Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" ( ОСАГО ), N 40-ФЗ | ст 3

Статья 3. Основные принципы обязательного страхования

Основными принципами обязательного страхования являются:

гарантия возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, в пределах, установленных настоящим Федеральным законом;

всеобщность и обязательность страхования гражданской ответственности владельцами транспортных средств;

недопустимость использования на территории Российской Федерации транспортных средств, владельцы которых не исполнили установленную настоящим Федеральным законом обязанность по страхованию своей гражданской ответственности;

экономическая заинтересованность владельцев транспортных средств в повышении безопасности дорожного движения.

Правовой комментарий к статье 3 "Закона об ОСАГО"

1. Комментируемая статья содержит принципы обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств - основополагающие идеи, исходные положения, составляющие основу данного института, раскрывающие его правовую и экономическую сущность, социальное назначение, а также стоящие перед ним ключевые задачи. Значение данных принципов, помимо сугубо теоретического, состоит в преодолении с их помощью коллизий, возникающих в правоприменительной деятельности, а также определении перспективных направлений совершенствования законодательства в сфере обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств с учетом современных потребностей общества. Следует иметь в виду, что каждый из четырех принципов, перечисленных в комментируемой статье, получает свое толкование исходя из приоритетов в обеспечении прав и законных интересов субъектов правоотношений, основанных на договоре ОСАГО, и в особенности их наименее защищенного участника - потерпевшего (выгодоприобретателя).

2. Принцип гарантированного возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, в пределах, установленных комментируемым Законом, означает, что с помощью обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств создаются условия для применения упрощенных процедур возмещения такого вреда по сравнению с общим порядком, предусмотренным гражданским законодательством для внедоговорных (деликтных) обязательств.

Согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, его причинившим. В силу требований ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (собственно, к такой деятельности относится использование транспортных средств), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, независимо от вины, т.е. если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Статья 12 ГК РФ предоставляет потерпевшему возможность реализовать в рамках внедоговорных (деликтных) обязательств один или несколько способов защиты нарушенного права, таких как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, возмещение убытков, компенсация морального вреда. Однако для применения любого из них по общему правилу требуется обращение в суд, при этом потерпевший несет на себе риск неплатежеспособности владельца транспортного средства.

Ликвидировать основную часть проблем, связанных с реализацией принципа полного возмещения вреда в рамках внедоговорных (деликтных) обязательств, призван институт страхования гражданской ответственности. Как следует из правовой позиции Конституционного Суда РФ, при определении направленности правового регулирования отношений, возникающих в процессе обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, надлежит предусматривать специальные правовые гарантии защиты прав потерпевшего, которые должны быть адекватны правовой природе и целям такого страхования, а также характеру соответствующих правоотношений. При этом от законодателя требуется установление более предпочтительных в сравнении с внедоговорными обязательствами условий реализации потерпевшим своих прав, вытекающих из страхового правоотношения.

На сегодняшний день в науке и правоприменительной практике выработано несколько не исключающих друг друга толкований принципа гарантированного возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, в отношениях по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств:

- потерпевший в пределах страховой суммы защищен от неплатежеспособности причинителя вреда;

- страховая сумма, установленная комментируемым Законом, рассчитана для каждого страхового случая, независимо от числа таковых в период действия договора ОСАГО;

- страховое возмещение выплачивается в упрощенном (внесудебном) порядке в кратчайшие сроки (согласно п. 2 ст. 13 комментируемого Закона - в течение 30 дней с момента получения заявления потерпевшего о страховой выплате с необходимыми документами);

- страховщик несет ответственность перед потерпевшим за своевременное исполнение своих обязанностей (за каждый день просрочки выплаты страхового возмещения начисляется неустойка в размере 1/75 ставки рефинансирования Банка России, действующей на день, когда страховщик должен был исполнить соответствующую обязанность, - абз. 2 п. 2 ст. 13 комментируемого Закона);

- в договоре ОСАГО не могут произвольно устанавливаться иные основания для отказа в выплате страхового возмещения, помимо тех, которые предусмотрены комментируемым Законом;

- потерпевшему (выгодоприобретателю) гарантируется получение страховой выплаты независимо от взаимоотношений страховщика со страхователем (так, например, факт умышленного причинения вреда страхователем, а равно факт причинения вреда лицом, не включенным в страховой полис ОСАГО, не влекут за собой каких-либо ограничений в праве потерпевшего на страховое возмещение, но служат основаниями для предъявления страховщиком регрессного требования к страхователю - п. 1 ст. 14 комментируемого Закона);

- обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств выполняет функцию содействия реализации гражданско-правового принципа полного возмещения вреда на основе оптимального соотношения страховых выплат с другими способами компенсации (получивший страховую выплату потерпевший не лишен права требовать взыскания компенсации с владельца транспортного средства, если страховой выплаты недостаточно для полного возмещения вреда, - ст. ст. 1064, 1079 ГК РФ).

Следует полагать, что все эти толкования не исключают друг друга, а, напротив, раскрывают ту или иную составляющую рассматриваемого принципа. В дополнение можно отметить, что гарантированность возмещения вреда обеспечивается рядом новелл, вводимых Федеральным законом от 21 июля 2014 г. N 223-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" и отдельные законодательные акты Российской Федерации". Так, п. 22 ст. 12 комментируемого Закона в новой редакции установлена обязанность страховщиков производить страховую выплату в равных долях, если вред причинен потерпевшему несколькими лицами, степень вины которых не установлена судом. Для случаев, когда степень вины участников ДТП определена судебным решением, сформулировано правило, согласно которому правом выбора страховщика наделяется потерпевший. В свою очередь, страховщик, к которому было предъявлено требование, обязан выплатить страховое возмещение в полном объеме, с последующим предъявлением регрессных требований к другим страховщикам (страховщику). Очевидно, что приведенные новеллы направлены на создание условий, позволяющих потерпевшему более эффективно на основе упрощенных процедур реализовать свое право на компенсацию, нежели это возможно в рамках деликтных (внедоговорных) обязательств.

Возвращаясь к вопросам ответственности страховщика за своевременную выплату страхового возмещения, необходимо отметить также, что на правоотношения, вытекающие из договора ОСАГО, при соблюдении прочих необходимых условий распространяются требования и ответственность, предусмотренные Законом РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей", что, несомненно, также способствует реализации принципа гарантированности компенсации. Сказанное находит подтверждение в судебной практике.

Пример: П. обратился в суд с иском к ЗАО "МАКС" о взыскании страхового возмещения, расходов на проведение независимой оценки, неустойки и компенсации морального вреда в связи с необоснованным отказом страховой организации от выплаты страхового возмещения. Решением суда первой инстанции исковые требования были удовлетворены. ЗАО "МАКС" обжаловало принятое решение в части взыскания штрафа за неудовлетворение требований потребителя в добровольном порядке. Общество полагало, что положения Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 о штрафных санкциях не могут быть применены к отношениям, вытекающим из договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Отказывая в удовлетворении жалобы, суд указал, что правоотношения между истцом и ответчиком основаны на договоре страхования, заключенном страховой компанией с владельцем транспортного средства. П., являясь застрахованным лицом, имеет право требовать исполнения договора страхования, являясь потребителем в контексте Закона РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-1. В этой связи суд обоснованно исчислил штраф в размере 50% от взысканного с ответчика страхового возмещения, морального вреда и неустойки (см. подробнее: Апелляционное определение Томского областного суда от 24 июня 2014 г. по делу N 33-1842/2014).

3. Принцип всеобщности и обязательности страхования гражданской ответственности владельцами транспортных средств означает, что все владельцы транспортных средств, допущенных к использованию на территории Российской Федерации, обязаны обеспечить защиту своих имущественных интересов и интересов третьих лиц от рисков, связанных с причинением вреда их жизни, здоровью или имуществу, посредством исполнения обязанности по страхованию своей гражданской ответственности.

Страхование гражданской ответственности как правовое средство защиты прав потерпевших применяется во многих странах мира. Вместе с тем в государствах с различными правовыми системами влияние данной разновидности страхования на развитие механизма возмещения вреда, причиненного в результате ДТП, также различно. Фактически можно говорить о существовании двух моделей соотношения гражданской (деликтной) ответственности как традиционного правового средства реализации прав потерпевших и страхования такой ответственности - модели сдерживания (превенции) и модели компенсации.

Модель сдерживания (превенции) является доминирующей в странах общего права (Великобритания, Ирландия, Ямайка, Мальта, Кипр, Гонконг и др.), законодательство и доктрина которых придерживаются принципа независимости деликтной ответственности от ее страхования. В основу данной модели положен постулат о том, что привлекать к ответственности за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу в результате ДТП следует, во-первых, только при наличии вины делинквента (в форме небрежности - "negligence") и, во-вторых, вне всякой связи с тем, подлежит ли риск такой ответственности страхованию. Указанное обстоятельство не противоречит идее обязательного страхования гражданской ответственности автовладельцев, но говорит о том, что именно страхователь (застрахованное лицо) приобретает право на страховую выплату в целях компенсации имущественных потерь, вызванных удовлетворением законных требований потерпевших, тогда как последние лишены возможности обращаться в страховую организацию напрямую. При таком подходе страховые выплаты играют второстепенную роль, поскольку в действительности право на возмещение вреда реализуется в рамках деликтных (внедоговорных) отношений, с той особенностью, что функции представителя должника в них берет на себя страховая компания. В договоре страхования, как правило, прописываются условия о возмещении страхователю (застрахованному лицу) судебных расходов, страховщики представляют интересы своих клиентов не только в суде, но и на переговорах с потерпевшими, оказывают им консультативную помощь и т.д.

Теоретическую основу модели сдерживания составляет идея о том, что главной функцией всякой ответственности (в том числе гражданско-правовой) является превентивно-воспитательное воздействие на личность виновного, предупреждение дальнейших нарушений. Противостоит модели сдерживания модель компенсации, в основу которой положена идея о том, что главной функцией обязательств, вытекающих из причинения вреда, является восстановление положения, существовавшего до нарушения права. Реализуется эта модель путем введения института повышенной ответственности лиц, управляющих транспортными средствами, риск наступления которой подлежит обязательному негосударственному страхованию. В модели компенсации, таким образом, ответственность страхователя (застрахованного лица) рассматривается не более как промежуточный, хотя и необходимый шаг, инициирующий возникновение обязательств страховой компании. На сегодняшний день данная модель получила распространение в законодательстве подавляющего большинства государств (Австрии, Дании, Финляндии, Германии, Греции, Португалии, Испании, Италии, Нидерландах, Болгарии, Венгрии, Японии и др.).

Отечественное законодательство приемлет наиболее распространенную в мировой практике модель компенсации, основу которой составляет повышенная ответственность автовладельцев (как лиц, осуществляющих деятельность, связанную с использованием источника повышенной опасности, - ст. 1079 ГК РФ), подлежащая обязательному негосударственному страхованию. Эта модель предполагает, что в пределах страховой суммы правом требования к страховщику наделяется выгодоприобретатель (пострадавший), тогда как владелец транспортного средства возмещает вред в сумме, не покрытой страховым возмещением (ст. 1072 ГК РФ), а также (при наличии соответствующих оснований) выплачивает потерпевшему компенсацию морального вреда (ст. 1100 ГК РФ).

Следует иметь в виду, что реализация принципа всеобщности и обязательности страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств не может рассматриваться как неправомерное ограничение права собственника владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом, а также свободно использовать свое имущество для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

Как разъяснил Конституционный Суд РФ, из взаимосвязанных положений ч. 1 ст. 7, ч. 2 ст. 8, ч. 3 ст. 17 Конституции РФ следует, что право собственности предполагает не только возможность реализации собственником составляющих это право правомочий владения, пользования и распоряжения имуществом, но и несение бремени содержания такого имущества, что предусмотрено также ст. 210 ГК РФ. При регламентации содержания права собственности и в целях защиты прав и законных интересов других лиц допускается возложение на собственников дополнительных обязанностей и обременений, связанных с обладанием имуществом, при этом федеральный законодатель обязан учитывать особые характеристики находящихся в собственности объектов, использование которых связано с повышенной опасностью для окружающих. В то же время факт закрепления в ст. 1079 ГК РФ повышенной ответственности владельцев транспортных средств сам по себе еще не является гарантией возмещения вреда потерпевшим, для защиты прав которых в правовом социальном государстве с рыночной экономикой применяется институт страхования риска гражданской ответственности владельцев транспортных средств, основанный на принципе разделения ответственности. В современных условиях установление обязательности страхования риска гражданской ответственности владельцев транспортных средств обусловлено конституционно закрепленным требованием особой защиты таких значимых для всего общества неотчуждаемых благ, как жизнь и здоровье человека, охрана его имущества, что полностью согласуется с Конституцией РФ.

4. Принцип недопустимости использования на территории Российской Федерации транспортных средств, владельцы которых не исполнили обязанность по страхованию своей гражданской ответственности, фактически является производным от принципа всеобщности и обязательности данного страхования и означает, что лица, нарушившие установленную комментируемым Законом обязанность, не вправе эксплуатировать принадлежащие им транспортные средства и несут ответственность за несоблюдение этого запрета в установленном законом порядке. Такая ответственность наступает, в частности, по ч. 1 ст. 12.3 КоАП РФ за управление транспортным средством водителем, не имеющим при себе страхового полиса обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортного средства, - в виде предупреждения или административного штрафа, по ч. 2 ст. 12.37 КоАП РФ за неисполнение владельцем транспортного средства установленной федеральным законом обязанности по страхованию своей гражданской ответственности, а равно управление транспортным средством, если такое обязательное страхование заведомо отсутствует, - в виде административного штрафа.

5. В правоотношениях, вытекающих из договора страхования, традиционно реализуется принцип страховой превенции (предупреждения наступления страхового случая), во-первых, посредством финансирования за счет средств страхового фонда комплекса мероприятий по предупреждению, локализации и ограничению негативных последствий катастроф, несчастных случаев и, во-вторых, путем предъявления страховой компанией к своим страхователям требований по осуществлению конкретных мер, направленных на снижение вероятности наступления страхового случая, от которого застрахован клиент.

Комментируемая статья в качестве принципа обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств указывает на частный случай принципа страховой превенции - принцип экономической заинтересованности владельцев транспортных средств в повышении безопасности дорожного движения. При этом весьма примечательно, что вопросы экономической заинтересованности страхователя в развитии института обязательного страхования гражданской ответственности в более позднем нормативном правовом акте, регулирующем смежные отношения, - Федеральном законе от 14 июня 2012 г. N 67-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров и о порядке возмещения такого вреда, причиненного при перевозках пассажиров метрополитеном" - освещены несколько иначе. Так, ст. 4 установлен принцип защиты имущественных интересов перевозчика, суть которого состоит в создании в рамках обязательного страхования гражданской ответственности специализированного страхового фонда для удовлетворения материальных претензий, обусловленных причинением вреда жизни, здоровью или имуществу пассажиров. Действительно, логичнее предположить экономическую заинтересованность страхователя в страховании ответственности как таковом, поскольку оно помогает избежать имущественных потерь, обусловленных фактом причинения вреда при использовании транспортного средства. В то же время достаточно немногочисленным представляется перечень мер, направленных на повышение безопасности дорожного движения и основанных при этом на экономической заинтересованности страхователя.

В строгом смысле принцип экономической заинтересованности владельцев транспортных средств в повышении безопасности дорожного движения реализуется с помощью системы "бонус-малус". В рамках такой системы для расчета страховой премии, выплачиваемой страховщику при заключении страхового договора, применяется специальный коэффициент (КБМ - коэффициент "бонус-малус"), дифференцируемый в зависимости от наличия или отсутствия страховых выплат при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования (фактически - в зависимости от наличия или отсутствия фактов причинения вреда по вине страхователя или иных лиц, допущенных к управлению транспортным средством, в соответствующий период). Применение КБМ, таким образом, должно способствовать повышению безопасности дорожного движения, принятию мер по предотвращению страховых случаев с учетом незаинтересованности страхователя в повышении страховых премий.

В целом же можно говорить о том, что принцип, закрепленный в Федеральном законе от 14 июня 2012 г. N 67-ФЗ, приближен к реалиям страховых правоотношений по сравнению с принципом, о котором идет речь в комментируемой статье. Следует полагать, что такие различия обусловлены последующим развитием науки и правоприменительной практики после принятия комментируемого Закона, обращением внимания к вопросам развития механизма защиты интересов пострадавшей стороны, а также меняющимся толкованием конструкции договора обязательного страхования гражданской ответственности с точки зрения баланса прав и законных интересов сторон и выгодоприобретателя.


Судебная практика по статье 3 Закона об ОСАГО:

  • Решение Верховного суда: Определение N 22-КГ14-8, Судебная коллегия по гражданским делам, кассация
    Одним из основных принципов обязательного страхования провозглашен принцип гарантии возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, в пределах, установленных названным Законом (статья 3 Закона об ОСАГО). В соответствии с частью 1 статьи 13 Закона об ОСАГО потерпевший вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда причиненного его жизни, здоровью или имуществу...
  • Решение Верховного суда: Постановление N ВАС-13004/13, Коллегия по административным правоотношениям, надзор
    Статьей 21 Закона об ОСАГО установлены специальные требования к страховщику, обращающемуся за разрешением (лицензией) на осуществление обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. В соответствии со статьей 3 Закона об ОСАГО одним из основополагающих принципов обязательного страхования является обеспечение гарантий возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, в пределах...
  • Решение Верховного суда: Определение N ВАС-17106/11, Высший арбитражный суд, первая инстанция
    Таким образом, в мотивировочной части решения суд отразил содержание имеющих по отношению к оспариваемому абзацу большую юридическую силу норм (статьи 3, 7, 12, Закона об ОСАГО, статьи 15, 1064 Гражданского кодекса) и не признал абзац им противоречащим. Оценивая требование, рассмотренное Верховным Судом Российской Федерации и настоящее требование заявителя...

Частотные связи статьи 3 Закона об ОСАГО с другими правовыми нормами:

Гистограмма связей с другими правовыми нормами:

Гистограмма частототных связей статьи 3 Закона об ОСАГО

Примечание*: Гистограмма отражает близость правовых норм между собой, силу связей между ними.