Актуально на:
14 августа 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N 66-АПГ13-17 от 30.10.2013 Судебная коллегия по гражданским делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 66-АПГ13-17

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 30 о к т я б р я 2 0 1 3 г.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Еременко Т.И. и Ксенофонтовой О.А.

при секретаре Акулове Д.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе губернатора Иркутской области на решение Иркутского областного суда от 17 июля 2013 года, которым удовлетворено заявление Тытянчука П А о признании недействующими отдельных положений Указа губернатора Иркутской области от 21 марта 2013 г. № 63-уг «О видах разрешенной охоты и параметрах осуществления охоты в охотничьих угодьях Иркутской области».

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., возражения против доводов апелляционной жалобы представителей Минприроды России Максименкова О.И. и Лихтина Д.В заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Засеевой Э.С., полагавшей, что решение суда подлежит оставлению без изменения, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

21 марта 2013 года губернатором Иркутской области издан Указ № 63-уг «О видах разрешенной охоты и параметрах осуществления охоты в охотничьих угодьях Иркутской области» (далее - Указ), который был опубликован в печатном издании «Областная» 27 марта 2013 г., № 32.

Пунктом 2 Указа определены параметры осуществления охоты в охотничьих угодьях на территории Иркутской области, за исключением особо охраняемых природных территорий федерального значения (далее Параметры).

Пунктом 28 Параметров раздела «Иные сроки охоты на пернатую дичь кроме видов и подвидов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации и Красную книгу Иркутской области, за исключением отлова птиц в целях научно-исследовательской и образовательной деятельности, а также в целях акклиматизации, переселения и гибридизации охотничьих ресурсов» определены сроки, способы и орудия охоты на боровую и водоплавающую дичь.

В частности, охота на боровую дичь осуществляется с четвертой субботы августа по 28 (29) февраля (с подружейными собаками с 5 августа по 31 декабря), с подхода, из засады, нагоном, с ловчими птицами, с манком, с собаками охотничьих пород, самоловами (за исключением любительской и спортивной охоты) с применением гладкоствольного длинноствольного оружия с использованием патронов, снаряженных дробью диаметром не более 5 мм; для охоты на рябчика допускается применение пневматического охотничьего оружия; для охоты на глухаря, тетерева, рябчика, белую и тундряную куропаток допускается применение охотничьего огнестрельного длинноствольного оружия с нарезным стволом калибра не более 6 мм, а также охотничьего огнестрельного комбинированного (нарезного и гладкоствольного) оружия, в том числе со сменными и вкладными нарезными стволами, с нарезным стволом калибра не более 6 мм; самоловы (ловушки) за исключением любительской и спортивной охоты.

Тытянчук П.А., имеющий охотничий билет, выданный Службой по охране и использованию животного мира Иркутской области 19 июля 2011 года, обратился в суд с заявлением о признании недействующими пункта 28 Параметров в части ограничения калибра используемого нарезного оружия не более 6 миллиметров при охоте на боровую дичь, ссылаясь на их противоречие федеральному законодательству.

По мнению заявителя, отдельные положения оспариваемого акта противоречат статье 23 Федерального закона «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», статье 24 Федерального закона «Об оружии» и пункту 53.3 Правил охоты, утвержденных Приказом Минприроды России от 16 ноября 2010 года № 512, содержащему запрещение на применение охотничьего огнестрельного оружия с нарезным стволом для охоты на пернатую дичь, за исключением осуществления охоты на горную и боровую дичь в сроки, указанные в пункте 41 настоящих Правил и пункте 4 части 1 статьи 33 Федерального закона «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Тытянчук П.А. полагал, что оспариваемый пункт 28 в части ограничивающей калибр используемого нарезного оружия при охоте на боровую дичь, принят с превышением полномочий губернатора Иркутской области и нарушает право заявителя на использование для охоты на боровую дичь имеющегося у него на законных основаниях охотничьего огнестрельного оружия с нарезным стволом.

Решением Иркутского областного суда от 17 июля 2013 года заявление Тытянчука П.А. удовлетворено.

В апелляционной жалобе губернатора Иркутской области ставится вопрос об отмене решения суда по мотиву его незаконности и необоснованности и принятии по делу нового решения об отказе в удовлетворении требований заявителя.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

Вопросы природопользования и сохранения природных ресурсов отнесены Конституцией Российской Федерации к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (статья 72). По предметам совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, которые не могут противоречить федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон (части 2 и 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации).

Отношения в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов на федеральном уровне регламентированы Федеральным законом от 24 июля 2009 г. № 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее - Федеральный закон № 209-ФЗ).

В целях обеспечения сохранения охотничьих ресурсов и их рационального использования статьей 22 Федерального закона от 24 июля 2009 г. № 209-ФЗ к ограничениям охоты отнесены допустимые для использования орудия охоты, способы охоты, которые должны соответствовать международным стандартам на гуманный отлов диких животных.

Согласно статье 23 указанного Федерального закона основой осуществления охоты и сохранения охотничьих ресурсов являются правила охоты, которые утверждаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти и являются обязательными для исполнения в сфере охотничьего хозяйства. Правилами охоты устанавливаются ограничения охоты.

На основе правил охоты высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) определяет виды разрешенной охоты и параметры осуществления охоты в соответствующих охотничьих угодьях (часть 5 статьи 23 Федерального закона от 24 июля 2009 г. № 209- ФЗ).

16 ноября 2010 года Приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации № 512 утверждены Правила охоты устанавливающие требования к осуществлению охоты и сохранению охотничьих ресурсов на всей территории Российской Федерации.

Разделом VIII Правил охоты определены ограничения охоты, в частности пунктом 53.3 запрещено применение охотничьего огнестрельного длинноствольного оружия с нарезным стволом и нарезных стволов охотничьего огнестрельного комбинированного оружия для охоты на пернатую дичь, за исключением осуществления охоты на горную и боровую дичь в сроки, указанные в пункте 41 Правил.

Таким образом, федеральным законодательством установлено, что ограничение орудий охоты в виде полного запрета на применение указанного выше оружия не распространяется при осуществлении охоты на горную и боровую дичь в определенные Правилами сроки.

Сравнительный анализ отдельных положений оспариваемого пункта 28 Указа с приведенными выше федеральными нормами позволил суду сделать правильный вывод о том, что оспариваемое правовое регулирование осуществлено субъектом Российской Федерации с превышением предоставленных ему полномочий, поскольку дополнительное ограничение в применении орудий охоты противоречит утвержденным уполномоченным органом Правилам охоты.

В апелляционной жалобе представитель губернатора Иркутской области не отрицает, что оспариваемой нормой Указа были установлены ограничения орудий охоты, не предусмотренные федеральными правилами, однако полагает, что данные действия были осуществлены в пределах полномочий губернатора Иркутской области.

Между тем, указанные доводы жалобы основаны на неправильном толковании норм федерального законодательства, в соответствии с которыми требования к осуществлению охоты на всей территории Российской Федерации устанавливаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти и закреплены на федеральном уровне утвержденными Приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 16 ноября 2010 г. № 512 Правилами охоты.

При таких обстоятельствах обжалуемое решение является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам, содержащимся в апелляционной жалобе, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 327, 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Иркутского областного суда от 17 июля 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу губернатора Иркутской области - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...