Актуально на:
27 сентября 2020 г.

Решение Верховного суда: Определение N АПЛ12-366 от 17.07.2012 Апелляционная коллегия, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № АПЛ12-366

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 17 июля 2012 г.

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Федина А.И.,

членов коллегии Меркулова В.П.,

Назаровой А.М.

при секретаре Кулик Ю.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в апелляционном порядке гражданское дело по заявлению Князева В.В. об оспаривании пункта 16 Указа Президента Российской Федерации от 17 мая 1999 г. № 602 «О помиловании Алиева Р.Т., Байды Б.В. и других осужденных к смертной казни в части замены смертной казни пожизненным лишением свободы

по апелляционной жалобе Князева ВВ. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 26 марта 2012г., которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Федина А.И., исследовав материалы дела,

Апелляционная коллегия

установила:

Указом Президента Российской Федерации от 17 мая 1999 г. № 602 Князев В.В., которому по приговору суда была назначена смертная казнь за

совершенные преступления, помилован путем замены ему смертной казни на

пожизненное лишение свободы.

Князев В.В. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании пункта 16 Указа Президента Российской Федерации от 17 мая 1999 г. № 602 несоответствующим статье 54 Конституции Российской Федерации, статьям 9, 10, 85 Уголовного кодекса Российской Федерации, статье 7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации, выраженным в постановлении от 2 февраля 1999 г. № 3-П, определениях от 11 января 2002 г. № 61-О и 19 ноября 2009 г. № 1344-О-Р. Заявитель мотивирует свое требование тем, что Президент Российской Федерации при действующем моратории на смертную казнь и до пересмотра уголовного дела в судебном порядке незаконно издал оспариваемый Указ, назначив более тяжкое наказание, чем предусмотрено уголовным законодательством, тем самым ухудшил его положение и лишил возможности обжаловать приговор. Считает, что данный Указ имеет общий характер, поскольку, кроме него, помилованы и другие лица.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 26 марта 2012 г.

Князеву В.В. в удовлетворении заявления отказано, в том числе и по мотиву

пропуска без уважительных причин установленного законом срока на

обращение в суд с требованием об оспаривании акта о помиловании.

В апелляционной жалобе Князев ВВ., не соглашаясь с решением суда,

просит удовлетворить заявленные им требования.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы,

Апелляционная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы.

Приговором Красноярского краевого суда от 23 июня 1995 г оставленным без изменения определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 1996 г Князев В.В. был осужден по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 103, 144 ч. 2, 212-1 ч. 3, 102 п. «г», «е», «и», 191-2 УК РСФСР, к исключительной мере наказания - смертной казни.

Указом Президента Российской Федерации от 17 мая 1999 г. № 602 (пункт 16) Князев В.В. был помилован путем замены ему смертной казни пожизненным лишением свободы.

Реализуя свои конституционные полномочия по помилованию,

Президент Российской Федерации исходя из положений части 3 статьи 90

Конституции Российской Федерации руководствовался при издании Указа

действовавшим на время издания данного акта законодательством.

При замене наказания использована процедура помилования,

осуществляемая за пределами правосудия, а не в порядке уголовного

судопроизводства, требующего соблюдения правил, предусмотренных

статьей 54 Конституции Российской Федерации и статьей 10 Уголовного

кодекса Российской Федерации, о недопустимости придания обратной силы

закону, усиливающему наказание.

Уголовный кодекс Российской Федерации в действующей на то время

редакции предусматривал, что смертная казнь в порядке помилования может

быть заменена пожизненным лишением свободы; помилование

осуществляется Президентом Российской Федерации в отношении

индивидуально определенного лица (статьи 59, 85).

Отказывая в удовлетворении заявления, суд правильно исходил из того,

что помилование не связано с вопросами привлечения к ответственности и

применения наказания, относящимися к ведению судебной власти, которые

регулируются нормами уголовного и уголовно-процессуального

законодательства и разрешаются судом.

Положения статьи 9 Уголовного кодекса Российской Федерации устанавливающие, что преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния (часть 1), предусматривают порядок применения закона, а именно привлечение к ответственности и назначение наказания в рамках уголовного судопроизводства. Юридической ответственностью называется применение к лицу, совершившему правонарушение, мер государственного принуждения предусмотренных санкцией нарушенной нормы, в установленном для этого процессуальном порядке. Только в ходе предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовного дела решаются вопросы привлечения к ответственности по действующему на данный момент или во время совершения преступления уголовному закону. Поэтому вывод суда о том, что процедура помилования не реализуется уголовно-процессуальным законодательством и осуществляется за пределами правосудия, обоснован.

Правильным является также и вывод суда о том, что Указ принят Президентом Российской Федерации исходя из принципов и норм закрепленных в Конституции Российской Федерации и других законодательных актах, действовавших на момент его издания, в пределах полномочий, не ущемляет прав заявителя и не усугубляет его положение.

При таких обстоятельствах в удовлетворении заявленных требований на основании части 4 статьи 258 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отказано правомерно.

Замена смертной казни, как правильно указано в решении суда, была

произведена в порядке реализации Президентом Российской Федерации своего

конституционного права на помилование, предусмотренного пунктом «в»

статьи 89 Конституции Российской Федерации.

Поскольку своим Указом Президент Российской Федерации не назначал

новое наказание, а в порядке помилования произвел замену смертной казни на

лишение свободы, то вывод суда о том, что Президент Российской Федерации

правомерно руководствовался положениями Конституции Российской

Федерации и других законодательных актов, действующими на день издания

Указа, является обоснованным.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда

Российской Федерации, выраженной в определении от 11 января 2002 г.

№ 61-О, помилование как акт милосердия в силу самой своей природы не

может приводить к последствиям более тяжким для осужденного, чем

закрепленные в уголовном законе, предусматривающем ответственность за

инкриминированное ему деяние, и постановленным приговором суда по

конкретному делу.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации не

отменяет действие норм уголовного закона, предусматривающих наказание в

виде смертной казни, не влечет за собой пересмотр приговоров в порядке

уголовного судопроизводства в отношении лиц, ранее осужденных к

исключительной мере наказания в виде смертной казни, и не изменяет условия

их содержания в местах лишения свободы на весь период, в течение которого

временно не допускается назначение указанного вида наказания, а также не

препятствует применению к этим лицам актов помилования.

Статья 7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., на которую ссылается Князев В.В. в заявлении, адресованном суду первой инстанции, исключающая произвольное лишение лица свободы и запрещающая назначать осужденному наказание более тяжелое, чем то которое подлежало применению в момент совершения преступления, не распространяется на отношения, связанные с помилованием осужденных лиц.

Утверждение заявителя о том, что Президент Российской Федерации при издании Указа от 17 мая 1999 г. № 602 нарушил требования части 1 статьи 85 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку данным Указом были помилованы и иные лица, ошибочно.

Президент Российской Федерации, как правильно отмечено в решении суда, осуществил помилование Князева В.В. как индивидуально определенного лица, помиловав его как отдельную личность, характеризующуюся определенными индивидуальными признаками, юридически незаменимыми.

При таком положении суд пришел к правильному выводу, что

оспариваемый Указ Президента Российской Федерации не находится в

противоречии с правовыми позициями, сформулированными

Конституционным Судом Российской Федерации, соответствует положениям

Уголовного кодекса Российской Федерации, и не может рассматриваться как

ухудшающий положение осужденного, права заявителя не нарушает.

Осуществляемая в порядке помилования замена смертной казни другим,

менее тяжким, наказанием, предусмотренным действующим уголовным

законом (в данном случае - пожизненным лишением свободы), не может

расцениваться как ухудшение положения осужденного.

Согласно части 4 статьи 258 ГПК РФ суд отказывает в удовлетворении

заявления, если установит, что оспариваемое решение или действие принято

либо совершено в соответствии с законом в пределах полномочий органа

государственной власти, органа местного самоуправления, должностного

лица, государственного или муниципального служащего и права либо свободы

гражданина не были нарушены.

Отказывая в удовлетворении требований заявителя, суд учел также то

обстоятельство, что Князевым В.В. пропущен без уважительных причин

установленный частью 1 статьи 256 ГПК РФ трехмесячный срок на обращение

в суд с требованием об оспаривании акта о помиловании.

Как усматривается из материалов дела, со дня издания оспариваемого

Указа Президента Российской Федерации прошел длительный период

времени, доказательства уважительности причин пропуска установленного

законом срока в заявлении не приводятся.

Решение суда первой инстанции принято с соблюдением норм

процессуального права и при правильном применении норм материального права, проанализированных в решении суда, оснований для отмены решения по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 193, 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 26 марта 2012 г оставить без изменения, апелляционную жалобу Князева В В - без удовлетворения Председательствующий: А.И.Федин Члены коллегии: В.П. Меркулов

А.М. Назаро ва

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...