образом, несмотря на указание осужденным Шеховым на многочисленные нарушения уголовно-процессуального закона органами предварительного следствия и судом, фактически из материалов дела не усматривается таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы в соответствии со ст. 379 УПК РФ влекли отмену приговора суда с участием присяжных заседателей.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Шехов указывает, что его виновность в убийстве П иО не доказана Я были причинены телесные повреждения, не повлекшие вреда его здоровью, в результате самообороны. При этом осужденный приводит подробный анализ представленных стороной обвинения доказательств ссылается на противоречивость и недостоверность сведений, сообщенных потерпевшими и свидетелями, на недоказанность обвинения.

При оценке приведенных доводов осужденного Судебная коллегия исходит из того, что судебное разбирательство проводилось с участием присяжных заседателей по ходатайству осужденного, которому разъяснены процессуальные особенности такого вида судопроизводства, в том числе особенности обжалования приговора, постановленного на основании обвинительного вердикта присяжных заседателей.

В связи с изложенным доводы, касающиеся фактических обстоятельств дела, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей, в том числе о доказанности деяний, совершения их Шеховым, оговоре недостоверности или достоверности тех или иных доказательств, в том числе показаний свидетелей и потерпевших, в целом оценки доказательств, не могут быть рассмотрены в кассационном порядке и являться основанием для отмены приговора, постановленного в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей. В частности,не может быть принято во внимание мнение осужденного о том, что по делу неточно установлено место совершения преступления в отношении потерпевшего П , о том, что ножом, осмотренным в судебном заседании, не могли быть причинены ранения потерпевшему Я , что заключение эксперта по изъятому ножу является неконкретным и недостоверным, что при рассмотрении дела не были приняты во внимание показания свидетеля Б , о наличии в протоколе следственного эксперимента недостоверных сведений и т.п.

Процедура обсуждения последствий вердикта соответствует требованиям закона.

Приговор постановлен председательствующим в соответствии с требованиями ст. 351 УПК РФ, определяющей особенности в суде с участием присяжных заседателей. В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей действия осужденного председательствующим квалифицированы правильно, в соответствии с уголовным законом действующим на момент совершения преступлений. Обоснованные выводы об этом приведены в приговоре. О прямом умысле на убийство потерпевших свидетельствуют значительное количество и направленность ударов ножом в места расположения жизненно важных органов потерпевших. При этом смерть Я не наступила по независящим от осужденного обстоятельствам, вследствие активного сопротивления со стороны потерпевшего.

Утверждения осужденного о наличии оснований для квалификации его действий в отношении потерпевших, как совершенных в состоянии необходимой обороны или аффекта, являются безосновательными, так как они не соответствуют уголовному закону и обстоятельствам дела, которые установлены вердиктом коллегии присяжных заседателей.

После постановления приговора Федеральным законом РФ № 162-ФЗ от 8.12.2003 года в УК РФ внесены изменения, согласно которым из уголовного закона исключено понятие неоднократности преступлений, в том числе из диспозиции части второй статьи 105 УК РФ исключен пункт «н предусматривающий ответственность за убийство, совершенное неоднократно.

Указанные изменения уголовного закона применительно к деянию совершенному в отношении Я были учтены в кассационном определении от 23 января 2004 года, сохраняющем в этой части свою силу (согласно Постановлению Президиума Верховного Суда РФ от 23 декабря 2015 года), которым исключено осуждение Шехова по ч.З ст.30, п. «н» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Что касается действий Шехова в отношении Я , то их квалификация по ч.З ст.30, п. «к» ч.2 ст. 105 УК РФ правильно отражает установленные вердиктом присяжных заседателей фактические обстоятельства совершенного преступления, оснований для переквалификации действий Шехова в этой части не усматривается.

Не усматривается также оснований для переквалификации действий Шехова, совершенных в отношении П иО

Ответственность за такие действия (убийство двух и более лиц при отсутствии единого умысла) до 11 декабря 2003 года предусматривалась п.«н» части 2 ст. 105 УК РФ в редакции от 13.06.1996 года.

Указанное преступление совершено Шеховым 14 марта 2003 года.

Согласно статьи 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Исключение из этого правила предусмотрено статьей 10 УК РФ лишь для тех случаев, когда уголовный закон устраняет преступность деяния смягчает наказание или иным образом улучшает положение лица совершившего преступление.

После введения в действие ФЗ РФ № 162-ФЗ от 8.12.2003 года, то есть с 11.12.2003 года и до настоящего времени уголовная ответственность за убийство двух и более лиц (как при отсутствии, так и при наличии единого умысла) предусмотрена п. «а» части 2 статьи 105 УК РФ.

При этом в санкцию статьи ч.2 ст. 105 УК РФ изменений, улучшающих положений осужденного, не вносилось. Деяние, за которое осужден Шехов, (убийство двух лиц) декриминализировано не было, наказание за него не смягчалось.

Ввиду этого оснований для применения в соответствии со ст. 10 УК РФ нового уголовного закона не имеется. Квалификация действий Шехова в соответствии с уголовным законом, действовавшим на момент совершения преступления, а именно по п. «н» ч.2 ст. 105 УК РФ в редакции от 13.06.1996 года является правильной, соответствует требованиям ст.9 УК РФ Оснований для переквалификации этого преступления Судебная коллегия не усматривает. Таким образом, исходя из содержания вердикта, Шехов правильно осужден по пп. «н», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ в редакции от 13.06.1996 года.

Что касается наказания, то Судебная коллегия усматривает основания для изменения приговора, поскольку кассационным определением от 23 января 2004 года в приговор были внесены изменения, согласно которым были смягчены наказания, назначенные по пп. «н», «к» ч.2 ст. 105 УК Р, а также на основании ч.З ст.69 и 70 УК РФ, сделан вывод о наличии в действиях Шехова простого рецидива вместо особо опасного, в качестве места отбывания наказания определена колонии строгого режима, и при этом кассационное определение по мотивам, ухудшающим положение осужденного, не отменялось.

Кроме этого, Судебная коллегия усматривает основания для смягчения наказания Шехову, поскольку оно было назначено в приговоре по ч.З ст.30, пп. «к», «н» ч.2 ст. 105 УК РФ, а при исключении осуждения по ч.З ст.30, п. «н» ч.2 ст. 105 УК РФ кассационным определением от 23 января 2004 года, наказание ему, при наличии на то оснований, снижено не было.

Помимо этого Судебная коллегия соглашается с доводами жалобы согласно которым при назначении наказания за все совершенные преступления суд неправомерно, вопреки требованиям ст.6,60, 86 УК РФ учел погашенные судимости по приговорам от 1973, 1975, 1976, 1982, 1993 годов.

По изложенным мотивам наказание, назначенное Шехову, подлежит смягчению. При этом Судебная коллегия учитывает все имеющие значение в соответствии со ст.6,60 УК РФ обстоятельства, не усматривая оснований для применения ст. 64 УК РФ и для изменения категории преступлений на менее тяжкие в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Челябинского областного суда от 8 октября 2003 года в отношении Шехова Н Д изменить:

из описательно-мотивировочной части приговора исключить указание на то, что Шехов ранее неоднократно в 1973, 1975, 1976, 1982, 1993 годах привлекался к уголовной ответственности за совершение различных преступлений и на наличие в действиях Шехова особо опасного рецидива признав в его действиях рецидив преступлений;

смягчить назначенное Шехову наказание по пп. «к»,«н» ч.2 ст. 105 УК РФ до 17 лет 5 месяцев лишения свободы смягчить назначенное Шехову наказание по ч.З ст.30, п.«к» ч.2 ст. 105 УК РФ до 11 лет 5 месяцев лишения свободы;

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных пп. «к»,«н» ч.2 ст. 105 и ч.З ст.30, п.«к» ч.2 ст. 105 УК РФ назначить Шехову 24 года 4 месяца лишения свободы;

в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения наказания, назначенного по приговору от 9 октября 1995 года, окончательно Шехову назначить 25 лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении Шехова Н Д оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного с дополнениями - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:

I

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...