Актуально на:
21 июля 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 308-ЭС15-17811 от 18.04.2016 Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация

79060_796541

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 308-ЭС15-17811

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 18 апреля 2016 года Дело № А53-25852/2013

Резолютивная часть определения объявлена 11 апреля 2016 года Определение в полном объеме изготовлено 18 апреля 2016 года

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего судьи Попова В.В.

судей Павловой Н.В. и Прониной М.В.,

рассмотрела в судебном заседании дело №А53-25852/2013 Арбитражного суда Ростовской области по иску общероссийской общественной организации "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности" к обществу с ограниченной ответственностью "Полет" о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на исполнение и фонограммы в размере 60000 руб.

третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, - индивидуальный предприниматель Кураян А.Б. индивидуальный предприниматель Кураян К.Б.,

по кассационной жалобе общероссийской общественной организации "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности" на решение Арбитражного суда Ростовской области от 11.03.2015 по делу №А53-25852/2013, постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.06.2015 и постановление Суда по интеллектуальным правам от 22.09.2015 по тому же делу.

В заседании приняли участие представители:

от общероссийской общественной организации "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности" – Павлова А.В., Щербакова О.И.

от общества с ограниченной ответственностью "Полет" – Семенов А.В.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Попова В.В., выслушав объяснения представителей общероссийской общественной организации "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности", поддержавших доводы кассационной жалобы, представителя общества с ограниченной ответственностью "Полет", возражавшего относительно доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации,

установила:

19.07.2013 представителем общероссийской общественной организации "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности" (далее – ВОИС) в помещении ресторана "Аэропорт", расположенном по адресу: Ростовская область Мясниковский район, с. Чалтырь, ул. Социалистическая, 24, и принадлежащем обществу с ограниченной ответственностью "Полет" (далее - общество "Полет"), был установлен факт исполнения следующих фонограмм: "Hiroshima", изготовитель фонограммы Sunset-Lounge.Tv; "Time After Time", исполнитель Cyndi Lauper (Синтия Энн Стефани Лопер), изготовитель фонограммы Sony Music Entertainment; "Fast love", изготовитель фонограммы Sunset-Lounge.Tv.

Поскольку договор о выплате вознаграждения за публичное исполнение фонограмм, опубликованных в коммерческих целях, между ВОИС и обществом "Полет" не заключался, разрешение на публичное исполнение фонограмм не было получено, вознаграждение правообладателям после исполнения фонограмм не выплачивалось, ВОИС обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 03.07.2014, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного суда от 11.09.2014, исковые требования удовлетворены частично. С общества "Полет" в пользу ВОИС взыскана компенсация за нарушение исключительного права в размере 40000 руб., распределены судебные расходы.

Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 12.12.2014 решение Арбитражного суда Ростовской области от 03.07.2014 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.09.2014 отменены в части взыскания компенсации в размере 20 000 руб. за нарушение исключительных прав исполнителя и изготовителя фонограммы "Time After Time", а также в части распределения судебных расходов. В указанной части дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ростовской области.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 11.03.2015, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.06.2015 и постановлением Суда по интеллектуальным правам от 22.09.2015, в удовлетворении исковых требований в указанной части отказано.

Установив, что спор подлежит разрешению с применением норм международного права, руководствуясь положениями статьи 1321 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 4, частями 1, 2 статьи 5, части 2 статьи 20 Международной конвенции об охране прав исполнителей изготовителей фонограмм и вещательных организаций (заключенной в г. Риме 26.10.1961 и вступившей в силу для России 26.05.2003 с заявлением (постановление Правительства Российской Федерации от 20.12.2002 № 908), пункта 1 статьи 1, пунктов 1, 2 статьи 3 Договора Всемирной организации интеллектуальной собственности по исполнениям и фонограммам (принятому на Дипломатической конференции по некоторым вопросам авторского права и смежных прав в г. Женеве 20.12.1996 и вступившим в силу для России 05.02.2009 с оговоркой и заявлением (распоряжение Правительства Российской Федерации от 14.07.2008 № 998-р), Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений (заключенной в г. Берне 09.09.1886 и вступившей в силу для России 13.03.1995), суды пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований в части взыскания компенсации за нарушение исключительных прав исполнителя и изготовителя фонограммы "Time After Time".

Оценивая доводы заявителя, суды указали, что положения статьи 18 Бернской конвенции не исключают применения специальных положений Римской конвенции. Женевский договор не содержит положений устанавливающих иные правила предоставления правовой охраны исполнителям и фонограммам, отличные от правил, содержащихся в Римской Конвенции и, поскольку первое исполнение осуществлено, а спорная фонограмма впервые опубликована в США в 1984 году, то есть до начала действия Римской конвенции для Российской Федерации, оснований для удовлетворения требований ВОИС не имелось.

Не согласившись с решением Арбитражного суда Ростовской области от 11.03.2015, постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.06.2015 и постановлением Суда по интеллектуальным правам от 22.09.2015, ВОИС обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд Российской Федерации, ссылаясь на неправильное применение и толкование судами норм материального права.

ВОИС считает, что судами не применены положения Договора Всемирной организации интеллектуальной собственности по исполнениям и фонограммам принятого 20.12.1996 в Женеве, неправильно истолкованы нормы Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций, нарушены положения статьи 30 Конвенции о праве международных договоров, принятой в Вене 23.05.1969, части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации и пункт 1 статьи 1231 Гражданского кодекса Российской Федерации.

ВОИС полагает, что поскольку пятидесятилетний срок охраны смежных прав исполнителей и изготовителей фонограммы "Time After Time" (исполнитель Cyndi Lauper и изготовитель фонограммы Sony Music Entertainment), опубликованных в США в 1984 году, к моменту присоединения Российской Федерации (с 05.02.2009) и США ( с 20.05.2002) к Женевскому договору не истек, правообладателям должен быть обеспечен уровень охраны в соответствии с положениями Женевского договора и национального права.

Кроме того, ВОИС указывает, что судебные акты противоречат Справке по вопросам, связанным с особенностями предоставления правовой охраны фонограммам, в соответствии с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации и международно-правовых договоров, утвержденной постановлением Президиума Суда по интеллектуальным правам от 28.09.2015 №СП-23/26.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и отзыва на нее выслушав в судебном заседании объяснения представителей участвующих в деле лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что судами при рассмотрении настоящего спора были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права.

В силу части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

В соответствии со статьей 1231 Гражданского кодекса Российской Федерации на территории Российской Федерации действуют исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации, установленные международными договорами Российской Федерации и настоящим Кодексом. При признании исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в соответствии с международным договором Российской Федерации содержание права, его действие, ограничения, порядок его осуществления и защиты определяются настоящим Кодексом независимо от положений законодательства страны возникновения исключительного права, если таким международным договором или настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

Согласно статье 1321 Гражданского кодекса Российской Федерации исключительное право на исполнение действует на территории Российской Федерации в случаях, когда:

исполнитель является гражданином Российской Федерации;

исполнение впервые имело место на территории Российской Федерации;

исполнение зафиксировано в фонограмме, охраняемой в соответствии с положениями статьи 1328 настоящего Кодекса;

исполнение, не зафиксированное в фонограмме, включено в сообщение в эфир или по кабелю, охраняемое в соответствии с положениями статьи 1332 настоящего Кодекса;

в иных случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации.

Статьей 1328 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено что исключительное право на фонограмму действует на территории Российской Федерации в случаях, когда:

изготовитель фонограммы является гражданином Российской Федерации или российским юридическим лицом;

фонограмма обнародована или ее экземпляры впервые публично распространялись на территории Российской Федерации;

в иных случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации.

Пунктом 3 статьи 1304 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что предоставление на территории Российской Федерации охраны объектам смежных прав в соответствии с международными договорами Российской Федерации осуществляется в отношении исполнений, фонограмм сообщений передач организаций эфирного или кабельного вещания, не перешедших в общественное достояние в стране их происхождения вследствие истечения установленного в такой стране срока действия исключительного права на эти объекты и не перешедших в общественное достояние в Российской Федерации вследствие истечения предусмотренного настоящим Кодексом срока действия исключительного права.

В соответствии с пунктом 3 статьи 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров Российской Федерации принимаются соответствующие правовые акты.

В отношении иностранных исполнителей и изготовителей фонограмм применимыми нормами международного права являются Международная конвенция об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций, заключенная в Риме в 26.10.1961, вступившая в силу для Российской Федерации 26.05.2003 (далее – Римская конвенция), и Договор Всемирной организации интеллектуальной собственности по исполнениям и фонограммам, принятый Дипломатической конференцией по некоторым вопросам авторского права и смежным прав в Женеве 20.12.1996, к которому Российская Федерация присоединилась 14.07.2008 (далее - Женевский договор).

В пунктах 3 и 4 статьи 30 Конвенции о праве международных договоров принятой в Вене 23.05.1969 (далее – Венская конвенция) содержится следующее разъяснение в отношении прав и обязаннойтей государств участников последовательно заключенных договоров, относящихся к одному и тому же вопросу, - если все участники предыдущего договора являются также участниками последующего договора, но действие предыдущего договора не прекращено или не приостановлено в соответствии со статьей 59 Венской конвенции, предыдущий договор применяется только в той мере, в какой его положения совместимы с положениями последующего договора.

Если не все участники последующего договора являются участниками предыдущего договора:

a) в отношениях между государствами - участниками обоих договоров применяется то же правило, что и в пункте 3 статьи 30 Венской конвенции;

б) в отношениях между государством - участником обоих договоров и государством - участником только одного договора договор, участниками которого являются оба государства, регулирует их взаимные права и обязательства.

Согласно пункту 2 статьи 20 Римской конвенции ни одно Договаривающееся государство не обязано применять положения настоящей Конвенции к исполнениям или передачам в эфир, которые имели место, или фонограммам, которые были записаны до вступления настоящей Конвенции в силу в отношении этого государства.

В пункте 3 Заявления о применении определенных оговорок в отношении отдельных положений Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций (приложение к постановлению Правительства Российской Федерации от 20.12.2002 №908 «О присоединении Российской Федерации к Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций») указано, что Российская Федерация в соответствии с подпунктом (а) пункта 1 статьи 16 Римской конвенции:

не будет применять статью 12 Римской конвенции в отношении фонограмм, изготовитель которых не является гражданином или юридическим лицом другого Договаривающегося государства;

ограничит предоставляемую в соответствии со статьей 12 Римской конвенции охрану в отношении фонограмм, изготовитель которых является гражданином или юридическим лицом другого Договаривающегося государства, в объеме и на условиях, предоставляемых этим Договаривающимся государством фонограммам, впервые записанным гражданином или юридическим лицом Российской Федерации.

Учитывая, что фонограмма "Time After Time" ( исполнитель Cyndi Lauper (Синтия Энн Стефани Лопер), изготовитель фонограммы Sony Music Entertainment), впервые была обнародована в 1983 году на территории Соединенных Штатов Америки, т.е. до вступления в силу для Российской Федерации положений Римской конвенции, а Соединенные Штаты Америки не являются участниками Римской конвенции, положения Римской конвенции в соответствии с оговоркой Российской Федерации, сделанной в постановлении Правительства Российской Федерации от 20.12.2002 №908, не распространяются на охрану прав исполнителей и изготовителей фонограмм которые являются гражданами или юридическими лицами Соединенных Штатов Америки.

Учитывая, что Соединенные Штаты Америки и Российская Федерация являются участниками Женевского договора, к спорным отношениям должны применяться нормы данного международного договора с учетом сделанных оговорок. При этом, пунктом 1 статьи 1 Женевского договора указано, что ничто в настоящем договоре не умаляет существующие обязательства, которые Договаривающиеся Стороны имеют в отношении друг друга по Римской конвенции.

Пунктом 1 статьи 22 Женевского договора Договаривающиеся Стороны, с учетом соответствующих изменений, применяют положения статьи 18 Бернской конвенции к правам исполнителей и производителей фонограмм предусмотренным в настоящем Договоре.

В соответствии с пунктом 1 статьи 18 Бернской конвенции (Конвенция по охране литературных и художественных произведений, принятая 09.09.1886 в г. Берне) ее положения применяются ко всем произведениям, которые к моменту ее вступления в силу не стали еще общим достоянием в стране происхождения вследствие истечения срока охраны.

Таким образом, выводы судов о том, что на территории Российской Федерации не подлежат охране исполнения и фонограммы, которые были впервые записаны до присоединения Российской Федерации к международным договорам, не соответствуют нормам материального права.

Кроме того, при рассмотрении дела судами допущены нарушения норм процессуального права.

В силу пункта 5 статьи 1242 Гражданского кодекса Российской Федерации организации по управлению правами на коллективной основе вправе от имени правообладателей или от своего имени предъявлять требования в суде, а также совершать иные юридические действия, необходимые для защиты прав переданных им в управление на коллективной основе.

Пунктом 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2014 №51 "О некоторых вопросах возникающих при рассмотрении споров с участием организаций осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами разъяснено, что по смыслу пункта 1 статьи 1242 Гражданского кодекса Российской Федерации указанные организации действуют в интересах правообладателей. Такая организация, независимо от того, выступает она в суде от имени правообладателей или от своего имени, действует в защиту не своих прав, а прав лиц, передавших ей в силу пункта 1 статьи 1242 Гражданского кодекса Российской Федерации право на управление соответствующими правами на коллективной основе (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 №5/29 "О некоторых вопросах возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации").

Данная организация при обращении в суд в защиту прав конкретного правообладателя применительно к пункту 2 части 2 статьи 125 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязана указать сведения о нем, позволяющие идентифицировать его (фамилию, имя и отчество или фирменное наименование) и направить этому правообладателю судебное извещение. Если организация по управлению правами на коллективной основе действует на основании договора с другой организацией, в том числе иностранной, управляющей правами на коллективной основе (пункт 3 статьи 1242 Гражданского кодекса Российской Федерации), указываются сведения о фамилии, имени и отчестве или фирменном наименовании правообладателя, а также сведения о наименовании и местонахождении этой организации.

Спор с участием организации по управлению правами на коллективной основе может быть рассмотрен судом и без участия конкретного правообладателя.

Вместе с тем, если иск заявлен в защиту прав конкретного правообладателя, такой правообладатель обладает процессуальными правами истца, извещается судом о времени и месте рассмотрения дела путем направления ему (или иностранной организации, управляющей соответствующими его правами на коллективной основе) определения о принятии искового заявления организации по управлению правами на коллективной основе к производству с указанием на то, что он имеет право принимать участие в судебных заседаниях, приводить свои доводы и соображения относительно требований, предъявленных организацией по управлению правами на коллективной основе, в том числе поддерживать или не поддерживать требования организации.

Заявляя требования о взыскании компенсации за использование фонограммы "Time After Time", ВОИС не представил доказательств того, кто является изготовителем фонограмм (указав первоначального изготовителя фонограммы в 1984 году). При этом, судами не был разрешен вопрос о том заявлен ли иск в защиту прав конкретного правообладателя, а также необходимость привлечения правообладателя к участию в деле.

В силу изложенного Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации как принятые с существенным нарушением норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Поскольку судами не установлены все существенные для правильного разрешения дела обстоятельства, дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть правовую позицию изложенную в настоящем определении, определить круг лиц, которых необходимо привлечь к участию в деле, установить характер правоотношений сторон и применить подлежащие применению нормы права.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 167, 176, 291.11291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Арбитражного суда Ростовской области от 11.03.2015 по делу №А53-25852/2013, постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.06.2015 и постановление Суда по интеллектуальным правам от 22.09.2015 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ростовской области.

Председательствующий судья В.В.Попов Судья Н.В.Павлова Судья М.В.Пронина

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...