Решение Верховного суда: Определение N ВАС-2762/13 от 24.05.2013 Коллегия по административным правоотношениям, надзор

810_448782

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

о передаче дела в Президиум

Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

№ ВАС-2762/13

Москва 24 мая 2013 г.

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Гвоздилиной О.Ю судей Чистякова А.И., Юхнея М.Ф., рассмотрев в судебном заседании заявление Управления Федеральной антимонопольной службы по Республике Башкортостан от 31.01.2013 № 5/899 о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Республики Башкортостан от 28.05.2012, постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13.11.2012 по делу № А07-23099/2011,

УСТАНОВИЛА:

общество с ограниченной ответственностью «Росгосстрах» (далее общество «Росгосстрах», общество) обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Республике Башкортостан (далее –

Официальный сайт Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: http://www.arbitr.ru/

(информация о движении дела, справочные материалы и др.). управление, антимонопольный орган) о признании недействительными решения и предписания № 173 от 31.10.2011 по делу № А-253/10-11 о нарушении обществом пункта 3 части 1 статьи 10 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (с учетом дополнений к заявлению в редакции от 14.02.2012).

Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 28.05.2012 заявленные требования удовлетворены.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.07.2012 решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением от 13.11.2012 постановление суда апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции оставил в силе.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре решения суда первой инстанции и постановления суда кассационной инстанции в порядке надзора управление просит их отменить и оставить без изменения постановление суда апелляционной инстанции, ссылаясь на нарушение публичных интересов, а также на нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права.

Рассмотрев заявление управления, изучив материалы дела, коллегия судей усматривает наличие оснований для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в связи со следующим.

Как следует из материалов дела и установлено судами, на основании обращений граждан Панкратьева А.Ю., Ахмедьянова С.З., Антипина И.С управлением проведена проверка деятельности общества «Росгосстрах» на предмет соблюдения требований Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции).

Согласно указанным обращениям в офисах общества «Росгосстрах для заключения договора обязательного страхования автогражданской ответственности (далее – ОСАГО) необходимо в обязательном порядке заключить договор дополнительного страхования автогражданской ответственности (далее – ДСАГО) и оплатить дополнительно 500 рублей что, по мнению вышеуказанных граждан, является навязыванием услуг ДСАГО при заключении договоров ОСАГО и злоупотреблением доминирующим положением на рынке предоставления услуг ОСАГО.

В ходе проверки выявлено, что в целях снижения показателя убыточности по договорам ОСАГО обществом «Росгосстрах» принято решение о совмещенных продажах полисов ОСАГО+ДСАГО ОСАГО+ФОРТУНА «АВТО». В письме от 12.07.2011 № 16700/52 общество указало на необходимость, начиная с 15 июня 2011 года активизировать в офисном канале продаж предложения клиентам физическим лицам полисов ОСАГО+ДСАГО или ОСАГО+ФОРТУНА «АВТО» и рекомендовало директорам филиалов для достижения указанных целей издать соответствующие приказы.

На основании указанного письма директором филиала общества «Росгосстрах» в Республике Башкортостан изданы 3 приказа. Согласно приказу от 12.07.2011 № 221-02/08 «О заключении договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (ОСАГО)» в офисном и агентском каналах продаж заключение договоров ОСАГО без одновременного заключения договора ДСАГО и (или) Фортуна «Авто» осуществляется лично заместителем директора филиала по розничному страхованию (пункт 1), запрещается иным лицам, чем указанным в Приложениях 1.2 приказа заключение договоров ОСАГО без одновременного заключения договора ДСАГО и (или) Фортуна «Авто» (пункт 3). В соответствии с приказом от 12.07.2011 № 225/08 с 15.07.2011 в офисном канале установлены обязательные нормативы по продаже полисов ДСАГО, Фортуна «Авто» в рамках совмещенных продаж ОСАГО+ДСАГО, ОСАГО+Фортуна «Авто» в размере 35% случаев при продаже полиса ОСАГО физическим лицам должна осуществляться продажа полиса ДСАГО или ФОРТУНА «АВТО» – на территориях, по списку Приложение № 1. Приказом от 14.07.2011 № 225/08 с 15.07.2011 установлены обязательные нормативы по продаже полисов ДСАГО, Фортуна «Авто» в рамках совмещенных продаж ОСАГО+ДСАГО, ОСАГО+Фортуна «Авто» в агентствах филиала (Приложение1): в размере 100 % случаев при продаже полиса ОСАГО физическим лицам осуществлять продажу полиса ДСАГО или ФОРТУНА «АВТО» (пункт 1), в офисном и агентском каналах продаж заключение договоров ОСАГО без одновременного заключения договора ДСАГО и (или) Фортуна «Авто» осуществляется лично заместителем директора по розничному страхованию (пункт 2), в партнерском канале продаж заключение договоров ОСАГО без одновременного заключения договора ДСАГО и (или) Фортуна «Авто» осуществляется лично первым заместителем директора филиала (пункт 3).

По результатам проверки антимонопольным органом принято решение от 31.10.2011 (резолютивная часть от 20.10.2011), согласно которому общество «Росгосстрах» признано нарушившим пункт 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции путем навязывания контрагентам условия об обязательном заключении договора ДСАГО, не относящегося к предмету договора ОСАГО.

Выданным на основании указанного решения предписанием от 31.10.2011 № 173 управление обязало общество прекратить нарушение пункта 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции путем прекращения злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением и совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции предоставления возможности клиентам общества «Росгосстрах» заключать договоры ОСАГО без навязывания иных договоров, не относящихся к предмету договора или невыгодных для клиента.

Не согласившись с решением и предписанием антимонопольного органа, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании их незаконными.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности управлением факта злоупотребления обществом доминирующим положением в форме навязывания невыгодных или не относящихся к предмету условий договора.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции исходил из того, что совокупность имеющихся в деле доказательств, в том числе возложение обществом на своих менеджеров обязанности заключать договоры ОСАГО только при условии одновременного заключения договоров ДСАГО, свидетельствует о доказанности управлением факта злоупотребления обществом «Росгосстрах» доминирующим положением на рынке услуг ОСАГО в нарушение запретов статьи 10 Закона о защите конкуренции.

Отменяя постановление суда апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции указал на то, что судами в ходе рассмотрения дела не учтен довод общества о принятии управлением решения нелегитимным составом комиссии.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу об обоснованности приведенного довода общества, поскольку, по мнению суда антимонопольный орган принял решение в лице комиссии, состав которой не соответствует требованиям федерального законодательства (пункту 4 части 1 статьи 40 Закона о защите конкуренции), и указал на то, что такое обстоятельство является самостоятельным основанием для признания оспариваемых по делу ненормативных актов управления недействительными.

При этом суд кассационной инстанции оставил в силе решение суда первой инстанции, поскольку тот, рассмотрев настоящий спор удовлетворил заявленные обществом требования.

Между тем судами первой и кассационной инстанций не учтено следующее.

Согласно пункту 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (экономически или технологически не обоснованные и (или) прямо не предусмотренные федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами требования о передаче финансовых средств иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товара, в котором контрагент не заинтересован, и другие требования).

Для квалификации действий по данной статье должны быть доказаны совершение хозяйствующим субъектом запрещенных действий влекущих негативные последствия для конкуренции либо ущемление прав иных лиц, и доминирующее положение указанного субъекта на соответствующем рынке.

В рамках антимонопольного дела управлением проведен анализ рынка обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств на территории Республики Башкортостан за период 2010 год и первое полугодие 2011 года, по результатам которого определено, что доля общества на указанном рынке по стоянию на 2010 год составила 63,9 %, на период первое полугодие 2011 года – 65,5 %, в связи с чем управление пришло к выводу о доминировании обществом «Росгосстрах» на рынке обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств на территории Республики Башкортостан.

Статьей 3 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее – Закон об организации страхового дела) установлено, что страхование осуществляется в форме добровольного страхования и обязательного страхования. Условия и порядок осуществления обязательного страхования определяются федеральными законами о конкретных видах обязательного страхования.

Правовые, экономические и организационные основы обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств определяются Федеральным законом от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее – Закон об ОСАГО).

В силу статьи 1 данного Закона договор обязательного страхования заключается в порядке и на условиях, которые предусмотрены этим Федеральным законом, и является публичным.

Одним из основных принципов обязательного страхования является всеобщность и обязательность страхования гражданской ответственности владельцами транспортных средств.

В соответствии с пунктом 1 статьи 4 Закона об ОСАГО владельцы транспортных средств обязаны на условиях и в порядке, которые установлены данным Федеральным законом и в соответствии с ним страховать риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств. Обязанность по страхованию гражданской ответственности распространяется на владельцев всех используемых на территории Российской Федерации транспортных средств.

Согласно пункту 5 указанной статьи владельцы транспортных средств, застраховавшие свою гражданскую ответственность в соответствии с данным законом могут дополнительно в добровольной форме осуществлять страхование на случай недостаточности страховой выплаты по обязательному страхованию для полного возмещения вреда причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших, а также на случай наступления ответственности, не относящейся к страховому риску по обязательному страхованию.

Исходя из норм указанной статьи, обязательным условием для владельца транспортного средства является заключение договора обязательного страхования (ОСАГО). При этом дополнительно в добровольной форме могут заключаться иные виды договоров страхования, в том числе и договор дополнительного страхования (ДСАГО).

Нормы действующего законодательства, в том числе страхового, не содержат иных требований к владельцу транспортного средства по обязательному страхованию.

Общество «Росгосстрах» в лице Башкирского филиала возможность заключения договора ОСАГО поставило в зависимость от одновременного заключения договора ДСАГО, что подтверждается материалами дела представленными антимонопольным органом.

Приказы директора филиала общества «Росгосстрах» имеют для сотрудников филиала обязательный характер, в связи с чем при обращении граждан к менеджерам в офисах и партнерских каналах общества заключить договор ОСАГО без одновременного договора ДСАГО невозможно. Для этого необходимо обращаться с заявлением к заместителю директора филиала.

Между тем, как установлено антимонопольным органом и судами гражданам Панкратьеву А.Ю. и Ахмедьянову С.З. не предложено обратиться с таким заявлением к заместителю директора филиала.

При указанных обстоятельствах апелляционная инстанция обоснованно согласилась с выводом антимонопольного органа о том, что общество «Росгосстрах» ставит клиентов в ситуацию, когда условием заключения договора ОСАГО является обязательное заключение договора ДСАГО, лишая граждан права принять решение о добровольном страховании самостоятельно.

Суд апелляционной инстанции отметил, что отсутствие в договоре ОСАГО условия об обязательном заключении договора ДСАГО не может свидетельствовать об отсутствии нарушения. Обязание менеджеров общества заключить договор ОСАГО только при условии одновременного заключения договора ДСАГО является в данном случае воздействием на волю контрагента при заключении договора, свидетельствующим о принуждении контрагента подписать договор на условиях, не относящихся к предмету договора, под угрозой наступления негативных последствий (отказ заключить обязательный для контрагента договор ОСАГО Отсутствие данного условия в письменной форме в договоре ОСАГО не имеет правового значения для квалификации нарушения.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о недоказанности в действиях общества «Росгосстрах» нарушения пункта 3 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции является неправомерным.

Вывод суда кассационной инстанции о нелегитимном составе комиссии при рассмотрении антимонопольного дела является также необоснованным в связи со следующим.

В соответствии с частью 1 статьи 40 Закона о защите конкуренции для рассмотрения каждого дела о нарушении антимонопольного законодательства антимонопольный орган создает в порядке предусмотренном данным Федеральным законом, комиссию по рассмотрению дела о нарушении антимонопольного законодательства. Комиссия выступает от имени антимонопольного органа. Состав комиссии и ее председатель утверждаются антимонопольным органом.

Согласно части 4 указанной статьи при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства финансовыми организациями (за исключением кредитных организаций), имеющими лицензии, выданные федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг, в состав комиссии включаются представители указанного федерального органа исполнительной власти, которые составляют половину членов комиссии.

Таким органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг (в период действия вышеназванной нормы до марта 2011 года) являлась Федеральная служба по финансовым рынкам (далее – ФСФР России образованная по указу Президента Российской Федерации от 09.03.2004 № 314, и которой были переданы функции упраздненной Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг.

Из статьи 30 Закона об организации страхового дела следует, что государственный надзор за деятельностью субъектов страхового дела (далее – страховой надзор) осуществляется органом страхового надзора и его территориальными органами. Страховой надзор включает в себя лицензирование деятельности субъектов страхового дела.

Согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 № 330 «Об утверждении положения о Федеральной службе страхового надзора» федеральным органом исполнительной власти осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере страховой деятельности (страхового дела) являлась Федеральная служба страхового надзора (далее – ФССН России), которая указом Президента Российской Федерации от 04.03.2011 № 270 в целях обеспечения эффективного регулирования, контроля и надзора в сфере финансового рынка Российской Федерации была присоединена к ФСФР России.

Общество «Росгосстрах» осуществляет страховую деятельность на основании лицензий, выданных Федеральной службой страхового надзора в 2005 и 2009 годах, и действовавших на момент рассмотрения антимонопольного дела.

Из нормы, содержащейся в части 4 статьи 40 Закона о защите конкуренции следует, что включение в состав комиссии представителей ФСФР России требуется в случае рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства финансовой организацией, которой лицензии выданы федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг, чего в данном деле установлено не было, поскольку общество действовало на основании лицензий, выданных ФССН России.

Учитывая, что с момента действия Закона о защите конкуренции по настоящее время в часть 4 статьи 40 данного Закона не вносились изменения, то положения приведенной нормы Закона о составе комиссии не подлежали применению в данном деле, а в состав комиссии антимонопольного органа не должны были включаться представители федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг.

То обстоятельство, что на момент рассмотрения дела комиссией антимонопольного органа ФСФР России в соответствии с Положением о Федеральной службе по финансовым рынкам, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 29.08.2011 № 717, была наделена полномочиями по выдаче лицензий для субъектов рынка страховых услуг, наряду с полномочиями по лицензированию других видов деятельности (в том числе на рынке ценных бумаг), не влияет на оценку законности состава комиссии антимонопольного органа принявшего оспариваемые в данном деле ненормативные акты.

Следовательно, выводы суда кассационной инстанции о незаконном составе комиссии антимонопольного органа, положенные в основу принятого им постановления, являются неправомерными.

Таким образом, коллегия судей полагает, что оспариваемые судебные акты подлежат пересмотру в порядке надзора согласно пунктам 1 и 3 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права и публичные интересы.

Учитывая изложенное и руководствуясь частью 4 статьи 299, статьями 300 и 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

передать в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дело № А07-23099/2011 для пересмотра в порядке надзора решения Арбитражного суда Республики Башкортостан от 28.05.2012, постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13.11.2012.

Направить копии определения и заявления лицам, участвующим в деле.

Предложить лицам, участвующим в деле, представить в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отзывы на заявление о пересмотре судебных актов в порядке надзора до 28.06.2013.

Председательствующий О.Ю.Гвоздилина судья Судья А.И.Чистяков Судья М.Ф.Юхней