Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" ( ОСАГО ), N 40-ФЗ | ст 20

Статья 20. Взыскание сумм компенсационных выплат

1. Сумма компенсационной выплаты, произведенной потерпевшему в соответствии с подпунктами "в" и "г" пункта 1 статьи 18 настоящего Федерального закона, взыскивается в порядке регресса по иску профессионального объединения страховщиков с лица, ответственного за причиненный потерпевшему вред.

Профессиональное объединение страховщиков также вправе требовать от указанного лица возмещения понесенных расходов на рассмотрение требования потерпевшего о компенсационной выплате.

2. В пределах суммы компенсационной выплаты, произведенной потерпевшему не позднее даты закрытия реестра заявленных требований кредиторов в соответствии с подпунктами "а" и "б" пункта 1 и пунктом 2 статьи 18 настоящего Федерального закона, к профессиональному объединению страховщиков переходит право требования страхового возмещения по обязательному страхованию, которое потерпевший имеет к страховщику.

3. В пределах суммы компенсационной выплаты, осуществленной не позднее даты закрытия реестра заявленных требований кредиторов в соответствии с пунктом 2.1 статьи 18 настоящего Федерального закона, к профессиональному объединению страховщиков переходит право требования выплаты в счет страхового возмещения по договору обязательного страхования, которое в соответствии с соглашением о прямом возмещении убытков, предусмотренным статьей 26.1 настоящего Федерального закона, страховщик, осуществивший прямое возмещение убытков, имеет к страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность лица, причинившего вред.

4. Профессиональное объединение страховщиков имеет право требования к страховщику в определяемом в соответствии с Федеральным законом от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" размере сумм, предназначенных для осуществления компенсационных выплат после даты закрытия реестра заявленных требований кредиторов.

Правовой комментарий к статье 20 "Закона об ОСАГО"

1. Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает возможность возмещения профессиональному объединению страховщиков (РСА) суммы компенсационной выплаты, произведенной им потерпевшему в следующих случаях:

- неизвестность лица, ответственного за причиненный потерпевшему вред;

- отсутствие договора ОСАГО, по которому застрахована гражданская ответственность причинившего вред лица, из-за неисполнения им установленной комментируемым Законом обязанности по страхованию.

В указанных случаях РСА имеет право взыскать сумму произведенной компенсации путем подачи регрессного иска к лицу, ответственному за причиненный потерпевшему вред.

Лица, ответственные за причиненный потерпевшему вред, являются лицами, ответственными за вред, причиненный источником повышенной опасности, и указаны в ст. 1079 ГК РФ. Ими являются юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (в данном случае это использование транспортных средств). Они обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.). Статья 1079 ГК РФ также содержит указание на то, что владелец источника повышенной опасности освобождается от несения ответственности за вред, причиненный этим источником, если докажет, что он выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц (например, при угоне транспортного средства). Ответственность в таких случаях будут нести лица, противоправно завладевшие источником. Если же противоправное изъятие источника повышенной опасности из обладания его владельца произошло по вине последнего (например, если владелец транспортного средства оставил автомобиль на неохраняемой парковке открытым с ключами в замке зажигания), ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности, - в долевом порядке в зависимости от степени вины каждого из них. Из этого следует, что ответственность за вред, причиненный вследствие использования транспортного средства, может быть возложена в долевом порядке на собственника транспортного средства и на лицо, противоправно завладевшее этим транспортным средством (см. п. 24 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина").

Пример: по результатам рассмотрения заявления о компенсационной выплате, предъявленного Р.Т.З., на основании комментируемого Закона и Правил осуществления РСА компенсационных выплат РСА было принято решение об осуществлении компенсационной выплаты в возмещение вреда в связи с потерей кормильца. Непосредственным причинителем вреда являлся С.А.М., то есть лицо, совершившее ДТП, который не имел права управлять автомобилем, законным собственником которого являлся К.О.Г., который в силу ст. 1079 ГК РФ также несет ответственность за причиненный ущерб. Таким образом, у РСА возникло право на взыскание с ответчиков в порядке регресса в равных долях суммы, уплаченной по решению о компенсационной выплате. Суд посчитал, что вред причинен в результате противоправных, виновных действий ответчика С.А.М., который совершил ДТП. Вместе с тем ответчик К.О.Г. также несет ответственность за вред, поскольку не исполнил своей обязанности по утилизации автомобиля после снятия его с учета, при этом не обеспечил сохранность источника повышенной опасности, в результате чего С.А.М. завладел как автомобилем, так и ключами от него и совершил ДТП. В соответствии с положениями ст. ст. 1064, 1079 ГК РФ суд обоснованно возложил ответственность на обоих ответчиков за вред, причиненный источником повышенной опасности - автомобилем ВАЗ 21053. При распределении ответственности суд определил степень вины каждого из ответчиков, установив долю каждого из них равной 50% (см. Постановление СК по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 19 июня 2013 г. по делу N 33-2076).

В случае если вред причинен лицом, не являющимся владельцем транспортного средства, осуществлявшим управление на законном основании, именно это лицо будет являться субъектом, с которого может быть взыскана в порядке регресса сумма компенсационной выплаты.

Пример: суд установил, что ответчик А. являлся собственником транспортного средства, причинившего такой вред, однако на момент причинения вреда принадлежащим А. автотранспортным средством управлял ответчик Н. по предоставленной ему А. доверенности на право управления транспортным средством. При таких обстоятельствах в соответствии со ст. 1079 ГК РФ и ч. 1 ст. 20 комментируемого Закона суд решил, что следует взыскать с ответчика Н. в пользу истца в порядке регресса произведенную истцом компенсационную выплату, а в удовлетворении исковых требований в части взыскания указанной суммы компенсационной выплаты с ответчика А. следует отказать (см. решение Шаховского районного суда Московской области от 23 марта 2012 г. по делу N 2-27/2012).

При рассмотрении в суде дел о взыскании сумм компенсационных выплат также может возникать вопрос о взыскании РСА процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке регресса. Суды отмечают, что в данном случае такое требование не применяется, поскольку основанием к применению ст. 395 ГК РФ является неправомерное удержание денежных средств, уклонение от их возврата, а также иная просрочка в их уплате. Таким образом, ответственность в виде процентов за пользование чужими денежными средствами может быть возложена на лицо только в том случае, когда у него существует обязанность выплатить (возвратить) другому лицу денежные средства в силу какого-либо бесспорного основания. В рассматриваемом случае вопрос о выплате возмещения ущерба истцу является спорным вплоть до вынесения решения судом (см. Постановление Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики от 19 июня 2013 г. по делу N 33-2076; решение Шаховского районного суда Московской области от 23 марта 2012 г. по делу N 2-27/2012).

Согласно абз. 2 п. 1 комментируемой статьи профессиональное объединение страховщиков вправе требовать от лица, ответственного за причиненный потерпевшему вред, возмещения понесенных расходов на рассмотрение требования потерпевшего о компенсационной выплате. На практике возникает вопрос об отнесении к данной категории сумм компенсации РСА потерпевшему судебных расходов, связанных с получением компенсационной выплаты.

Раздел 6 Правил осуществления РСА компенсационных выплат "Определение размера компенсационных выплат в счет возмещения вреда, причиненного имуществу" определяет, что возмещаются судебные расходы (государственная пошлина, расходы на адвокатов, почтовые расходы и пр.) и расходы, указанные в судебном решении, связанные с получением компенсационной выплаты, - в случае если компенсационная выплата осуществляется на основании решения суда. Указанные расходы в соответствии с данными Правилами возмещаются даже в том случае, если вместе с возмещением других расходов они превысят предельный размер компенсационной выплаты, указанный в п. 6.1.

Суды не рассматривают расходы РСА, связанные с возмещением потерпевшему расходов по уплате государственной пошлины в связи с рассмотрением судом иска о взыскании компенсационной выплаты, в качестве компенсационной выплаты, соответственно, они не подлежат возмещению в соответствии с п. 2 ст. 20 комментируемого Закона.

Пример: арбитражный суд апелляционной инстанции указал, что отнесение судебных издержек, являющихся процессуальной категорией, к расходам, связанным с рассмотрением требований потерпевшего о компенсационной выплате, недопустимо в силу их различной правовой природы. Основанием присуждения судебных расходов является вывод арбитражного суда о правомерности заявленного в суд истцом требования или правомерности позиции ответчика, отказавшегося добровольно исполнить материально-правовые требования истца. Действующее законодательство не содержит норм, освобождающих ответчика от возмещения судебных расходов, понесенных истцом, чьи требования удовлетворены. Таким образом, расходы по уплате государственной пошлины не могут быть квалифицированы как расходы, предусмотренные абз. 2 п. 1 ст. 20 комментируемого Закона. При этом суд не принял ссылку РСА на Правила осуществления РСА компенсационных выплат, поскольку они не являются нормативным актом (см. Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 июня 2012 г. N 15АП-4713/12).

2. Согласно п. 2 комментируемой статьи в пределах суммы компенсационной выплаты, произведенной потерпевшему в случае введения в отношении страховщика процедур, применяемых в деле о банкротстве, а также отзыва у страховщика лицензии на осуществление страховой деятельности к РСА переходит право требования страховой выплаты по ОСАГО, которое потерпевший имеет к страховщику. В этом случае профессиональное объединение приобретает права кредитора по отношению к страховой организации (см. Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 июня 2012 г. N 15АП-4713/12).

При рассмотрении судами дел о возмещении РСА сумм произведенных компенсационных выплат в рамках п. 2 комментируемой статьи возникает вопрос о сроке исковой давности по данным требованиям, вытекающий из разных представлений относительно их правовой природы.

Согласно первой позиции переход права требования, осуществляемый в порядке ст. 20 комментируемого Закона, являющейся специальной нормой, необходимо отличать от суброгации в страховании, поскольку последний институт неразрывно связан с наличием договора страхования и осуществлением страховщиком выплаты страхового возмещения. РСА не является стороной договора об обязательном страховании автогражданской ответственности и/или правопреемником страховой организации. Следовательно, страховщика и профессиональное объединение страховщиков не связывают какие-либо договорные страховые отношения. Осуществляемые РСА компенсационные выплаты имеют иную правовую природу, чем выплата страхового возмещения, значит, не являются предметом страхового правоотношения. Обязанность в осуществлении компенсационной выплаты возникает у РСА только после возникновения необходимых условий, а именно после отзыва у страховой компании лицензии на осуществление страхования и/или применения к страховщику процедуры банкротства, а также после обращения потерпевшего или его страховой компании с заявлением о выплате компенсации. Таким образом, срок исковой давности по требованию к лицу, ответственному за причиненный вред, следует исчислять с момента осуществления компенсационных выплат (см. Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 11 сентября 2012 г. по делу N А12-23107/2011; Постановление ФАС Уральского округа от 22 июня 2012 г. N Ф09-4668/12 по делу N А60-41730/11).

Согласно второй позиции выводы о том, что срок исковой давности по требованию РСА, к которому перешли права требования по ОСАГО, должен исчисляться с момента произведенных выплат, в данном случае основаны на неправильной квалификации спорных отношений, а также не учитывают специальные положения п. 2 ст. 20 комментируемой статьи. С момента произведенной компенсационной выплаты РСА, являясь новым кредитором, вправе требовать страховую выплату по ОСАГО от страховщика в свою пользу в пределах выплаченной суммы. В связи с этим вопросы о применении исковой давности должны определяться в рамках правоотношений, вытекающих из договора страхования. Срок исковой давности в таком случае следует отсчитывать с момента ДТП (см. Постановление ФАС Поволжского округа от 17 декабря 2012 г. по делу N А12-23107/2011, отменившее вышеуказанное Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда). Это подтверждает также анализ буквального содержания данных норм: в п. 1 комментируемой статьи речь идет о регрессном требовании, при котором с момента компенсационной выплаты возникает новое обязательство, кредитором по которому является РСА, а должником - лицо, ответственное за причиненный вред, соответственно, срок исковой давности по требованию такого обязательства должен исчисляться с момента компенсационной выплаты. В п. 2 комментируемой статьи в качестве правового последствия назван переход к РСА "права требования страховой выплаты по обязательному страхованию, который потерпевший имеет к страховщику", при котором речь идет не о возникновении нового обязательства, а о перемене лица в обязательстве вследствие причинения вреда в результате ДТП, которое в силу положений ст. ст. 200, 201 ГК РФ не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления, а значит, он подлежит исчислению с момента причинения вреда, т.е. с даты ДТП (см. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 марта 2012 г. N 17АП-1667/2012-ГК по делу N А60-41730/2011, отмененное вышеуказанным Постановлением ФАС Уральского округа). На основании вышеизложенного вторая позиция представляется более обоснованной.

Правилами осуществления РСА компенсационных выплат определено, что для реализации перешедшего в соответствии данным правовым основанием права требования РСА предъявляет страховщику, к которому применена процедура банкротства или у которого отозвана лицензия (лицу, исполняющему функции органов управления страховщика), документы, свидетельствующие об осуществлении компенсационной выплаты и ее размере, а также документы, на основании которых компенсационная выплата была произведена (п. 14.3 Правил). Судебной практикой также подтверждается, что для реализации права, предусмотренного п. 2 комментируемой статьи, РСА необходимо представить доказательства наличия у потерпевшего права требования страховой выплаты с ответчика, отсутствие которых говорит об отсутствии у РСА как у профессионального объединения страховщиков законных оснований для предъявления к страховщику требований о возмещении компенсационных выплат (см. Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 11 сентября 2012 г. по делу N А12-23107/2011).

Норма, содержащаяся в п. 2 ст. 20 комментируемого Закона, обжаловалась в Конституционном Суде РФ как противоречащая положениям Конституции РФ на том основании, что в совокупности с иными положениями комментируемого Закона она вынуждает страховщика осуществлять выплаты профессиональному объединению страховщиков дважды: сначала в виде взносов в резерв гарантий, а после осуществления последним компенсационных выплат потерпевшим из резерва гарантий - в виде компенсации понесенных им расходов, что предполагает двойную ответственность страховых компаний, приводит к получению РСА денежных средств в двукратном размере, а также к нарушению прав кредиторов. Конституционный Суд посчитал, что нормы комментируемого Закона не предполагают двойной ответственности страховщика за неисполнение его обязательств по возмещению вреда потерпевшим. Он разъяснил, что резерв гарантий формируется за счет взносов страхователей, а не за счет собственной прибыли страховых организаций. Переход к профессиональному объединению страховщиков права требования произведенных потерпевшему выплат как элемент механизма компенсационных выплат направлен на повышение уровня защиты прав потерпевших и обеспечение баланса интересов всех участников отношений по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Освобождение страховщика от исполнения взятых им на себя договорных обязательств путем осуществления профессиональным объединением страховщиков компенсационных выплат приводило бы к произвольному отказу страховщика от исполнения обязательств и нарушению принципа равенства участников гражданского оборота, что недопустимо.

3. Пункт 3 комментируемой статьи был введен Федеральным законом от 21 июля 2014 г. N 223-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" и действует с 1 сентября 2014 г.

Он определяет, что в пределах суммы компенсационной выплаты, осуществленной в счет возмещения страховщику, осуществившему прямое возмещение убытков в счет страховой выплаты, к РСА переходит право требования возмещения в счет страховой выплаты по договору ОСАГО, которое в соответствии с соглашением о прямом возмещении убытков страховщик, осуществивший такое возмещение, имеет к страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность лица, причинившего вред.

Соглашение о прямом возмещении убытков предусмотрено ст. 26.1 комментируемого Закона (см. комментарий к ст. 26.1).


Судебная практика по статье 20 Закона об ОСАГО:

Частотные связи статьи 20 Закона об ОСАГО с другими правовыми нормами:

Гистограмма связей с другими правовыми нормами:

Гистограмма частототных связей статьи 20 Закона об ОСАГО

Примечание*: Гистограмма отражает близость правовых норм между собой, силу связей между ними.