Актуально на:
17 сентября 2019 г.

Решение Верховного суда: Определение N 4-КГ14-33 от 20.01.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 4-КГ14-33

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 20 января 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В .В.,

судей Асташова СВ., Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Дмитровского городского прокурора в интересах Российской Федерации к администрации Дмитровского муниципального района, Абдуллину Р В о признании недействительными постановления, договора купли-продажи земельного участка, исключении записи о государственной регистрации права собственности из единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним по кассационной жалобе Абдуллина Р В на решение Дмитровского городского суда Московской области от 9 сентября 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 27 января 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова ВВ., выслушав представителя администрации Дмитровского муниципального района Московской области Тадевосяна В С поддержавшего доводы жалобы Абдуллина Р.В., представителя Дмитровской городской прокуратуры Белоусовой Е.А., возражавшей против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Дмитровский городской прокурор обратился в интересах Российской Федерации с названным иском к администрации Дмитровского муниципального района, Абдуллину Р.В., указав, что между ответчиками был заключен договор аренды земельного участка, который предполагал использование данного земельного участка в соответствии с целевым назначением, то есть для возведения жилого дома или жилого строения и хозяйственного строения и сооружения с правом выращивания плодовых ягодных, овощных, бахчевых или иных сельскохозяйственных культур и картофеля. Условия договора аренды Абдуллиным Р.В. не были выполнены в полном объеме, на земельном участке ответчиком произведено строительство лишь вспомогательного для основного объекта хозяйственного строения, которое не является самостоятельным объектом недвижимости и не предназначено для проживания, в связи с чем, как полагал прокурор, у ответчика не возникло исключительного права на приобретение земельного участка в собственность по десятикратной ставке земельного налога.

Решением Дмитровского городского суда Московской области от 16 мая 2012 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 6 сентября 2012 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением президиума Московского областного суда от 15 мая 2013 г. указанные судебные постановления отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Решением Дмитровского городского суда Московской области от 9 сентября 2013 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 27 января 2014 г., исковые требования Дмитровского городского прокурора, предъявленные в интересах Российской Федерации, к администрации Дмитровского муниципального района Московской области Абдуллину Р.В. удовлетворены.

Абдуллиным Р.В. подана кассационная жалоба, в которой поставлен вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены решения Дмитровского городского суда Московской области от 9 сентября 2013 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 27 января 2014 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова ВВ. от 18 декабря 2014 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия находит что имеются основания, предусмотренные ст. 387 ГПК Российской Федерации, для отмены состоявшихся судебных постановлений в кассационном порядке.

В соответствии со ст. 387 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что постановлением администрации Дмитровского муниципального района Московской области от 16 ноября 2010 г. № 9261-П Абдуллину Р.В. был предоставлен в аренду для дачного строительства земельный участок расположенный в селе в границах сельского поселения

района области.

20 декабря 2010 г. в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним за Абдуллиным Р.В зарегистрировано право собственности на возведенное на расположенном по вышеуказанному адресу арендуемом земельном участке хозяйственное строение, назначение: нежилое, одноэтажное, общей площадью 24 м2.

Постановлением администрации Дмитровского муниципального района № 11011-П от 30 декабря 2010 г. указанный земельный участок предоставлен Абдуллину Р.В. в собственность.

3 мая 2011 г. между администрацией Дмитровского муниципального района и Абдуллиным Р.В. заключен договор № купли-продажи данного

2 земельного участка площадью 1 500 м с кадастровым номером.

В соответствии с договором покупатель оплатил стоимость участка в размере руб. коп., определенную в десятикратном размере ставки земельного налога, исчисленного от кадастровой оценки земельного участка.

При удовлетворении требований Дмитровского городского прокурора суд исходил из того, что изначально на основании договора аренды земельный участок был предоставлен Абдуллину Р.В. под дачное строительство, его целевым назначением являлось строительство объекта соответствующего целевому назначению предоставленного земельного участка, который должен являться жилым, а не хозяйственным строением.

С выводом суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что состоявшиеся судебные постановления приняты с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В силу п. 1 ст. 28 Земельного кодекса Российской Федерации земельные участки из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, предоставляются гражданам и юридическим лицам в собственность или в аренду, а также предоставляются юридическим лицам в постоянное (бессрочное) пользование в случаях, предусмотренных п. 1 ст. 20 настоящего Кодекса, и гражданам и юридическим лицам в безвозмездное срочное пользование в случаях, предусмотренных п. 1 ст. 24 настоящего Кодекса.

В соответствии с взаимосвязанными положениями подп. 2 п. 1 ст. 40 и п. 1 ст. 41 Земельного кодекса Российской Федерации лица, не являющиеся собственниками земельных участков, за исключением обладателей сервитутов, имеют право возводить жилые, производственные, культурно бытовые и иные здания, строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельного участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил нормативов.

Согласно ст. 1 Федерального закона «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан», дачный земельный участок - земельный участок, предоставленный гражданину или приобретенный им в целях отдыха (с правом возведения жилого строения без права регистрации проживания в нем или жилого дома с правом регистрации проживания в нем и хозяйственных строений и сооружений, а также с правом выращивания плодовых, ягодных, овощных, бахчевых или иных сельскохозяйственных культур и картофеля).

Исходя из названной нормы действующего материального закона целевым назначением дачных земельных участков является отдых, что не предполагает обязательное возведение жилых строений, а является правом пользователя такого земельного участка наравне с правом возведения хозяйственных строений и сооружений.

В силу п. 1 ст. 36 Земельного кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица, имеющие в собственности, безвозмездном пользовании хозяйственном ведении или оперативном управлении здания, строения сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, приобретают права на эти земельные участки в соответствии с настоящим Кодексом. При этом абз. 2 п. 1 данной статьи Земельного кодекса Российской Федерации предусмотрено исключительное право граждан - собственников зданий строений, сооружений на приватизацию таких земельных участков в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, федеральными законами.

Согласно п. 6 ст. 36 Земельного кодекса Российской Федерации исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления принимает решение о предоставлении земельного участка в собственность бесплатно в соответствии с п. 2 ст. 28 ЗК Российской Федерации, а в случаях, указанных в п. 1 ст. 20 Земельного кодекса Российской Федерации, - на праве постоянного (бессрочного) пользования, либо готовит проект договора купли-продажи или аренды земельного участка.

П. 2 ст. 28 Земельного кодекса Российской Федерации предусматривает предоставление земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, в собственность граждан и юридических лиц за плату. Предоставление земельных участков в собственность граждан и юридических лиц может осуществляться бесплатно в случаях предусмотренных настоящим Кодексом, федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.

Таким образом, нормы Земельного кодекса Российской Федерации закрепляют право лица на получение в собственность земельного участка находящегося в его пользовании на законном праве, если на нем находится принадлежащий этому лицу на праве собственности объект недвижимости.

С учетом вышеприведенных норм земельного законодательства, для правильного разрешения спора суду надлежало установить, соответствует ли порядок использования земельного участка разрешенному порядку и целевому назначению земельного участка, в случае наличия на нем объектов недвижимости - их соответствие целевому назначению и разрешенному использованию земельного участка.

Данные обстоятельства, имеющие существенное значение для рассмотрения дела, судами первой и апелляционной инстанций установлены не были.

Суд первой инстанции, руководствуясь исследованными в судебном заседании доказательствами, пришел к выводу о том, что целевым назначением земельного участка, изначально предоставленного Абдуллину Р.В. по договору аренды в целях дачного строительства, является строительство объекта, который должен являться жилым, а не хозяйственным строением.

При этом, в нарушение ч. 2 ст. 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд основывал свои выводы на договоре аренды, который в материалах дела отсутствует.

Согласно п. 1 ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действующей на момент рассмотрения спора) сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В силу п. 2 ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Как следует из ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действующей на момент рассмотрения спора) сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

С учетом изложенного, при принятии решения о признании сделки недействительной как не соответствующей требованиям закона или иных правовых актов суду надлежит установить, каким правовым нормам данная сделка противоречит, а также применить последствия недействительности сделки, предусмотренные ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В резолютивной части решения Дмитровского городского суда Московской области указано на недействительность сделки, при этом, в нарушение требований ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации последствия недействительности сделки, выраженные в приведении сторон в первоначальное положение, не применены.

Кроме того, Судебная коллегия находит, что заявитель был лишен возможности реализовать право на защиту своих интересов в судебном заседании.

В соответствии с ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

В силу ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

П. 1 ст. 6 Конвенции о защите основных прав человека и основных свобод (заключена в Риме 4 ноября 1950 г.) предусмотрено, что каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Как предусматривает ч. 3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными.

Рассмотрение дела судом первой инстанции было назначено на 9 сентября 2013 г. Абдуллин Р.В. в судебном заседании не присутствовал через адвоката представил ходатайство о приостановлении производства по делу ввиду нахождения в лечебном учреждении. Определением Дмитровского городского суда Московской области от 9 сентября 2013 г. в удовлетворении указанного ходатайства отказано.

При таких обстоятельствах суду, в соответствии с требованиями гражданского процессуального законодательства, надлежало обсудить вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие Абдуллина Р.В., чего сделано не было.

Согласно ч. 5 ст. 53 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием.

В судебном заседании присутствовал представитель Абдуллина Р.В. на основании ордера, согласно которому адвокату поручалось в интересах ответчика подать заявление о приостановлении производства по делу (л. д. 121). Иных полномочий по ордеру на представление интересов своего доверителя адвокату предоставлено не было, доверенности от ответчика Абдуллина Р.В. материалы дела не содержат.

В нарушение требований ст. 161 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд при рассмотрении дела по существу в судебном заседании полномочия представителя ответчика не проверил.

Согласно ч. 1 ст. 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение должно быть законным и обоснованным.

Как разъяснено в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда вытекающие из установленных фактов.

Из материалов дела следует, что, обращаясь в суд с иском к администрации Дмитровского муниципального района и Абдуллину Р.В Дмитровский городской прокурор действовал в интересах Российской Федерации, обосновывая требования тем, что указанные интересы нарушены ввиду выбытия имущества из ведения Российской Федерации и неполучения прибыли в виде разницы между рыночной стоимостью земельного участка и десятикратным размером ставки земельного налога, полученным при его продаже.

Как усматривается из резолютивной части решения Дмитровского городского суда Московской области, заявленные требования прокурора удовлетворены. Между тем вопросы о праве собственности Российской Федерации, а также о денежных средствах, подлежащих зачислению в бюджет Российской Федерации, рассмотрены не были.

В нарушение вышеприведенных норм процессуального законодательства, выводов о том, какие интересы Российской Федерации нарушены принятием обжалуемого постановления администрации Дмитровского муниципального района и заключением договора купли продажи земельного участка, находящегося в муниципальной собственности решение суда не содержит.

Допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебных постановлений.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что решение Дмитровского городского суда Московской области от 9 сентября 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 27 января 2014 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Дмитровского городского суда Московской области от 9 сентября 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 27 января 2014 г отменить, направить делона^ новое рассмотрение в суд первой инстанции Председательствующий

Судьи

Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...