Актуально на:
07 октября 2022 г.
Гражданский кодекс, N 230-ФЗ | ст. 1253.1 ГК РФ

Статья 1253.1 ГК РФ. Особенности ответственности информационного посредника (действующая редакция)

1. Лицо, осуществляющее передачу материала в информационно- телекоммуникационной сети, в том числе в сети "Интернет", лицо, предоставляющее возможность размещения материала или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети, лицо, предоставляющее возможность доступа к материалу в этой сети, - информационный посредник - несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационной сети на общих основаниях, предусмотренных настоящим Кодексом, при наличии вины с учетом особенностей, установленных пунктами 2 и 3 настоящей статьи.

2. Информационный посредник, осуществляющий передачу материала в информационно-телекоммуникационной сети, не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав, произошедшее в результате этой передачи, при одновременном соблюдении следующих условий:

1) он не является инициатором этой передачи и не определяет получателя указанного материала;

2) он не изменяет указанный материал при оказании услуг связи, за исключением изменений, осуществляемых для обеспечения технологического процесса передачи материала;

3) он не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицом, инициировавшим передачу материала, содержащего соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, является неправомерным.

3. Информационный посредник, предоставляющий возможность размещения материала в информационно-телекоммуникационной сети, не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав, произошедшее в результате размещения в информационно-телекоммуникационной сети материала третьим лицом или по его указанию, при одновременном соблюдении информационным посредником следующих условий:

1) он не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, содержащихся в таком материале, является неправомерным;

2) он в случае получения в письменной форме заявления правообладателя о нарушении интеллектуальных прав с указанием страницы сайта и (или) сетевого адреса в сети "Интернет", на которых размещен такой материал, своевременно принял необходимые и достаточные меры для прекращения нарушения интеллектуальных прав. Перечень необходимых и достаточных мер и порядок их осуществления могут быть установлены законом.

4. К информационному посреднику, который в соответствии с настоящей статьей не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав, могут быть предъявлены требования о защите интеллектуальных прав (пункт 1 статьи 1250, пункт 1 статьи 1251, пункт 1 статьи 1252 настоящего Кодекса), не связанные с применением мер гражданско-правовой ответственности, в том числе об удалении информации, нарушающей исключительные права, или об ограничении доступа к ней.

5. Правила настоящей статьи применяются в отношении лиц, предоставляющих возможность доступа к материалу или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети.

Комментарий к ст. 1253.1 ГК РФ

1. Комментируемая статья была введена в ГК в июле 2013 г. в отрыве от остального проекта изменений в разд. VII ГК, который был затем принят в виде Закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ. За основу взят текст из указанного проекта, но он "творчески" доработан с целью обеспечить защиту частных интересов отдельной группы правообладателей. Поскольку дорабатывался проект этой статьи в срочном порядке, он содержит целый ряд дефектов, которые будут отмечены в дальнейшем.

2. Бурное развитие информационно-коммуникационных сетей, и прежде всего Интернета, поставило немало вопросов, входящих в сферу гражданского права. Одним из них является ответственность лиц, предоставляющих нарушителю исключительных прав услуги по пользованию информационными сетями. В условиях, когда нарушение исключительных прав может последовать со стороны любого пользователя соответствующей сети, а его последствия могут быть крайне неприятными для правообладателя, становится крайне важно не только наказывать нарушителей (их достаточно трудно выявить), но и оперативно выявлять и пресекать имеющие место нарушения в сети.

В этом отношении определяющей становится позиция провайдера, обеспечивающего предоставление услуг в рамках такой сети. Именно от того, насколько он активен в предупреждении и пресечении нарушений, зависит успешность борьбы с нарушителями исключительных прав. Очевидно, что его позиция должна быть активной, он не должен равнодушно относиться к тому, что делают его клиенты. В то же время пытаться возложить на него ответственность за любые действия его клиентов во всех случаях будет не только несправедливо, но и бессмысленно - провайдер зачастую не в состоянии отслеживать их.

Сложность выстраивания модели ответственности такого провайдера (информационного посредника) также определяется необходимостью согласования позиций разных групп лиц: самих провайдеров, их клиентов, пользователей Интернета, правообладателей, общества в целом. В связи с этим при разработке части четвертой ГК вопросы ответственности информационных посредников не были затронуты - дискуссия шла в целом о допустимости кодификации законодательства об интеллектуальной собственности, и организовать серьезное обсуждение указанной темы было просто невозможно.

В рамках судебной практики, прежде всего Высшим Арбитражным Судом РФ, были выработаны определенные ориентиры (например, в делах "Мастерхост" <1> и "Агава" <2>), однако в целом практика оставалась противоречивой, а реализованные в решениях даже высших судов конструкции нередко имели явные недостатки.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 23.12.2008 N 10962/08.

<2> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 01.11.2011 N 6672/11.

Так, в деле "Мастерхост" суд указал, что провайдер не несет ответственность за передаваемую информацию, если он не инициирует ее передачу, не выбирает получателя информации, не влияет на целостность передаваемой информации. Эти критерии применяются в ЕС и США, однако в отношении провайдера связи (лица, передающего чужую информацию). Высший Арбитражный Суд применил их к хостингу, т.е. к случаю поддержания функционирования ресурса. А это означает, что пределы ответственности провайдера в случае хостинга оказались некорректно ограничены, поскольку провайдер может сознательно поддерживать "пиратский" ресурс, не вмешиваясь в то же время в процесс передачи данных.

В рамках осуществляемых изменений в ГК было решено вернуться и к вопросу ответственности информационных посредников. В проекте с учетом российской специфики были использованы идеи, уже реализованные в законодательстве США и ряда европейских стран.

3. Общая схема комментируемой статьи следующая: первая часть устанавливает основной принцип - информационный посредник отвечает при наличии вины, а последующие части определяют особенности ответственности информационного посредника, обеспечивающего передачу материала третьего лица (условно его можно назвать провайдером связи), информационного посредника, предоставляющего возможность размещения материалов в информационно-телекоммуникационной сети (хостинг-провайдер), и таинственного информационного посредника, предоставляющего возможность доступа к материалу или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети.

Данная статья не упоминает еще один случай, присутствующий, например, в Директиве ЕС N 2000/31/ЕС от 08.06.2000 "Об электронной коммерции", - кеширование соответствующей информации. Это связано с тем, что вопрос кеширования фактически урегулирован в ГК в рамках подп. 1 п. 2 ст. 1270, которая исключает из понятия воспроизведения временные записи, составляющие неотъемлемую и существенную часть технологического процесса, имеющего единственной целью правомерное использование записи или правомерное доведение произведения до всеобщего сведения. Соответственно, создавать специальные нормы об ответственности для провайдера, кеширующего информацию, не было необходимости.

4. Первоначальный вариант статьи был ориентирован непосредственно на Интернет, однако при последующем обсуждении проекта сфера применения статьи расширилась.

Так, несколько раз изменялось наименование субъекта ответственности. Изначально он был обозначен как "интернет-провайдер". Ряд представителей провайдеров высказали опасения, что в случае возможного узкого толкования этого термина суды начнут применять эту норму только к лицу, предоставляющему доступ к Интернету и обеспечивающему передачу информации в Сети, исключая тем самым хостинг-провайдеров, т.е. лиц, предоставляющих услуги по поддержанию соответствующего информационного ресурса в Сети.

В связи с этим уже после первоначального этапа обсуждения проекта в декабре 2010 г. в рассматриваемой статье в качестве базового термин "интернет-провайдер" был заменен на "информационный посредник" с указанием в одном случае в скобках на "интернет-провайдера" как возможный аналог. Однако желание расширить действие данной статьи на лиц, оказывающих аналогичные услуги в рамках иных информационно-коммуникационных сетей, привело к полному исключению в статье ссылок на Интернет как в наименовании субъекта ответственности (было убрано уточнение "интернет-провайдер"), так и в указании соответствующих сетей - вместо "сети Интернет" стало употребляться более широкое понятие "информационно-телекоммуникационная сеть". Таким образом, статья стала применяться к информационным посредникам, действующим в любых информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в телефонных сетях, сетях кабельного телевидения и т.д.

5. Условия освобождения провайдера связи от ответственности следующие: он не является инициатором передачи материала (получает его по инициативе третьего лица) и не определяет получателя указанного материала, не изменяет передаваемый материал после его получения, за исключением изменений, осуществляемых для обеспечения технологического процесса передачи материала, а также в момент передачи не знает и не должен знать о том, что использование соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицом, инициировавшим передачу материала, содержащего такой результат или средство индивидуализации, является неправомерным. Фактически речь идет просто о технической передаче файла.

Весьма важно указание на отсутствие знания об имеющем место нарушении, так как провайдер может сознательно содействовать нарушению. Отсутствует же это условие в европейской модели (Директиве ЕС об электронной коммерции) лишь потому, что в таких ситуациях провайдер просто считается участником нарушения и отвечает на общих основаниях.

6. В отношении условий освобождения от ответственности хостинг-провайдера в проекте предлагалось установление также двух условий. И если первое условие (отсутствие знания или обязанности знать об имеющем место нарушении) возражений практически не вызвало, то второе условие, касающееся обязанности информационного посредника пресечь нарушение, привело к бурной дискуссии.

В первом обнародованном варианте было указано, что интернет-провайдер в случае получения письменного заявления третьего лица о нарушении интеллектуальных прав в результате размещения такого материала в сети Интернет должен своевременно принять меры, направленные на устранение последствий нарушения интеллектуальных прав, предусмотренные федеральным законом об интернет-провайдерах.

Очевидно, что ГК не может и не должен детально описывать процедуру взаимоотношений лица, направившего жалобу, информационного посредника и решать также вопросы, входящие в сферу гражданского и арбитражного процесса законодательства, законодательства о персональных данных и т.д., возникающие в связи с этим. Поэтому установление отсылки к иному законодательству является вынужденной мерой. Принятие специального закона об интернет-провайдерах, детально описывающего эти вопросы, было бы наилучшим вариантом. Однако до тех пор, пока такое законодательство не появится, рассматриваемая норма не заработает в полной мере.

В связи с этим было предложено заменить отсылку к закону об интернет-провайдерах (срок принятия которого неизвестен) на общую отсылку к информационному законодательству. Но и в этом случае проблема не решается, так как информационное законодательство в настоящее время носит достаточно общий характер и не описывает взаимоотношения указанных лиц.

В качестве меры частичного решения этой проблемы при обсуждении проекта было предложено добавить указание обязанности информационного посредника своевременно принимать "необходимые и достаточные меры для прекращения нарушения интеллектуальных прав" без отсылки к конкретному закону, что дает возможность применять рассматриваемую норму уже с момента принятия. В то же время ГК прямо указывает на то, что такие меры и порядок их применения могут быть определены законом. Таким образом, на данный момент суд может самостоятельно определять, являются ли принятые информационным посредником меры "необходимыми и достаточными". После принятия специального закона об интернет-провайдерах (или аналогичного ему) суд будет обращаться к этому закону.

Важно заметить, что отмеченная обязанность информационного посредника касается только прекращения нарушения, но не его предупреждения. Иными словами, информационного посредника нельзя привлечь к ответственности на том основании, что он не принимал специальных мер, не допускающих совершения правонарушения (так как это могло бы стать непосильным бременем для него), но он должен внедрить механизмы, позволяющие выявлять и оперативно пресекать совершенные нарушения.

Заявление правообладателя информационному посреднику должно содержать указание на место размещения соответствующего материала - страницы сайта и (или) сетевого адреса в сети Интернет, на которых размещен такой материал. Соответственно, правообладатель не может ограничиться упоминанием в заявлении, что материал находится на сайте нарушителя или определенном ресурсе, поддерживаемом информационным посредником, но ему нужно четко идентифицировать такой материал, например приведя его URL. Отсутствие подобного указания не означает, что информационный посредник освобождается от ответственности за принятие мер по выявлению совершенных нарушений, но специально по заявлению принимать дополнительные меры по поиску соответствующего материала он не обязан.

Очевидно, что прямое указание на сеть Интернет создает определенные сложности для пресечения подобных нарушений в иных сетях, а ведь данная статья относится к любым информационно-телекоммуникационным сетям. По-видимому, толковать данную статью следует расширительно, т.е. указание на сеть Интернет выполняет здесь роль ориентира и не ограничивает применение данного пункта лишь указанной сетью. При размещении материала в иной сети заявление провайдеру должно содержать указание на размещение материала в этой сети с учетом ее технической организации и порядка адресации.

7. Даже если исходя из комментируемой статьи информационный посредник не может быть привлечен к ответственности, к нему могут быть предъявлены определенные требования. Пункт 4 статьи указывает на статьи, называющие их (признание права, пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу нарушения, и т.д.), специально выделяя требования об удалении информации, нарушающей исключительные права, или об ограничении доступа к ней. Следует подчеркнуть, что все эти требования могут быть предъявлены независимо от иных обстоятельств, в том числе и при отсутствии вины информационного посредника.

8. Наконец, заключительный пункт данной статьи посвящен информационному посреднику, только названному в первом пункте этой статьи: лицу, предоставляющему возможность доступа к материалу или информации, необходимой для его получения с использованием информационно-телекоммуникационной сети. Очевидно, что авторы проекта статьи хотели расширить сферу ее применения, в действительности же получилось иначе. Для двух других видов информационных посредников данная статья устанавливает специальные правила, относящиеся к их ответственности, для этого же вида информационного посредника лишь говорит о применении к нему правил настоящей статьи. Очевидно, что п. п. 2 и 3 применяться к нему не могут, так как они ориентированы на конкретные виды информационных посредников, остается п. 1. А это значит, что такой информационный посредник будет отвечать лишь при наличии вины, что вряд ли имели в виду авторы проекта статьи.

Ситуация осложняется тем, что комментируемая статья не дает определения этого вида информационного посредника, соответственно, не всегда возможно четко отграничить его от рассмотренных выше видов информационного посредника. Будем надеяться, что судебная практика сможет создать ориентиры для решения этого вопроса.

Источник комментария:
Отв. ред. Л.А. Трахтенгерц "КОММЕНТАРИЙ К ГРАЖДАНСКОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТИ ЧЕТВЕРТОЙ) (ПОСТАТЕЙНЫЙ) В 2 Т. Т. 1 И 2"
Горленко С.А., Калятин В.О., Кирий Л.Л., Козырь О.М., Корчагин А.Д., Орлова В.В., Павлова Е.А., Синельникова В.Н., Степанов П.В., Трахтенгерц Л.А., Шилохвост О.Ю., 2016. Издательство "Инфра-М"


Судебная практика по статье 1253.1 ГК РФ:

  • Решение Верховного суда: Определение N 305-ЭС17-1902, Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация
    При этом общество «ГОЛД ЛАЙН» было указано в качестве нарушителя прав истца на указанные объекты интеллектуальных прав, а общество «Регистратор доменных имен РЕГ.РУ» общество «ММК» просило привлечь к ответственности на основании статьи 1253.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, ссылаясь на направление этому лицу письма-уведомления о нарушении своих прав на названных сайтах и отказ общества «Регистратор доменных имен РЕГ.РУ» заблокировать доступ к названным сайтам в добровольном порядке...
  • Решение Верховного суда: Определение N 305-ЭС15-3929, Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация
    Кроме того, установив, что факт нарушения исключительных прав компании на названном сайте был зафиксирован протоколом осмотра составленным нотариусом 10.07.2013, суды указали на невозможность применения к спорным правоотношениям положений статьи 1253.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающей ответственность информационных посредников, которая вступила в силу с 01.08.2013...
  • Решение Верховного суда: Определение N 305-ЭС17-9695, Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация
    Отказывая в удовлетворении части требований, предъявленных к обществу «РЕГ.РУ», суды руководствовались статьями 1252, 1253.1, 1477, 1484 ГК РФ и исходили из того, что меры, предусмотренные статьей 1252 ГК РФ (в том числе требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу нарушения), являются мерами защиты нарушенного интеллектуального права и применяются в связи с конкретным правонарушением...
Изменения документа
Аа
Аа
Аа
Идет загрузка...