Уголовно-процессуальный кодекс, N 174-ФЗ | ст 50 УПК РФ

Статья 50. Приглашение, назначение и замена защитника, оплата его труда

1. Защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого. Подозреваемый, обвиняемый вправе пригласить несколько защитников.

2. По просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем или судом.

3. В случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника дознаватель, следователь или суд вправе предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника в порядке, определенном советом Федеральной палаты адвокатов. Если участвующий в уголовном деле защитник в течение 5 суток не может принять участие в производстве конкретного процессуального действия, а подозреваемый, обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении, то дознаватель, следователь вправе произвести данное процессуальное действие без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 - 7 части первой статьи 51 настоящего Кодекса.

4. Если в течение 24 часов с момента задержания подозреваемого или заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу явка защитника, приглашенного им, невозможна, то дознаватель или следователь принимает меры по назначению защитника в порядке, определенном советом Федеральной палаты адвокатов. При отказе подозреваемого, обвиняемого от назначенного защитника следственные действия с участием подозреваемого, обвиняемого могут быть произведены без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 - 7 части первой статьи 51 настоящего Кодекса.

5. В случае, если адвокат участвует в производстве предварительного расследования или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя или суда, расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета.

Правовой комментарий к статье 50 "УПК РФ"

1. Как следует из содержания данной статьи, закон использует понятия: "приглашение защитника", "обеспечение участия защитника" и "назначение защитника". Приглашение осуществляется самим подозреваемым или обвиняемым или его законным представителем по своему усмотрению. (О понятии законного представителя см. пункт 10 ком. к п. 12 ст. 5.) Другие лица (исключая законного представителя) могут приглашать защитника лишь по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого. Если подозреваемый или обвиняемый имеют законного представителя ввиду того, что являются несовершеннолетними, то их поручение или согласие на совершение сделки по приглашению защитника требует получения письменного подтверждения от их законного представителя в силу требований ч. 1 ст. 26 ГК. Если выяснится, что лицо, совершившее уголовно-противоправное деяние, было признано недееспособным, то приглашение защитника или дача поручения или согласия на его приглашение является исключительным правом его опекуна (ч. 2 ст. 29 ГК). Однако по буквальному смыслу ч. 1 данной статьи пригласить несколько защитников могут только сами обвиняемый или подозреваемый, что вряд ли оправданно. Приглашение защитника должно производиться по письменному или устному (с занесением в протокол соответствующего следственного или иного процессуального действия) ходатайству подозреваемого или обвиняемого, причем не только тогда, когда они содержатся под стражей, но и во всех других случаях, поскольку с моментом заявления такого ходатайства закон может связывать сроки для назначения защитника (см. об этом п. 3 ком. к данной статье). Неизвещение об этих ходатайствах близких родственников подозреваемого или обвиняемого в решениях ВС РФ по конкретным делам рассматривалось как нарушение права обвиняемого на защиту. Представляется, что следователь, дознаватель и суд обязаны довести сведения о таком ходатайстве не только до близких родственников, но и до законных представителей (лиц, могущих быть ими признанными), а также до иных лиц, указанных подозреваемым или обвиняемым в своем ходатайстве.

2. По просьбе подозреваемого или обвиняемого участие защитника может обеспечиваться дознавателем, следователем и судом. Обеспечение участия защитника отличается от его приглашения тем, что: а) субъектами обеспечения являются дознаватель, следователь и суд; б) оно производится не по поручению (которое подозреваемый или обвиняемый не может давать лицам, ведущим процесс), а лишь по его просьбе. Практический смысл такого разграничения очевиден. Поручение пригласить защитника регулируется гл. 49 ГК РФ и связано с заключением договора поручения (письменного или устного). Поверенный обязан лично исполнить поручение; сообщать доверителю по его требованию все сведения о ходе исполнения поручения; передавать доверителю без промедления все полученное по сделке, совершенной во исполнение поручения (например, письменное соглашение с адвокатом), и т.д. (ст. 974 ГК РФ). Приглашение защитника без поручения, но с согласия подозреваемого или обвиняемого охватывается нормами гл. 50 ГК РФ ("Действие в чужом интересе без поручения"). В частности, лицо, действовавшее в чужом интересе, на какое-то время принимает на себя обязательства по заключенной, в т.ч. возмездной, сделке (ст. 986 ГК), и по окончании действий в чужом интересе обязано предоставить лицу, в чьих интересах оно действовало, отчет (ст. 989 ГК РФ). Все эти положения неприменимы к взаимоотношениям подозреваемого (обвиняемого) и следователя, дознавателя и суда. Обеспечение участия защитника названными лицами есть сугубо процессуальный институт и не порождает для них гражданско-правовых обязательств, хотя они и действуют по просьбе и в интересах подозреваемого или обвиняемого. Вместе с тем, получение согласия подозреваемого и обвиняемого на участие в деле защитника, представленного в порядке обеспечения, обязательно. Обеспечение участия защитника может осуществляться как в форме его назначения дознавателем, следователем и судом, так и в форме создания условий для приглашения защитника другими лицами. Дознаватель, следователь, суд обязаны предоставить подозреваемому и обвиняемому по его просьбе возможность связаться с адвокатом (принцип 18 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме) с целью реализации права на выбор им самим конкретного защитника (подпункт "с" пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав и основных свобод человека), либо в порядке, установленном ст. 96 УПК РФ, с родственниками и иными лицами, которые сделают это по поручению подозреваемого или обвиняемого. При отсутствии у подозреваемого и обвиняемого родственников и иных доверенных лиц дознаватель, следователь или суд по просьбе подозреваемого или обвиняемого также могут связаться с конкретным защитником, если о реальной возможности его участия в деле сообщает подозреваемый и обвиняемый, и выяснить вопрос о его участии.

3. Назначение защитника осуществляется дознавателем, следователем и судом также при неявке защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства подозреваемого или обвиняемого о его приглашении. Но в таком случае дознаватель, следователь или суд сначала предлагают подозреваемому или обвиняемому пригласить другого защитника, а если тот откажется это сделать, принять меры по назначению защитника. Подобным же образом вопрос о замене защитника решается и в статьях, посвященных окончанию предварительного следствия и судебному разбирательству (ст. ст. 215, 248).

В части 3 ком. статьи говорится, что дознаватель, следователь и суд вправе сделать такое предложение, однако, поскольку последующие меры по назначению защитника могут быть предприняты ими только при условии отказа подозреваемого или обвиняемого от этого предложения, то это скорее их обязанность.

Аналогичное правило действует и в отношении уже допущенного к участию в деле защитника, который в течение 5 дней не может по каким-либо причинам принять участие в производстве конкретного процессуального действия. Следует иметь в виду, что согласно п. 5 ч. 1 ст. 53 защитник имеет право участвовать в проведении следственных действий только тогда, когда об этом заявлено ходатайство подозреваемым (обвиняемым) либо самим защитником. Существенное отличие от общего порядка состоит здесь в том, что дознаватель или следователь не всегда должны ждать 5 суток, прежде чем начать производство процессуального действия, т.к. закон говорит не о неявке защитника, а о том, что он не может принять участие в процессуальном действии. Поэтому, если будет установлено, что защитник на это время занят в другом деле, или болен, или имеет другие уважительные причины для неявки в течение 5 суток, а подозреваемый и обвиняемый не ходатайствуют о предоставлении им возможности пригласить другого защитника или о назначении его следователем и дознавателем, то процессуальное действие может быть проведено без защитника, за исключением случаев, когда участие защитника обязательно (п. п. 2 - 7 ч. 1 ст. 51). Из содержания данного предписания не вполне ясно, должны ли следователь и дознаватель в подобной ситуации предлагать подозреваемому и обвиняемому пригласить или назначить другого защитника для проведения процессуального действия, либо они могут после извещения защитника о времени и месте его проведения просто молчаливо выжидать 5 суток, а потом действовать без участия защитника? Представляется, что они обязаны предложить подозреваемому и обвиняемому пригласить или назначить им защитника в силу общего правила о том, что права не предполагаются, а разъясняются (ч. 1 ст. 11). В противном случае не исключена ситуация вынужденного отказа от защитника, т.к. подозреваемый и обвиняемый могут не приглашать другого защитника и не ходатайствовать о его назначении либо из-за юридической неосведомленности, либо из-за недостатка средств на вторичную оплату гонорара новому адвокату. Необходимо учитывать, что отказ обвиняемого (подсудимого) от услуг неявившегося в судебное заседание защитника в практике ВС РФ ранее всегда рассматривался как вынужденный и нарушающий право обвиняемого на защиту. То же самое можно сказать и об иных формах отказа от защитника при фактическом необеспечении возможности его участия в процессе.

4. Часть 4 данной статьи предусматривает более жесткие правила предоставления защитника при задержании подозреваемого или заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу. Если выяснится, что явка приглашенного ими защитника невозможна в 24-часовой срок с момента задержания или заключения под стражу, защитник обеспечивается в порядке назначения, без предложения подозреваемому и обвиняемому пригласить другого защитника. При отказе подозреваемого или обвиняемого от назначенного защитника следственные действия с участием подозреваемого или обвиняемого, согласно данной норме, могут производиться и без участия защитника. По-видимому, установление этого правила объясняется, в частности, необходимостью допроса задержанного в течение 24 часов (ч. 2 ст. 46). Однако данную норму нельзя признать удачной, т.к. она также создает опасность вынужденного отказа от защитника и нарушения права на защиту. Отказ подозреваемого или обвиняемого от конкретного защитника, в т.ч. назначенного, не равнозначен отказу от защитника вообще. Если защитник по назначению не устраивает подозреваемого или обвиняемого ввиду его низкой юридической квалификации, моральных качеств либо той позиции, которую он предлагает занять клиенту, подозреваемый или обвиняемый вправе отказаться от его услуг. Это не должно отрицательно сказываться на его процессуальном положении, чего не учитывает данная норма. Представляется, что если в подобной ситуации имеет место отказ от назначенного защитника, дознаватель, следователь или суд обязаны выяснить у подозреваемого и обвиняемого, чем вызван его отказ от назначенного защитника, разъяснить ему сущность и юридические последствия вынужденного отказа и при подтверждении такового предложить вновь заменить защитника, даже если это повлечет за собой пропуск 24-часового срока для первого допроса задержанного. Право на защиту - большая ценность, чем соблюдение процессуального срока, тем более что последний установлен главным образом с целью обеспечения права на защиту.

5. Часть 4 ком. статьи оставляет без прямого ответа ситуацию, когда подозреваемый появляется в процессе не в результате задержания, а ввиду возбуждения против него уголовного дела (п. 1 ч. 1 ст. 46) и т.д. Например, у заподозренного лица необходимо провести неотложный обыск или осмотр места происшествия против его воли (ч. 5 ст. 177). В этом случае против него необходимо возбудить уголовное дело, и оно, таким образом, также становится подозреваемым. По буквальному смыслу ч. 4 ком. статьи ожидать в течение 24 часов приглашения подозреваемым защитника при этом не требуется. Вероятно, это можно объяснить тем, что при задержании подозреваемого отложение проведения обыска и т.п. на сутки не слишком опасно для интересов следствия, ибо, находясь под стражей, он, как правило, не может помешать установлению истины. Однако следует иметь в виду, что подозреваемому в любом случае должно быть разъяснено право на помощь защитника (ч. 1 ст. 11, п. 3 ч. 4 ст. 46, п. п. п. 2 - 3 ч. 3 ст. 49). Но, будучи разъяснено, оно должно быть и реализовано. Следовательно, если в отношении подозреваемого, который еще не был задержан в порядке ст. ст. 91 - 92, проводятся какие-либо следственные действия (в т.ч. обыск, осмотр и т.д.), он должен иметь возможность реализовать свое право на помощь защитника-адвоката. Если не применять к нему ч. 4 ком. статьи, остается только возможность применения ч. 3 той же статьи, что ведет к абсурду, ибо согласно этой норме ожидать появления при обыске и т.д. защитника придется уже 5 суток, что неприемлемо для неотложных следственных действий. Значит, надо распространять на этот случай действие рассматриваемой ч. 4 и считать, что в отношении любого подозреваемого срок ожидания защитника при проведении следственных действий - если можно полагать, что он успевает в него уложиться - составляет 24 часа.

Если же уголовное дело формально не возбуждено, то следует помнить о том, что фактическое задержание, в силу прямого указания п. 3 ч. 3 ст. 49, все равно ведет к появлению фигуры подозреваемого. Проведение же неотложного осмотра против воли проживающего в помещении лица или даже обыска (который до возбуждения дела является к тому же незаконным) обычно предполагает фактическое ограничение лица в свободе передвижения - хотя бы на время проведения следственного действия, т.е. его фактическое задержание. Это означает, что при заявлении ходатайства об участии приглашенного таким лицом защитника следователь обязан выяснить, сможет ли тот явиться в 24-часовой срок, и если да, то должен отложить проведение следственного действия или действий до его явки.

Единственным "камнем преткновения" при этом, на первый взгляд, может явиться фраза: "явка защитника, приглашенного им [подозреваемым]". То есть эта норма действует только тогда, когда защитник уже приглашен, т.е. подозреваемым или другим лицом, действующим в его интересах, выражена просьба к адвокату об участии в деле и получено его согласие. Однако данное препятствие на практике может быть легко преодолено заявлением подозреваемого, что у него уже имеется договоренность с адвокатом о ведении любых его дел, в т.ч. всех уголовных и т.п. При подтверждении адвокатом (например, по телефону) этой информации и возможности своей явки в срок правила ч. 4 ком. статьи немедленно вступают в действие.

6. В УПК РФ отсутствует норма, которая содержалась в УПК РСФСР (ч. 7 ст. 47), о том, что заведующий адвокатским образованием или президиум коллегии адвокатов обязаны выделить адвоката для осуществления защиты подозреваемого или обвиняемого при получении уведомления о назначении. Однако, участвуя в выполнении следственных действий в порядке ст. 51, адвокат должен соблюдать решения совета адвокатской палаты о порядке оформления и приема поручений в порядке ст. 51 УПК РФ (п. 4 ч. 1 ст. 7 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"). Данными решениями определен порядок участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению. Так, в пункте 1 решения Совета Адвокатской палаты г. Москвы от 25.03.2004 N 8 "Об определении порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению" указано, что "запрос об оказании юридической помощи по назначению направляется не конкретному адвокату, а в адвокатское образование, которое выделяет адвоката в порядке очередности и при незанятости в делах по соглашению". Аналогичное правило установлено решением Совета Адвокатской палаты г. Санкт-Петербурга "О порядке участия адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия или суда". В данном решении разъясняется, что "орган дознания, предварительного следствия... или суд, в производстве которых находится уголовное дело, направляют требования о выделении адвокатов в адвокатские образования (коллегии адвокатов, адвокатские бюро, адвокатские кабинеты) либо их структурные подразделения (адвокатские консультации), расположенные в районе по месту производства дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства".

Конституционный Суд РФ в Определении от 19.10.2010 N 1357-О-О указал, что нормы части четвертой статьи 49 и части третьей статьи 50 УПК, регламентирующие назначение защитника, действуя во взаимосвязи с частью второй статьи 6 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", предусматривающей выдачу ордера соответствующим адвокатским образованием, не предполагают назначение адвоката-защитника в нарушение законодательства об адвокатуре и адвокатской деятельности из другого субъекта Российской Федерации.

В 2005 г. Европейский суд по правам человека рекомендовал России отменить приговор одного из российских судов, поскольку было установлено, что следователь по своей инициативе пригласил конкретного адвоката для участия на предварительном следствии и далее - в суде. Практика назначения адвокатов, минуя адвокатское образование, порождает т.н. "карманных адвокатов" и оставляет сомнения в их беспристрастности. Поэтому неправомерно принятие адвокатом поручения в порядке ст. 51 УПК РФ на участие в следственных действиях не через свое адвокатское образование, а непосредственно от следователя или суда.

7. Согласно пункту 5 ком. статьи при участии защитника по назначению расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета. О бесплатном пользовании помощью защитника подозреваемым и обвиняемым говорится в ч. 4 ст. 16 и п. 8 ч. 4 ст. 47. При этом имеется в виду, что расходы по оплате его труда берет на себя государство. О размере оплаты труда адвоката см. ком. к п. 5 ч. 2 ст. 131.

8. Процессуальные издержки, связанные с участием в уголовном деле адвоката по назначению, могут быть взысканы судом с осужденного (Определение СК по УД ВС РФ N 52-О04-13 по делу Мюсова).


Судебная практика по статье 50 УПК РФ:

Частотные связи статьи 50 УПК РФ с другими правовыми нормами:

Гистограмма связей с другими правовыми нормами:

Гистограмма частототных связей статьи 50 УПК РФ

Примечание*: Гистограмма отражает близость правовых норм между собой, силу связей между ними.