Актуально на:
24 августа 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 26-КГ15-56 от 06.10.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№26-КГ15-56

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 6 октября 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Назаренко Т.Н., Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Котиева М А об установлении факта принятия наследства

по кассационной жалобе председателя ликвидационной комиссии Межрегионального управления Федеральной миграционной службы России в г. Владикавказе Полниковой Э.О. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 29 мая 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения представителя ликвидационной комиссии Межрегионального управления Федеральной миграционной службы России в г. Владикавказе Пономаревой О.В., поддержавшей доводы кассационной жалобы, объяснения представителя Котиева М.А. - Котиева М.М., возражавшего против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Котиев М.А. обратился в суд с заявлением об установлении факта принятия наследства, открывшегося после смерти его отца Катиева А.Х умершего 7 декабря 2010 г., в том числе домовладения, расположенного по адресу: , а также просил восстановить процессуальный срок для обжалования отказа в совершении нотариального действия. Требования заявитель мотивировал тем что постановлением нотариуса Пригородного нотариального округа Республики Северная Осетия-Алания от 28 мая 2012 г. ему отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство ввиду отсутствия документов, подтверждающих родственные отношения с наследодателем, а также ввиду непредоставления документов, подтверждающих наличие объекта недвижимости и его принадлежность наследодателю. Котиев М.А. указывает, что после смерти отца он фактически принял наследство, установление факта принятия наследства необходимо ему для получения мер государственной поддержки в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 6 марта 1998 г. № 274.

Решением Магасского районного суда Республики Ингушетия от 27 ноября 2012 г. восстановлен процессуальный срок для обжалования действия нотариуса, выразившегося в отказе совершения нотариальных действий, и установлен факт принятия Котиевым М.А., года рождения наследства, в том числе домовладения, расположенного по адресу:,

открывшегося после смерти его отца Катиева А.Х., года рождения.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 22 мая 2014 г. решение суда первой инстанции отменено на основании пункта 4 части 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с разрешением судом вопроса о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле Межрегионального управления Федеральной миграционной службы России Рассмотрев дело по правилам производства в суде первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции принял новое решение, которым восстановил срок для обжалования действия нотариуса выразившегося в отказе совершения нотариальных действий; установил факт принятия Котиевым М.А., года рождения, наследства, в том числе домовладения, расположенного по адресу:,

открывшегося после смерти его отца Катиева А.Х., года рождения.

В кассационной жалобе председатель ликвидационной комиссии Межрегионального управления Федеральной миграционной службы России в г. Владикавказе Полникова Э.О. ставит вопрос об отмене судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 27 августа 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 29 мая 2014 г. в части принятия нового решения.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 7 декабря 2010 г умерКатиев АХ. (л.д. 7).

Котиев М.А. в заявлении указывает, что проживал до осетино-ингушского конфликта 1992 года с отцом в принадлежащем последнему на праве собственности жилом доме, расположенном по адресу:.

28 мая 2012 г. нотариусом Пригородного нотариального округа Республики Северная Осетия-Алания отказано Котиеву М.А. в выдаче свидетельства о праве на наследство на указанный жилой дом, поскольку заявителем не представлены документы, подтверждающие родственные отношения с наследодателем, а также принадлежность и наличие указанного жилого дома (л.д. 17).

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из доказанности фактического принятия Котиевым М.А. наследства после смерти отца Катиева А.Х. в виде принадлежащего наследодателю на праве собственности жилого дома по адресу:.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции в связи с разрешением вопроса о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле, и принимая новое решение об удовлетворении заявления указал, что Котиев М.А. согласно свидетельству о рождении является сыном Катиева А.Х. Факт принятия наследства Котиевым М.А. подтверждается справкой, выданной администрацией местного самоуправления Тарского сельского поселения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что, отменяя решение суда первой инстанции по основаниям, предусмотренным пунктом 4 части 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции правомерно исходил из положений части 2 статьи 263 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающих рассмотрение судом дел об установлении юридических фактов с участием заинтересованных лиц, права которых могут быть затронуты решением, и привлек в качестве заинтересованного лица Межрегиональное управление Федеральной миграционной службы России.

Вместе с тем, принимая новое решение, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявления без учета норм действующего законодательства.

Судебный порядок установления фактов, имеющих юридическое значение в том числе и факта, являющегося предметом рассмотрения по настоящему делу предусмотрен Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации согласно части 1 статьи 264 которого суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций.

К одним из таких фактов относится факт принятия наследства (пункт 9 части 2 статьи 264 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Заявитель полагает, что от установления факта принятия наследства зависит возможность получения государственной поддержки в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 6 марта 1998 г. № 274, пунктом 1 которого утверждено Положение об оказании государственной поддержки в жилищном обустройстве вынужденным переселенцам лишившимся жилья в результате осетино-ингушского конфликта в октябре ноябре 1992 г., которое устанавливает порядок оказания государственной поддержки в жилищном обустройстве вынужденным переселенцам лишившимся жилья в результате осетино-ингушского конфликта в октябре ноябре 1992 года (далее - Положение).

Однако, как следует из материалов дела (ответ Межрегионального управления Федеральной миграционной службы России от 9 июня 2012 г л.д. 16), Котиевым М.А. в 2009 году получена государственная поддержка для жилищного обустройства за домовладение по адресу:,

права на повторное получение государственной поддержки заявитель не имеет.

Пунктом 15 Положения предусмотрено, что государственная поддержка предоставляется вынужденным переселенцам, лишившимся жилья в результате осетино-ингушского конфликта, имевшим на 2 ноября 1992 г. жилое помещение на праве собственности или получившим его в собственность в порядке наследования после 2 ноября 1992 г. от члена семьи, лишившегося жилья в результате осетино-ингушского конфликта.

От одной семьи подается одно заявление (пункт 7 Положения).

В силу пункта 4 Положения вынужденные переселенцы, лишившиеся жилья в результате осетино-ингушского конфликта, получившие государственную поддержку, указанную в подпунктах «а», «б», «в» пункта 2 Положения, утрачивают статус вынужденного переселенца по истечении срока установленного Законом Российской Федерации от 19 февраля 1993 г. № 4530-1 «О вынужденных переселенцах».

Таким образом, право на государственную поддержку имеет наследник принявший наследство от члена семьи, лишившегося жилья, при наличии статуса вынужденного переселенца.

Из материалов дела не усматривается, что Котиев М.А. имеет статус

вынужденного переселенца, поскольку в 2009 году получил государственную поддержку для своей семьи.

В силу изложенного установление факта принятия наследства не влечет для Котиева М.А. юридических последствий, предусмотренных названным положением.

Следовательно, от установления факта, о чем просит заявитель, в настоящее время возможность получения им предусмотренных законом мер государственной поддержки не зависит.

Данное обстоятельство исключает возможность установления судом факта имеющего юридическое значение. Это судом апелляционной инстанции учтено не было.

Согласно части 1 статьи 310 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо, считающее неправильными совершенное нотариальное действие или отказ в совершении нотариального действия, вправе подать заявление об этом в суд по месту нахождения нотариуса или по месту нахождения должностного лица, уполномоченного на совершение нотариальных действий.

Заявление о совершенном нотариальном действии или об отказе в его совершении подается в суд в течение десяти дней со дня, когда заявителю стало известно о совершенном нотариальном действии или об отказе в совершении нотариального действия (часть 2 статьи 310).

По смыслу закона предусмотренный частью 2 статьи 310 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации десятидневный срок применяется или решается вопрос о его восстановлении только при рассмотрении самих заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении.

Между тем, как следует из материалов дела, заявителем требования об оспаривании отказа в совершении нотариального действия заявлено не было. В нарушение требований части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательства уважительности причин пропуска срока оспаривания отказа в совершении нотариального действия судом в апелляционном определении не указаны и в материалах настоящего дела отсутствуют.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения заявленного требования о восстановления срока обращения в суд не имелось.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Межрегионального управления Федеральной миграционной службы России в г. Владикавказе, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 29 мая 2014 г. в части принятия нового решения об удовлетворении заявленных требований подлежит отмене.

Поскольку по делу установлены обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения заявления, однако судом допущена ошибка в применении норм материального и процессуального права, Судебная коллегия полагает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявления.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 29 мая 2014 г. в части принятия нового решения об удовлетворении заявления Котиева М А отменить.

Принять в этой части новое решение, которым Котиеву М А в удовлетворении заявления об установлении факта принятия наследства и о восстановлении срока для обжалования действия нотариуса выразившегося в отказе совершения нотариальных действий, отказать.

В остальной части апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 29 мая 2014 г оставить без изменения.

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...